Жилищный кодекс РФи права несовершеннолетних на жилые помещения

04-03-19 admin 0 comment

Кирилловых А.А.
Адвокат, 2007.

Кирилловых А.А., юрисконсульт Вятской государственной сельскохозяйственной академии, преподаватель Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (Кировский филиал).

Жилищный кодекс РФ 2004 г. <1>, принятый с целью решить накопившиеся проблемы регулирования жилищных отношений, сам породил иные не менее проблемные ситуации, связанные с защитой законных прав на жилые помещения отдельных категорий граждан. Речь идет о новеллах, которые до сих пор не могут получить должного разрешения в правоприменительной практике, приводя к различным толкованиям на уровне как обычных граждан, так и судебных органов.

———————————

<1> СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 14.

Особое социальное напряжение вызывают нормы Жилищного кодекса о правах и обязанностях граждан, проживающих совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении (ст. 31 ЖК РФ). Содержательная составляющая норм указанной статьи определяет всю абсурдность юридической техники и правовых ляпов законодателя.

Жилищное законодательство исходит из понятия «член семьи собственника», т.е. лица, проживающего в принадлежащем собственнику жилом помещении.

В соответствии с п. 1 ст. 31 ЖК РФ членами семьи собственника являются его супруг, а также дети и родители данного собственника. Кроме того, к членам семьи относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении также иные лица (граждане), если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Членство в семье законодатель связывает с возникновением определенных прав и обязанностей у лица по отношению к собственнику, что, как считает И.А. Дубровская, «…сохраняет значение юридического факта в фактическом составе, порождающем право пользования чужим жилым помещением» <2>.

———————————

<2> См.: Дубровская И.А. Выселение бывших членов семьи собственника // Жилищное право. 2007. N 3.

Основаниями для признания лица членом семьи собственника могут служить не только брачно-семейные отношения (из этого, в частности, исходит Жилищный кодекс РФ, формулируя порядок выселения бывшего супруга), но и иные обстоятельства; необходимо лишь подтвердить факт проживания. Следует исходить из общего понимания члена семьи собственника, определенного по аналогии с членом семьи нанимателя, статус которого лицо могло получить при вселении его в таком качестве либо в случае ведения общего хозяйства, несения совместных расходов с нанимателем. По мнению И.А. Дубровской, «использование законодателем понятия «граждане, постоянно проживающие вместе с нанимателем (собственником)» указывает на то, что существо отношений между собственником и лицами, которым он разрешил проживать вместе с ним, играют меньшую роль» <3>.

———————————

<3> См.: Дубровская И.А. Указ. соч.

Между тем именно этот важный критерий далеко не всегда учитывается законодателем, что приводит к негативным нормативным решениям, например при определении членов семьи собственника, корреспондирующим по ходу толкования с совершенно нелогичными правовыми выводами относительно бывших его членов.

На первый взгляд, ситуация с изложением понятий указанной статьи выглядит вполне адекватно и с точки зрения защиты прав собственника, и предшествующей практики, когда бывший супруг продолжал проживать на одной жилплощади с собственником, нарушая право последнего на осуществление соответствующих полномочий владельца жилой площади. Это еще можно понять, если уйти от формальной ее составляющей. Но что делать с отдельными категориями, содержательная часть которых не укладывается в рамки здравого смысла? Предлагаемое в ЖК РФ понятие «член семьи собственника» как нельзя лучше показывает нормативные ошибки, ведущие к тому, что в категорию «бывших» могут попасть не только лица, прекратившие брачно-семейные отношения, но и дети самого собственника.

Ситуация осложняется еще и тем, что в Жилищном кодексе нет понятия «бывший член семьи собственника». Имеется лишь указание: «В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется» (п. 4 ст. 31 ЖК РФ).

Непонятно, что вкладывал законодатель в содержание указанной нормы, говоря о прекращении семейных отношений.

Видимо, логика законодателя сводилась к тому, что член семьи собственника состоит с последним в семейных отношениях. Отсюда и понимание юридической связи последствий прекращения семейных отношений.

Вероятнее всего, бывший член семьи собственника — это лицо, утратившее (прекратившее) с собственником семейные отношения. Но как тогда понимать норму Жилищного кодекса РФ, где речь идет об обеспечении иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства? Несомненно, речь идет в том числе о несовершеннолетних детях собственника, которые в данном случае уже определены как члены семьи бывшего супруга собственника жилого помещения. Семейные отношения — это отношения, с которыми закон связывает определенные правовые последствия: возникновение семейных прав и обязанностей супругов. При этом приоритетность защиты прав несовершеннолетних (п. 3 ст. 1 Семейного кодекса РФ) <4> — неотъемлемый элемент обязательств обоих супругов, исполнение которых в данной ситуации отдается на «откуп» исключительно желанию супруга-собственника, что в корне неверно.

———————————

<4> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

В соответствии с пунктом 4 ст. 60 СК РФ ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию.

Однако гарантия прав несовершеннолетних детей на жилое помещение может вытекать из условий брачного договора между супругами, в котором супруги вправе предусмотреть порядок пользования жилым помещением при разводе и права несовершеннолетних детей. Между тем не может стать предметом брачного договора регулирование прав и обязанностей супругов в отношении детей (п. 3 ст. 42 СК РФ). Закон в данном случае исходит из равных прав и обязанностей супругов.

Строгое требование закона не следует понимать буквально. По мнению Т.А. Ништ, «такой запрет не препятствует супругам включать в брачный договор положения, закрепляющие в случае расторжения брака переход какого-либо имущества, в том числе недвижимого, в собственность или безвозмездное пользование супруга, с которым остаются дети» <5>.

———————————

<5> См.: Ништ Т.А. Учет интересов несовершеннолетних детей в имущественных отношениях супругов // Юридический мир. 2007. N 3.

Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается, как правило, соглашением родителей.

Примером решения проблемы возможна ситуация выдела ребенку определенной доли в праве собственности. Соглашение родителей при этом служит лишь решением вопроса о фактическом месте жительства ребенка, которое при наступлении определенных обстоятельств может быть изменено на жилое помещение собственника.

Такая попытка — лишь небольшой шаг вперед в решении проблемы прав несовершеннолетних детей и вместе с тем своеобразный последний шанс для семей, где отношения супругов не могли быть построены по модели договорного режима их имущества.

Следует все-таки вернуться к категориям жилищного права: «члены семьи собственника» — чересчур обобщенное понятие, к тому же обладающее дефектом односторонности и противоречивости с семейным законодательством, не может служить основанием для отнесения детей собственника к бывшим членам его семьи. Таким статусом может обладать другой супруг при потере юридической связи с собственником с момента регистрации соответствующего факта в органах записи актов гражданского состояния.

Следует согласиться с мнением Н.В. Корниловой, считающей, что «супруг в отличие от родителей и детей не является родственником своего супруга. Супруги находятся в состоянии свойства, под которым понимается отношение определенной близости между людьми, возникающее не по непосредственному родству, а из брачного союза…» <6>. Отношения между ними действительно брачно-семейные и вполне закономерно укладываются в содержание требований законодателя к бывшему члену семьи нанимателя.

———————————

<6> См.: Корнилова Н.В. Проблемы определения круга лиц, имеющих право пользования жилым помещением собственника // Современное право. 2007. N 2.

Таким образом, определение «член семьи собственника», предложенное в жилищном законодательстве, не согласуется с нормами Семейного кодекса РФ, устанавливающими иные критерии в решении вопроса о семейных отношениях, которые применительно к несовершеннолетним обладают родственными основаниями, утрата которых в любом случае невозможна.

Поэтому не оправданна в этом случае и судебная практика <7>, не основанная на логике здравого смысла и не учитывающая последствия принятия подобных решений в угоду формальному соблюдению требований закона. Вроде бы все предельно просто: несовершеннолетние дети в любом случае будут пользоваться жилым помещением, даже в случае развода их родителей. Между тем законодатель за обобщением трактовки жилищных прав бывших членов семьи собственника не оставил судам шанса на иное толкование соответствующей нормы. Вариант для поведения в данной ситуации был бы иным, если бы буквальное толкование положений ЖК РФ в отношении несовершеннолетних лиц определялось понятиями семейного законодательства. Так называемые семейные отношения и их прекращение (утрата) никоим образом не затрагивали бы интересы несовершеннолетних, поскольку сложно себе представить бывших детей. Их связь с родителями основана не на принятии каких-то семейных обязательств супругов по отношению к детям, а обусловлена сущностью кровной связи как моральным аспектом, обеспечивающим возможность ребенка жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, реализация которого в условиях лишения права на проживание вряд ли возможна. Между тем, как следует из закона, спорная формулировка предлагается для целей жилищного законодательства и мало чем может соответствовать понятиям семейного права. Использование специальной терминологии может послужить основанием к изменению понятия «член семьи» путем исключения из него детей собственника. Технические изменения в соответствующую норму ЖК РФ, а также отсылка к нормам Семейного кодекса РФ позволят разрешить вопрос о правах детей на жилые помещения при разводе их родителей в ситуации, когда один из них теряет право члена семьи собственника.

———————————

<7> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 5.

Практика разрешения споров о правах бывших членов семьи собственника в скором времени должна получить иное направление, поскольку именно суды, обобщая те или иные категории дел, связанные с применением норм соответствующего законодательства, определяют вектор развития совершенствования правовой базы. Законодатель в этом случае обязан своевременно уловить позицию судебных органов, соотнеся ее с общественно-социальной практикой в столь важной сфере правовых отношений.