Применение законодательства о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем

04-03-19 admin 0 comment

Гасников К.Д.
Журнал российского права, 2007.


Совокупность предусмотренных на законодательном уровне мер борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и их реализация на практике относятся к основным показателям эффективности проводимой в Российской Федерации политики по созданию правового государства с развитой экономикой.

Основным законодательным актом в данной области является Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (с последующими изменениями и дополнениями к нему) (далее — Закон), который был разработан с учетом рекомендаций, принятых Международной группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (далее — ФАТФ) <1>.

———————————

<1> Россия является членом ФАТФ с 2002 г.

Ведущая роль в реализации положений Закона, а также принятых в его исполнение подзаконных нормативных правовых актов отводится кредитным организациям как основным участникам рынка финансовых услуг.

В силу этого анализ практики применения кредитными организациями рассматриваемого Закона позволит выявить ряд недостатков действующей нормативной правовой базы в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

По Закону на кредитные организации возложен ряд обязанностей, несоблюдение которых может повлечь за собой применение различных мер гражданско-правовой, уголовно-правовой и административной ответственности, вплоть до отзыва (аннулирования) лицензии на осуществление банковских операций (ст. 13 Закона).

К числу таковых относится необходимость проведения идентификации лиц, находящихся на обслуживании в кредитной организации (подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона). Данная формулировка представляется неудачной, и ее следует понимать шире, поскольку по Закону кредитная организация обязана получать информацию в том числе и в отношении своих потенциальных клиентов на стадии, предшествующей юридическому оформлению отношений с ними.

Процедура идентификации заключается в совокупности действий сотрудников кредитной организации по сбору и анализу следующей информации:

1) в отношении физических лиц — фамилия, имя, отчество клиента, гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность, данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в Российской Федерации, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии);

2) в отношении юридических лиц — наименование, идентификационный номер налогоплательщика или код иностранной организации, государственный регистрационный номер, место государственной регистрации и адрес местонахождения.

Вся вышеуказанная информация подлежит проверке на предмет ее полноты, принадлежности предъявившим ее лицам и соответствия действующему законодательству. При этом действия сотрудников кредитной организации в части обработки и хранения информации в отношении физических лиц должны в полной мере соответствовать положениям Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных».

Особая сложность проведения процедуры идентификации заключается в выявлении кредитными организациями поддельных документов высокого качества, которые визуально практически не отличаются от подлинных. Случаи обнаружения подобных фальшивок крайне редки, тем не менее совершение банковских операций с их использованием может повлечь за собой неблагоприятные последствия для кредитных организаций.

Как показывает практика, в случае возбуждения против клиента кредитной организации уголовного дела по статье 174.1 УК РФ («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления») и выявления поддельных документов, которые служили основанием для совершения банковских операций, у правоохранительных органов возникают подозрения о наличии связи между действиями подозреваемого и кредитной организации.

Несмотря на значимость проблемы, Закон и принятые в его исполнение подзаконные акты не содержат четких процедур взаимодействия между уполномоченными органами государственной власти и кредитными организациями по вопросам обмена информацией, оказания технической помощи в целях выявления поддельных документов, что является явным упущением законодателя. В этой связи закрепление в Законе единственного положения (ч. 5 ст. 9), предусматривающего возможность получения кредитными организациями информации от уполномоченных органов государственной власти из Единого государственного реестра юридических лиц, сводного государственного реестра аккредитованных на территории Российской Федерации представительств иностранных компаний, а также об утерянных, недействительных паспортах (в том числе о паспортах умерших лиц и об утерянных бланках паспортов), является явно недостаточным для эффективного выявления лиц, намеренных совершать банковские операции с целью легализации (отмывания) доходов, добытых преступным путем, и/или финансирования терроризма.

Помимо клиентов кредитная организация также обязана устанавливать и идентифицировать при совершении банковских операций выгодоприобретателей (подп. 2 п. 1 ст. 7 Закона). При этом определение понятия «выгодоприобретатель» в Законе и принятых в его исполнение нормативных правовых актах отсутствует. В связи с этим у кредитных организаций возникают сложности при определении лиц, подпадающих под эту категорию.

Под выгодоприобретателем с учетом содержания п. 1.2 Положения об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, утв. ЦБ РФ 19 августа 2004 г. N 262-П (далее — Положение), понимается лицо (физическое или юридическое), получающее (извлекающее) какую-либо имущественную выгоду от совершения клиентом кредитной организации банковской операции и/или сделки. Соответственно клиент и выгодоприобретатель являются разными лицами, действующими в рамках одного правоотношения.

Неопределенность в законодательстве порождает различные коллизии при определении выгодоприобретателей применительно к совершаемым банковским операциям и/или сделкам. В качестве примера можно привести договор финансирования под уступку денежного требования, в котором участвуют три стороны (клиент, финансовый агент и должник). По мнению ЦБ РФ, клиент в данном договоре выгодоприобретателем не считается <2>, и этот вывод представляется достаточно спорным.

———————————

<2> Пункт 2 информационного письма ЦБ РФ от 6 марта 2006 г. N 9 «Обобщение практики применения Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и принятых в соответствии с ним нормативных актов Банка России».

В рамках договорной конструкции финансирования под уступку денежного требования при совершении банковской операции по перечислению денежных средств финансовым агентом клиенту в счет уступаемого денежного требования последний выступает в качестве выгодоприобретателя и не является таковым при расчетах между должником и финансовым агентом.

При невозможности осуществить процедуру идентификации клиента и/или выгодоприобретателя до совершения конкретной банковской операции кредитная организация обязана завершить данную процедуру в срок, не превышающий семь рабочих дней со дня проведения такой банковской операции (абз. 1 п. 2.8 Положения).

При этом данная норма не распространяется на случаи, связанные с упрощенной идентификацией физических лиц.

Учитывая то, что кредитная организация не во всех случаях может определить выгодоприобретателя, она считается выполнившей обязанность по его идентификации, «если …может на основании соответствующих документов и сведений …подтвердить, что ею предприняты обоснованные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры по установлению и идентификации…» (п. 1.5 Положения).

Неопределенность данной формулировки позволяет надзирающим за исполнением Закона органам по-разному подходить к оценке предпринятых кредитной организацией действий в целях идентификации клиента и/или выгодоприобретателя. Результатом этого зачастую является неоправданное привлечение кредитных организаций к ответственности за нарушение положений рассматриваемого Закона.

В силу этого кредитным организациям рекомендуется сообщать в уполномоченный орган исполнительной власти в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма <3> всю имеющуюся у них информацию о выгодоприобретателе во всех случаях, когда из-за действий клиента (в частности, при непредставлении им запрашиваемых документов) или по каким-либо иным причинам возникает сложность с завершением процедуры идентификации выгодоприобретателя по операциям, подлежащим обязательному контролю <4>, а также по всем иным операциям, сведения по которым уже были направлены в такой орган исполнительной власти.

———————————

<3> В соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» таким органом является Федеральная служба по финансовому мониторингу. Однако для кредитных организаций при реализации Закона едва ли не более важным является соблюдение требований Банка России, поскольку именно он применяет к ним меры воздействия в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения нормативных правовых актов в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

<4> Перечень таких операций содержится в ст. 6 Закона.

Сложность при реализации Закона применительно к идентификации клиентов и/или выгодоприобретателей заключается также в том, что Закон в отличие от Положения не содержит такого понятия, как «упрощенная идентификация физического лица» (п. 3.1 Положения).

В соответствии с Положением она может проводиться исключительно на основании документа, удостоверяющего личность <5>, при осуществлении переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов, банковских операций и иных сделок с наличной иностранной валютой и валютой Российской Федерации (в том числе дорожными чеками), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте.

———————————

<5> Конкретный перечень документов, удостоверяющих личность, содержится в п. 4.7 Инструкции Банка России от 28 апреля 2004 г. N 113-И «О порядке открытия, закрытия, организации работы обменных пунктов и порядке осуществления уполномоченными банками отдельных видов банковских операций и иных сделок с наличной иностранной валютой и валютой Российской Федерации, чеками (в том числе дорожными чеками), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, с участием физических лиц», а также в п. 4.1 — 4.5 Положения.

Упрощенная идентификация предполагает установление фамилии, имени и отчества лица, а также реквизитов документа, удостоверяющего личность, и может осуществляться только при одновременном наличии условий, перечисленных в Положении (абз. 5 — 8 п. 3.1).

Правомерность использования кредитными организациями упрощенной идентификации физических лиц при совершении банковских операций со стороны правоприменителей не оспаривается. Это объясняется тем, что Положение было издано на основании Закона для раскрытия и разъяснения его положений и явных противоречий между данными нормативными актами нет.

Вместе с тем в целях упорядочения нормативной правовой базы в области регулирования отношений, связанных с противодействием легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, Закон целесообразно дополнить положением о возможности применения упрощенной идентификации физических лиц при совершении банковских операций и/или сделок.

Закон также устанавливает исчерпывающий перечень случаев, когда кредитными организациями идентификация может не проводиться:

1. В отношении физических лиц:

1.1. Если платежи не превышают сумму 30000 рублей или сумму в иностранной валюте, эквивалентную 30000 рублей, и банковская операция заключается:

— в расчетах с бюджетами всех уровней бюджетной системы РФ;

— в расчетах, связанных с оплатой услуг, оказываемых бюджетными учреждениями, находящимися в ведении федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

— в расчетах, связанных с осуществлением платы за жилое помещение, коммунальные услуги, с оплатой услуг по охране квартир и установке охранной сигнализации, а также с осуществлением платежей за услуги связи;

— в расчетах, связанных с уплатой алиментов;

— в расчетах, связанных с уплатой взносов членами садоводческих, огороднических, дачных некоммерческих объединений граждан, гаражно-строительных кооперативов, оплатой услуг платных автомобильных стоянок.

1.2. При осуществлении физическим лицом операции по покупке или продаже наличной иностранной валюты на сумму, не превышающую 15000 рублей либо не превышающую сумму в иностранной валюте, эквивалентную 15000 рублей, при условии, что у работников кредитной организации не возникают подозрения, что данная операция осуществляется в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма.

1.3. В случае, если кредитная организация уже ранее идентифицировала клиента и/или выгодоприобретателя в соответствии с Законом и Положением и у нее нет сомнений в достоверности полученной информации.

2. В отношении юридических лиц:

— в случае, если кредитная организация уже ранее идентифицировала клиента и/или выгодоприобретателя в соответствии с Законом и Положением и у нее нет сомнений в достоверности полученной информации.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством идентификация юридического лица (выступающего либо клиентом, либо выгодоприобретателем) осуществляется при совершении банковских операций и/или сделок всегда, за исключением случая повторной идентификации при отсутствии сомнений в достоверности ранее полученных в отношении организации сведений. Что касается физических лиц, то в зависимости от вида банковской операции и/или сделки, ее суммы, а также одновременного наличия обстоятельств, предусмотренных абз. 5 — 8 п. 3.1 Положения, кредитная организация вправе выбрать один из следующих вариантов:

— провести идентификацию в полном объеме, применяя положения Закона;

— использовать упрощенную идентификацию, основываясь на нормах Положения и Закона;

— не проводить идентификацию.

Помимо необходимости проводить идентификацию клиентов и/или выгодоприобретателей, кредитная организация также обязана систематически обновлять полученные в результате ее осуществления сведения (подп. 3 п. 1 ст. 7 Закона).

Временные рамки для совершения таких действий напрямую зависят от оценки уровня риска совершаемых банковских операций и/или сделок. В случае, если банковские операции относятся к категории повышенного риска, то сведения о клиенте и/или выгодоприобретателе должны обновляться раз в год, а если не относятся, то раз в три года.

Перечень операций, относящихся к группе повышенного риска, содержится в пункте 2.9 Положения и может быть дополнен кредитной организацией при разработке собственных Правил противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Основная задача кредитных организаций в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма заключается в выявлении банковских операций, подлежащих в соответствии со ст. 6 Закона обязательному контролю, и направлении информации о них в уполномоченный орган государственной власти.

Операции, подлежащие обязательному контролю, делятся на две большие группы:

— операции с денежными средствами или иным имуществом на сумму 600000 (шестьсот тысяч) и более рублей либо на сумму в иностранной валюте, эквивалентную или превышающую 600 000 (шестьсот тысяч) рублей;

— сделки с недвижимым имуществом на сумму, равную или свыше 3000000 (три миллиона) рублей либо на сумму в иностранной валюте, эквивалентную или свыше 3000000 рублей.

В процессе реализации указанных выше положений Закона кредитные организации сталкиваются со следующими проблемами.

При совершении операций с наличными денежными средствами и иным движимым имуществом юридические или физические лица стараются избежать процедуры обязательного контроля со стороны кредитной организации путем совершения следующих действий:

— дробления платежей по совершаемой сделке, общая сумма которой превышает 600000 (шестьсот тысяч) рублей;

— совершения ряда последовательных сделок по одному и тому же основанию, цена каждой из которых составляет сумму менее 600000 (шестьсот тысяч) рублей.

С целью недопущения подобного кредитные организации вынуждены на основании письма ЦБ РФ <6>, а также п. 3 ст. 7 Закона при разработке Правил внутреннего контроля по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма признавать подобные операции подозрительными и сообщать о каждом случае их совершения в соответствующий уполномоченный орган государственной власти.

———————————

<6> Письмо ЦБ РФ от 13 июля 2005 г. N 99-Т «О Методических рекомендациях по разработке кредитными организациями правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Подпункт 1.9 приложения N 2.

Следует также отметить, что в нормативных правовых актах содержатся и иные механизмы контроля за совершением операций с наличными денежными средствами, особенно в отношении юридических лиц.

Закон возлагает на кредитные организации обязанность при осуществлении операций по снятию или зачислению на счет юридического лица наличных денежных средств определять, обусловлена ли данная операция характером хозяйственной деятельности организации.

Основанием для выявления подобных операций по рекомендации ЦБ РФ <7> должны являться учредительные документы юридического лица.

———————————

<7> Пункт 7 информационного письма ЦБ РФ N 1 «По вопросам применения Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем».

Вместе с тем коммерческие организации (за исключением унитарных предприятий), если иное не вытекает из законодательства и/или учредительных документов, обладают общей правоспособностью, то есть в целях извлечения прибыли вправе на основании п. 1 ст. 49 ГК РФ заниматься любыми видами деятельности, не запрещенными законодательством.

В силу этого кредитная организация вынуждена сообщать о любых операциях на сумму, равную или выше 600000 (шестьсот тысяч) рублей, совершаемых коммерческой организацией в рамках тех видов деятельности, которые прямо не поименованы в ее учредительных документах.

При выявлении операций с недвижимостью, требующих обязательного контроля, наиболее часто вопросы возникают в связи с инвестиционными контрактами, на основании которых юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями производится финансирование строительства объектов недвижимости.

Предмет подобных договоров заключается не в приобретении прав на уже существующий объект недвижимости, а лишь во вложении денежных средств в его создание с целью последующего оформления в собственность.

Поэтому совершаемые в рамках подобных сделок банковские операции не могут быть отнесены к числу подлежащих обязательному контролю по изложенному выше основанию.

Вместе с тем Банк России высказал иную точку зрения по данному вопросу <8>.

———————————

<8> Пункт 3 информационного письма ЦБ РФ от 31 августа 2005 г. N 8 «Обобщение практики применения Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и принятых во исполнение него нормативных актов Банка России».

Ее ошибочность заключается в том, что к отношениям сторон по сделкам инвестирования в строительство недвижимого имущества рекомендуется применять положения Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». Однако в соответствии с ч. 3 ст. 1 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ его действие не распространяется на отношения юридических лиц и/или индивидуальных предпринимателей, связанные с инвестиционной деятельностью по строительству (созданию) объектов недвижимости, в том числе многоквартирных домов.

Сложности при выявлении операций, подлежащих обязательному контролю, обусловлены не только несовершенством формулировок Закона, но также и отсутствием необходимой нормативной правовой базы.

В частности, в настоящее время не утвержден перечень государств (территорий), которые не участвуют в международном сотрудничестве в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма <9>. В силу этого на практике не применяется положение Закона об обязанности кредитных организаций отслеживать и сообщать о банковских операциях по зачислению или переводу на счет денежных средств, по предоставлению или получению кредита (займа), а также об операциях с ценными бумагами, если клиент или выгодоприобретатель инкорпорирован в таком государстве, а также в случае, когда денежные средства по таким операциям поступают на счет или со счета кредитной организации, которая зарегистрирована в таком государстве (или на подобной территории).

———————————

<9> Список таких государств (территорий) утверждается на основе Постановления Правительства РФ от 26 марта 2003 г. N 173 «О порядке определения и опубликования перечня государств (территорий), которые не участвуют в международном сотрудничестве в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Вышеизложенные положения касаются применения Закона в отношении совершаемых кредитными организациями банковских операций. Вместе с тем Закон также определяет случаи, когда кредитная организация вправе или обязана не совершать те или иные банковские операции в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В целом все подобные действия, которые будут рассмотрены ниже, касаются запрета на открытие банковских счетов и/или принятие банковских вкладов.

В соответствии со ст. 846 ГК РФ банк при наличии у него возможности принимать клиентов на обслуживание не вправе отказывать обратившимся к нему лицам в заключении договоров банковского счета, за исключением случаев, когда такой отказ допускается законом.

В соответствии с п. 5 ст. 7 Закона к числу таких случаев относится:

1) запрет на открытие счетов (вкладов) на анонимных владельцев;

2) запрет на открытие счетов (вкладов) физическим лицам без их личного присутствия или присутствия их законного представителя;

3) запрет на установление отношений с банками-нерезидентами, которые не имеют на территориях государств, где они зарегистрированы, постоянно действующих органов управления (это положение касается запрета на открытие счетов, предоставление кредитов, а также на совершение любых иных юридически значимых действий с подобным контрагентом).

Правомерность применения указанных выше императивных положений Закона к банковским вкладам обусловлена п. 3 ст. 834 ГК РФ <10>.

———————————

<10> В нем устанавливается, что к отношениям банка и вкладчика по счету, на который вносится вклад, применяются правила о договоре банковского счета (гл. 45 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.

Недостатком Закона является то, что он предусмотрел запрет на открытие счетов (вкладов) без личного присутствия вкладчика или присутствия его законного представителя исключительно для физических лиц. Однако данное положение в равной степени актуально и для юридических лиц, от лица которых на основании п. 1 ст. 53 ГК РФ договоры банковского вклада заключают органы управления или иные лица, которые имеют право действовать от имени организации без доверенности.

Закон также предоставляет кредитным организациям право отказать в заключении договора банковского счета или вклада при наличии любого из следующих обстоятельств (п. 5.2 ст. 7).

1. Отсутствия по своему местонахождению юридического лица, его постоянно действующего органа управления или иного органа или лица, которые имеют право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Учитывая, что по общему правилу в соответствии с п. 2 ст. 54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, в данном случае речь идет о юридическом адресе организации, который указан в учредительных документах.

В силу этого кредитные организации при заключении договоров банковского счета или вклада требуют предоставления от юридических лиц документов, которые служили бы подтверждением нахождения их органа управления или иного лица, которое имеет право действовать от имени организации без доверенности, по юридическому адресу. К таким документам относится свидетельство о праве собственности на недвижимость, расположенную по соответствующему адресу, или договоры аренды/субаренды или безвозмездного пользования недвижимым имуществом.

2. Непредставления физическим или юридическим лицом документов, необходимых для осуществления его идентификации, либо представление недостоверных документов.

Данное положение не соответствует рассмотренной выше императивной норме Закона о запрете открытия счетов (вкладов) на анонимных владельцев. Поэтому кредитные организации не вправе, а именно обязаны отказывать физическим и юридическим лицам в заключении договоров банковского счета или вклада в случае непредставления ими документов, необходимых для осуществления идентификации клиента.

3. Наличия в отношении физического или юридического лица сведений об участии в террористической деятельности.

Порядок определения и доведения до сведения кредитных организаций перечня таких лиц и организаций установлен п. 6 Постановления Правительства РФ от 18 января 2003 г. N 27 «Об утверждении Положения о порядке определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом».

Обо всех случаях отказа в заключении договоров банковского счета или вклада по указанным выше основаниям кредитная организация обязана в срок не позднее рабочего дня, следующего за днем принятия соответствующего решения, сообщать в уполномоченный орган по противодействию легализации (отмыванию) денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Помимо запрета на заключение договоров банковского счета и вклада, Закон определяет случаи правомерности действий кредитных организаций по приостановлению совершаемых клиентами банковских операций или отказу в их совершении, за исключением операций по зачислению на счет денежных средств.

К ним относятся:

— приостановление банковской операции на срок два рабочих дня с даты, когда распоряжение клиента о ее совершении должно быть выполнено, с одновременным сообщением о ней в уполномоченный орган по противодействию легализации (отмыванию) денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, в случае, когда клиентом или выгодоприобретателем является лицо, в отношении которого имеются сведения о его прямой или косвенной причастности к террористической или экстремистской деятельности;

— банковские операции, по которым кредитной организацией не получены документы, необходимые для фиксирования необходимой информации.

Кредитная организация обобщает информацию об операциях таким образом, чтобы в случае необходимости было возможно воспроизвести детали каждой из них. Для этой цели клиент помимо сведений, необходимых для его идентификации, должен представить документы о сумме операции, валюте платежа, данные о контрагенте и/или выгодоприобретателе. Кроме того, кредитная организация при условии необычности сделки вправе потребовать от клиента в письменном виде разъяснить ее экономический смысл.

Полученная информация обрабатывается и хранится таким образом, чтобы она могла быть использована в качестве доказательства в уголовном, гражданском и арбитражном процессах.

Выявленные в ходе рассмотрения сложности применения кредитными организациями Закона обусловлены также несовершенством системы контроля и надзора за его исполнением.

Основная роль в данной области отводится Банку России. В частности, именно он определяет порядок предоставления соответствующей информации <11>, а также проводит проверки кредитных организаций и привлекает их к ответственности за несоблюдение законодательства в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма <12>.

———————————

<11> Данные вопросы регулируются Положением ЦБ РФ от 20 декабря 2002 г. N 207-П «О порядке представления кредитными организациями в уполномоченный орган сведений, предусмотренных Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

<12> Статья 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности».

Однако уполномоченным органом государственной власти в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма остается Федеральная служба по финансовому мониторингу <13> (далее — ФСФМ России), которая обязана координировать деятельность всех иных федеральных органов власти в данной сфере, а также взаимодействовать с Банком России.

———————————

<13> Функционирует на основании Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти», а также Постановления Правительства РФ от 23 июня 2004 г. N 307 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по финансовому мониторингу».

Таким образом, формирование единой практики применения кредитными организациями Закона, а также исключение дублирования полномочий невозможны без участия ФСФМ России.

Подтверждением правильности данного вывода являются последние изменения, внесенные в Закон <14> и касающиеся необходимости согласования с ФСФМ России правил внутреннего контроля, разрабатываемых кредитными организациями, а также квалификационных требований к специальным должностным лицам, ответственным за их соблюдение.

———————————

<14> Статья 1 Федерального закона от 12 апреля 2007 г. N 51-ФЗ «О внесении изменений в статью 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Эффективность реализации кредитными организациями положений Закона также зависит от четкого разграничения компетенции между Банком России и ФСФМ России в области разъяснения порядка применения нормативных правовых актов в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В настоящее время эту функцию Банк России выполняет самостоятельно посредством издания соответствующих информационных писем, которые не носят нормативного характера. Вместе с тем, учитывая, что полномочиями по обобщению практики применения Закона наделена ФСФМ <15>, необходимо, чтобы они совместно принимали участие в такой деятельности.

———————————

<15> Подпункт 5.24 Положения о Федеральной службе по финансовому мониторингу.

Проведенный анализ подтверждает необходимость дальнейшего совершенствования действующей нормативной правовой базы в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.