Формирование правового статуса судей: история и современность

04-03-19 admin 0 comment

Попова А.Д.
Журнал российского права, 2007.

Попова Анна Дмитриевна — заместитель директора по научной работе Рязанского филиала Академии права и управления Российского совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск, кандидат исторических наук.

Центральной фигурой в судопроизводстве, безусловно, является судья. Именно деятельность судьи олицетворяет деятельность судебной системы в целом. Поэтому важно сформировать правовой статус судьи, позволяющий ему соответствовать столь важной в обществе функции. Перемены 90-х гг. XX в. существенно повлияли на повышение статуса судей. Судебная реформа была начата с одного из наиболее важных вопросов — обеспечения независимости судей. Однако важно отметить, что задатки современного правового статуса судей были заложены в ходе другой реформы — знаменитой Судебной реформы 1864 г., проводившейся в годы правления Александра II. Современная реформа и александровская модернизация очень похожи: одинаковы цели обеих реформ, даже многие мероприятия совпадают. В судебную систему были введены суд присяжных, мировые судьи, судебные приставы, обе реформы вводили принципы гласности, состязательности, независимости судей, ставили целью сделать правосудие гуманным, быстрым, справедливым. Последнее невозможно без правовых гарантий, без определенного правового статуса судей. Поэтому представляется интересным сравнить правовой статус современных судей и статус судей, действовавших в то время.

С введением в действие Судебной реформы 1864 г. правовой статус судей стал регулироваться Учреждением судебных установлений (УСУ). Данный документ являлся одним из законов, объединенных общим понятием «Судебные уставы 1864 г.» <1>. В настоящее время правовой статус судей регулируется прежде всего Конституцией РФ и Законом РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».

———————————

<1> Судебные уставы 1864 г. представляли комплекс из четырех документов: Учреждение судебных установлений (по своему содержанию может быть сопоставимо с Федеральным конституционным законом «О судебной системе РФ» и Законом РФ «О статусе судей в РФ»), Устав уголовного судопроизводства (фактически УПК Российской империи), Устав гражданского судопроизводства (фактически ГПК Российской империи), Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (можно сопоставить с КоАП РФ).

Если говорить о требованиях, предъявляемых к кандидатам в судьи, то законы XIX в. и законы конца XX — начала XXI в. исходят из одних принципов: судьей может стать гражданин (подданный) России, достигший определенного возраста, имеющий соответствующее образование, опыт работы по специальности и непорочную репутацию. Ценз подданства сформулирован в законах обоих периодов практически одинаково: в должности по судебному ведомству могут быть определяемы только русские подданные (ст. 200 УСУ) и судьей может быть только гражданин Российской Федерации (ст. 119 Конституции РФ, ст. 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»). Можно заметить, что в XIX в. ценз подданства не был обязателен для всех родов государственной службы. На государственную службу на ряд должностей могли поступать иностранцы, они принимали присягу на верность службе (но не на верность царю). Также единодушны оказались законодатели в отношении возраста для судей: минимальным возрастом для занятия судейской должности признан возраст 25 лет. В современном Законе возрастной ценз уточнен: для занятия должности судьи Верховного Суда республики, краевого, областного суда необходимо достигнуть 30-летнего возраста, для занятия должности судьи Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ — 35 лет, а для занятия должности судьи Конституционного Суда РФ — 40 лет (ст. 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»). Современное законодательство устанавливает и «потолок» по возрасту — 70 лет. Подобное ограничение в дореволюционном законодательстве устанавливалось только для присяжных заседателей.

Несколько отличается трактовка образовательного ценза. Оба закона исходят из того, что вершить правосудие должны люди образованные, однако требования законодательства XIX в., несомненно, мягче современного. Предписывалось на должности мировых судей избирать лиц, имеющих высшее или среднее специальное (не обязательно юридическое) образование (ст. 19 УСУ). Для судей общих судов (окружных и судебных палат) требования были выше, они могли назначаться из числа лиц, «имеющих аттестаты университетов… об окончании курса юридических наук или о выдержании экзамена в сих науках или же доказавших на службе свои познания по судебной части» (ст. 202 УСУ). Оговорка о «доказавших на службе свои познания по судебной части» открывала дорогу лицам, вообще не имеющим юридического образования. Это было порождено боязнью не найти соответствующего количества лиц с высшим юридическим образованием. Однако в целом эти положения все равно следует оценить как крупный шаг вперед, ведь до реформы к судьям вообще не предъявлялось требование иметь соответствующее образование. Именно реформа 1864 г. заложила принцип профессионализма в работе судей. Она резко повысила образовательный уровень судейского корпуса: если до нее только 60% судей имели высшее образование, то после реформы — 89,2%. Однако не все получили образование именно на юридических факультетах. Среди учебных заведений, в которых воспитывались будущие служители Фемиды округа Московской судебной палаты, встречаются и такие учебные заведения, как Медико-хирургическая академия — 0,9%, Духовная академия — 0,9%, Духовная семинария — 1,8%, военное училище — 1,8%, кадетский корпус — 1,8%, гимназия — 4,5% <2>.

———————————

<2> См.: Попова А.Д. Правда и милость да царствуют в судах (Из истории реализации Судебной реформы 1864 г.). Рязань, 2005. С. 298.

Образовательный уровень мировых судей был значительно ниже. Анализ сведений по Московской, Владимирской, Рязанской, Калужской, Нижегородской губерниям показывает, что только 40% мировых судей имело высшее образование и только 25% получили его в университете. Очень часто на эту должность выбирались те, кто обучался в средних военных учебных заведениях, т.е. отставные военные. Они составляли 29,8% всех мировых судей. 12,5% мировых судей обучались лишь в гимназиях. Нередкостью было встретить мирового судью, получившего только домашнее воспитание, или того, кто оставил гимназию или духовную семинарию, не окончив курса <3>. В современные дни невозможно представить судью без высшего юридического образования. Статья 119 Конституции РФ четко оговаривает, что судьей может быть только гражданин, имеющий высшее юридическое образование. Более того, современный законодатель значительно ужесточил образовательный ценз: кандидат должен не просто представить подлинник документа, подтверждающего юридическое образование, или его копию, а выдержать квалификационный экзамен (ст. 5 названного Закона РФ). Норма о квалификационном экзамене представляется весьма обоснованной, особенно в контексте современного состояния высшего образования. Сейчас редкий вуз не готовит юристов на бюджетной или внебюджетной основе, падение уровня подготовки специалистов актуально по всем специальностям, в том числе по юриспруденции. Как показывает практика, далеко не каждый обладатель диплома о высшем юридическом образовании в состоянии выдержать квалификационный экзамен. Например, в Нижегородской области в 2004 г. выдержали такой экзамен 43% экзаменующихся, а в 2005 — 42,5% <4>. Можно также согласиться с предложением ввести обязательное психологическое тестирование для кандидатов на должность судей <5>. Сейчас оно проводится только в ряде регионов в качестве эксперимента.

———————————

<3> Там же. С. 301.

<4> http://www.riakreml.ru/society/?39753

<5> См.: Клеандров М.И. О совершенствовании механизма отбора кандидатов в судьи и наделении их судейскими полномочиями // Государство и право. 2005. N 5; Матеров Н. Как улучшить подбор кандидатов на должности судей // Российская юстиция. 2004. N 4; Пейсиков В. Правовые основы отбора и подготовки судей в России // Российская юстиция. 2004. N 5.

Достаточно требовательно законодатели двух реформ отнеслись к цензу опытности. По УСУ, он был необходим для занятия должности председателя, товарища председателя, члена суда, судебного следователя, любой должности по прокурорскому надзору, он также требовался для вступления в корпорацию присяжных поверенных. Закон предусматривал такой порядок, по которому занятие высших должностей было невозможно без определенного срока службы на низших. Для приобретения первоначального опыта создавался институт кандидатов на судебные должности. Он предназначался для молодых людей, имевших высшее юридическое образование, но не обладавших опытом работы. Кандидаты прикреплялись к судебным местам для ознакомления с их работой, что выражалось в обязательном посещении судебных заседаний, а также в выполнении различных поручений прокуроров и судей. Кандидаты считались находившимися на государственной службе, но жалование не получали. Первоначальный опыт мог быть накоплен и в должности секретаря или его помощника.

В наши дни для кандидатов на должность судьи Конституционного Суда РФ стаж по юридической профессии установлен 15 лет, для судьи Верховного Суда РФ или Высшего Арбитражного Суда РФ — 10 лет, верховного суда республики, суда автономной области, краевого, областного суда — 7 лет, для всех остальных судов — 5 лет (ст. 4 названного Закона РФ). Можно отметить, что современный законодатель понятие профессионального стажа трактует более свободно, чем это было в XIX столетии. Сейчас в стаж по юридической профессии включена служба на государственных должностях в федеральных органах власти и органах муниципального самоуправления, работа в юридических службах, научно-исследовательских учреждениях, время работы в качестве преподавателя юридических дисциплин в учреждениях среднего и высшего профессионального учреждения. Судебными уставами 1864 г. признавался исключительно стаж службы по судебному ведомству, что, возможно, следует признать разумным. Даже очень хороший преподаватель юридических дисциплин или чиновник управленческого аппарата не может получить представление об особенностях работы судебной системы. Как показывает изучение личных дел судебных деятелей второй половины XIX в., типичный карьерный рост судьи был следующим: служить начинали с должности кандидата на судебные должности, затем работали в канцелярии, следующей распространенной ступенькой была должность судебного следователя, затем помощника прокурора или нотариуса, и только потом можно было рассчитывать на судейскую мантию. Причем каждая новая ступень в карьерной лестнице давалась нелегко. Каждому новому назначению предшествовала работа по выяснению деловых и нравственных качеств кандидата. Также характерной чертой службы судебных деятелей того времени было то, что редко кто из них делал всю карьеру на одном месте, в одном и том же суде. Очень типичны были перемещения в другие города, и за свою карьеру каждый чиновник судебного ведомства менял три-пять мест жительства. В наши дни наиболее оптимальной ступенькой к судебной должности может стать должность помощника судьи. Возможно, стоит ввести в законодательство норму, по которой кандидат в судьи должен был бы отработать хотя бы один год в этой должности.

Если сравнивать требования, предъявляемые к кандидатам в судьи, то следует отметить исчезновение полового ценза. В XIX в. путь к государственной службе для женщин был закрыт. Ветер перемен эпохи Великих реформ несколько пошатнул эту привычную позицию, за женщиной была признана одна сфера общественной деятельности — педагогика. В других сферах, в том числе правоохранительной, царствовали мужчины, причем сила традиций была так сильна, что в Судебных уставах 1864 г. даже не упоминается, к какому полу должны принадлежать кандидаты на должности судей, прокуроров, следователей, присяжных поверенных, присяжных заседателей. Закон ограничивался простым словом «лица», предъявляя к этим лицам требования ценза образованности и опытности, однако естественно, что в силу традиции «лица» должны были быть только мужского пола, да и условиям, которые ставились, у женщин не было возможности соответствовать <6>: получить высшее юридическое образование они не могли, приобрести опыт службы в государственных учреждениях тоже — на эту службу брали только мужчин. Попытка немного поколебать устойчивую традицию могла стать причиной сильного скандала.

———————————

<6> Учреждение судебных установлений // Российское законодательство X — XX вв. М., 1984. Т. 8. С. 35, 41, 53, 71.

Так, в 1867 г. три мировых судьи г. Москвы осмелились взять на скромные должности делопроизводителей трех девушек: сестер Чумаковских и Иванову. Сам факт службы женщин в присутственном месте сильно насторожил чиновников III-го отделения. Бдительный страж, подавая объемный рапорт по этому поводу, обвинил девушек и судей во всех грехах сразу — от нигилизма до распутного поведения. Для подтверждения последнего чиновник нашел «железный» аргумент: «Постоянно проводит время наедине с Асафовым (письмоводитель. — А.П.) в его комнате под благовидным предлогом занятий по занимаемой должности» <7>. Проведенная по личному указанию Министра юстиции Д.Н. Замятнина проверка показала беспочвенность всех обвинений, но от мест девушкам были вынуждены отказать (как говорится, «на всякий случай»). Только в начале XX в. начались разговоры о допущении женщин в адвокатуру, однако соответствующий проект был воспринят высшими чиновниками министерства юстиции в штыки. В защиту женщин выступал А.Ф. Кони. В своей статье «О допущении женщин в адвокатуру» он доказывал, что нельзя проводить в адвокатуре разделение по половому признаку (хотя ради справедливости следует заметить, что великий юрист тоже очень четко ограничивал сферу деятельности женщин — гражданское судопроизводство) <8>. Первое появление женщины в суде в качестве адвоката закончилось скандалом. Некая Флейшиц взяла на себя защиту по уголовному делу в Петербургском окружном суде. Прокурор Ненароков отказался участвовать в процессе <9>.

———————————

<7> ГАРФ. Ф. 109. Оп. 42. Д. 52. Л. 2 об.

<8> Кони А.Ф. О допущении женщин в адвокатуру. Собр. соч. М., 1967. Т. 4. С. 438.

<9> Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Приговоренные временем. Российские и советские прокуроры. XX век. 1937 — 1957 гг. М., 2001. С. 118.

В наше время судейская работа давно уже стала больше женской, чем мужской. Например, в Ульяновской области женщины составляют 67,5% районных судей, в областном суде эта цифра чуть ниже — 57,4% <10>. Для многих женщин-судей даже не стоит вопрос: мужская это или женская профессия? Как отмечает судья Рязанского областного суда А.И. Баранова, «женщины лучше разбираются во всех житейских неурядицах. Гражданские дела лучше рассматривать женщинам. К тому же в женщине от природы острее чувство справедливости» <11>. Сами многие женщины-судьи, соглашаясь, что работа судьи влечет большие эмоциональные и физические нагрузки, подчеркивают, что именно женщины в большой степени наделены такими качествами, без которых правосудию никак не обойтись: «Судья должен быть терпелив, что больше свойственно женщине…» (Е.В. Сапунова, председатель Советского районного суда) <12>, «…работа судьи требует усидчивости, терпимости, внимательного отношения к людям, что в большей степени свойственно именно женщинам» (Г.Д. Шершнева, судья Рязанского областного суда) <13>, «Я считаю, что это самая что ни на есть женская работа. Она очень кропотливая, требует большого терпения и усидчивости» (Л.М. Кондакова, председатель судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда) <14>.

———————————

<10> http://scourt.vens.ru/vestnik/vestnik17/4_4/

<11> Баранова А.И. Нам часто некогда // Буква закона. 2004. N 1. С. 50.

<12> Сапунова Е.В. Нельзя везде быть судьей // Буква закона. 2004. N 1. С. 58.

<13> Шершнева Г.Д. Вокруг меня всегда хорошие люди // Буква закона. 2004. N 1. С. 56.

<14> Кондакова Л.М. Главное в человеке — доброта // Буква закона. 2004. N 1. С. 54.

Хотя есть еще противники допущения женщин в судебную сферу — как среди судей-мужчин, так и среди политиков. Так, судья В. Полудняков отмечает: «При всем уважении к женщинам, отмечая их безусловную добросовестность, самоотдачу в нелегком судейском деле, нельзя не учитывать, что не всем им по силам эмоциональные, психологические и физические перегрузки, которыми перенасыщено судопроизводство» <15>. Политик В.В. Жириновский вообще предложил запретить женщинам доступ в судейский корпус: «Большинство преступлений совершают мужчины, и женщины не в состоянии их понять» <16>.

———————————

<15> Полудняков В.И. Современная российская судебная реформа: на пути в мир правосудия. СПб., 2002. С. 150.

<16> http://www.garweb.ru/project/vas/new/smi/01/06/20010630/478076.htm

Современный период обогатился новым требованием для кандидатов в судьи: они должны проходить медицинское освидетельствование и представить справку, что не страдают заболеванием, препятствующим выполнению обязанностей судьи (ст. 5 названого Закона РФ). Перечень данных заболеваний утверждается федеральным законом.

Можно отметить сходство законов двух периодов и в мерах, принятых для обеспечения независимости судей. Обе реформы закрепили принцип несменяемости судей. Статья 243 УСУ определила, что «председатели, товарищи председателей и члены судебных мест не могут быть уволены без прошения». Эта же статья не разрешала переводить судью в другую местность без его согласия. Статья 121 Конституции РФ гласит: «Судьи несменяемы. Полномочия судьи могут быть прекращены или приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным федеральным законом». Законодатели обоих периодов исходят из того, что независимость судей невозможна без достойного материального обеспечения судей. До реформы 1864 г. те, кто работал в судебном ведомстве, влачили жалкое существование. По данным известного советского историка П.А. Зайончковского, в 1808 г. заседатели палат уголовного и гражданского суда получали 360 руб. в год (!), уездный судья — 375 руб. Канцелярские служащие еще меньше — 20 — 40 руб. Современник вспоминает, что, придя в уездный суд в г. Можайске Московской губернии, он обратил внимание на отсутствие чуть ли не половины служащих. Выяснилось, что служащие ходят на работу по очереди, так как не имеют одежды и вынуждены друг другу одалживать сапоги, сюртуки — у кого что найдется.

С целью улучшить образовательный и нравственный уровень судебных деятелей реформа 1864 г. предусматривала резкое повышение жалования судебным деятелям. Согласно Судебным уставам судебный пристав при окружном суде получал 600 руб. в год, судебный следователь — 1500 руб., член окружного суда получал 2200 руб., прокурор окружного суда получал 3500 руб. Кроме того, могли быть добавочные выплаты.

Много это или мало — 2200 руб. в год? Вот цены 1873 г.: пуд ржаной муки (16 кг) — 63 коп., пшеничной — 1 руб. 95 коп., мера гречневой крупы (мера — это примерно 26 л, т.е. 2,5 ведра или полмешка) стоила 1 руб. 4 коп., мера картофеля — 40 коп., пуд свежей говядины — 3 руб. 20 коп., десяток яиц — 8 коп. Год обучения в гимназии стоил 60 руб. Таким образом, 2200 руб. — это действительно высокий уровень оплаты труда. Для сравнения можно сказать, что жалование начальницы епархиального училища (по-современному — директора школы) составляло, например, 180 руб. в год, а делопроизводитель получал в год всего 24 руб. Жалование сельского учителя было 120 руб.

В советское время зарплата судей была невысокая. Этим объясняется большое количество женщин в судейском корпусе. В период перестройки, когда стали создаваться частные фирмы и зарплаты в них были гораздо выше зарплат государственных служащих, вообще возникла угроза остаться без судейских кадров. Сейчас отношение к зарплате судей постепенно начинает меняться. Зарплаты судей всех звеньев поставлены в зависимость от зарплаты Председателя Верховного Суда РФ. Например, зарплата судьи районного суда составляет 67% от зарплаты Председателя Верховного Суда, судьи областного суда — 77%, председателя — 85% <17>. Кроме должностного оклада судьям выплачиваются надбавки за выслугу лет, за квалификационный класс. Судьям, имеющим степень кандидата наук, выплачивается надбавка в размере 5% от должностного оклада, а имеющим степень доктора наук — 10%. За последние пять лет было несколько повышений зарплаты: если в 2004 г. зарплата мирового судьи составляла в среднем 14 тыс. руб., судьи районного суда — 16 тыс., судьи областного суда — 18 тыс. <18>, то в 2006 г. средняя зарплата судей достигла 59 тыс. руб. <19>. Таким образом, престиж работы судьи постепенно повышается, хотя еще не дорос до уровня 1864 г.

———————————

<17> Приложение к Федеральному закону от 10 января 1996 г. N 6-ФЗ «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппарата судов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 144.

<18> Закатнова А., Куликов В. Судьям добавили пять лет. Вчера об этом стало известно на VI Всероссийском съезде судей // РГ. 2004. 1 дек.

<19> Куликов В. Верховный Суд меняет крышу и переезжает в новое здание // РГ. 2006. 21 июня.

В наши дни существенной гарантией независимости судей стала неприкосновенность судьи, чего не было в XIX в. Часть 1 ст. 122 Конституции РФ определяет: «Судьи неприкосновенны».

На схожих принципах строилась и строится система подбора кандидатов на судебные должности. Согласно ст. 128 Конституции РФ и ст. 6 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ назначаются Советом Федерации. Судьи других федеральных судов назначаются Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ и Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ. Отбор кандидатов на должность судьи согласно тому же Закону происходит на конкурсной основе. Подать заявление об участии в конкурсе может каждый гражданин, соответствующий установленным цензам. После сдачи квалификационного экзамена, проверки достоверности всех представленных сведений квалификационная коллегия судей принимает решение, рекомендовать данного кандидата в судьи или нет.

Аналогичная схема действовала и после 1864 г. Согласно ст. 212 УСУ председатели, их товарищи, члены судебных палат и окружных судов, в том числе судебные следователи, назначались императором по представлению Министра юстиции. В случае открытия вакансии на эти должности должно было состояться общее собрание суда, на котором кандидатура на должность выбиралась из лиц, удовлетворяющих всем требованиям. Затем Министр представлял избранную кандидатуру императору, при этом он имел право представлять и других лиц. При выборах учитывалось все: образование, стаж, нравственные и деловые качества. Для выявления последних проводилась обильная переписка: запросы с прежних мест работы, даже сбор информации в обществе. Вся переписка занимала два-три месяца и шла исключительно под грифом «конфиденциально». Нельзя сказать, что эти запросы были простой формальностью: отзывы составлялись не шаблонно и иногда содержали весьма яркие характеристики. Можно встретить отказы дать отзыв по причине «слишком недавнего служения» <20>. Мировые судьи избирались на земских собраниях.

———————————

<20> ЦГИА г. Москвы. Ф. 131. Оп. 24. Д. 271а. Л. 77.

Вступление в должность сопровождалось и сопровождается принятием присяги: так было в XIX в., так есть и сейчас. Тексты присяги, конечно, отличаются, но в основе своей совпадают: суть заключается в обещании судить беспристрастно, не взирая на лица, служить только закону. Вот как звучала присяга судьи в XIX столетии: «Обещаюсь и клянусь всемогущим Богом перед Святым Его Евангелием и животворящим крестом Господним хранить верность Его императорскому Величеству Государю Императору, самодержцу Всероссийскому, исполнять свято законы империи, творить суд по чистой совести, без всякой в чью-либо пользу лицеприятия и поступать во всем соответственно званию мною принимаемому, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на Страшном суде Его. В удостоверении чего целую крест Спасителя моего». Современная присяга намного короче: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть».