Обратная сторона гуманности

04-03-19 admin 0 comment

Каширин А.
Эж-Юрист, 2007.


Время домашнего ареста засчитывается подсудимому в срок лишения свободы из расчета один день за один день. Такой вывод сделал Верховный Суд РФ, рассмотрев конкретное уголовное дело в порядке надзора. Непримечательное на первый взгляд судебное решение дает повод для серьезных правовых дискуссий.

В законодательстве предусмотрено семь мер пресечения, применяемых к обвиняемому или подозреваемому в уголовном преступлении: подписка о невыезде; личное поручительство; наблюдение командования воинской части; присмотр за несовершеннолетним обвиняемым; залог; домашний арест; заключение под стражу (ст. 98 УПК РФ).

За рубежом домашний арест является самой распространенной мерой пресечения. У нас, как показывает судебная практика, домашнее заключение применяется крайне редко. А если и применяется, то только в отношении публичных личностей, высокопоставленных чиновников, самих судей. Хорошо это или плохо, мы поразмышляем чуть позже, а пока обратимся к судебному делу, которое как раз отличается от аналогичных тем, что домашний арест был применен в отношении лица, осужденного за тяжкое преступление — разбой.

Некий Денис Уваров вместе с «товарищами» совершил разбойное нападение на продавца магазина и был приговорен к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.96) (приговор Краснодарского краевого суда от 02.10.2003 N 2145). Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 26.05.2004 приговор был изменен, а действия преступника переквалифицированы на п. п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, за что Д. Уварову грозило 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Адвокат осужденного подала надзорную жалобу, в которой просила изменить состоявшиеся судебные решения, назначив более мягкое наказание, а также зачесть в срок отбывания наказания нахождение Д. Уварова под домашним арестом. Верховный Суд РФ согласился с доводами адвоката и переквалифицировал действия разбойника на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004), назначив наказание в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. При этом суд засчитал в срок лишения свободы время нахождения осужденного под домашним арестом из расчета один день за один день. Верховный Суд РФ указал следующее: «В соответствии с п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ в срок содержания под стражей засчитывается время домашнего ареста, а в силу ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы» (дело N 126П07 от 16.05.2007).

При анализе данного дела сразу напрашивается вопрос: насколько обоснованно была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста? Возмущает тот факт, что судьи часто не учитывают тяжесть совершенного преступления. Очень часто обвиняемых в разбое отпускали под ответственность домочадцев, а они снова грабили, насиловали, убивали. Последствия такой «гуманности» могут быть самыми необратимыми…

Безусловно, у домашнего ареста есть и плюсы. Не секрет, что нахождение в СИЗО неблагоприятно сказывается на психике. Обвиняемый озлобляется, обрастает преступными связями, привыкает к жизни взаперти. Риск подцепить опасные заболевания в СИЗО тоже крайне высокий. А ведь страдают иногда невиновные люди. Нельзя путать обвиняемого и преступника, потому что вину подозреваемого суд может и не признать.

Остаются неопределенными механизмы, регулирующие порядок применения домашнего ареста, права и обязанности его участников, способы и методы контроля. В УПК РФ об этом не говорится, и непонятно, на какие органы должно возлагаться осуществление надзора за соблюдением обвиняемым (подозреваемым) установленных судом ограничений.

В настоящее время контролирующие функции над арестантом осуществляют органы милиции. Немногие милиционеры станут добросовестно дежурить возле входной двери сутки напролет и выгуливать подневольного час в день. В такой ситуации соблюдение установленных судом ограничений остается на совести самого обвиняемого (подозреваемого), а это совсем неправильно.

Что с законопроектом «О домашнем аресте», о котором относительно недавно трубила на всю страну Мосгордума, в планах которой было направить подследственных домой с надетыми на запястье электронными браслетами?

И после всего сказанного мы удивляемся — почему в нашей стране все не так, как за границей? Почему у них работает, а у нас нет? Ответ прост: в современном правовом поле возможности реализации данного института без ущерба правосудию и интересам страны сильно ограничены.