Опасность экстремизма и возможности уголовно-правовых мер борьбы с ним

04-03-19 admin 0 comment

Бирюков В.В.
Адвокат, 2007.


Бирюков В.В., военнослужащий.

Несмотря на предпринимаемые правоохранительными органами усилия, экстремизм по-прежнему представляет серьезную угрозу стабильности и общественной безопасности в нашей стране. В последние три года в Российской Федерации происходит неуклонный рост преступлений экстремистской направленности. В связи с этим Президент РФ в Послании Федеральному Собранию призвал усилить ответственность за проявления экстремизма.

В идеологическом плане экстремизм отрицает всякое инакомыслие, пытается жестко утверждать собственную систему политических, идеологических или религиозных взглядов, навязывает их оппонентам любой ценой. Аргументируя свои взгляды, лидеры экстремистских организаций и движений обращаются не к разуму, а к чувствам и предрассудкам людей. Крайняя идеологизация экстремистских действий создает особый тип экстремистов, склонных к самовозбуждению, потере контроля над своим поведением, готовых на любые акции. Сторонники экстремистской идеологии могут быть настолько одержимы сознанием правоты и законности предъявляемых ими требований, что вольно или невольно подгоняют многообразие жизненных ситуаций и процессов к видению мира через призму этой идеологии. Исторические прецеденты достижения целей непопулярными средствами позволяют лидерам экстремизма создавать аналогичные прецеденты, надеясь, что история их оправдает.

В политическом аспекте экстремизм выступает против сложившихся общественных структур и институтов, пытаясь подорвать их стабильность, как правило, силовыми методами. Для этого экстремистские организации организуют беспорядки, акции гражданского неповиновения, террористические акции, используют методы партизанской войны. При этом они придают исключительно большое значение общественному резонансу, вызываемому их действиями.

В области культуры экстремизм проявляется в пропаганде насилия, жестокости, цинизма; уничтожении исторических памятников, предметов старины, являющихся национальным достоянием, и других крайних действиях, которые отрицательно сказываются на процессе воспитания и уровне культуры российских граждан.

В межнациональных и межконфессиональных отношениях экстремизм находит выражение в разжигании вражды и ненависти между нациями и народностями, вооруженных конфликтах, посягательствах на территорию соседних государств, в актах геноцида по отношению к некоренному населению, представителям других этнических образований. В национально-этнической сфере он может проявляться в возбуждении миграционных настроений среди населения приграничных районов, что способствует росту социальной напряженности в регионе, порождает недовольство как в среде коренного населения, куда направляются миграционные потоки, так и в среде вынужденных переселенцев.

Экстремизм как форма протекания конфликтов не обошел и сферу экономических отношений. Так, не прекращается деятельность преступных групп в отношении коммерческих предприятий; оказывается давление на руководителей государственных предприятий, сотрудников отраслевых министерств и ведомств, применяются методы устрашения.

Рост экстремизма вынуждает государство защищаться против усиливающегося организованного давления на него. Основной же линией выступает стремление государства защититься от угроз со стороны экстремистов за счет расширения сферы действия запретов, применения санкций на более ранних этапах возможных противоправных действий.

Для решения вышеназванных задач была принят Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 148-ФЗ «О внесении изменений в статьи 1 и 15 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» (далее — Закон N 148-ФЗ), существенно расширивший круг противоправных деяний, квалифицируемых как экстремистская деятельность и влекущих за собой соответствующие меры реагирования со стороны государства в лице его уполномоченных органов.

Однако специалисты критически отнеслись к поправкам в названный Закон, указывая на поспешность, с которой он был принят, и на ряд упущений.

В соответствии с Законом N 148-ФЗ к экстремистской деятельности (экстремизму) отнесена деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, редакций средств массовой информации либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленная на:

1) публичное оправдание терроризма;

2) воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти, избирательных комиссий, а также законной деятельности должностных лиц указанных органов, комиссий, соединенное с насилием или угрозой его применения;

3) публичную клевету в отношении лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или субъекта Федерации, при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, соединенную с обвинением данного лица в совершении деяний, указанных в рассматриваемом Законе, при условии, что факт клеветы установлен в судебном порядке;

4) применение насилия в отношении представителя государственной власти либо на угрозу применения насилия в отношении представителя государственной власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей;

5) посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность;

6) нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда здоровью и имуществу граждан в связи с их убеждениями, расовой или национальной принадлежностью, вероисповеданием, социальной принадлежностью или социальным происхождением;

7) создание или распространение аудио-, аудиовизуальных, печатных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков, на основании которых они могут быть отнесены к экстремистским материалам.

Кроме того, как экстремистскую деятельность Закон рассматривает публичные призывы и выступления, побуждающие к осуществлению указанной деятельности, обосновывающие либо оправдывающие совершение деяний, отнесенных к числу проявлений экстремизма.

И наконец, содействие в планировании, организации, подготовке и совершении перечисленных выше действий, в соответствии с изменениями, внесенными Законом N 148-ФЗ, также является экстремистской деятельностью.

Несомненно, отнесение ряда перечисленных выше деяний к числу экстремистских позволит сократить их число и снизить количество экстремистов. В то же время отдельные деяния, включенные законодателем в число экстремистских, по мнению автора, упоминаются излишне, а другие требуют уточнения и доработки.

Во-первых, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность, в соответствии со ст. 277 УК РФ включено законодателем в число террористических проявлений, а «осуществление террористической деятельности» уже присутствует в действующей редакции Федерального закона и отнесено к экстремистской деятельности. Поэтому внесение одной из разновидностей терроризма, отнесенного в целом к экстремистской деятельности, лишено юридического смысла.

Во-вторых, отнесение к экстремизму «применения насилия в отношении представителя государственной власти либо угрозы его применения в отношении представителя государственной власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей», т.е. деяния, предусмотренного ст. 318 УК РФ, представляется слишком неопределенным, способным неоправданно расширить круг лиц, причисляемых к экстремистам, за счет лиц, совершивших такие противоправные деяния не по политическим, а по иным, например бытовым, мотивам. Не уточнен также статус и уровень потерпевшего представителя государственной власти.

В-третьих, представляется юридически неоднозначной возможность включения в перечень экстремистских действий «публичной клеветы в отношении лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, соединенной с обвинением указанного лица в совершении деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности». По сути, это одна из форм клеветы, являющейся преступлением против личности. Как следует из ст. 129 УК РФ, под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Перевод одной из форм клеветы в разряд экстремистской деятельности также может привести к ее расширительному применению в отношении критикующих власть представителей оппозиции.

В-четвертых, после ввода в действие ст. 205.2 УК России, предусматривающей уголовную ответственность за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности и публичное оправдание терроризма, по нашему мнению, отпала необходимость и целесообразность упоминания данной противоправной деятельности в числе экстремистской.

В-пятых, законодатель отнес к экстремистской деятельности создание или распространение аудио-, аудиовизуальных, печатных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков экстремизма. То есть установлена уголовная ответственность за приготовление к совершению публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности — преступление, предусмотренное ст. 280 УК РФ. В связи с этим возникают противоречия данного положения с положениями ст. 15 УК РФ, в соответствии с которыми приготовление к совершению преступлений небольшой и средней тяжести не наказуемо, а ст. 280 УК РФ определяет именно преступления средней тяжести. Поэтому необходимо внесение изменений в соответствующие статьи УК РФ. Так, в диспозицию ст. 280 УК РФ необходимо включить «изготовление экстремистских материалов с целью их публичного распространения», а в ст. 15 УК РФ указать, что приготовление к преступлениям экстремистского характера наказуемо, даже если они относятся к преступлениям небольшой или средней тяжести.

Представляется, что при злоупотреблении указанным положением можно отнести отдельных писателей и даже классиков художественной литературы к разряду экстремистов, в связи с чем данное изменение также требует уточнения и более детальной проработки.

Доработка Закона «О противодействии экстремистской деятельности» в направлении более четкого и операционального выделения экстремистских действий, прежде всего тех, которые связаны с насилием и являются преступлениями, позволит избежать ситуаций, когда закон в отношении одних может быть применен, а в отношении других — нет. Иначе получается, что именно законодатель создает двусмысленные ситуации, провоцирующие правоохранительные органы на самостоятельное толкование норм закона и принятие решений по их применению или неприменению.

По мнению автора, назрела также объективная необходимость дополнить ст. 212 УК РФ («Массовые беспорядки»), ст. 213 («Хулиганство»), ст. 243 («Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры»), ст. 244 («Надругательство над телами умерших и местами их захоронения») таким квалифицирующим признаком, как совершение указанных преступлений по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотиву ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы.