Кредитный «гамбит»

04-03-19 admin 0 comment

Ходырев П.
Эж-Юрист, 2007.


Павел Ходырев, юрист.

Зачастую в практике потребительского кредитования выдача кредита сопровождается открытием банковского счета гражданину-заемщику, который обязуется уплачивать комиссию за расчетно-кассовое обслуживание в виде определенного ежемесячного процента от общей суммы кредита. Размер комиссии не зависит ни от вида операции по счету, ни от суммы денежных средств, относительно которой совершается операция. Комиссия фактически представляет собой дополнительную процентную ставку — уплачиваемые за пользование заемными средствами «скрытые проценты». Их использование позволяет банкам завлекать заемщиков, добросовестно ориентирующихся на «открытую» процентную ставку. Кроме того, такие проценты не зависят от процесса погашения основного долга.

Ситуация меняется

В последнее время ситуация несколько изменилась. С 1 июля 2007 г. банки должны доводить до сведения заемщиков информацию о размере эффективной процентной ставки (указание ЦБ РФ от 12.12.2006 N 1759-У «О внесении изменений в Положение Банка России от 26.03.2004 N 254-П «О формировании кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» // Вестник Банка России. 2007. N 1). Заемщики ведут борьбу со «скрытыми процентами» в судах. Интересы заемщиков-потребителей активно защищает Роспотребнадзор (письмо Роспотребнадзора от 12.07.2007 N 0100/7062-07-32 «Об оптимизации практики применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при проведении административного расследования по делам, связанным с защитой прав потребителей в сфере потребительского кредитования» // СПС КонсультантПлюс).

Судя по сообщениям СМИ, некоторые банковские организации, работающие на рынке потребительского кредитования, становятся объектом внимания органов прокуратуры. В результате многие банки вообще отказываются от взимания дополнительных комиссий, разрабатывая кредитные продукты с внушительной, но уже открытой процентной ставкой.

Свобода договора не абсолютна!

Тем не менее вопрос о соответствии закону практики «обложения» заемщиков дополнительными комиссиями остается открытым, поскольку многие заемщики и сейчас вынуждены оплачивать взятые ранее кредиты дополнительными комиссиями. Предлагая такого рода кредитные продукты, банки обычно ссылались на принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ), который позволяет сторонам заключить любой договор и на любых условиях, в том числе договор банковского счета одновременно с заключением кредитного договора, а также предусмотреть в договоре банковского счета уплату комиссии за расчетно-кассовое обслуживание. К сожалению, подобная позиция зачастую поддерживается судами общей юрисдикции, которые уже неоднократно рассматривали вопрос о законности «скрытых процентов», уплачиваемых заемщиками (например, по спорам с ЗАО «Банк Русский Стандарт»).

Вместе с тем свобода договора не является абсолютной: принцип свободы договора не предполагает возможности заключать соглашения, противоречащие закону, и не исключает применение норм о ничтожности сделок в случае обнаружившегося несоответствия условий договора требованиям закона. В соответствии с п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами. Пунктом 2 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» вводится особый тип ограничения свободы договора в виде запрета обуславливать приобретение одних товаров, работ и услуг обязательным приобретением других товаров, работ и услуг. Данный запрет призван ограничить свободу договора в пользу экономически слабой стороны — гражданина — и направлен на реализацию принципа равенства сторон.

При этом указанный запрет является императивным, поскольку не сопровождается оговоркой: «если иное не предусмотрено договором». Следовательно, его нарушение в виде заключения договора банковского счета, которым коммерческая организация обусловила выдачу кредита, влечет за собой ничтожность данного договора (п. 1 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей» и ст. 168 ГК РФ). То обстоятельство, что заемщик добровольно согласился на заключение договора банковского счета, поскольку императивный запрет не допускает его обход взаимным волеизъявлением коммерческой организации и потребителя, значения не имеет. Не предусматривает закон и возможность преодоления соглашением сторон недействительности (ничтожности) договора.

Нужен ли счет?

Обосновывая необходимость открытия счета заемщику при предоставлении кредита, банки нередко ссылаются на Положение ЦБ РФ от 31.08.98 N 54-П «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)». В соответствии с п. 2.1.2 Положения предоставление банком денежных средств осуществляется физическим лицам в безналичном порядке путем зачисления на банковский счет заемщика либо наличными денежными средствами через кассу банка. Как видно, само по себе данное Положение не требует обязательного для заемщика заключения договора банковского счета с банком-кредитором в момент выдачи кредита. Договор банковского счета может быть заключен заемщиком ранее выдачи кредита (без всякой связи с его получением), либо кредитным договором может быть предусмотрено, что сумма кредита перечисляется на счет заемщика, открытый в ином банке.

К аналогичному выводу пришел ФАС УО в Постановлениях от 08.08.2006 N Ф09-6703/06-С1 и от 13.12.2006 N Ф09-11016/06-С1: «Правильным являются выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что в соответствии с п. 2.1.2 Положения Центрального банка РФ от 31.08.98 N 54-П «О порядке предоставления (размещения) кредитным организациями денежных средств и их возврата (погашения)», нормами, предусмотренными главами 42, 45 Гражданского кодекса РФ, предоставление кредита физическому лицу не поставлено в зависимость от открытия расчетного или иного счета заемщику и не влечет автоматического заключения договора банковского счета, а также о том, что открытие банковского счета в силу ст. 30 Федерального закона от 02.12.90 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» является правом, а не обязанностью граждан».

Кроме того, относительно п. 2.1 Положения N 54-П в юридической литературе утвердилось мнение о том, что он не может ограничивать способы предоставления кредита исключительно перечислением денежных средств на расчетный счет заемщика (Каримуллин Р.И. Предоставление кредита // Право и экономика. 2000. N 8. С. 33; Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 525 — 526; Вишневский А.А. Банковское право: Краткий курс лекций. М., 2002. С. 77; Шакирова Р.Р. К вопросу о правах и обязанностях сторон по кредитному договору // Право и политика. 2005. N 7; Витрянский В.В. Кредитный договор: понятие, порядок заключения и исполнения. М., 2005. С. 133 — 134, 141).

Действительно, в соответствии с п. 4 ст. 421 ГК РФ свобода договора предполагает, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В силу п. 6 ст. 3 ГК РФ под «иными правовыми актами» следует понимать указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Следовательно, нормативные акты Центрального банка РФ не могут ограничивать свободу определения условий гражданско-правовых договоров, в том числе возможность закрепления в кредитном договоре переадресования исполнения обязательства банка по перечислению суммы кредита.

Кодекс — всему голова!

Помимо этого, в сфере гражданско-правового регулирования ГК РФ занимает доминирующее положение перед другими актами (даже федеральными законами), содержащими нормы гражданского права (п. 2 ст. 3 ГК). Поэтому специальные акты банковского законодательства не могут противоречить данному Кодексу в части регулирования гражданских отношений. Поэтому, даже если банковское законодательство позволяет Банку России регулировать банковские операции, такое регулирование не должно противоречить Гражданскому кодексу РФ. Если Гражданский кодекс РФ запрещает ограничивать свободу договора ведомственными актами, то такой запрет не может быть преодолен ни иным федеральным законом, ни тем более самим ведомственным актом.

Зачастую банки утверждают, что заемщики при заключении договора потребительского кредита сами не заявляют требование об ином способе выдачи кредита, не связанном с открытием счета. Дело, однако, в том, что не имеет никакого значения, существовали ли в принципе кредитные продукты, не предусматривающие открытие для заемщика банковского счета. Важно, чтобы банк вообще не разрабатывал и не предлагал кредитные продукты, нарушающие п. 2 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей», то есть кредитный продукт никогда не должен обуславливать приобретение одной услуги приобретением другой услуги.

Другим аргументом против применения п. 2 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей» выступает ссылка на то, что договор потребительского кредита является смешанным и содержит в себе элементы как кредитного договора, так и договора банковского счета. Хитрость заключается в том, что при подобной квалификации договора возникает иллюзия отсутствия обусловленности приобретения одной услуги обязательным приобретением другой, поскольку гражданину якобы оказывается одна финансовая услуга — по предоставлению денежных средств в кредит.

Ошибка приведенной аргументации в том, что смешанность договора не означает полного растворения складывающих его элементов в некое уникальное единство с особым предметом, отличающимся от предметов смешивающихся договоров. Речь всего лишь идет о взаимосвязанности прав и обязанностей (то есть договорных обязательственных правоотношений), присущих различным договорным конструкциям, элементы (прежде всего предмет) каждой из которых сохраняют свое видовое своеобразие. При ином подходе было бы невозможно применять к отношениям сторон по смешанному договору правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре (п. 3 ст. 421 ГК РФ). Как отметил Президиум ВАС РФ, в смешанном договоре стороны соединяют условия разных гражданско-правовых договоров и связывают осуществление своих прав и обязанностей, предусмотренных одним из этих договоров, с осуществлением прав и обязанностей, предусмотренных другим договором (п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 N 59).

Договорные правоотношения между банком и заемщиком включают в себя взаимосвязанные обязательства, каждое из которых имеет собственный предмет (соответствующую финансовую услугу): кредит выдается при условии открытия заемщику банковского счета, а счет открывается для того, чтобы на него была перечислена сумма кредита. Таким образом, квалификация договора в качестве смешанного не только не опровергает, а, напротив, подтверждает нарушение банками п. 2 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей», поскольку в нем говорится не о взаимообусловленности двух самостоятельных договоров, а именно об обусловленности приобретения одной услуги приобретением другой услуги, предоставление которых возможно и в рамках одного смешанного договора.