Международные коммерческие контракты в международном частном праве

04-03-19 admin 0 comment

Ерпылева Н.Ю.
Законодательство и экономика, 2000.


Н.Ю. Ерпылева, преподаватель Московской высшей школы социальных и экономических наук.

Международные коммерческие контракты — центральный институт международного частного права (МЧП). Объем норм, регулирующих порядок заключения, действия и исполнения таких контрактов, позволяет предположить: в рамках международного частного права формируется особая подотрасль — международное торговое право (lex mercatoria). Хотя эта подотрасль имеет свой обособленный (и, конечно, более узкий по сравнению с МЧП) предмет, методы правового регулирования остаются общими для всех отраслей МЧП, принимая форму коллизионно-правового и материально-правового регулирования. То же относится и к источникам международного торгового права, которые объединяют национальное законодательство, а также международные договоры и обычаи, что характерно и для МЧП в целом.

В научной литературе в отношении рассматриваемого вопроса употребляется несколько терминов: «внешнеэкономическая сделка», «внешнеторговая сделка», «международный торговый договор», «договор международной купли-продажи», «международный коммерческий контракт». Нет нужды говорить, что термин «внешнеэкономическая сделка» наиболее емок, т.к. включает в себя не только торговые, но и любые другие виды сделок с иностранным элементом (международные строительные контракты, кредитные, лизинговые соглашения и т.п.). Что же касается остальных терминов, то они — синонимы и употребляются в том же контексте

*

.

———————————

*

Подробный анализ обозначенной проблемы содержится в книге: Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. М., 1996.

Остановимся подробнее на характеристике источников правового регулирования международных коммерческих контрактов. Национальное законодательство представлено внутригосударственными актами, регулирующими комплекс правоотношений по международным торговым сделкам. В России к числу таких актов относится Федеральный закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 г. в редакции от 8 июля 1997 г.

*

, цели которого — защита экономического суверенитета, обеспечение экономической безопасности РФ, стимулирование национальной экономики при осуществлении внешнеторговой деятельности и обеспечение эффективной интеграции экономики РФ в экономику мировую (ст. 1).

———————————

*

Собрание Законодательства РФ. 1995. N 42. Ст. 3923; 1997. N 289. Ст. 3305.

Закон определяет принципы и методы государственного регулирования внешнеторговой деятельности; компетенцию в ней РФ и субъектов Федерации; участников и особые режимы отдельных видов внешнеторговой деятельности; формы защиты экономических интересов РФ и ее субъектов, муниципальных образований и российских лиц в области внешней торговли.

Международные договоры как источник международного торгового права объединяют большой массив документов регионального (в рамках интеграционных группировок государств) и универсального характера. К числу региональных можно отнести заключенную государствами — членами Европейского Союза Римскую конвенцию 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам, которая содержит унифицированные коллизионно-правовые нормы, позволяющие выбрать соответствующую правовую систему для регулирования контрактных обязательств сторон, включая и коммерческие сделки

*

. Региональный характер имеют также и заключенные государствами — членами СНГ Ташкентское соглашение 1992 г. о сотрудничестве в области внешнеэкономической деятельности и Киевское соглашение 1992 г. об общих условиях поставок товаров между организациями этих государств. Соглашения заложили основы правового регулирования международных торговых отношений в рамках СНГ.

———————————

*

См. по этой проблеме: Бардина М. О праве, применимом к договорным обязательствам в странах ЕС // Хозяйство и право. 1997. N 4. С. 114 — 126; Вилкова Н. Применимое право при разрешении споров и внешнеэкономических сделок // Хозяйство и право. 1995. N 11. С. 103.

Важнейшим универсальным договором в области международного торгового права выступает Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров

*

, проект которой был разработан ЮНСИТРАЛ. Конвенция представляет собой результат истинно универсальной унификации материально-правовых норм, регулирующих коммерческие сделки. Конвенция вступила в силу 1 января 1988 г., среди ее участников уже более полусотни государств. СССР присоединился к ней в мае 1990 г., и положения Конвенции стали для него юридическими обязательствами с 1 сентября 1991 г. После распада Советского Союза участницей Конвенции в результате международного правопреемства стала Россия. Конвенция представляет собой попытку объединить подходы романо-германской (континентальной) и англосаксонской правовых систем. Именно это обусловило не всегда последовательный и одномерный характер ее норм. Следует отметить, что большая часть их диспозитивна, что означает возможность отступать от их содержания по взаимному согласию сторон конкретного коммерческого контракта. Конвенция разрешает ряд вопросов, имеющих принципиальное значение в сфере международного коммерческого оборота. К ним относятся:

———————————

*

Внешнеэкономическая деятельность: международное частное право и российское законодательство. Сборник нормативных документов. М., 1997. С. 45 — 80; Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М., 1994.

юридическое понятие договора международной купли-продажи товаров (международного коммерческого контракта);

порядок заключения таких контрактов между отсутствующими сторонами;

форма контрактов;

основное содержание прав и обязанностей продавца и покупателя;

ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение контрактов.

Успех Венской конвенции ООН 1980 г. оказал влияние и на процесс унификации коллизионно-правовых норм в области международной торговли, что нашло отражение в разработке и принятии под эгидой Гаагской конференции по МЧП Гаагской конвенции 1986 г. о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров. Конвенция 1986 г. служит дополнением Венской и определяет право, применимое к международным коммерческим контрактам, когда стороны таких контрактов имеют коммерческие предприятия на территории разных государств. Кроме этого, Конвенция содержит принципы регулирования трех важных аспектов, предваряющих основной вопрос о применимом праве, которые затрагивают:

наличие и материальную действительность самого соглашения сторон о выборе применимого права;

наличие и материальную действительность международного коммерческого контракта или его условий;

формальную действительность международного коммерческого контракта

*

.

———————————

*

Вилкова Н. Унификация коллизионных норм в сфере международных коммерческих контрактов (Гаагские конвенции) // Хозяйство и право. 1997. N 12. С. 139 — 147.

Наряду с международной кодификацией норм, относящихся к международным коммерческим договорам, которая неизбежно принимает форму юридически обязательных документов, все большее значение приобретает разработка документов, носящих рекомендательный характер и обладающих в силу этого большей гибкостью и адаптированностью. Примером могут служить Принципы международных коммерческих договоров, одобренные УНИДРУА в 1994 г.

*

. По своей природе Принципы не являются юридически обязательным документом, поэтому степень и широта их применения в первую очередь будут зависеть от их авторитетности в деловых кругах.

———————————

*

Принципы международных коммерческих договоров / Под ред. С. Комарова. М., 1996.

Преимущественно Принципы УНИДРУА отражают концепции, которые можно найти если не во всех, то в большей части правовых систем. Однако, поскольку Принципы направлены на обеспечение системы норм, специально приспособленных к потребностям международных коммерческих сделок, они включают в себя также то, что предположительно является наилучшим решением, даже если оно еще не стало общепринятым. Цель Принципов — установление сбалансированного свода норм, предназначенных для использования во всем мире независимо от правовых традиций, а также экономических и политических условий государств, где они будут применяться. Это отражено как в форме их представления, так и в общей политике, лежащей в их основе. Что касается формы представления, то в Принципах УНИДРУА намеренно сведено к минимуму использование терминологии, свойственной какой-либо одной правовой системе. Международный характер Принципов подчеркивается тем, что сопровождающие каждое их положение комментарии не содержат ссылок на национальное право. Только в тех случаях, когда норма позаимствована из Венской конвенции ООН 1980 г., дается прямая ссылка на ее источник. По своему содержанию Принципы достаточно гибки для того, чтобы учесть постоянные изменения, происходящие в результате развития технологии и затрагивающие практику международной торговли. В то же время Принципы пытаются обеспечить честность в международных коммерческих отношениях путем прямого формулирования общей обязанности сторон действовать в соответствии с добросовестностью и честной деловой практикой, с установлением в отдельных случаях стандартов разумного поведения.

Перейдем теперь к изложению материала, непосредственно касающегося правового регулирования международных коммерческих обязательств.

Понятие, форма и порядок заключения международных

коммерческих контрактов

Международный коммерческий контракт

В науке международного частного права не существует унифицированного определения «международный коммерческий контракт». Историческое развитие унификации права международных коммерческих контрактов, начавшееся несколько столетий назад, охватывает следующие этапы

*

. Первый — относящийся к средневековому праву купцов (law merchant), представлявшему собой набор международных торговых обычаев, которые регламентировали космополитическую общность купцов, путешествовавших от порта к порту, от ярмарки к ярмарке. Второй этап ознаменовался возникновением национальных правовых систем под влиянием понимания права как национального феномена и упрочением идеи национального суверенитета. Третий, современный этап характеризуется движением от национальной замкнутости к универсальной унификации, позволяющей на основе многосторонних переговоров разрабатывать и принимать единообразные коллизионные и материально-правовые нормы. Именно к третьему этапу относится появление сколько-нибудь единообразного понятия международных коммерческих контрактов. Первым шагом на этом пути стала Гаагская конвенция 1955 г. о праве, применимом к международной купле-продаже товаров

**

, принятая в рамках Гаагской конференции по международному частному праву. Хотя сторонами Конвенции были не более десятка государств, принадлежащих главным образом к романо-германской системе права, именно она имеет наибольшее число участников среди универсальных международных конвенций по унификации коллизионных норм. Несмотря на то, что Гаагская конвенция 1955 г. не предложила унифицированного определения международного коммерческого контракта, ее значимость состоит в признании на межгосударственном уровне факта существования международной купли-продажи товаров (ст. 1). Анализ текста ст. 3 косвенно позволяет утверждать, что под понятие международной купли-продажи по смыслу конвенции подпадали те случаи, когда продавец и покупатель находились на территории разных государств.

———————————

*

Более подробно об этом см.: Вилкова Н. Исторические аспекты унификации права международных контрактов // Хозяйство и право. 1997. N 6. С. 139 — 147.

**

Бекяшев К.А., Ходаков А.Г. Международное частное право. Сборник документов. М., 1997. С. 198 — 201.

В качестве второго шага на пути единообразного понимания термина «международный коммерческий контракт» можно рассматривать принятие в рамках УНИДРУА двух Конвенций: Гаагской 1964 г. о Единообразном законе о международной купле-продаже товаров и Гаагской 1964 г. о Единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи товаров. Хотя обе конвенции, имевшие незначительное число государств-участников, утратили свое действие в связи с вступлением в силу Венской конвенции ООН 1980 г., их значение состояло в том, что они впервые ввели юридическое определение понятия «международный коммерческий контракт» (по терминологии конвенций — договор международной купли-продажи товаров). Чтобы коммерческий контракт был признан международным, необходимо наличие в совокупности двух признаков — одного основного и одного из трех дополнительных. Основной признак: расположение на территории различных государств главных коммерческих предприятий контрагентов — продавца и покупателя. Дополнительный признак: на территории различных государств должны находиться пункты:

отправления и назначения проданного товара;

совершения оферты и акцепта;

заключения и исполнения договора.

Совершенно очевидно, что целая группа контрактов, относящихся к купле-продаже товаров на международных выставках и имеющих бесспорно международный характер, в силу вышеупомянутых требований Конвенций не подпадала под действие унифицированного режима правового регулирования.

Самым важным шагом в этом направлении следует считать Венскую конвенцию ООН 1980 г. Согласно ее требованиям международный характер присущ тем коммерческим контрактам, стороны которых имеют свои коммерческие предприятия на территории разных государств (п. 1 ст. 1). Ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не принимаются во внимание (п. 3 ст. 1). Таким образом, современное понимание международного характера (т.е. заключен в коммерческих целях, а не с целью индивидуального потребления) и включает в себя иностранный элемент в виде нахождения коммерческих предприятий продавца и покупателя на территории разных государств.

Форма международного коммерческого контракта

Существуют две формы международного коммерческого контракта — устная и письменная. Первая предполагает наличие устной договоренности сторон о заключении контракта. Вторая — фиксацию волеизъявления сторон на материальном носителе, под которым понимается как наличие единого документа, подписанного обоими контрагентами, так и сообщения, переданные по телеграфу, телефаксу, телетайпу и т.п. Венская конвенция ООН 1980 г. допускает заключение международного коммерческого контракта в любой форме, в том числе и в устной (ст. 11). Факт заключения контракта может доказываться любыми средствами, включая и свидетельские показания. Однако сделано очень важное исключение, учитывающее предусмотренное некоторыми национальными законодательствами, в частности и российским, требование об обязательности письменной формы. Государство-участник Конвенции, законодательство которого требует обязательной письменной формы международного коммерческого контракта, в любое время может сделать соответствующее заявление (ст. 12). В этом случае, если хотя бы одна из сторон контракта имеет свое коммерческое предприятие в государстве, сделавшем такое заявление, к данному контракту не будут применяться положения Конвенции, допускающие применение не письменной, а любой иной формы. Только в письменной форме в такой ситуации должны совершаться как сам контракт или его прекращение соглашением сторон, так и оферта, акцепт или иное выражение намерения. Это единственная императивная норма Конвенции, все остальные ее положения носят диспозитивный характер. Наличие такой нормы делает возможным участие в Конвенции государств, законодательство которых предъявляет различные требования к форме контрактов.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и его отдельных республик от 31 мая 1991 г. определяют, что форма внешнеэкономических сделок (в т.ч. и международных коммерческих контрактов, совершаемых российскими юридическими лицами и гражданами) независимо от места совершения этих сделок определяется российским законодательством (п. 1 ст. 165). В свою очередь Гражданский кодекс РФ указывает, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет за собой недействительность сделки (п. 3 ст. 162).

Принципы УНИДРУА 1994 г. также согласуются с российским законодательством. Хотя они не устанавливают никаких требований о том, что договор должен быть заключен или подтвержден в письменной форме (его существование может быть доказано любым способом, включая свидетельские показания (ст. 1.2)), никакие нормы Принципов не ограничивают применение обязательных (императивных) положений национального, международного или наднационального происхождения, которые подлежат применению в силу соответствующих норм международного частного права (ст. 1.4). Таким образом, императивные нормы российского законодательства, касающиеся формы внешнеэкономических сделок, будут соблюдены и в том случае, если стороны международного коммерческого контракта изберут Принципы УНИДРУА для определения правового статуса своих обязательственных отношений.

Порядок заключения международного

коммерческого контракта

Такой контракт может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами. Он может быть заключен и путем обмена письмами, телеграммами, телефонограммами, телефаксами и т.п., подписанными стороной, которая их направляет. В этом случае процесс заключения контракта начинается с предложения вступить в контрактные правоотношения, которое называется офертой. Лицо, направляющее оферту, именуется оферентом. Согласие с предложением о заключении контракта (принятие предложения) называется акцептом, а лицо, от которого оно исходит, — акцептантом. Не всякое предложение, связанное с заключением контракта, считается офертой. Не признаются офертой различного рода прейскуранты, проспекты, тарифы, рекламные объявления. По нормам национального законодательства в оферте должны содержаться все существенные условия будущего контракта. Закон связывает с принятием оферты лицом, которому она адресована, совершенно определенное правовое последствие, а именно признание контракта заключенным. Это правовое последствие может быть достигнуто только в том случае, если принимаемое предложение уже содержит те минимальные условия, которые признаются существенными по закону или необходимы для контрактов данного вида. Однако право различных государств неодинаково определяет условия, являющиеся существенными для того или иного вида контрактов, в том числе для международных коммерческих. Если по праву некоторых государств существенными или необходимыми условиями коммерческих контрактов являются предмет, срок поставки и цена (государства романо-германской системы права), то в странах англосаксонской системы права для заключения такого контракта достаточно согласовать его предмет (что касается цены, то, если и она не согласована, покупатель считается обязанным уплатить разумную цену). ГК РФ предусматривает, что существенными условиями договора поставки служат наименование и количество товара, а также срок поставки (ст. ст. 455, 506). Такие условия, как цена и качество товара, по общему правилу, не являются существенными в силу закона. Таким образом, любая оферта должна включать в себя все существенные условия контракта и содержать окончательное решение оферента связать себя таким контрактом при условии принятия его предложения. Это требование позволяет отличить оферту от вызова на оферту, а также от предложения, в котором лицо, сделавшее его, сохраняет за собой право принять окончательное решение по получении ответа на предложение.

Согласно ст. 14 Венской конвенции ООН 1980 г., устанавливающей требования, которым должно отвечать предложение о заключении контракта, чтобы оно рассматривалось в качестве оферты, такое предложение должно быть «достаточно определенным». Оно считается таковым, «если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения». Конечно, в предложении могут содержаться и другие условия, помимо вышеупомянутых, однако при их отсутствии предложение согласно ст. 14 не будет считаться офертой, приводящей к заключению контракта в случае ее принятия адресатом.

Оферта, направленная конкретному лицу, должна быть получена адресатом оферты (п. 1 ст. 15). Из этого следует, что до тех пор, пока оферта не прибудет к контрагенту, она не влечет за собой никаких юридических последствий. Кроме того, до момента получения оферты адресатом и сам оферент юридически не связан сделанным им предложением, которое может быть им отменено. Для этого необходимо, чтобы сообщение об отмене оферты достигло контрагента ранее или одновременно с прибытием к нему оферты (п. 2 ст. 15). Полученная контрагентом оферта может быть им акцептована или отклонена. Период, в течение которого контрагент может акцептовать оферту, фиксируется в оферте или устанавливается в конкретном случае с учетом обстоятельств сделки, в частности «скорости использованных средств связи» (п. 2 ст. 18). Может ли оферент отозвать свою оферту после ее вступления в силу, но до окончания срока, предоставленного контрагенту для акцепта? В международной коммерческой практике последовательно проводится разграничение между так называемыми твердыми (безотзывными) и свободными (отзывными) офертами. Применительно к последним поставленный вопрос решается положительно, и, напротив, твердая оферта отозванию не подлежит.

Согласно Венской конвенции ООН 1980 г. оферта не может быть отозвана: если в ней путем установления определенного срока для акцепта или иным образом указывается, что она безотзывная, или если для адресата оферты было разумным рассматривать ее как безотзывную и он действовал соответственно (п. 2 ст. 16). Следовательно, своевременная отправка акцепта, не приводя к заключению контракта, имеет существенное юридическое значение: в этот момент оферент утрачивает право на отзыв оферты, иными словами, свободная оферта трансформируется в твердую. Итак, необходимо разграничивать отмену и отозвание оферты. Отменена может быть любая как твердая, так и свободная оферта, но только до ее вступления в силу. Отозвание возможно только по отношению к свободной оферте в промежутке времени между ее вступлением в силу и отправкой акцепта.

Заключение контракта предполагает акцепт оферты. Вместе с тем акцепт юридически налицо, лишь когда ответ о согласии с офертой не содержит отклонений от нее. В противном случае не приходится говорить о том, что между контрагентами достигнуто соглашение по всем затронутым в оферте вопросам. Если же контрагент сопровождает принятие оферты оговорками, такой ответ признается отклонением оферты и в то же время новой офертой. Пункт 1 ст. 19 Венской конвенции ООН 1980 г. предусматривает, что ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнения, ограничения или иные изменения, является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту. Однако вслед за п. 1 идет п. 2 ст. 19, в котором установлено следующее: «ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнительные или отличные условия, не меняющие существенно условий оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит устно против этих расхождений или не направит уведомления об этом. Если он этого не сделает, то условиями контракта будут являться условия оферты с изменениями, содержащимися в акцепте». Даже если содержащиеся в ответе дополнительные или отличные условия не меняют существенно условий оферты, за оферентом сохраняется право по причине таких расхождений не рассматривать подобный ответ в качестве акцепта, приводящего к заключению контракта. С другой стороны, отклонение акцепта по п. 2 ст. 19 (в отличие от п. 1) происходит не автоматически, а требует определенных действий со стороны оферента, который должен для этого «без неоправданной задержки» заявить свои возражения. В случае таких возражений нельзя считать, что ответ другой стороны «является акцептом», следует признать, что он «является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту».

Закономерно возникает вопрос: что считать существенным изменением условий оферты? Ответ на него можно найти в п. 3 ст. 19, в соответствии с которым «дополнительные или отличные условия в отношении, среди прочего, цены, платежа, качества и количества товара, места и срока поставки, объема ответственности одной из сторон перед другой или разрешении споров считаются существенно изменяющими условия оферты».

Значение этого пункта заключается главным образом в том, что, если содержащееся в ответе на оферту изменение ее условий затрагивает один из указанных вопросов, такое изменение, независимо от его содержания, должно заведомо рассматриваться как «существенное», а сам ответ как отклонение оферты и как встречная оферта, но не как акцепт. Перечень, данный в п. 3 ст. 19, носит не исчерпывающий, а открытый характер: говоря другими словами, проблема «существенности» изменения условий оферты, содержащегося в ответе о ее принятии, может возникать применительно и к любому другому вопросу, не включенному в этот перечень.

По общему правилу акцепт вступает в силу в момент, когда согласие адресата оферты получено оферентом. Однако согласие с офертой может быть выражено и путем совершения конклюдентных действий, если это предусмотрено офертой или применяется сторонами в силу сложившейся практики. Конклюдентные действия могут выражаться в отправке товара или уплате цены. Акцепт в этих случаях вступает в силу в момент совершения такого действия при условии, что оно имело место в пределах срока действительности оферты. Весьма актуальной представляется проблема возможности отмены акцепта. Дело в том, что отозвание акцепта после его вступления в силу представляло бы собой не что иное, как одностороннее расторжение акцептантом уже заключенного контракта, что признается в принципе неправомерным. Следовательно, отозвание акцепта, который вступил в силу, вообще недопустимо. Поэтому остается только возможность отмены отправленного акцепта до его вступления в силу. Но для наличия такой возможности необходим разрыв во времени между упомянутыми моментами. Если этого разрыва нет (вступление акцепта в силу приурочивается к моменту его отсылки), акцептант не вправе отозвать отправленный акцепт. Именно такой случай характерен для государств англосаксонской системы права. Воспринятая ими «теория почтового ящика» исключает возможность аннулирования акцепта после того, как он отправлен. В странах романо-германской системы права вступление акцепта в силу происходит в момент его прибытия к оференту, т.е. возникает разрыв во времени между отправкой акцепта и его вступлением в силу, а это создает потенциальную возможность отмены отправленного, но еще не вступившего в силу акцепта. Акцептант, пожелавший воспользоваться такой возможностью, должен сообщить об этом оференту до получения последним акцепта. Законодательство РФ исходит из того, что акцепт вступает в силу в момент его получения оферентом (ст. 433 ГК РФ), а следовательно, отмена акцепта в промежутке между его отправлением и прибытием к оференту вполне осуществима. Эта позиция воспринята и Конвенцией, согласно которой акцепт может быть отменен, если сообщение об отмене получено оферентом раньше того момента или в тот момент, когда акцепт должен был вступить в силу (ст. 22). Момент вступления акцепта в силу предопределяет и момент заключения международного коммерческого контракта. Страны романо-германской системы права увязывают заключение контракта с прибытием акцепта к оференту; в англосаксонской системе права принято считать, что контракт заключается в момент отправления акцепта. Согласно ГК РФ договор признается заключенным в момент получения лицом, направившем оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433). Если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту (ст. 444).

Аналогичная идея получила отражение и в Конвенции, в соответствии с которой заключение контракта происходит в момент (а следовательно, и в месте), где акцепт вступил в силу, будучи получен оферентом (ст. ст. 18, 23).

Согласно Принципам УНИДРУА 1994 г. договор может быть заключен путем акцепта оферты либо в результате поведения сторон, достаточно свидетельствующего о соглашении. Предложение о заключении договора является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. Оферта вступает в силу, когда она получена адресатом оферты. Оферта, даже когда она является безотзывной, может быть отменена оферентом, если сообщение об отмене получено адресатом оферты раньше, чем сама оферта, или одновременно с ней. Пока договор не заключен, оферта может быть отозвана, если сообщение об отзыве будет получено адресатом до отправления им акцепта. Однако оферта не может быть отозвана:

если в ней указывается путем установления определенного срока для акцепта или иным образом, что она является безотзывной;

если для адресата оферты было разумным рассматривать ее как безотзывную и он действовал, полагаясь на оферту.

Оферта теряет силу, когда сообщение о ее отклонении получено оферентом.

Заявление или иное поведение адресата оферты, выражающее его согласие с офертой, является акцептом. Молчание или бездействие сами по себе не являются акцептом. Акцепт оферты вступает в силу, когда указанное согласие получено оферентом. Однако, если в силу оферты или в результате практики, которую стороны установили в своих взаимоотношениях, или обычая адресат оферты может, не извещая оферента, выразить согласие путем совершения какого-то действия, акцепт вступает в силу в момент совершения такого действия. Оферта должна быть акцептована в течение времени, указанного оферентом, либо, если такой срок не указан, в течение разумного срока с учетом конкретных обстоятельств, включая скорость средства связи, использованного оферентом. Устная оферта должна быть акцептована немедленно, если обстоятельства не говорят об ином.

Запоздавший акцепт тем не менее сохраняет силу, если оферент без неоправданной задержки сообщит об этом адресату оферты или направит ему соответствующее уведомление. Когда из письма или иного письменного сообщения, содержащего запоздавший акцепт, видно, что оно было отправлено при таких обстоятельствах, что, окажись пересылка нормальной, оно попало бы к оференту своевременно, запоздавший акцепт сохраняет силу, если только оферент без неоправданной задержки не известит адресата, что считает свою оферту утратившей силу. Акцепт может быть отменен, если сообщение об отмене получено оферентом раньше того момента или в тот же момент, когда акцепт должен был вступить в силу. Ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнения, ограничения или иные изменения, является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту. Однако ответ на оферту, имеющий целью служить акцептом, но содержащий дополнительные или отличающиеся условия, не меняющие существенно условий оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит против этих расхождений. Если он этого не сделает, то условиями договора станут условия оферты с изменениями, содержащимися в акцепте (ст. 2.1 — 2.11).

Таким образом, при анализе вышеизложенного становится очевидной ориентация положений Принципов УНИДРУА на соответствующие нормы Венской конвенции ООН 1980 г. Этот факт не вызывает удивления, т.к. конечная цель обоих документов — максимально полное отражение сложившейся международной коммерческой практики с учетом компромиссов взаимодействия различных национальных правовых систем.

Основные условия международных коммерческих контрактов

В часть III Венской конвенции ООН 1980 г. входят главы об общих положениях, обязательствах продавца, в частности — разделы о поставке товара и передаче документов, о соответствии товара и правах третьих лиц, средствах правовой защиты в случае нарушения договора продавцом, а также обязательства покупателя, включая разделы об уплате цены, принятии поставки, средствах правовой защиты в случае нарушения договора покупателем, перехода риска, и положения, общие для обязательств продавца и покупателя.

Обязательства продавца и покупателя по международным

коммерческим контрактам

Во второй главе части III Конвенции речь идет об обязательствах продавца. Согласно ст. 30 он обязан поставить товар, передать относящиеся к нему документы и право собственности на товар в соответствии с требованиями контракта. Если товар по качеству не соответствует контракту и поставлен не в тот срок и не в том месте, когда и где было предусмотрено по контракту, поставка все-таки имеет место. Если продавец обязан поставить товар не в каком-либо определенном месте, то в случае перевозки товара местом поставки является место сдачи товара первому перевозчику. Если в случаях, не подпадающих под действие предыдущего подпункта, контракт касается товара, определенного индивидуальными признаками, или неиндивидуализированного товара, который должен быть взят из определенных запасов либо изготовлен или произведен, и стороны в момент заключения контракта знали о том, что товар находится либо должен быть изготовлен или произведен в определенном месте, поставка заключается в предоставлении товара в распоряжение покупателя в этом месте. Наконец, в отсутствие двух вышеуказанных условий местом поставки является то место, где в момент заключения контракта находилось коммерческое предприятие продавца (ст. 31). Таким образом, главным правилом является последнее. Следует обратить внимание на то, что в отношении товара, проданного в период его транзита, действует правило, упомянутое вторым, т.е. поставка осуществляется там, где в это время находится товар. Правило, по которому поставка осуществляется там, где товар находится в момент заключения контракта, применяется, только если обе стороны действительно знали об этом месте. Поэтому недостаточно, чтобы только одна из сторон знала об этом, а другая должна была бы знать.

Датой поставки считается та, которую устанавливает или позволяет определить контракт. Если такая дата или такой период им не предусматриваются, поставка должна быть произведена в разумный срок (ст. 33). Под разумным сроком понимается обычно приемлемый при данных условиях. Правила передачи документов определяются положениями контракта. Если продавец передал документы ранее определенного в контракте срока и в них имеются несоответствия, он может до истечения этого срока устранить любое несоответствие в документах при условии, что осуществление им этого права не причинит покупателю неразумных неудобств или неразумных расходов (ст. 34). Очевидно, что круг обязательств продавца по структуре соответствует практике государств романо-германской системы права. Единственным элементом англосаксонской системы права выступает понятие разумного подхода.

Товар должен соответствовать контракту по количеству, качеству, описанию, таре и упаковке. При условии, что стороны не договорились об ином, товар не соответствует контракту, если он:

не пригоден для тех целей, для которых товар того же описания обычно используется;

не пригоден для любой конкретной цели, о которой продавец прямо или косвенно был поставлен в известность во время заключения контракта, за исключением тех случаев, когда из обязательств следует, что покупатель не полагался или что для него было неразумным полагаться на компетентность и суждения продавца;

не обладает качествами товара, предоставленного продавцом покупателю в качестве образца или модели;

не затарирован или не упакован обычным для таких товаров способом, а при отсутствии такого — способом, который является надлежащим для сохранения и защиты данного товара (ст. 35).

Продавец несет ответственность за несоответствие товара в момент перехода риска, даже если это несоответствие становится очевидным только позднее (ст. 36).

Следующий важный вопрос связан с правом покупателя на предъявление рекламации продавцу в случае несоответствия товара по качеству требованиям контракта. Конвенцией установлено правило, по которому покупатель должен осмотреть товар в практически возможный при данных обстоятельствах короткий срок. Если контрактом предусматривается перевозка товара, осмотр может быть отложен до прибытия товара в место назначения, а если товар переотправлен покупателем и продавец знал об этом во время заключения контракта, то осмотр товара может быть отложен до его прибытия в новое место назначения (ст. 38). Согласно Конвенции покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара, если не дает извещение продавцу в разумный срок после того, как оно было или должно было быть обнаружено покупателем (ст. 43). Если покупатель не дал извещение в разумный срок, он не лишается возможности снизить цену или потребовать возмещения убытков, за исключением упущенной выгоды, при условии, что у него имеется разумное оправдание, почему он не дал требуемого извещения (ст. 44). Конвенция устанавливает: в любом случае покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара, если не дает продавцу извещение о нем не позднее чем в пределах двухлетнего срока, считая с даты фактической передачи товара покупателю, поскольку этот срок не противоречит договорному сроку гарантии (п. 2 ст. 39).

В случае нарушения контракта продавцом покупатель может заявить претензию и никакая отсрочка не может быть предоставлена продавцу судом или арбитражем. Покупатель прежде всего может потребовать исполнения продавцом его обязательств (ст. 45). Это положение, пришедшее из романо-германской системы права, смягчено требованием ст. 28, согласно которой, если в соответствии с положениями настоящей Конвенции одна из сторон имеет право потребовать исполнения какого-либо обязательства другой стороной, суд не будет обязан выносить решение об исполнении в натуре, кроме случаев, когда он сделал бы это на основании своего собственного закона в отношении аналогичных договоров купли-продажи, не регулируемых настоящей Конвенцией. Таким образом, в странах англосаксонской системы права суд не будет принимать решение, обязывающее к исполнению обязательств. Исполнение может осуществляться путем замены или исправления, что представляет обычное решение и для государств романо-германской системы права. Но требования о замене или исправлении имеют значительные ограничения. Замену можно потребовать, только если контракт существенным образом нарушен. Нарушение контракта, допущенное одной из сторон, является существенным, если влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании контракта, за исключением случаев, когда нарушившая контракт сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его (ст. 25). Таким образом, покупатель не может потребовать от продавца устранить несоответствие при любых условиях, а только тогда, когда это требование разумно в данной ситуации. Затрудняет исправление и замену товара также и то, что требование должно быть заявлено в разумный срок. Покупатель может потребовать и уступки в цене. Он может снизить цену в той же пропорции, в какой стоимость, которую фактически поставленный товар имел на момент поставки, соотносится со стоимостью, какую на тот же момент имел бы товар, соответствующий контракту (ст. 50).

Если контракт нарушен существенно, покупатель вправе, наконец, расторгнуть его. Заявление о расторжении контракта имеет силу лишь в том случае, если оно сделано другой стороне посредством извещения. Это означает, что Венская конвенция ООН 1980 г. отказалась от структуры автоматического расторжения контракта, создающей большую неопределенность в отношениях продавца и покупателя.

Кроме вышеуказанных прав, покупатель может также (при наличии условий, упомянутых в ст. ст. 74 — 77) потребовать возмещения убытков (п. 1 ст. 45).

Покупатель обязан уплатить цену за товар и принять поставку товара. В тех случаях, когда контракт был заключен юридически действительным образом, но в нем прямо или косвенно не устанавливается цена или не предусматривается порядок ее определения, считается, что стороны при отсутствии какого-либо указания об ином подразумевали ссылку на цену, которая в момент заключения контракта обычно взималась за такие товары, продававшиеся при сравнимых обстоятельствах в соответствующей области торговли (ст. 55). Однако следует обратить внимание на то, что согласно п. 1 ст. 14 при отсутствии порядка установления цены договор является недействительным. Если покупатель не обязан уплатить цену в каком-либо ином определенном месте, он должен уплатить ее продавцу в месте нахождения коммерческого предприятия продавца; если платеж должен быть произведен против передачи товара или документов — в месте их передачи (ст. 57).

Содержание и структура международных

коммерческих контрактов

Международная коммерческая практика выработала ряд требований, предъявляемых обычно к содержанию и структуре контрактов. Такая практика на территории нашей страны нашла отражение в письме ЦБ РФ N 300 «О рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» от 15 июля 1996 г.

*

. Контракты обычно содержат несколько разделов, располагаемых в определенной логической последовательности (содержание и структура контрактов могут меняться в зависимости от специфики товара и некоторых других условий):

———————————

*

Вестник Банка России. 1996. N 33.

1. Определение сторон с указанием их полного официального наименования и адресов. На первой странице контракта указываются его регистрационный номер, место и дата подписания. Указание места подписания имеет большое значение с точки зрения определения того, право какой страны применимо к контракту, если какой-либо вопрос не урегулирован прямо в контракте. На практике с учетом этого нередко в качестве места подписания указывается «г. Москва», даже если фактически контракт подписывался за границей (в результате возрастают шансы в пользу того, что юрисдикционным органом в качестве применимого права будет признано российское право).

2. Предмет контракта. В этом разделе указывается, что продавец продал, а покупатель купил определенный товар — указывается его наименование, количество, комплектность, технические характеристики и качество. В этом же разделе указываются и базисные условия. Наименование товара дается, как правило, в соответствии с таможенной классификацией страны назначения (в России в качестве таковой выступает Товарная номенклатура, применяемая при осуществлении внешнеэкономической деятельности, утвержденная Постановлением Правительства РФ N 1560 от 27 декабря 1996 г. в редакции от 11 мая 1998 г.

*

) или согласно международным стандартам. Количество определяется в метрической системе мер и весов или в других системах и единицах измерения (например, мешках, кипах, бочках и т.п.). Контракты предусматривают следующие способы согласования качества:

———————————

*

Собрание законодательства РФ. 1997. N 8. Ст. 943.

соответствие товара определенному стандарту, сложившемуся в международной торговле;

соответствие качества товара определенному образцу;

использование показателя faq (fair average quality) — «хорошее среднее качество».

Нельзя обойти вниманием и такой вопрос, как страна происхождения товара.

Согласно Закону РФ «О таможенном тарифе» от 21 мая 1993 г. в редакции от 5 февраля 1997 г.

*

страной происхождения товара считается страна (группа стран), в которой товары были полностью произведены или подвергнуты достаточной переработке, что подтверждается сертификатом о происхождении товара (ст. 26).

———————————

*

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 23. Ст. 821; Собрание законодательства РФ. 1997. N 6. Ст. 709.

Товарами, полностью произведенными в данной стране, считаются:

полезные ископаемые, добытые на ее территории;

растительная продукция, выращенная и собранная на ее территории;

живые животные, родившиеся и выращенные в ней;

продукция, полученная в этой стране от выращенных в ней животных;

произведенная в ней продукция охотничьего, рыболовного и морского промыслов;

продукция морского промысла, добытая и произведенная в Мировом океане судами данной страны либо судами, арендованными ею;

вторичное сырье и отходы от производства и иных операций, осуществляемых в данной стране;

продукция высоких технологий, полученная в открытом космосе на космических судах, принадлежащих стране либо арендуемых ею;

товары, произведенные в данной стране исключительно из продукции, перечисленной выше (ст. 27).

Товар считается достаточно переработанным в данной стране, если:

в результате переработки изменена товарная позиция (классификационный код товара) по товарной номенклатуре на уровне любого из первых четырех знаков (данное правило применяется и как общее правило определения страны происхождения в случае, когда в отношении конкретных товаров или конкретной страны происхождение особо не оговаривается);

выполнены производственные или технологические операции, достаточные или недостаточные для того, чтобы товар считался происходящим из той страны, где эти операции имели место;

так изменена стоимость товара, что процентная доля стоимости используемых материалов или добавленной стоимости достигла фиксированной доли цены поставляемого товара — правило адвалорной доли (ст. 28).

При таможенном оформлении товара декларант представляет (вместе с таможенной декларацией и другими документами) сертификат о происхождении товара в следующих случаях:

при вывозе товаров из России, когда сертификат необходим и это зафиксировано в контракте, в национальных правилах страны-импортера или предусмотрено международными обязательствами России (сертификат выдается уполномоченным на то органом);

при ввозе товаров в Россию, в обязательном порядке:

на товары, происходящие из стран, которым Россия предоставляет преференции по таможенному тарифу;

на товары, ввоз которых из данной страны ограничен каким-либо образом (квотированием и иными методами);

если это предусмотрено законодательством России;

если это предусмотрено международными соглашениями, участником которых является Россия;

в случаях, когда при таможенном оформлении сведения о происхождении товаров отсутствуют либо есть основания полагать, что такие сведения недостоверны (ст. 30).

Требования к сертификату о происхождении товара:

должен однозначно свидетельствовать о стране происхождения товара;

должен содержать письменное заявление отправителя о том, что товар удовлетворяет соответствующему критерию происхождения, и письменное удостоверение компетентного органа страны вывоза о том, что представленные в сертификате сведения соответствуют действительности (ст. 31).

Для определения страны происхождения товара используется также и штриховое кодирование, которое осуществляется в рамках Международной ассоциации европейской системы кодирования — Ассоциации EAN. Она присваивает двух- или трехзначные коды странам-участницам. Таким образом, первые две или три цифры в тринадцатизначном цифровом обозначении товара (EAN — 13) указывают, как правило, на страну происхождения товара (для России — это цифры 460 — 469). Следующие пять или четыре цифры обозначают код предприятия-изготовителя и присваиваются национальными органами, как правило, Торговой палатой той или иной страны. В России эти функции выполняет ЮНИСКАН (Ассоциация автоматической идентификации) при Торгово-промышленной палате РФ. Еще пять цифр присваиваются товару непосредственно самим предприятием с учетом его потребительских свойств, размеров, оформления, упаковки, цвета и т.п. Последняя цифра — контрольная (контрольное число), она используется для проверки правильности считывания штрихового кода специальным устройством (сканером). Товары небольшого размера могут иметь специальный короткий код, состоящий из восьми цифр. Есть и несколько обязательных правил. Так, отдельный уникальный номер необходим, прежде всего, для каждого варианта потребительского товара в зависимости от его типа, размера, оформления, цвета; упаковки товара, отличающейся по размерам; упаковки, содержащей в себе несколько изделий различного вида или одного вида, имеющих, в свою очередь, свой номер; модификаций товара (когда необходимо отличать старые поступления от новых, обладающих иными потребительскими свойствами). При изменении цены товара новый номер ему не присваивается (конечно, если не изменились потребительские свойства). Товарный номер изображается машиночитаемым штрихом-символом, наносимым в соответствии со спецификациями. Такой символ представляет собой чередующиеся темные и светлые полосы на поверхности упаковки. Кроме нанесения печатным способом, такой символ может быть нанесен путем наклейки этикетки или ярлыка. Штриховой код позволяет считывать информацию о номере товара практически мгновенно и абсолютно точно (не более одной ошибки на 10 млн. считываний).

3. Цена товара является существенным условием контракта и может выступать в нескольких видах:

твердая цена, которая указывается в контракте и не подлежит изменению в течение всего срока действия контракта;

скользящая цена, которая указывается в контракте, не может подвергаться соответствующей корректировке в случае изменения ценообразующих факторов (заработной платы, стоимости сырья и оборудования по производству товара) в период действия контракта. В контракте обычно оговариваются и пределы отклонения фактической цены от контрактной в ту или другую сторону (например, +/- 15%);

цена с последующей фиксацией, которая не указывается в контракте, а определяется соответствующей котировочной ценой товара на момент исполнения контракта. Котировочными ценами выступают:

справочные цены — публикуются в прейскурантах, бюллетенях и иных периодических изданиях. Реальные цены оказываются ниже справочных;

цены статистики международной торговли рассчитываются как общая сумма, вырученная от продажи отдельных товаров, деленная на их количество;

биржевые цены — реальные цены сделок, совершаемых на бирже в тот или иной момент;

цены аукционов.

4. Сроки поставки товара указываются либо в виде конкретных дат, либо квартальные, полугодовые, годовые, либо в виде периода времени с даты подписания контракта. Во избежание споров в контракт обычно включается четкая формулировка о том, что считается датой поставки товара, например: «Датой поставки считается дата штемпеля на железнодорожной накладной пограничной станции, на которой товар передается железной дорогой страны Продавца железной дороге страны Покупателя». Необходимо сделать оговорку о том, допускается ли досрочная поставка. Покупателю важно знать время фактической отгрузки товара, чтобы он мог позаботиться о приемке товара. Для этого в контракте обычно предусматривается обязанность продавца известить покупателя о произведенной отгрузке товара. Обязанность высылки извещения об отгрузке вытекает в ряде случаев из торговых обычаев, т.е. даже если она не предусмотрена контрактом. Международная практика знает и такой способ обозначения срока, как немедленная поставка. Фактически это означает, что поставка должна быть произведена в течение 14 календарных дней с момента заключения контракта. Кроме этого, Венская конвенция ООН 1980 г. указывает и на возможность осуществления поставки в разумный срок.

5. Условия расчетов. Положения контракта об условиях расчетов составляются с учетом предписаний международных договоров и действующих норм национального законодательства. Указывается форма страхования валютного риска, форма расчетов (банковский перевод, инкассо, аккредитив, открытый счет, вексель, чек) и форма кредита (банковский или коммерческий), если он предоставляется. В контракте должны быть четко зафиксированы условия платежа по кредиту. В нем также указывается, против комплекта каких документов осуществляется платеж. Подробно условия платежа рассматриваются в параграфах 1 — 3 главы V.

6. В контракте следует урегулировать требования к таре, упаковке и маркировке, порядок определения количества и качества товаров при их приемке покупателем (участие компетентных независимых органов или представителя продавца, формы документов и т.д.), гарантии по качеству, а также сроки и порядок предъявления и рассмотрения претензий по количеству, качеству и срокам поставок (претензии по качеству и количеству, например, должны подтверждаться актами компетентных и независимых организаций или органов). Тара — внешняя упаковка товара (ящики, бочки, мешки, контейнеры). Она отличается от непосредственной упаковки, в которую уложен товар и которая неотделима в торговом обороте от самого товара.

Маркировка помещается на таре, бирке или самом товаре. В международной торговле применяются такие виды маркировки:

товарная — содержит наименование товара, вес брутто и нетто;

грузовая — содержит наименование государства и пунктов отправления и назначения, наименование получателя, маршрут следования, номер груза и его вес;

специальная — содержит наименование товара, инструктивные надписи об обращении с ним во время погрузки, разгрузки, перевозки и хранения (например, «стекло», «не кантовать»);

транспортная — представлена в виде дроби, числитель которой обозначает порядковый номер грузового места в партии, перевозимой по одному перевозочному документу, а знаменатель — общее число мест в этой партии. Эту маркировку наносит не грузоотправитель, а перевозчик.

Маркировка наносится несмываемой краской с противоположных сторон тары на языке страны продавца с переводом на язык страны покупателя.

7. Гарантии надлежащего исполнения контракта предоставляются продавцом и служат средством обеспечения исполнения им своих обязательств по контракту. Как правило, такие гарантии принимают форму банковских гарантий, предоставляемых по инструкции продавца-принципала банком-эмитентом в пользу покупателя-бенефициара. Подробно этот вопрос рассмотрен в параграфе 4 главы V.

8. Для повышения ответственности сторон за выполнение принятых на себя обязательств в условиях контрактов обычно предусматриваются штрафные санкции. По своим размерам и порядку они должны стимулировать выполнение обязательств. Например, штраф за просрочку поставки может быть прогрессивным, т.е. возрастать по мере увеличения просрочки. Вместе с тем штрафные санкции не должны носить разорительный характер (обычно общая сумма штрафа ограничивается 8 — 10 процентами стоимости просроченной партии). Необоснованное ужесточение санкций покупателями часто вызывает ответную реакцию продавцов: они закладывают возможные штрафы в цены. Положения о штрафных санкциях обычно формируются на основе взаимной ответственности — например, наряду со штрафами за просрочку поставки продавцом предусматривается штраф за задержку платежа покупателем. Включение в контракт положений о санкциях не снимает вопроса о возмещении убытков. Этот вопрос (включая вопрос о соотношении штрафов и убытков), если он не урегулирован в контракте, решается в соответствии с правом той или иной страны, применимым к данному контракту. В целях ограничения ответственности в контракты включается запись о том, что при наступлении «обстоятельств непреодолимой силы» (или «форс-мажорных обстоятельств») срок исполнения обязательств для стороны, на которую воздействуют эти обстоятельства, отодвигается на весь период их действия и ликвидации последствий. В силу этого в интересах обеих сторон определить, что понимается под термином «форс-мажорные обстоятельства».

9. Проблема возмещения убытков тесно связана со страхованием. Указание в контракте базисных условий (ФОБ, СИФ и др.) определяет и обязанности сторон по страхованию. Так, по условиям ФОБ экспортер страхует груз при транспортировке до порта погрузки и в порту до погрузки его на борт судна. Дальнейшая забота о страховании лежит на покупателе. В контрактах встречаются и специальные подробные положения о страховании (что страхуется, от каких рисков, кто страхует и в чью пользу).

10. Порядок разрешения споров между сторонами регулируется арбитражной оговоркой, содержащей договоренность сторон о передаче споров на рассмотрение в арбитраж, или пророгационным соглашением, выражающим волю сторон о передаче споров на рассмотрение в суд какого-либо государства. Подробно этот вопрос излагается в главах VI — VII.

Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее

исполнение контрактов

Концепция, основания и пределы или ненадлежащее

исполнение контрактов

Статья 45 Конвенции, определяющая правомочия покупателя при нарушении продавцом какого-либо из своих обязательств, вытекающих из контракта, не содержит указаний на какие-либо основания возникновения у покупателя прав на использование средств защиты при нарушении контракта, кроме самого факта нарушения контрактных обязательств. Такое положение можно расценивать как свидетельство отражения в Конвенции определенного элемента концепции объективной ответственности, господствующей в странах англосаксонской системы права. Вместе с тем Конвенция учитывает и другой подход к вопросу об основаниях ответственности, а именно ответственность на основе виновного поведения стороны контракта, не выполнившей свое обязательство. Компромисс в применении двух концепций достигается введением положений об освобождении от ответственности за убытки в связи с невыполнением обязательства. Продавец, не выполнивший свои обязательства, освобождается от ответственности в соответствии со ст. 79, если докажет, что неисполнение какого-либо обязательства было вызвано препятствием вне его контроля. Кроме того, для освобождения от ответственности за нарушение обязательства неисправная сторона должна доказать, что она не могла не только предвидеть при заключении контракта препятствие, повлекшее за собой неисполнение, но и не могла избежать или преодолеть это препятствие. Освобождение от ответственности, устанавливаемое Конвенцией, касается только обязанности возместить убытки, причиненные неисполнением контракта, и не затрагивает других средств защиты, предоставляемых потерпевшей стороне. Этот момент в регулировании ответственности связан с тем, что концептуально Конвенция исходит из положения, согласно которому основным является право требования от должника реального исполнения, а возмещение убытков служит лишь одним из последствий нарушения контракта.

Средства правовой защиты покупателя представлены в Конвенции следующим образом. При нарушении продавцом контракта покупатель вправе потребовать от него реального исполнения обязательств (п. 1 ст. 46). На первый взгляд, такое регулирование кажется аналогичным позиции государств романо-германской системы права и не соответствует нормам, регулирующим вопросы исполнения обязательств в натуре (например, право США или Великобритании), где требование исполнить договор следует не из договора, а является дискреционным полномочием суда. Однако реальное значение данной нормы можно оценить только в сочетании со ст. 28 Конвенции, согласно которой право требования исполнения обязательств, основанное на Конвенции, может быть признано судом в том случае, если он может сделать это на основании своего собственного закона в отношении подобных договоров купли-продажи, не регулируемых настоящей Конвенцией. Статья 46 содержит другое ограничение права требования реального исполнения контракта — в случае использования покупателем таких средств правовой защиты, которые несовместимы с этим требованием.

Вполне последовательно с точки зрения общего подхода к основаниям ответственности право покупателя установить продавцу срок разумной продолжительности для исполнения продавцом своих обязательств (ст. 47). В этом случае покупатель в течение такого срока не может прибегать к другим средствам защиты. Установление дополнительного срока для исполнения обязательства имеет важное значение, т.к. в зависимости от выполнения должником обязательства в дополнительный срок предусматриваются различные последствия.

Если поставленные товары не соответствуют контракту, покупатель вправе требовать от продавца замены этих товаров на соответствующие (п. 2 ст. 46). Осуществление этого права покупателем возможно не во всех случаях поставки товаров, не соответствующих контракту, а только тогда, когда несоответствие товара составляет существенное нарушение контракта, то есть нарушение, которое влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании контракта, за исключением случаев, когда нарушившая контракт сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в этом качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его (ст. 25). При этом требование о замене товара должно быть сделано одновременно с извещением о несоответствии товара контракту согласно порядку и сроку, предусмотренному Конвенцией.

Важный момент в регулировании последствий нарушения договора во всех правовых системах — установление прав потерпевшей стороны расторгнуть нарушенный контрагентом договор. Венская конвенция ООН 1980 г. также уделяет этому большое внимание. Согласно ст. 49 покупатель имеет право заявить о расторжении контракта при его существенном нарушении, как оно определено в ст. 25, а также в случае, когда продавец не осуществляет поставки товара в течение установленного покупателем для исполнения обязательства дополнительного срока или когда продавец заявляет о том, что он не осуществит поставку в течение этого срока. Как уже отмечалось, в Конвенции отсутствует положение, предусматривающее автоматическое расторжение контракта при его нарушении продавцом. Допускается расторжение контракта только по прямо выраженному заявлению потерпевшей стороны. В этом смысле можно отметить тенденцию к тому, что Конвенция отдает предпочтение сохранению договорной связи перед ее расторжением. Поставка товара, не соответствующего контракту, дает покупателю право снизить его цену независимо от того, уплачена она или нет (ст. 50). Снижение цены должно быть пропорционально снижению стоимости фактически поставленного товара по сравнению с контрактом. Данное средство защиты, которое неизвестно ряду национальных правовых систем, довольно широко распространено в коммерческой практике, хотя его часто путают с правом требовать возмещения причиненных неисполнением убытков, ибо оба эти средства правовой защиты приводят к близким результатам.

Статья 45 Конвенции, определяющая средства защиты покупателя, наряду с перечисленными выше, предусматривает, что при нарушении продавцом какого-либо обязательства, вытекающего из контракта, покупатель имеет право требовать возмещения убытков. Анализ текста ст. 45 позволяет утверждать: право покупателя требовать возмещение убытков может быть реализовано независимо от использования других предусмотренных контрактом или Конвенцией средств защиты, тем более, что для случая, когда покупатель расторгает контракт, этот вопрос решен однозначно (ст. 75), как и для случая исправления продавцом недостатков исполнения в установленный для этого срок (ст. 48).

В статьях 74 — 77 Конвенции содержатся правила об исчислении убытков за нарушение контракта одной из его сторон. В этих статьях не устанавливается отдельных норм в отношении случаев возмещения убытков в зависимости от факта расторжения контракта: положения о возмещении убытков носят общий характер. Размер подлежащих возмещению убытков определяется как сумма, равная ущербу, понесенному потерпевшей стороной вследствие нарушения контракта другой стороной, включая упущенную выгоду. Устанавливается верхний предел убытков, возмещения которых может потребовать потерпевшая сторона (ущерб, который нарушившая контракт сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения контракта, принимая во внимание обстоятельства и факторы, о которых она в то время знала или должна была знать как о возможных последствиях нарушения контракта). Такая сложная формулировка отражает стремление найти решение, максимально приемлемое для международной коммерческой практики, где всегда обнаруживалось стремление продавца ограничить размер возмещаемых убытков в условиях его, как правило, абсолютной ответственности.

Конвенция содержит указания на способы исчисления убытков, которые сложились в результате многолетней коммерческой практики

*

. Убытки покупателя, произведшего закупку взамен не поставленного продавцом товара после расторжения контракта, могут быть исчислены как разница между договорной ценой и ценой товара, купленного взамен. В отношении товаров, на которые имеется текущая цена (например, биржевые котировки), покупатель может требовать определить в качестве убытков разницу между договорной ценой и текущей ценой на день, когда у покупателя возникло право заявить о расторжении контракта. Исправная сторона, помимо исчисленных вышеназванными способами убытков, во всех случаях может потребовать возмещения любых дополнительных убытков до пределов, предусмотренных в ст. 74 Конвенции (ст. ст. 75 — 76).

———————————

*

В научной литературе выделяются конкретный и абстрактный способы исчисления убытков. См.: Смирнова Е.В. Возмещение убытков: Общие для продавца и покупателя средства защиты по Венской конвенции // Юридический мир. 1996. N 10. С. 56 — 60.

Говоря об исчислении убытков, необходимо отметить, что сторона, ссылающаяся на нарушение контракта, должна принять разумные при данных обстоятельствах меры для уменьшения убытков, вытекающих из нарушения контракта, включая упущенную выгоду. Если такие меры не приняты, нарушившая контракт сторона вправе потребовать снижения возмещаемых убытков на ту сумму, на какую они могли быть уменьшены (ст. 77).

Система средств правовой защиты продавца при нарушении контракта покупателем построена в Конвенции с юридико-технической точки зрения аналогично системе средств защиты покупателя, т.е. они не дифференцированы в зависимости от видов нарушения контракта. При невыполнении покупателем каких-либо обязательств по контракту продавец может потребовать от него уплаты цены, принятия поставки или исполнения им других обязательств, если только не прибегнет к средству защиты, несовместимому с такими требованиями (ст. 62). Средствами защиты продавца выступает право заявить о расторжении контракта при его существенном нарушении или невыполнении покупателем его обязательства по контракту в дополнительный срок, назначенный для этого продавцом, а также право требовать возмещения убытков, возникших в связи с нарушением контракта покупателем. Правила исчисления убытков, изложенные выше, в равной степени относятся и к случаям нарушения контракта покупателем

*

.

———————————

*

Комплексное и детальное рассмотрение вопросов ответственности сторон за неисполнение международных коммерческих контрактов содержится в книге А.С. Комарова «Ответственность в коммерческом обороте». М., 1991.

Основания освобождения от ответственности

за невыполнение или ненадлежащее исполнение контрактов

В практике рассмотрения международных коммерческих споров, связанных с невозможностью исполнения, можно выделить две противоположные точки зрения по вопросу о последствиях невозможности исполнения контракта. Первая точка зрения состоит в том, что в современных условиях международной торговли сторонам совершенно невозможно предусмотреть в контракте все обстоятельства, которые могут препятствовать его исполнению, а попытки суда усмотреть в договорных условиях мнение сторон в отношении событий, о которых они и не думали при заключении контракта, вряд ли приведут к обоснованным выводам. Следовательно, юрисдикционные органы, рассматривающие спор, должны самостоятельно решать вопрос о том, как наиболее справедливо распределить убытки между сторонами. Другая точка зрения состоит в том, что ввиду принадлежности сторон контракта к различным правовым системам они должны полагаться более на условия контракта, нежели на юридические доктрины той или иной страны.

Вышеизложенное свидетельствует о важности унифицированного подхода к урегулированию вопросов невозможности исполнения в сфере международного коммерческого оборота. Несомненно, это приведет к большей стабильности и определенности отношений между сторонами по контракту.

В этой связи большое значение имеют положения Венской конвенции ООН 1980 г., которые регулируют вопросы освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (ст. ст. 79 и 80). В п. 1 ст. 79 предусмотрено, что сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении контракта либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий. Прежде всего следует отметить, что это положение Конвенции удачно избегает употребления юридических терминов, содержание которых по-разному определяется в праве отдельных государств и использование которых не содействовало бы унификации регулирования ввиду устоявшегося понимания таких терминов в судебной и арбитражной практике в силу национальных особенностей права того или иного государства. Однако, избегая употребления понятий, содержащихся в праве различных государств, ст. 79 тем не менее опирается на практику, существующую в международной торговле. В частности, упоминание об обстоятельствах «вне контроля» сторон встречается во многих форс-мажорных оговорках международных коммерческих контрактов.

Анализируя п. 1 ст. 79 Конвенции, прежде всего следует обратить внимание, что освобождение от ответственности за неисполнение обязательства предусматривается тогда, когда будет доказано, что неисполнение было вызвано препятствием вне контроля стороны, не исполнившей обязательство. Это означает, что неисполнение обязательства должно быть причинно обусловлено препятствием, наступление которого не зависит от неисправной стороны. Такая формулировка закладывает в конвенционную концепцию освобождения от ответственности принцип объективного характера препятствия для исполнения, по сути исключающий освобождение от ответственности в случае неисполнения обязательства по вине неисправной стороны. Далее п. 1 ст. 79 устанавливает в качестве условия для освобождения от ответственности, что от неисправной стороны нельзя было разумно ожидать принятия препятствия в расчет при заключении контракта либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий. Следует обратить внимание на то, что исправная сторона не может ссылаться на неисполнение обязательства другой стороны в той мере, в какой это неисполнение вызвано действиями или упущениями первой стороны (ст. 80).

Завершая изложение вопросов ответственности сторон за неисполнение договорных обязательств, можно согласиться с точкой зрения, высказанной в российской науке международного частного права, о том, что в этой части Венская конвенция ООН 1980 г. решает далеко не все вопросы, которые возникают и будут возникать на практике. Многие положения Конвенции могут вызвать при их применении различные толкования. Поэтому в ней содержатся принципы, коими следует руководствоваться при ее толковании, в частности, надо учитывать ее международный характер и необходимость содействия достижению единообразия в ее применении и соблюдению добросовестности в международной торговле. С другой стороны, вопросы, относящиеся к предмету регулирования Конвенции, прямо в ней не предусмотренные, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таковых — в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Таким образом, по-прежнему актуально изучение норм национальных правовых систем и практики их применения при регулировании договоров международной купли-продажи товаров

*

.

———————————

*

Комаров А.С. Указ. соч. С. 195.

При регулировании вопросов неисполнения или ненадлежащего исполнения международных коммерческих контрактов Принципы УНИДРУА 1994 г. в главе 7 «Неисполнение» стоят в целом на тех же позициях, что и Венская конвенция ООН 1980 г., которые согласуются в целом со сложившейся и устоявшейся международной коммерческой практикой. По Принципам УНИДРУА 1994 г. неисполнением считается невыполнение стороной любого из ее обязательств по договору, включая ненадлежащее исполнение и просрочку исполнения (ст. 7.1.1).

Сторона не может полагаться на неисполнение, допущенное другой стороной, в той мере, в какой такое неисполнение было вызвано действием или упущением первой стороны или иным событием, в отношении которого первая сторона несет риск.

Если стороны должны исполнить свои обязательства одновременно, любая из них может приостановить исполнение до тех пор, пока другая сторона не предложит свое исполнение. Если стороны должны исполнить свои обязательства последовательно, сторона, которая должна исполнить их позже, может приостановить свое исполнение до тех пор, пока другая сторона не произведет исполнение (ст. 7.1.3).

Неисполнившая сторона может за свой счет исправить любое неисполнение при условии, что:

она без неоправданной задержки уведомит о предлагаемом способе и времени исправления;

исправление соответствует данным обстоятельствам;

потерпевшая сторона не имеет законного интереса отказаться от исправления;

исправление осуществляется незамедлительно.

Право на исправление не исключается уведомлением о прекращении договора. При получении надлежащего уведомления об исправлении потерпевшая сторона не может осуществить свои права, которые несовместимы с исполнением обязательств неисполнившей стороны, до истечения срока на исправление. Потерпевшая сторона может приостановить исполнение своих обязательств в ожидании исправления. Несмотря на исправление, потерпевшая сторона сохраняет право требовать возмещение убытков за просрочку, а также возмещение ущерба, причиненного или не предотвращенного в результате исправления (ст. 7.1.4).

В случае, когда имеет место неисполнение, потерпевшая сторона может путем уведомления предоставить другой стороне дополнительный срок для исполнения. В течение дополнительного срока потерпевшая сторона может приостановить исполнение своих обязательств и потребовать возмещения убытков, однако она не может прибегнуть к любому другому средству правовой защиты. Если она получает уведомление от другой стороны о том, что последняя не предоставит исполнение в этот срок, либо если по истечении этого срока надлежащее исполнение не имело места, потерпевшая сторона может прибегнуть к любому средству правовой защиты, которое предоставлено ей в соответствии с настоящей главой. Если при не имеющей существенного значения просрочке исполнения потерпевшая сторона уведомила о предоставлении дополнительного срока разумной продолжительности, она может прекратить договор по истечении этого срока. Если предоставленный дополнительный срок не имеет разумной продолжительности, то он продлевается до разумной продолжительности. Потерпевшая сторона может указать в своем уведомлении, что договор будет автоматически прекращен, если другая сторона не произведет исполнения в течение предоставленного периода времени (ст. 7.1.5).

Сторона освобождается от ответственности за неисполнение, если докажет, что неисполнение было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий. Если препятствие носит временный характер, освобождение от ответственности имеет силу на период времени, который является разумным, принимая во внимание влияние препятствия на исполнение договора. Неисполнившая сторона должна уведомить другую сторону о возникновении препятствия и его влиянии на ее способность исполнить обязательство. Если уведомление не получено другой стороной в течение разумного срока после того, как неисполнившая сторона узнала или должна была узнать о препятствии, она несет ответственность за убытки, ставшие результатом неполучения уведомления (ст. 7.1.7).

Основные типы международных коммерческих контрактов

В определении типов и содержания контрактов большую роль играют Международные правила по унифицированному толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС), являющиеся по своей юридической природе обычаями и обыкновениями, а также представляющие собой результат кодификационных усилий МТП. Первая редакция ИНКОТЕРМС была принята в 1936 г., последняя, действующая сейчас, — в 1990 г. (публикация МТП N 460)

*

. Кроме того, существует еще несколько редакций ИНКОТЕРМС, принятых между 1936 и 1990 годами. Этот факт объясняется тем, что в международной торговле под влиянием научно-технического прогресса и информатизации стали применяться новые средства и способы доставки товаров, обработки документации, использоваться электронные средства передачи информации, что настоятельно требовало внесения корректив в сложившиеся ранее стандарты и нормы. ИНКОТЕРМС являются источником международного частного права не сами по себе. Нормы, составляющие их содержание, представляют собой сложившиеся в международной коммерческой практике правила, приобретшие или приобретающие качество юридической обязательности.

———————————

*

Международное частное право. Сборник нормативных документов. М., 1994. С. 99 — 175.

МТП проводит лишь их обобщение и корректировку для удобства использования при заключении конкретных международных коммерческих контрактов. Именно поэтому стороны, желающие применить ИНКОТЕРМС, должны сделать специальную отсылку к ним в контракте.

ИНКОТЕРМС в редакции 1990 г. содержат детальную регламентацию 13 типов контрактов, применяемых в международной практике. Тип контракта позволяет определить его базисные условия, отличающие его от другого. Базисные условия включают в себя:

перевозку товара;

страхование товара;

момент перехода права собственности на товар от продавца к покупателю;

момент перехода риска случайной гибели и повреждения товара с продавца на покупателя;

передачу товара продавцом покупателю.

Тип контракта указывает, каким образом определяется объем прав и обязанностей продавца и покупателя применительно к базисным условиям. Венская конвенция ООН 1980 г. содержит самую общую характеристику базисных условий, сводящуюся к следующему. Применительно к перевозке и страхованию речь идет о том, что, если продавец обязан обеспечить перевозку товара, он должен заключить такие договоры, которые необходимы для перевозки товара в место назначения надлежащими при данных обстоятельствах способами транспортировки и на условиях, обычных для такой транспортировки. Если продавец не обязан застраховать товар при его перевозке, он должен по просьбе покупателя представить ему всю имеющуюся информацию для осуществления такого страхования покупателем (п. 2 — 3 ст. 32).

Применительно к передаче товара продавцом покупателю требования Конвенции заключаются в том, что, если продавец не обязан поставить товар в каком-либо ином определенном месте, его обязательство по поставке заключается:

если контракт предусматривает перевозку — в сдаче товара первому перевозчику для передачи покупателю;

если в случаях, не подпадающих под действие предыдущего подпункта, контракт касается товара, определенного индивидуальными признаками, или неиндивидуализированного товара, который должен быть взят из определенных запасов либо изготовлен или произведен, и стороны в момент заключения контракта знали о том, что товар находится либо должен быть изготовлен или произведен в определенном месте, — в представлении товара в распоряжение покупателя в этом месте;

в других случаях — в предоставлении товара в распоряжение покупателя в месте, где в момент заключения контракта находилось коммерческое предприятие продавца (ст. 31).

В отношении перехода риска случайной гибели или повреждения товара с продавца на покупателя Конвенция содержит специальную главу IV «Переход риска». Правовые последствия перехода риска заключаются в том, что утрата или повреждение товара после того, как риск перешел на покупателя, не освобождают его от обязанности уплатить цену, если только утрата или повреждение не были вызваны действиями или упущениями продавца (ст. 66). Если контракт предусматривает перевозку товара и продавец не обязан передать его в каком-либо определенном месте, риск переходит на покупателя, когда товар сдан первому перевозчику для передачи покупателю в соответствии с контрактом. Если продавец обязан сдать товар перевозчику в каком-либо определенном месте, риск не переходит на покупателя, пока товар не сдан перевозчику в этом месте. То обстоятельство, что продавец уполномочен задержать товарораспорядительные документы, не влияет на переход риска. Тем не менее риск не переходит на покупателя, пока товар четко не идентифицирован для целей данного контракта путем маркировки, посредством отгрузочных документов, направленных покупателю извещением или иным образом (ст. 67).

Нормы о моменте перехода права собственности на товар от продавца к покупателю в Конвенции отсутствуют. В этом случае действует применимое национальное право. При этом в целом используются два подхода к данному вопросу, выражающиеся в консенсуальной и традиционной системах. Согласно консенсуальной системе право собственности переходит на индивидуально определенные вещи в момент заключения договора, а на вещи, определенные родовыми признаками, — в момент их индивидуализации, т.е. передачи. Традиционная система связывает переход права собственности на любые вещи с их передачей отчуждателем приобретателю. С переходом права собственности обычно совпадает и переход к приобретателю риска случайной гибели или повреждения товара. Однако эти моменты совпадают не всегда.

В ИНКОТЕРМС 1990 г. можно выделить четыре группы типов контрактов, связанных как с морскими, так и с комбинированными перевозками.

—————T———T——————————————¬

¦Группа Е ¦ EXW ¦с завода ¦

+————-+———+——————————————+

¦Группа F ¦ FCA ¦свободно у перевозчика ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ FAS ¦свободно вдоль борта судна ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ FOB ¦свободно на борту ¦

+————-+———+——————————————+

¦Группа С ¦ CFR ¦стоимость и фрахт ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ CIF ¦стоимость, страхование и фрахт ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ CPT ¦перевозка оплачена до + ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ CIP ¦перевозка и страхование оплачены до + ¦

+————-+———+——————————————+

¦Группа D ¦ DAF ¦поставлено на границе ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ DES ¦поставлено с судна ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ DEQ ¦поставлено с причала ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ DDU ¦поставлено без оплаты пошлин ¦

¦ ¦ +——————————————+

¦ ¦ DDP ¦поставлено с оплатой пошлин ¦

L————-+———+——————————————

В основу этой классификации положены два принципа: определение обязанностей сторон по отношению к перевозке поставляемого товара и увеличение объема обязанностей продавца. Что касается первого принципа, то классификация расшифровывается следующим образом:

Группа Е — отгрузка. Продавец обязан предоставить товары покупателю непосредственно на предприятии-изготовителе.

Группа F — основная перевозка не оплачена продавцом. Он обязуется предоставить товар в распоряжение перевозчика, которого нанимает покупатель.

Группа С — основная перевозка оплачена продавцом. Он должен заключить договор перевозки товара, но без принятия на себя риска его случайной гибели или повреждения.

Группа D — прибытие. Продавец несет все расходы и принимает на себя все риски до момента доставки товара в страну назначения.

Второй принцип позволяет увидеть последовательное нарастание объема обязанностей продавца в отношении базисных условий. С этой точки зрения контракты типа EXW и DDP занимают полярно противоположные позиции. В контракте типа EXW закреплен минимальный объем обязательств продавца, который должен предоставить товар в надлежаще упакованном виде в распоряжение покупателя на заводе-изготовителе. Все остальные операции по транспортировке товара, его страхованию, таможенной очистке лежат на покупателе. В силу этого цена контракта типа EXW наименьшая. Полную противоположность представляет собой контракт типа DDP, в котором объем обязанностей продавца представляется максимальным. Продавец должен не только провести таможенную очистку товара, уплатив и экспортные, и импортные пошлины, но он обязан застраховать товар и обеспечить его доставку в пункт назначения на территории государства покупателя. Очевидно, что цена контракта в этом случае будет наибольшей, т.к. продавец постарается учесть все свои издержки при калькуляции цены. Остановимся на характеристике отдельных типов международных коммерческих контрактов.

I. Тип контракта «с завода + (указанное место)»

«С завода» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке товара, когда предоставил товар в распоряжение покупателя непосредственно на своей территории (например, на заводе, фабрике, складе и т.п.). Продавец не отвечает за погрузку товара на транспортное средство, предоставляемое покупателем, и за таможенную очистку товара для экспорта, если это не оговорено иным образом. Покупатель несет все виды риска и все расходы по перемещению товара с территории продавца до места назначения. Таким образом, данный тип контракта предусматривает минимум обязательств для продавца. Таким контрактом не следует пользоваться, когда покупатель не в состоянии прямо или косвенно выполнить экспортные формальности. В этих случаях следует пользоваться типом «свободно у перевозчика».

II. Тип контракта «свободно у перевозчика + (указанное место)»

«Свободно у перевозчика» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда передал товар, прошедший таможенную очистку для экспорта, перевозчику, выбранному покупателем, в указанном месте или пункте. Если пункт покупателем точно не указан, продавец сам может выбрать место для передачи товара перевозчику в пределах предусмотренной территории. В тех случаях, когда согласно коммерческой практике требуется содействие продавца в заключении договора с перевозчиком (например, в железнодорожных или воздушных перевозках), продавец может действовать за риск и счет покупателя. Данный тип контракта может использоваться для любого вида транспорта, включая смешанные перевозки.

«Перевозчик» — любое лицо, взявшее на себя по договору перевозки обязательства осуществить или посредничать в осуществлении перевозки железнодорожным, автомобильным, морским, воздушным, речным транспортом или комбинацией этих видов транспорта. Если покупатель поручит продавцу передать товар лицу (например, экспедитору), которое не является «перевозчиком», продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке после передачи товара под ответственность этого лица.

Под «транспортным терминалом» понимаются: железнодорожный терминал, товарная станция, контейнерный терминал или площадка, грузовой терминал многоцелевого назначения или любой аналогичный приемный пункт.

Под «контейнером» понимается любое оборудование, служащее для унификации грузов, например: все типы контейнеров или вагонов-платформ международного и других стандартов, прицепы, обменная тара, ролкерное оборудование, относящееся к любым видам транспорта.

III. Тип контракта «свободно вдоль борта судна + (указанный порт отгрузки)»

«Свободно вдоль борта судна» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда товар размещен у борта судна на причале или в лихтерах в указанном порту отгрузки. Таким образом, покупатель несет все расходы и риск утраты или повреждения товара, начиная с этого момента. Тип «свободно вдоль борта судна» требует от покупателя проведения таможенной очистки товара для экспорта. Им не следует пользоваться, когда покупатель не в состоянии прямо или косвенно выполнить экспортные формальности. Данный тип контракта подходит только для морских или речных перевозок.

IV. Тип контракта «свободно на борту + (указанный порт отгрузки)»

«Свободно на борту» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда товар перешел через поручни судна в указанном порту отгрузки. Покупатель должен нести все расходы и риск утраты или повреждения товара, начиная с этого момента. Тип «свободно на борту» требует от продавца проведения таможенной очистки товара, может использоваться только для морских или речных перевозок. Когда поручни судна не выполняют практических функций, как, например, на ролкерных и контейнерных судах, более приемлемым представляется тип «свободно у перевозчика».

V. Тип контракта «стоимость и фрахт + (указанный порт назначения)»

«Стоимость и фрахт» означает, что на продавца возлагаются расходы и фрахт, необходимые для доставки товара в указанный порт назначения. При этом риск утраты или повреждения товара, а также любые дополнительные расходы вследствие событий, происходящих после доставки товара на борт судна, переходят от продавца к покупателю в момент перехода товара через поручни судна в порту отгрузки. Тип «стоимость и фрахт» требует от продавца осуществления таможенной очистки товара для экспорта, может использоваться только для морских или речных перевозок. Когда поручни судна не выполняют практических функций, как, например, на ролкерных и контейнерных судах, более приемлемым представляется тип «перевозка оплачена до …».

VI. Тип контракта «стоимость, страхование и фрахт + (указанный порт назначения)»

«Стоимость, страхование и фрахт» означает, что продавец несет те же обязательства, что и на условиях «стоимость и фрахт», но с тем добавлением, что обязан обеспечить морское страхование груза от его утраты или повреждения. Продавец заключает договор страхования и платит страховой взнос. Покупателю следует иметь в виду, что на условиях «стоимость, страхование и фрахт» от продавца требуется лишь обеспечение страхования по минимальному объему ответственности. По условиям такого контракта, который может использоваться только в отношении морских и речных перевозок, продавец обязан осуществить таможенную очистку товара для экспорта. В тех случаях, когда поручни судна не играют практической роли, как, например, на ролкерных и контейнерных судах, рекомендуется пользоваться типом «перевозка и страхование оплачены до +».

VII. Тип контракта «перевозка оплачена до + (указанное место назначения)»

«Перевозка оплачена до +» означает, что продавец оплачивает фрахт за перевозку товара до указанного места назначения. Риск утраты или повреждения товара, а также любые дополнительные расходы, возникающие после доставки товара перевозчику, переходят от продавца к покупателю с предоставлением товара в распоряжение перевозчика. Под «перевозчиком» понимается любое лицо, которое по договору перевозки осуществляет или организует перевозку железнодорожным, автомобильным, морским, воздушным, речным транспортом либо их комбинацией. При осуществлении перевозки до указанного места назначения несколькими перевозчиками риск переходит в момент сдачи товара первому перевозчику. Условие «перевозка оплачена до +» требует от продавца осуществления таможенной очистки товара для экспорта. Данный тип контракта может использоваться для любого вида транспорта, включая смешанные перевозки.

VIII. Тип контракта «перевозка и страхование оплачены до + (указанное место назначения)»

«Перевозка и страхование оплачены до +» означает, что продавец несет те же обязательства, что и на условиях «перевозка оплачена до +», но с тем добавлением, что обязан обеспечить страхование груза от его утраты или повреждения во время перевозки. Продавец заключает договор страхования и платит страховой взнос. Покупателю следует иметь в виду, что на условиях «перевозка и страхование оплачены до +» от продавца требуется лишь обеспечение страхования по минимальному объему ответственности. По условиям «перевозка и страхование оплачены до +» продавец обязан осуществить таможенную очистку товара для экспорта. Данный тип контракта может использоваться в отношении любого вида транспорта, включая комбинированные перевозки.

IX. Тип контракта «поставлено на границе + (указанное место)»

«Поставлено на границе» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда товар, прошедший таможенную очистку для экспорта, доставлен в указанный пункт или место на границе до расположения таможен соседней страны. Понятие «граница» может использоваться для описания любой границы, включая границу страны-экспортера. Поэтому делом исключительной важности является однозначное определение границы в каждом конкретном случае путем указания в данном типе наименования точного пункта и места. Такой тип контракта более всего приемлем в тех случаях, когда речь идет о перевозке грузов железнодорожным или автомобильным транспортом, но, в принципе, может использоваться для любого вида транспорта.

Х. Тип контракта «поставлено с судна … (указанный порт назначения)»

«Поставлено с судна» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда товар предоставлен покупателю на борту судна до прохождения таможенной очистки для импорта в указанном порту назначения. Продавец несет весь риск и все расходы по доставке товара в указанный порт назначения. Этот тип контракта может использоваться только для морских и речных перевозок.

XI. Тип контракта «поставка с причала … (указанный порт назначения)»

«Поставка с причала» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда предоставил товар в распоряжение покупателя на причале в указанном порту назначения после прохождения таможенной очистки для импорта. Продавец несет весь риск и все расходы, включая пошлины, налоги и другие сборы, связанные с доставкой товара. Данным типом контракта не следует пользоваться, если продавец не в состоянии прямо или косвенно получить лицензию на импорт. Если стороны пожелают исключить из обязанностей продавца некоторые расходы, связанные с осуществлением импорта товара (например, налог на добавочную стоимость), это также должно быть четко оговорено в формулировке (например: «поставка с причала без уплаты налога на добавочную стоимость + (указанный порт назначения)». Такой контракт может использоваться только для морских и речных перевозок.

XII. Тип контракта «поставлено без оплаты пошлины + (указанное место назначения)»

«Поставлено без оплаты пошлины» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда доставил товар в указанное место в стране назначения. На продавца возлагаются все расходы, весь риск по доставке товара (кроме пошлин, налогов и других официальных сборов, взимаемых при осуществлении импорта) и выполнению таможенных формальностей. При неосуществлении продавцом своевременной таможенной очистки для импорта любые связанные с этим дополнительные расходы и риск возлагаются на покупателя. Если стороны договорятся, что таможенные формальности, а также соответствующие расходы и риск возлагаются на продавца, это должно быть надлежащим образом отражено. Если стороны договорятся о включении в обязанности продавца некоторых расходов, связанных с осуществлением импорта товара (например, уплату налога на добавочную стоимость), это должно быть четко отражено в формулировке типа, например, «поставлено без оплаты пошлины, с уплатой налога на добавочную стоимость + (указанное место назначения)». Данный тип может использоваться для перевозок любыми видами транспорта.

XIII. Тип контракта «поставлено с оплатой пошлины + (указанное место назначения)»

«Поставлено с оплатой пошлины» означает, что продавец считается выполнившим свои обязательства по поставке, когда предоставил товар в указанном месте в стране-импортере. На продавца возлагаются риск и расходы по доставке товара, включая пошлины, налоги и другие официальные сборы, а также таможенная очистка товара для импорта. Если тип «с завода» подразумевает минимум обязательств для продавца, тип «поставлено с оплатой пошлины» — максимум обязательств. Контрактом этого типом не следует пользоваться, если продавец не в состоянии прямо или косвенно получить лицензию на импорт. Если стороны пожелают, чтобы таможенную очистку для импорта и уплату пошлины производил покупатель, следует пользоваться типом «поставлено без оплаты пошлины». Если стороны договорятся об исключении из обязанностей продавца некоторых расходов, связанных с осуществлением импорта товара (например, уплату налога на добавочную стоимость), это должно быть четко отражено в формулировке типа, например «поставлено с оплатой пошлины, без уплаты налога на добавочную стоимость + (указанное место назначения)».

Международные коммерческие контракты в

судебно-арбитражной практике России

При разрешении споров, связанных с международными коммерческими контрактами, суды и арбитражи чаще всего сталкиваются со следующими вопросами: правового статуса физических и юридических лиц, являющихся контрагентами по контракту; надлежащей формы международного коммерческого контракта; выбора подлежащего применению материального права, регулирующего права и обязанности контрагентов, пределов и объема их гражданско-правовой ответственности, а также оснований для освобождения сторон от ответственности. В последнем случае суды и арбитражи неизбежно сталкиваются с проблемой, которая предполагает не только выбор материального права в соответствии с применимой коллизионной нормой, но и прежде всего выбор такой коллизионной нормы. Решения, вынесенные судами и арбитражами по конкретным спорам, выступают в качестве модели, своего рода образца при разрешении в дальнейшем других споров со схожими обстоятельствами. Именно этот объективно существующий факт позволил Президиуму Высшего Арбитражного Суда РФ выработать рекомендации, нашедшие отражение в информационном письме N 10 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г.» от 25 декабря 1996 г. и в информационном письме N 29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц» от 16 февраля 1998 г.

*

. Рассмотрим подробно отдельные положения этих информационных писем.

———————————

*

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 3. Экономика и жизнь. 1998. N 10.

Правовой статус иностранного лица — участника

международного коммерческого контракта

Юридический статус иностранного лица подтверждается выпиской из торгового реестра страны происхождения или иного эквивалентного доказательства юридического статуса иностранного лица в соответствии с законодательством страны его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства.

Австрийская фирма обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества (г. Москва) процентов за пользование и штрафа за невозврат краткосрочного кредита. Применив российское законодательство, арбитражный суд иск удовлетворил. Кассационная инстанция решение изменила, снизив сумму взыскиваемых процентов и штрафа по кредитному договору, также ссылаясь на законодательство РФ. Истец обжаловал данное решение, сославшись на то, что арбитражный суд, руководствуясь российским законодательством, неверно решил вопрос о применимом праве и неверно рассчитал сумму задолженности российского ответчика. По мнению австрийской фирмы, кредитные средства являлись австрийскими капиталовложениями, фирма кредитовала российское предприятие, и в силу этого суду следовало применять австрийское право, так как согласно п. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик права и обязанности сторон по внешнеэкономической сделке, квалифицируемой как кредитный договор, определяются при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве по праву страны кредитора. В то же время истец не представил свидетельств о своем правовом статусе по праву Австрии. Ответчик представил в суд заявление российской организации о том, что истец не зарегистрирован в Австрии в качестве коммерческого предприятия и в силу последнего обстоятельства его ссылка на австрийское право несостоятельна.

В такой ситуации арбитражный суд вправе исследовать вопрос о правовом статусе иностранной фирмы. Российский Закон «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 4 июля 1991 г. в ст. 16 п. «е» определяет, что документом, подтверждающим личность иностранного лица, является «выписка из торгового реестра страны происхождения или иного эквивалентного доказательства юридического статуса иностранного инвестора в соответствии с законодательством страны его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства (с заверенным переводом на русский язык)». Международные договоры РФ также могут предусматривать норму о порядке определения правового статуса иностранного лица. Так, Соглашение 1990 года между СССР и Австрийской Республикой о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений в ст. 1 определяет как австрийское «любое физическое лицо, имеющее гражданство Австрийской Республики, и любое юридическое лицо или товарищество торгового права, основанное на объединении лиц, созданное в соответствии с законодательством Австрийской Республики и имеющее свое местонахождение на территории Австрийской Республики».

Таким образом, правовой статус иностранного лица устанавливается на основе законодательства государства его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства и подтверждается документами, выданными компетентными органами этого государства.

Форма международного коммерческого контракта

Арбитражный суд при разрешении спора, вытекающего из внешнеторговой сделки, применяет обычаи делового оборота в сфере международной торговли в редакции ИНКОТЕРМС в том случае, когда участники сделки договорились об их применении или изменили предусмотренные ими в договоре базисные условия в письменной форме.

Фирма, зарегистрированная в иностранном государстве, обратилась в арбитражный суд с иском к российскому акционерному обществу. Российским торговым предприятием (покупателем) в июле 1996 г. был заключен внешнеторговый контракт с этой фирмой (продавцом) на поставку товара. При заключении сделки стороны договорились в письменной форме, что поставка будет осуществляться на условиях СИФ (морская перевозка) в редакции ИНКОТЕРМС-90. При этом обязанность по оплате фрахта до пункта назначения и по страхованию сделки возлагалась на продавца — иностранную фирму. Фактически перевозка осуществлена на условиях ФОБ — продавец поставку не страховал. В пути, во время шторма, товар был испорчен попаданием морской воды. Покупатель, получив товар в негодном состоянии, счел это виной продавца, который односторонне изменил базисные условия поставки с СИФ на ФОБ, что, в свою очередь, привело к ненадлежащему исполнению обязательств по сделке. Иностранная фирма настаивала, что имело место двустороннее изменение договора. В качестве доказательства приводились следующие обстоятельства: продавец отправил по факсу оферту с предложением снизить цену контракта; покупатель в телефонных переговорах согласился с этим предложением. В результате телефонных переговоров продавец счел возможным зафрахтовать судно на условиях ФОБ и не страховать сделку. Российское предприятие отрицало факт устного согласия на изменение условий контракта. Арбитражному суду, разрешающему спор, не были представлены доказательства письменного волеизъявления сторон на изменение условий контракта. При разрешении спора следовало учитывать, что сделка относилась к категории внешнеэкономических. В соответствии с п. 3 ст. 162 ГК РФ внешнеэкономические сделки заключаются в простой письменной форме. Кроме того, предприятия участников сделки находились в разных государствах. Следовательно, к отношениям сторон применима Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., вступившая в силу для России с 1 сентября 1991 г. Конвенция содержит норму императивного характера о форме сделки — ст. 12. В ней оговаривается обязательность письменной формы сделки. Это правило распространяется как на договор международной купли-продажи, так и на его изменение (ст. 29 Конвенции). Статья 12 применяется, когда хотя бы одна из сторон в договоре имеет коммерческое предприятие в государстве — участнике Конвенции, законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались в письменной форме, о чем это государство сделало заявление на основании статьи 96 Конвенции. СССР при присоединении к Конвенции заявил о соблюдении требований статьи 12. Это заявление действует в отношении РФ, к которой перешли обязательства СССР по Конвенции. Статья 13 Конвенции к письменной форме (из электронных видов связи) относит только сообщения «по телеграфу и телетайпу». Договор купли-продажи и его изменение в случае участия в нем фирмы из РФ должен заключаться в письменной форме, каковой телефонная связь не является. Договор между спорящими сторонами был заключен в письменной форме на условиях СИФ (ИНКОТЕРМС-90), то есть продавец должен был отправить товар на условиях СИФ. Продавец по факсу предложил покупателю осуществить поставку товара на условиях ФОБ. Покупатель никаким письменным документом не подтвердил своего согласия изменить договор в части отказа от условий СИФ и перехода на условия ФОБ. Таким образом, продавец предложил изменить контракт, а покупатель на предложение не ответил. Следовательно, изменения контракта в отношении базиса поставки (СИФ на ФОБ) в письменной форме не произошло.

Арбитражный суд вправе принимать решение на основе обычаев делового оборота, касающихся базиса поставки в сфере международной торговли (в редакции ИНКОТЕРМС), в том случае, когда стороны договорились об их применении или изменили соглашение о базисных условиях внешнеторговой поставки в письменной форме.

Выбор материального права, подлежащего применению

к международному коммерческому контракту

I. Арбитражный суд при разрешении спора, вытекающего из внешнеэкономической сделки, в отношении которой стороны определили место рассмотрения спора, но не определили применимое право, выбирает применимое право самостоятельно на основе коллизионных норм, содержащихся в международном договоре, национальном законе.

В январе 1996 г. между российским акционерным обществом и бельгийской фирмой был заключен контракт, в соответствии с условиями которого бельгийская фирма обязалась поставить оборудование для двух рыболовецких траулеров, принадлежавших заказчику. Оплата товара должна была быть произведена после его получения. Стороны предусмотрели в контракте, что все споры, если они не могут быть урегулированы путем переговоров, подлежат рассмотрению в арбитражном суде РФ. Применимое право сторонами выбрано не было. Поставка оборудования была осуществлена бельгийской стороной в установленные в контракте сроки. Российское акционерное общество, получив товар, деньги на счет фирмы-поставщика не перечислило и на неоднократные напоминания об уплате долга не реагировало. Бельгийская сторона обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с российского акционерного общества стоимости поставленных товаров. Расчет убытков истец осуществил, основываясь на нормах права Бельгии. При разрешении спора в суде ответчик признал свою задолженность по контракту, однако счел, что расчет сумм, подлежащих выплате, должен быть произведен в соответствии с материальными нормами российского права, поскольку местом рассмотрения споров стороны определили российский арбитражный суд.

При разрешении спора арбитражный суд учитывал следующие обстоятельства:

контракт был заключен между сторонами, предприятия которых находятся в разных государствах. Это позволяет характеризовать данную сделку как внешнеэкономическую;

выбор сторонами в качестве места рассмотрения споров арбитражного суда РФ не означает автоматического подчинения отношений сторон российскому праву. Отсутствие волеизъявления сторон в отношении применимого права означает, что выбор права осуществляет суд, компетентный рассматривать данный спор.

При разрешении спора, возникшего из внешнеэкономической сделки, в случае отсутствия волеизъявления сторон в отношении применимого права, суд руководствуется коллизионными нормами своего законодательства. При этом используется коллизионная норма российского (советского) законодательства, действовавшая на момент заключения договора, из которого возник спор. По сделкам, заключенным до 3 августа 1992 г., применяется статья 566 ГК РСФСР (1964); по сделкам, заключенным с 3 августа 1992 г., применяется статья 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (1991). Кроме того, в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 г. «О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации к гражданским правоотношениям, возникшим до 3 августа 1992 года» Основы гражданского законодательства применяются к гражданским правам и обязанностям, возникшим после 3 марта 1992 г. Это означает, что арбитражный суд, анализируя каждый конкретный случай с позиции времени возникновения прав и обязанностей сторон, может признать применимой коллизионную норму Основ гражданского законодательства (1991) и в отношении тех контрактов, которые были заключены до 3 августа 1992 г. После введения в действие Гражданского кодекса РФ (1994) Основы гражданского законодательства продолжают действовать на основании статьи 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В данном случае арбитражный суд при определении применимого права руководствовался подпунктом 1 пункта 1 статьи 166 Основ гражданского законодательства, которые предусматривают, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договорам купли-продажи применяется право страны продавца.

II. Арбитражный суд при рассмотрении дела о признании внешнеэкономического контракта об аренде теплохода недействительным сослался на нормы права, применимые к обязательствам сторон по этой сделке.

Российское акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к немецкой компании о признании недействительным договора аренды теплохода. Между российским акционерным обществом и немецкой компанией был заключен договор о продаже немецкой стороной теплохода для предполагаемой эксплуатации в рамках создаваемого совместного российско-германского предприятия. По условиям договора оплата теплохода должна была быть осуществлена российской стороной из той части прибыли совместного предприятия, которая приходилась бы на долю российского акционерного общества. Совместное российско-германское предприятие к деятельности не приступило и было признано несостоявшимся. Руководство российского акционерного общества, которое рассчитывало оплатить покупку теплохода доходами от его эксплуатации в рамках совместного предприятия, исполнить свои обязательства по договору купли-продажи не смогло. В качестве разрешения проблемы неплатежа немецкая сторона предложила заключить договор аренды теплохода — арендодателем выступит немецкая компания, а арендатором — российское акционерное общество. Условия договора были сформулированы немецкой стороной. Не видя иного выхода из сложившейся ситуации, российская сторона согласилась с условиями договора. Однако в дальнейшем оказалось, что предусмотренная договором схема расчетов фактически ставит арендатора на грань банкротства. В своем заявлении истец указывал на то, что условия договора аренды относительно обязанностей российского акционерного общества носят крайне невыгодный характер, что позволяет говорить о кабальном характере данной сделки и ставить вопрос о ее недействительности. Истец просил признать недействительным договор аренды, ссылаясь на законодательство РФ. При заключении договора стороны выбрали местам рассмотрения споров Арбитражный суд РФ, применимое право определено не было.

При рассмотрении дела по существу суд принимал во внимание следующие обстоятельства:

договор аренды заключен между участниками, предприятия которых находятся в разных государствах. Таким образом, сделку можно охарактеризовать как внешнеэкономическую;

заключение договора предполагает установление между сторонами определенных прав и обязанностей, при этом реализация этих прав и обязанностей должна осуществляться в рамках, установленных законом. Если осуществление прав и обязанностей одной из сторон ущемляет права и обязанности другой стороны, такая сделка может быть признана судом недействительной по иску потерпевшей стороны. При этом для признания сделки недействительной суд должен руководствоваться теми основаниями, которые предусмотрены в законе, в рамках которого действуют стороны;

поскольку стороны не определили своим соглашением применимое право, суд в первую очередь выбирает право, регулирующее порядок осуществления и прекращения прав и обязанностей сторон;

при определении применимого права к договору аренды (имущественного найма) суду следует руководствоваться подпунктом 2 пункта 1 статьи 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (1991), которым установлено, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяется право страны наймодателя.

Наймодателем (арендодателем) являлась немецкая фирма. Последнее означает, что правом, применимым к отношениям сторон по данной сделке, является правовая система ФРГ и порядок принудительного прекращения прав и обязанностей сторон должен также определяться судом, исходя из установленного нормами немецкого права.

Таким образом, суд при рассмотрении вопроса о признании сделки недействительной применяет право, которому подчинены отношения сторон по данной сделке.

Следует обратить особое внимание на практику применения Венской конвенции ООН 1980 г. российскими судами и арбитражами. Как справедливо подчеркивалось в российской науке международного частного права, «с расширением числа предприятий и фирм, заключающих договоры международной купли-продажи с иностранными партнерами, и с закреплением в Арбитражном процессуальном кодексе РФ права на получение управомоченной стороной защиты в государственном арбитраже применение Венской конвенции приобретает все большее значение. Это особенно актуально, поскольку в конкретных договорах обычно отсутствуют прямые указания на данную Конвенцию, и к ее предписаниям арбитры и стороны обращаются обычно только при возникновении споров

*

. В качестве примера рассмотрим решение Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) при Торгово-промышленной палате РФ от 3 марта 1995 г. по делу N 304/1993

**

.

———————————

*

Смирнова Е. Применение Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров // Российская юстиция. 1997. N 11. С. 26.

**

Подробный анализ данного решения МКАС изложен в книге М.Г. Розенберга «Практика Международного коммерческого арбитражного суда. Научно-практический комментарий». М., 1997. С. 46 — 54.

Отношения сторон, из которых возник спор, были оформлены тремя документами:

дополнение к контракту, заключенному сторонами за два года до этого, с указанием в дополнении наименования, количества, цены и сроков поставки товара;

телекс истца (продавца), отправленный ответчику через 5 месяцев и предусматривавший снижение цены на товар, указанный в дополнении, и содержавший предложение о поставке дополнительного количества товара в I квартале следующего года по ценам, которые должны быть согласованы сторонами за 10 дней до начала нового года;

телекс ответчика, подтвердивший принятие предложения истца (направлен через 4 дня после получения телекса истца).

Поставка товара, предусмотренного дополнением, была произведена в основном в установленный срок. Недопоставка части товара была восполнена в I квартале следующего года. Цена на дополнительную партию товара, предложенную истцом к поставке в I квартале следующего года, сторонами согласована не была: истец не сделал предложения о ее размере, а в дальнейшем (в январе следующего года) сообщил ответчику о невозможности поставки этой дополнительной партии. Расчеты за поставленный товар были произведены по согласованным сторонами измененным ценам. Однако ответчик не оплатил истцу часть стоимости поставленного товара, требуя выполнить обязательства в отношении дополнительной партии товара.

Требования истца, указанные в исковом заявлении, включали в себя стоимость неоплаченной части поставленного товара и проценты за просрочку платежа. По мнению истца, контракт на поставку дополнительной партии товара в I квартале следующего года между сторонами заключен не был, поскольку между ними не была согласована цена.

Считая обоснованными требования истца о полной оплате ему поставленного товара, ответчик выдвинул следующие возражения:

истец согласился на отсрочку платежа;

контракт на поставку дополнительной партии товара сторонами был заключен, его невыполнение истцом причинило ответчику убытки, значительно превышающие исковую сумму;

цена на товар была установлена в телексах, которыми обменялись стороны, на определенный период поставки.

Предъявив в следующем году счета за товар, поставленный в январе, по ценам, предусмотренным в телексе, истец тем самым подтвердил свое согласие на сохранение этих цен и в I квартале следующего года и соответственно на их применение при поставке дополнительной партии товара.

Ответчик предъявил встречный иск, включавший следующие требования: возмещение ему убытков, вызванных непоставкой дополнительной партии товара, исчисленных как разница между текущими рыночными ценами, применявшимися в I квартале следующего года, и ценами, установленными путем обмена телексами; возмещение морального ущерба; возмещение расходов, понесенных в связи с предпринятыми попытками мирного урегулирования спора.

Вынесенное МКАС решение основывалось на следующих выводах:

1. На дату оформления документа, названного сторонами дополнением к контракту, государства, в которых находятся коммерческие предприятия сторон, являлись участниками Венской конвенции 1980 г. Учитывая, что между сторонами отсутствует соглашение об ином, отношения, из которых возник спор, регулируются в силу подпункта «а» пункта 1 статьи 1 Венской конвенции 1980 г. предписаниями этой Конвенции. Применение Венской конвенции по вопросам заключения договора (в том числе при определении того, был ли заключен договор между сторонами в отношении дополнительной партии товара в результате обмена телексами) основывается на статье 100 Венской конвенции. Предложение о заключении договора сделано телексом, направленным после того, как Венская конвенция вступила в силу для обоих государств.

В то же время в силу пункта 2 статьи 7 Венской конвенции по вопросам, которые прямо в ней не разрешены и не могут быть разрешены в соответствии с ее общими принципами, подлежат применению нормы национального права, определяемого на основании норм международного частного права (коллизионных норм). Из материалов дела и устных объяснений сторон следует, что между ними отсутствует соглашение о применимом праве. В заседании арбитражного суда представители сторон просили арбитражный суд определить применимое право по его усмотрению.

При признании применимым права страны истца по основному иску арбитражный суд (с учетом существующих коллизионных норм) исходил из того, что продавцом поставленного товара является истец по основному иску и местом заключения соглашения о внесении изменений в дополнение путем обмена телексами в силу положений Венской конвенции (п. 2 ст. 18 и ст. 23) является также государство, где учреждено и имеет основное место деятельности сторона, являющаяся истцом по основному иску. Из столицы государства истца по основному иску было направлено предложение о заключении договора на дополнительную поставку товара. Таким образом, при определении применимого права арбитражным судом были использованы коллизионные критерии «закон страны продавца» («lex venditoris»), «закон места заключения договора» («lex loci contractus») и «закон места совершения акта» («lex loci actus»);

2. Требование истца по основному иску о взыскании неоплаченной стоимости поставленного товара признано подлежащим удовлетворению. Оно подтверждено материалами дела. Его обоснованность как в принципе, так и по размеру, ответчиком не оспаривается. Юридическим основанием для его удовлетворения служат статьи 53, 61 и 62 Венской конвенции;

3. Арбитражный суд признал подлежащим удовлетворению требование истца по основному иску в отношении процентов годовых за просрочку платежа. Поскольку Венская конвенция не предусматривает размера процентов за просрочку платежа и порядка их начисления и их нельзя определить, основываясь на общих принципах Конвенции, арбитражный суд учел предписания законодательства страны истца по основному иску. При этом начисление процентов произведено не с даты начала просрочки, а с даты отзыва истцом предоставленной им ответчику отсрочки платежа по день фактической уплаты;

4. При предъявлении встречного иска, как следует из материалов дела и объяснений представителя истца по встречному иску, он исходил из того, что между сторонами был заключен контракт на поставку в I квартале следующего года дополнительной партии товара. Анализ материалов дела привел арбитражный суд к выводу, что такой контракт заключен сторонами не был.

В соответствии с Венской конвенцией (ст. 14) предложение заключить договор должно быть достаточно определенным. Оно признается таковым, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения. Телекс ответчика по встречному иску в отношении поставок в I квартале следующего года дополнительной партии товара содержал обозначение товара и его количество. Но в нем не были установлены ни цена на товар, ни порядок ее определения. Указание в телексе на то, что цены на этот товар будут согласованы (пересмотрены) за 10 дней до начала нового года, не может толковаться как означающее установление порядка определения цены. Оно является лишь выражением согласия в будущем по договоренности сторон определить цену на товар. Подтвердив это предложение своим телексом, истец по встречному иску тем самым согласился с тем, что цена на этот товар подлежит дополнительному согласованию между сторонами. С учетом изложенного в данном случае не применима статья 55 Венской конвенции, позволяющая определить цену товара, когда в договоре прямо или косвенно она не установлена или не предусмотрен порядок ее определения. Из подтвержденного истцом по встречному иску предложения ответчика по встречному иску, как отмечено выше, следует, что стороны подразумевали необходимость достичь соглашения о цене в будущем. Из материалов дела и объяснений сторон вытекает, что впоследствии (после обмена телексами) между ними не была согласована цена на эту партию товара;

5. Поскольку, как указано выше, контракт на поставку дополнительной партии товара в I квартале следующего года заключен не был, не может быть удовлетворено требование о возмещении ущерба, вызванного неисполнением этого контракта. Учитывая это, арбитражный суд не счел целесообразным подвергать специальному анализу представленный истцом по встречному иску расчет убытков, которые, по его заявлению, понесены в связи с неисполнением контракта, и документы, представленные в их подтверждение. Арбитражный суд отметил, что примененный истцом по встречному иску метод расчета убытков, учитывающий разницу между договорной и текущей рыночной ценой, применим лишь в случае, когда доказывается ущерб, вызванный неисполнением одной из сторон заключенного контракта. В частности, Венской конвенцией (ст. 76) предусмотрено право требовать разницу между ценой, установленной в договоре, и текущей рыночной ценой, когда договор расторгнут стороной из-за нарушения, допущенного другой стороной.