Таможня: пограничное состояние

04-03-19 admin 0 comment

Серебро А.В.
Эж-Юрист, 2007.


Ежегодно число уголовных дел, возбуждаемых дознавателями Федеральной таможенной службы России, растет, что свидетельствует как о позитивных тенденциях в правоохранительной деятельности таможенных органов, так и о том, что криминальная активность в сфере внешнеэкономической деятельности не идет на спад. Однако некоторые имеющие место, несмотря на трехлетнее действие ТК РФ и недавно принятые поправки в УПК РФ (Федеральный закон от 05.06.2007 N 87-ФЗ «О внесении изменений в УПК РФ и ФЗ «О прокуратуре РФ», Федеральный закон от 06.06.2007 N 90-ФЗ «О внесении изменений в УПК РФ»), проблемы говорят о недостаточном правовом регулировании в таможенной сфере. О сегодняшней деятельности сотрудников ФТС России рассказывает заместитель начальника отдела организации дознания Управления таможенных расследований и дознания ФТС России, майор таможенной службы Алексей Васильевич Серебро.

С какими преступлениями сотрудникам таможенных органов дознания сегодня приходится сталкиваться наиболее часто?

— В соответствии с УПК РФ таможенные органы правомочны проводить предварительное расследование в форме дознания по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 188 и ст. 194 УК РФ. Собственно говоря, эти составы и образуют основной массив работы для дознавателей. Ситуация складывается таким образом, что примерно 90% уголовных дел возбуждается по признакам контрабанды, наиболее распространенными способами совершения которой остаются недекларирование и недостоверное декларирование.

До 2004 года в структуре «таможенной» преступности преобладали правонарушения, связанные с уклонением от уплаты таможенных платежей. По ст. 188 УК РФ квалифицировались деяния, выявляемые исключительно при фактическом пересечении границы. Все нарушения, связанные с непосредственно таможенным оформлением товаров во внутренних таможнях, подпадали под ст. 194 УК РФ. Однако в 2004 году был введен в действие новый Таможенный кодекс РФ, который толковал понятие «перемещение через таможенную границу», используемое в ст. 188 УК РФ, расширительно. Теперь перемещением стали считаться не только фактическое пересечение товарами и транспортными средствами таможенной границы, но и все последующие действия с ними до их выпуска таможенными органами.

На сегодняшний день в номенклатуре так называемой товарной контрабанды преобладают автомашины, товары народного потребления (одежда, обувь), бытовая электроника. Большое число уголовных дел возбуждается в связи с контрабандой наркотических средств и психотропных веществ. По-прежнему распространены факты незаконного вывоза из страны средств в иностранной валюте.

Как отразится на деятельности сотрудников ФТС России недавнее принятие Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ «О внесении изменений…», нормы которого (начиная с сентября 2007 года) будут направлены на разграничение полномочий следователя и прокурора?

— Изменения и дополнения, которые внесены в УПК РФ, несомненно, коснутся таможенных органов. Однако законодатель наделил нас только полномочиями по производству предварительного следствия в форме дознания и производства неотложных следственных действий. В Законе N 87-ФЗ речь в первую очередь идет о разграничении полномочий следователей и прокуроров. Если говорить о таможенных органах как органах дознания, то основной новеллой, безусловно, станет упразднение института получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела. В остальном полномочия надзирающих прокуроров в отношении дознавателей и принимаемых ими процессуальных решений остаются достаточно широкими. Прокуроры будут вправе:

— давать дознавателю обязательные для исполнения письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий;

— отменять постановления дознавателей, которые он посчитает незаконными или необоснованными;

— отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования;

— изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю;

— утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу.

Кроме того, согласие прокурора будет необходимо дознавателю при направлении ходатайства о производстве процессуальных действий, которые допускаются только на основании судебного решения, а также на продление сроков производства дознания по уголовным делам. Как видно, для органов дознания грядущие изменения не станут чем-то революционным.

Какие инициативы ФТС России в последнее время получили свое развитие в области совершенствования законодательства? Как часто прислушивается к ним законодатель?

— Если говорить о дознании, то, действительно, серьезные перемены уже произошли. Речь идет о Федеральном законе от 06.06.2007 N 90-ФЗ «О внесении изменений…», вступившем в силу в июне этого года. Для многих на фоне принятия Закона N 87-ФЗ указанный Закон, возможно, прошел незамеченным, однако для нас он стал фактически поворотным пунктом в работе.

С 2002 года, когда начал действовать новый УПК РФ, ФТС России на разных уровнях неоднократно обращала внимание на то, что установленный законом срок дознания (25 суток, впоследствии увеличен до 30) недостаточен для расследования уголовных дел о контрабанде и уклонении от уплаты таможенных платежей. Данные преступления, как правило, совершались и совершаются хорошо организованными устойчивыми группами, с четким распределением функций, великолепно обеспеченными в финансовом отношении. На выявление схемы преступления, установление всего круга лиц, причастных к его совершению, требуются значительное время, кропотливая работа большого числа сотрудников, серьезные материальные затраты.

Между тем дознаватели были лишены права даже направлять международные запросы по уголовным делам, хотя необходимость в производстве следственных действий на территории иностранных государств возникала практически в каждом случае.

Дела, по которым не были установлены лица, подозреваемые в совершении преступления, могли расследоваться нами только в форме производства неотложных следственных действий.

В итоге следователи органов внутренних дел оказались заваленными уголовными делами, которые дознаватели таможен передавали по подследственности в связи с истечением процессуальных сроков. В 2005 году таможенные органы возбудили 3264 уголовных дела, около 2000 из которых по истечении сроков дознания были направлены по подследственности. В 2006 году возбуждено 4423 уголовных дела. Свыше 2700 дел, по которым проводилось дознание, направлены по подследственности.

За этими цифрами стоят огромные суммы ущерба, нанесенного государству в результате совершения преступлений, исполнители которых остались безнаказанными. Как показала практика, дальнейшая судьба данных дел стандартна: сначала они приостанавливались, а затем прекращались в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Даже в подобных условиях удалось добиться роста количества уголовных дел, направляемых в суд с обвинительным актом. Особо хочется отметить: практически по всем делам судами постановляются обвинительные приговоры, что смело можно ставить в заслугу нашим дознавателям, которые успевают в короткие сроки не только провести на должном уровне расследование, но и оформить его результаты в полном соответствии с требованиями закона.

ФТС России раз за разом поднимала вопрос о необходимости наделения таможенных органов правом производства предварительного следствия по уголовным делам, отнесенным к нашей компетенции, однако дальше инициатив дело сдвинуть не удавалось. Направлялись обращения в Правительство РФ, Генеральную прокуратуру. Во взаимодействии с иными правоохранительными органами готовились соответствующие поправки в УПК РФ.

В конечном итоге законодатель принял своего рода соломоново решение, сохранив за нами статус органов дознания, но существенно увеличив сроки производства по уголовным делам. Теперь есть возможность в случае назначения экспертизы ходатайствовать перед прокурором о продлении сроков дознания до шести месяцев, а при направлении международного запроса о правовой помощи — до одного года. Понятно, оба этих мероприятия в силу специфики расследуемых нами уголовных дел проводятся очень часто.

Кроме того, уголовные дела, возбуждаемые не в отношении конкретных лиц, а по факту совершения преступления, также будут расследоваться таможенными органами в форме дознания. Важным дополнением стала статья, регламентирующая статус начальника подразделения дознания. Мы прекрасно понимаем, что расширение полномочий неизбежно влечет повышение ответственности за конечные результаты работы.

Можно сказать, что с июня начата работа практически с чистого листа. Несомненно, потребуется какое-то время для того, чтобы наладить ее в новых условиях. Значительно возрастут требования к кадровому составу дознавателей, к оперативному обеспечению процесса расследования уголовных дел. О конкретных результатах, устойчивых тенденциях можно будет говорить не ранее чем по итогам второго полугодия текущего года.

Какие правовые проблемы возникают на практике в части установления, квалификации и привлечения к уголовной ответственности по основным статьям главы 22 УК РФ? Требуется ли вносить изменения в законодательство и в какой части? Как вы оцениваете сотрудничество с представителями иных государственных контролирующих органов? Какие вопросы необходимо урегулировать для улучшения правового климата в межведомственной среде?

— Данные вопросы тесно переплетаются между собой в части, касающейся нашего взаимодействия с органами прокуратуры, которые, собственно, и являются главным субъектом, контролирующим процессуальную деятельность таможенных органов.

За время действия нового УПК РФ (с июля 2002 года) накопился богатый опыт работы с органами прокуратуры. Получение согласия на возбуждение уголовного дела зачастую становилось для дознавателей таможни серьезной проблемой. Причем такие проблемы в ряде случае выходили за рамки единичных фактов, формируя весьма устойчивые тенденции в правоприменительной практике целых регионов. В качестве примера могу привести ситуацию, которая не так давно имела место в одном из регионов, где таможенные органы неожиданно столкнулись с тем, что надзирающие прокуроры отказывались согласовывать постановления о возбуждении уголовных дел в отношении граждан, перемещавших через границу наркотические средства.

Проблема заключалась в следующем: по мнению прокуроров, обязательным условием квалификации деяния лица по ч. 2 ст. 188 УК РФ являлось перемещение наркотиков в крупном размере, который следовало определять исходя из правил, установленных ст. 228 УК РФ по нормам, определяемым Постановлением Правительства РФ от 07.02.2006 N 76. Тот факт, что в ч. 2 ст. 188 наступление уголовной ответственности никак не связано с размером перемещаемых наркотических средств, во внимание не принимался.

В результате сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, на руках имелись постановления прокуроров об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела, с другой — обвинительные приговоры судов иных регионов, постановленные в отношении граждан, также перемещавших наркотики в размерах, не превышающих крупный. В целом, несмотря на подобные проблемы, как правило, удается налаживать совместную с надзирающими прокуратурами работу.

Трудности неизбежны, главное — наличие знаний, здравого смысла и желания разрешать возникающие противоречия. Например, проблема с возбуждением уголовных дел о контрабанде наркотиков была решена в ходе ряда рабочих встреч, проведенных руководством Управления таможенных расследований и дознания с представителями Генеральной прокуратуры.

Следует признать, что порой имеют место ситуации, когда дознаватели слишком увлекаются, уводя взаимодействие с надзирающими прокурорами за рамки правового поля. В силу своих полномочий прокуратуры всегда выступали во взаимоотношениях с таможенными органами с властной позиции, в результате чего некоторые наши сотрудники, сталкиваясь, например, с отказом в даче согласия на возбуждение уголовного дела, вместо того, чтобы в рамках действующего УПК РФ отстаивать свою позицию путем обжалования принятого решения вышестоящему прокурору, предпочитали не выносить сор из избы и не портить отношений, вынося постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Впрочем, отметим: подобные примеры широкого распространения не получили.

Что касается взаимодействия, не связанного непосредственно с расследованием уголовных дел, то оно ведется непрерывно. Представители Генеральной прокуратуры и межрегиональных транспортных прокуратур принимают участие в совещаниях, на которых рассматриваются результаты работы таможенных органов по линии дознания, определяются приоритетные направления развития на будущее. Ведется постоянный информационный обмен с иными правоохранительными органами.

Какие преступления на сегодняшний день являются труднораскрываемыми и по каким причинам?

— До сих пор сохраняются трудности при возбуждении уголовных дел о контрабанде леса и лесоматериалов. В настоящее время руководством государства борьба с преступностью в данной сфере определена как одна из приоритетных задач государственной политики. Наиболее активно данная противоправная деятельность ведется в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах при перемещении древесины на территорию Китая.

Количество нарушений закона при осуществлении деятельности по экспорту лесопродукции на сегодняшний день весьма велико: стоимость незаконно перемещаемой древесины составляет сотни миллионов рублей. Однако пробелы в действующем законодательстве очень часто не позволяют таможне принимать действенные меры, и злоумышленники пользуются подобными лазейками.

Наиболее распространенный путь контрабандистов, провозящих лес и лесоматериалы, — обманное использование документов. При осуществлении экспортных операций участниками внешнеэкономической деятельности представляются поддельные фитосанитарные сертификаты, внешнеторговые контракты и учредительные документы организаций-экспортеров, оформленные с нарушением требований действующего законодательства, грузовые таможенные декларации, содержащие недостоверные сведения (под видом обычных декларируются особо ценные породы леса, занижается сортность).

В целях ухода от уголовной ответственности осуществляется вывоз древесины мелкими партиями, и в случае привлечения экспортера к ответственности стоимость перемещаемых товаров не достигает крупного размера, необходимого для квалификации деяния по ст. 188 УК РФ.

Чтобы уйти от ответственности за уклонение от уплаты налогов, субъекты лесопромышленного комплекса используют подделку документов, подтверждающих законность происхождения древесины, или полное уничтожение бухгалтерских документов. Это дает возможность скрыть незаконную порубку, завысить затраты и предъявить требование о возмещении налога на добавленную стоимость, который фактически не был уплачен.

Число разного рода нарушений достаточно велико, однако не во всех случаях закон позволяет таможенным органам должным образом реагировать на них, квалифицируя противоправные деяния по ст. 188 УК РФ. Например, таможенными органами в 2006 году неоднократно выявлялось следующее: направляемая на экспорт лесопродукция приобреталась на территории РФ незаконным путем.

Для обоснования заявляемой таможенной стоимости экспортерами представляются поддельные счета-фактуры, лесорубочные билеты. Однако возможность возбуждения в таких случаях уголовных дел о контрабанде у нас отсутствует, поскольку документы, касающиеся обоснования законности приобретения леса и лесоматериалов на территории России, не относятся к числу документов, необходимых для целей таможенного оформления.

Представляется, что действенным выходом из сложившейся ситуации может стать законодательное закрепление запрета на экспорт лесопродукции, приобретенной на территории России незаконным путем. Однако на настоящий момент эта проблема, к сожалению, не решена.

Серьезную озабоченность руководства ФТС России также вызывает то, как на сегодняшний день обстоят дела с порядком учета, хранения и, самое главное, передачи вещественных доказательств по уголовным делам.

В ходе расследования уголовных дел вещественными доказательствами признаются значительные товарные партии. Хранение их, как правило, осуществляется на площадях складов временного хранения и обходится таможенным органам в «круглую» сумму.

При передаче уголовных дел по подследственности в иные правоохранительные органы вещественные доказательства в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством также подлежат передаче. И они передаются. Но только формально. Между тем фактически орган предварительного следствия не принимает никаких мер для того, чтобы взять на себя бремя обеспечения их хранения. Исключение составляют так называемые ликвидные товары, которые без труда могут быть реализованы через структуры Российского фонда федерального имущества.

В результате сегодня сохраняется практика, при которой предметы, признанные вещественными доказательствами по уголовным делам, продолжают храниться в местах, определенных дознавателями таможенных органов, и после окончания расследования (прекращения уголовного дела или его направления прокурору с обвинительным актом) либо передачи дела для производства предварительного следствия в иные правоохранительные органы.

Данный факт обусловлен в первую очередь нормативной неурегулированностью. Действующая на сегодняшний день инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам разработана еще в 1989 году. В 1999 году в нее вносились некоторые изменения, но фактически этот документ совершенно не соответствует современным реалиям.

В настоящее время большинство правоохранительных органов (ФТС России не является исключением) разработали ведомственные инструкции о порядке обращения с вещественными доказательствами. Однако, как представляется, назрела необходимость в создании единого межведомственного документа, который мог бы привести правоприменительную практику в обозначенном вопросе к общему знаменателю.

Интервью провел Михаил Чеботарев,

обозреватель «ЭЖ-Юрист»