Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство

04-03-19 admin 0 comment

Воробьева Л.
Законность, 2001.


Согласно ст. 34 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Из этого можно сделать вывод, что под предпринимательской деятельностью понимается не запрещенная законом деятельность, требующая соответствующей регистрации, лицензирования для осуществления государственного контроля. То есть деятельность легализованная, не противоречащая нормам гражданского права и не преследуемая в уголовном порядке.

Это положение имеет принципиальное значение для уяснения вопроса, за какую деятельность могут привлекаться к уголовной ответственности по ст. 171 и ст. 171.1 УК РФ.

Если эта деятельность сама по себе не противоречит закону, но производится без регистрации, лицензирования или с нарушением условия лицензирования, значит, полученный доход подлежит налогообложению, а действия правонарушителей следует квалифицировать по ст. ст. 171 и 198 (или 199) УК РФ.

Деньги и иные ценности, нажитые в результате другой преступной деятельности, не являющейся предпринимательской, подлежат обращению в доход государства.

Разве можно подходить с одной меркой к ответственности граждан, объединившихся, например, для строительства домов, дач, но не зарегистрировавшихся как субъекты предпринимательской деятельности, и членов преступных группировок, занимающихся мошенническими махинациями, вымогательством и т.д.

Здравый смысл подсказывает, что в первом случае доходы, полученные от строительных работ, не должны изыматься в доход государства. Они лишь подлежат налогообложению. Во втором случае имущество, деньги, ценности подлежат обращению в доход государства или возврату законным владельцам.

Деятельность каких предприятий, осуществляемая без лицензии, подпадает под действие ст. 171 УК РФ?

Предприятиями, занимающимися коммерческой деятельностью, могут быть как различные организации, общества, товарищества, так и государственные унитарные предприятия. Может ли безлицензионная деятельность руководителей всех без исключения предприятий рассматриваться как преступление, предусмотренное ст. 171 УК?

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность — это самостоятельная, осуществляемая на свой страх и риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Но, допустим, государственное унитарное предприятие создано по постановлению губернатора или главы администрации города для осуществления коммерческой деятельности, требующей получения лицензии, и осуществляет такую деятельность без лицензии. Можно ли его руководителя привлечь к уголовной ответственности по ст. 171 УК? Как определить вредные последствия этой деятельности, если ни гражданам, ни предприятиям, ни государству не причинено крупного ущерба? Как определить извлеченный доход, если кроме зарплаты руководитель ничего не получал? Доход от такой деятельности частично направлен в местный бюджет. Приобретенное предприятием имущество, согласно уставу предприятия, принадлежит субъекту Федерации или городу. Да и руководитель, другие работники лишь состоят в трудовых отношениях и выполняют возложенную на них обязанность, а не самостоятельно, на свой страх и риск, ведут деятельность.

Представляется проблематичным привлечение к уголовной ответственности по ст. 171 УК при таких обстоятельствах.

Поэтому деятельность без лицензии или специального разрешения не во всех случаях может рассматриваться как безусловное обстоятельство для привлечения к уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность.

Хотелось бы также коснуться вопросов, связанных с применением ст. 171.1 УК, предусматривающей уголовную ответственность за производство, приобретение, хранение, перевозку или сбыт немаркированных товаров и продукции.

Марками акцизного сбора или специальными марками подлежит маркировке алкогольная продукция. Вводя в Уголовный кодекс ст. 171.1, законодатель, вероятно, имел в виду в данном случае ответственность за незаконный оборот алкоголя, выпущенного официально действующими по его изготовлению предприятиями.

А как быть с привлечением к уголовной ответственности граждан, изготавливающих и реализующих поддельную водку? Этот вид преступной деятельности также распространен, и бороться с ним необходимо. Но применима ли в этом случае ст. 171.1 УК? На первый взгляд, казалось бы, да. Но такая позиция при ближайшем рассмотрении не выдерживает критики. Поскольку, привлекая к ответственности по ст. 171.1 лиц, осуществляющих такую деятельность, но не наклеивающих специальные или акцизные марки, мы побуждали бы к более изощренному мошенничеству, т.е. маркировке фальсифицированной алкогольной продукции.

Полагаю, в данном случае уголовная ответственность возможна лишь по ст. 159 УК.

Ведь для состава преступления, предусмотренного ст. 171.1, необходимо наличие крупного размера стоимости немаркированных товаров и продукции, в двести раз превышающего минимальный размер оплаты труда. А как определить стоимость поддельной водки, изготовленной в каком-нибудь подвале в пропорциях спирта к воде 1:2 и разлитой в бутылки из-под водки с этикетками различных ликероводочных заводов?

Не подлежит такая преступная деятельность квалификации и по ст. 171 УК. Да, эта деятельность незаконная. Но она не может рассматриваться как предпринимательская.