К вопросу об усыновлении российских детей гражданами других государств

04-03-19 admin 0 comment

Королева А.В.
Цивилист, 2007.


Королева Алена Валентиновна, судья Ульяновского областного суда.

Усыновление (удочерение) является тайной. Его процедура четко предусмотрена в Семейном кодексе РФ (далее — СК), Гражданском процессуальном кодексе РФ, Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» <1>.

———————————

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 6.

В соответствии со ст. 124 СК усыновление является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей; допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абзаца третьего п. 1 ст. 123 СК, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие. Усыновление детей иностранными гражданами допускается только в случаях, если невозможно передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников.

Предусмотренные СК ограничения в отношении возможности усыновления детей иностранными гражданами основаны на положениях ст. 21 Конвенции о правах ребенка, принятой 20 ноября 1989 г. Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН <2>. В ней признано, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным.

———————————

<2> Конвенция на русском языке опубликована в изданиях: Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. N 45. Ст. 955; Сборник международных договоров СССР. Вып. XLVI. М., 1993. С. 242 — 257; Права человека. Сборник международных договоров. Т. I (часть первая); Универсальные договоры. Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 193 — 221; Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М.: Юридическая литература, 1990. С. 388 — 409. Конвенция на английском языке опубликована в издании: Human Rights. A Compilation of International Instruments. Volume I (First Part). Universal Instruments. New York and Geneva: United Nations, 1994. P. 174 — 195.

В силу ст. 165, 124 — 133 СК усыновление несовершеннолетнего, являющегося гражданином Российской Федерации, должно производиться как с соблюдением требований иностранного законодательства страны, гражданами которой являются кандидаты в усыновители, так и требований российского законодательства.

Дела об усыновлении российских детей иностранными гражданами подсудны верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка (ч. 2 ст. 269 ГПК РФ).

До недавнего времени в обществе существовало мнение, что детям из детдомов будет, безусловно, лучше в любой семье иностранных граждан, чем на Родине, в детдоме.

Однако деяния некоторых иностранных усыновителей опровергли это мнение, сделав его развенчанным мифом: 14 убийств усыновленных российских детей, половые преступления в отношении детей, а также причинение им телесных повреждений <3>.

———————————

<3> По материалам встречи заместителя Генерального прокурора России Сергея Фридинского с журналистами от 9 сентября 2005 г. // http://www.rusk.ru/svod.php?date=2005-08-09.

В связи с этими событиями органами прокуратуры РФ была проверена деятельность агентств по международному усыновлению, а также работа органов образования отдельных субъектов РФ по контролю за условиями жизни и воспитания усыновленных детей; выявлены серьезные недостатки. Многие агентства были лишены аккредитации. В отношении работы органов образования отдельных субъектов РФ выявилось, что на некоторых детей после их вывоза за границу отчеты поступали с нарушением установленных сроков, а на некоторых отчеты вообще не поступали <4>.

———————————

<4> По результатам проверки деятельности отдела образования администрации Ульяновской области, проведенной Ульяновской областной прокуратурой в 2005 г.

В случае удовлетворения судом заявления иностранных граждан об усыновлении органы ЗАГСа на основании решения суда вносят изменения в актовую запись о рождении ребенка и выдают свидетельство о рождении, в котором иностранные граждане указываются родителями ребенка, а также по просьбе усыновителей полностью изменяются фамилия и имя ребенка. После того как ребенок выезжает с новыми родителями за пределы России, он становится «потерянным» для родного государства. Национальное законодательство некоторых иностранных государств (например, Испании) позволяет усыновителям вносить изменения в национальные актовые записи о рождении детей, в результате чего в этих записях может отсутствовать указание об усыновлении ребенка.

Кроме того, национальное законодательство иностранных государств (например, Италии) не признает отмену усыновления. То есть если по каким-либо причинам решение российского суда об усыновлении будет отменено (например, в порядке надзора), то это ничего не будет значить для усыновителей, так как такой процедуры иностранное законодательство не признает.

Тем более при отсутствии согласия усыновителей российский суд не сможет воспользоваться такой процедурой, как отмена усыновления самим судом, вынесшим решение об усыновлении. В случае если иностранные граждане, усыновившие российского ребенка, не справятся с его воспитанием и содержанием либо по другим причинам окажутся непригодными для воспитания ребенка и не обратятся сами в суд России, то ребенок остается в иностранном государстве и передается в другую семью либо социальное учреждение.

А если учесть, что обязательство следить за условиями жизни и воспитания усыновленного ребенка (которое порой можно расценивать как «честное слово») компетентного органа иностранного государства никакими механизмами контроля и принудительного исполнения не обеспечено, то о действительной судьбе усыновленного ребенка можно никогда не узнать.

Кроме того, по законодательству многих иностранных государств (например, Италии) решение российского суда об усыновлении ребенка является не окончательным, а промежуточным. То есть после того как российский суд примет решение об усыновлении ребенка иностранными гражданами, ребенок вывозится за границу со своими новыми родителями, однако именно иностранный суд выносит окончательное решение об усыновлении ребенка, если сочтет процедуру усыновления российского суда, а также критерии, которым должен отвечать ребенок, соответствующими иностранному законодательству.

В этой связи на суде лежит особая ответственность за судьбу усыновляемого ребенка. Главное — защита российских детей.

Бытует мнение, что российское законодательство направлено на затруднение процедуры международного усыновления и что чиновники ставят необоснованные препоны кандидатам в усыновители — иностранным гражданам <5>.

———————————

<5> http://adozione.narod.ru/russian/news.html

Сами же иностранные граждане признают, что обращение в Россию связано именно с тем, что процедура национального усыновления в иностранном государстве (например, в Испании, Германии или в Нидерландах) более затруднительна, длится годами, усыновить ребенка за границей почти невозможно, поэтому иностранцы выбирают Россию. Судите сами.

В соответствии со ст. 271 ГПК РФ предусмотрено следующее.

1. К заявлению об усыновлении должны быть приложены:

— копия свидетельства о рождении усыновителя — при усыновлении ребенка лицом, не состоящим в браке;

— копия свидетельства о браке усыновителей (усыновителя) — при усыновлении ребенка лицами (лицом), состоящими в браке;

— при усыновлении ребенка одним из супругов — согласие другого супруга или документ, подтверждающий, что супруги прекратили семейные отношения и не проживают совместно более года. При невозможности приобщить к заявлению соответствующий документ в заявлении должны быть указаны доказательства, подтверждающие эти факты;

— медицинское заключение о состоянии здоровья усыновителей (усыновителя);

— справка с места работы о занимаемой должности и заработной плате либо копия декларации о доходах или иной документ о доходах;

— документ, подтверждающий право пользования жилым помещением или право собственности на жилое помещение;

— документ о постановке на учет гражданина в качестве кандидата в усыновители.

2. К заявлению граждан РФ, постоянно проживающих за пределами территории Российской Федерации, иностранных граждан или лиц без гражданства, об усыновлении ребенка, являющегося гражданином РФ, прилагаются документы, указанные в первом пункте, а также заключение компетентного органа государства, гражданами которого являются усыновители (при усыновлении ребенка лицами без гражданства — государства, в котором эти лица имеют постоянное место жительства), об условиях их жизни и о возможности быть усыновителями, разрешение компетентного органа соответствующего государства на въезд усыновляемого ребенка в это государство и его постоянное жительство на территории этого государства.

3. К заявлению граждан РФ об усыновлении ребенка, являющегося иностранным гражданином, прилагаются документы, указанные в первом пункте, а также согласие законного представителя ребенка и компетентного органа государства, гражданином которого он является, и, если это требуется в соответствии с нормами права такого государства и (или) международным договором Российской Федерации, согласие самого ребенка на усыновление.

4. Документы усыновителей — иностранных граждан должны быть легализованы в установленном порядке. После легализации они должны быть переведены на русский язык, и перевод должен быть нотариально удостоверен.

5. Все документы представляются в двух экземплярах.

При обращении в суды России иностранные заявители освобождены от уплаты государственной пошлины. Необходимыми расходами для них являются: пошлины, взимаемые иностранными учреждениями и нотариусами при оформлении документов, оплата услуг агентства, приезд в Россию и обратно, проживание, оплата услуг переводчика, оплата нотариального заверения подписи переводчика. Об услугах так называемых координаторов, которые по доверенности представляют интересы иностранных граждан в судах России, будет сказано ниже.

Для представления документов в российские суды необходимо соблюсти требования Гаагской конвенции от 5 октября 1961 г. <6>, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов.

———————————

<6> Бюллетень международных договоров. 1993. N 6. С. 13 — 17.

Вот и все. Казалось бы, что из указанного в ст. 271 ГПК РФ перечня документов может вызвать сложность в оформлении и представлении? При добросовестном подходе — ничего.

Однако на практике все выглядит иначе. В начале 2007 г. в Ульяновский областной суд только за два с половиной месяца поступило более 20 заявлений от иностранных граждан, желающих усыновить (удочерить) российских детей. Некоторые хотели усыновить сразу двух детей. Все эти заявления были оставлены судом без движения, так как ни одно из них не позволяло суду принять их к производству и приступить к досудебной подготовке к слушанию.

Приведем некоторые наиболее типичные, часто повторяющиеся недостатки.

Согласно ст. 3 Гаагской конвенции единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и в надлежащем случае подлинности печати, штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление предусмотренного ст. 4 апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.

Апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом, он должен соответствовать образцу, приложенному к Гаагской конвенции. В частности, иметь форму квадрата со стороной не менее 9 см, содержать все указанные в образце реквизиты, которых всего 10.

По смыслу ст. 4 Гаагской конвенции апостиль должен быть скреплен с документом таким образом, чтобы подлинность документа, в отношении которого апостиль проставлен, не вызывала сомнения.

Однако от имени иностранных граждан в суд подаются документы, которые скреплены с апостилем скобами степлера, что не дает гарантии подлинности документа. Более того, на представляемых документах имеются следы (дыры) от скоб степлера, а также следы от имевшего место сшивания документов, отличающиеся от последнего варианта скрепления документов. Это означает, что документы после их первоначального скрепления (сшивания) были разъединены и переделаны иначе, что является недопустимым и свидетельствует об отсутствии подлинности.

Следующий немаловажный момент: между документом, на котором стоит подпись, подлежащая апостилизации, и самим апостилем не должно быть никаких иных документов, иначе подпись на интересуемом документе не будет считаться апостилизированной.

Многочисленными являются случаи, когда апостиль не имеет формы квадрата размером не менее 9 см. В результате в рамки апостиля не умещаются все те реквизиты, которые требуются установленным образцом апостиля. В отдельных случаях апостиль не содержит такого необходимого реквизита, как печать. А имеющаяся печать стоит далеко за рамками апостиля и погашает легализационную марку. Данное оформление также не является надлежащим.

Обязательной при оформлении апостиля является и нумерация всех его составляющих реквизитов. Однако почему-то некоторые апостили такой нумерации не содержат. Как следствие — апостиль не отвечает образцу, что также считается его недостатком.

Грубейшим, на наш взгляд, нарушением составления и оформления документов являются представляемые медицинские заключения в отношении состояния здоровья усыновителей — иностранных граждан. Это выражается в двух моментах. Во-первых, все эти заключения подписаны только врачом, не утверждены. В соответствии с Положением о медицинском освидетельствовании гражданина, желающего стать усыновителем, утвержденным Приказом Минздрава РФ от 10 сентября 1996 г. N 332 <7>, заключение специалиста, осуществляющего освидетельствование гражданина, подтверждается подписью руководителя и печатью медицинского учреждения. Вместо выполнения указанного требования российского законодательства в суд представляются приложения к медицинским заключениям в виде фразы какого-либо должностного лица о том, что подпись в медицинском заключении принадлежит именно подписавшему заключение врачу. После этого следует запись нотариуса о том, что подпись должностного лица принадлежит именно этому должностному лицу. Таким образом, в медицинском заключении не имеется не только печати медицинского учреждения, утверждающей результаты заключения, но и подписи утверждающего медицинское заключение главного врача (руководителя медицинского учреждения). А во-вторых, почему-то апостилизируется подпись нотариуса, не имеющего никакого отношения к подписанию и утверждению медицинского заключения.

———————————

<7> Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1996. N 8.

В связи с этим следует запомнить основное правило: апостиль удостоверяет подлинность подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ (в рассматриваемом примере медицинское заключение), и в надлежащем случае подлинность печати, штампа, которыми скреплен документ.

Обязательным является представление в суд разрешения компетентного органа иностранного государства на въезд усыновляемого ребенка и его постоянное проживание на территории иностранного государства. Вместо этого в суд представляются различные сообщения без конкретизации содержания. Например, было представлено сообщение из посольства Испании, что ребенку будет дано разрешение на въезд на территорию Испании при условии строгого соблюдения требований испанского законодательства, которым должен соответствовать конкретный ребенок. Во-первых, разрешение на въезд не может быть дано под условием, так как это не предусмотрено российским законодательством. Во-вторых, не указано, каким именно условиям должен строго отвечать усыновляемый ребенок.

Некоторые государства состоят из автономий, штатов, провинций, имеющих свое территориальное законодательство. Поэтому обязательно представление разрешения на въезд и постоянное проживание усыновляемого ребенка на территории автономного сообщества, которое дает правительство такого сообщества. Однако в большинстве случаев такое согласие в суд не представляются.

Известно, что всякие документы имеют свои сроки действия, например, медицинское заключение и справка из полиции об отсутствии судимости действительны в течение трех месяцев <8>. А такие документы, как обязательства усыновителей о постановке ребенка на консульский учет, о предоставлении возможности для обследования условий жизни и воспитания усыновленного ребенка, — в течение года с даты их составления; заключение компетентного органа о возможности заявителей быть усыновителями и обязательства компетентного органа о постусыновительном контроле и постановке ребенка на консульский учет — в течение года со дня их выдачи, если иностранным законодательством не предусмотрен иной срок. Это требования Постановления Правительства РФ от 4 апреля 2002 г. N 217 <9>.

———————————

<8> Срок действия справок из полиции устанавливается иностранным государством, этот срок указывается в самих справках. Срок действия медицинских заключений предусмотрен Приказом Минздрава РФ от 10 сентября 1996 г. N 332.

<9> СЗ РФ. 2002. N 15. Ст. 1434.

На практике при представлении в суд просроченных документов (отчетов и обязательств) часто прилагают справки о том, что документы действительны либо в течение трех лет, либо на протяжении всей процедуры усыновления. Второй, реже встречающийся вариант: после апостиля (например, 2005 г.) проставляют второй апостиль (2006 г.). И то, и другое неприемлемо. Первый вариант — потому, что сроки действительности документов могут подтверждаться только законами и нормативными актами, но не справками каких-либо должностных лиц. А второй — в силу своей абсурдности. Не может документ от 2005 г. быть апостилизирован в конце 2006 г., к тому же между ними имеется первоначальный апостиль от 2005 г.

Всем известно, что иностранные граждане усыновляют больных российских детей. Однако, зная об этом, тем не менее в социально-психологических отчетах о возможности заявителей быть усыновителями ребенка компетентные органы иностранных государств в подавляющем большинстве никогда не указывают на то, признаются ли иностранные граждане пригодными для международного усыновления ребенка, имеющего серьезные проблемы со здоровьем. А ведь это имеет существенное значение. Одно дело — усыновление здорового ребенка, с которым меньше проблем как материальных, так и психологических, а другое дело — больного.

Недостатком является то, что в заявлениях в суд заявители просят об усыновлении не только серьезно больных детей, но и детей, не соответствующих их пожеланиям, указанным в отчетах, по возрасту. Авторы заявлений в суд от имени иностранных усыновителей не задумываются над тем, почему российский суд должен удовлетворить заявление об усыновлении иностранцами ребенка в возрасте 6 лет, если они хотели усыновить ребенка и были признаны своим компетентным органом годными к усыновлению ребенка в возрасте до 5 лет.

Заключение компетентного органа иностранного государства о возможности быть усыновителями может иметь юридическую силу тогда, когда подтверждены полномочия этого органа, то есть он действительно компетентен в области дачи заключений для международного усыновления. То же самое касается и обязательств иностранного компетентного органа о послеусыновительном контроле за условиями жизни и воспитания усыновленного ребенка и о постановке его на консульский учет.

Однако зачастую полномочия организаций подтверждаются в виде справок, что само по себе недопустимо, так как полномочия могут подтверждаться только законами, нормативными актами, декретами, приказами, лицензиями, аккредитацией. А если и представляется документ, похожий на лицензию, то он не имеет ни печати выдавшего органа, ни срока действия, ни указания конкретных полномочий в области международного усыновления.

4 ноября 2006 г. Правительство РФ приняло Постановление N 654 «О деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации и контроле за ее осуществлением» <10>. В этом Постановлении установлены новые сроки представления постусыновительных отчетов об условиях жизни и воспитания усыновленных детей, а также новшество в части постановки ребенка на консульский учет.

———————————

<10> СЗ РФ. 2006. N 46. Ст. 4801.

Несмотря на это, в суд до сих пор поступают обязательства компетентных органов иностранных государств о представлении отчетов и постановке детей на консульский учет «по старинке».

Как мы уже указывали, при международном усыновлении суд учитывает требования как российского, так и иностранного законодательства. Поэтому не только для правильного разрешения дела, но и для надлежащей досудебной подготовки необходимо представление в суд полного пакета иностранного законодательства, касающегося международного усыновления.

Что же представляется в суд в последнее время? Выдержки из нормативных актов, часть из которых вообще не относится к рассматриваемому вопросу, а другая из-за выборочности не дает полного представления о требованиях иностранного законодательства в области международного усыновления. Перевод законов на русский язык порой выглядит как бессмысленный набор фраз.

В прошлом году был материал <11>, где участвовали граждане Германии, в котором законодательство было представлено настолько выборочно, что был скрыт существенный момент для международного усыновления (параграф 1746, Семейное право, Федеральный свод законов Германии): разрешение заявителям на международное усыновление дает иностранный суд по делам опеки. Так как в материале от иностранных усыновителей такого решения иностранного суда не было, то и соответствующий закон в суд представлен не был, как будто и не существовал вовсе.

———————————

<11> Заявление было оставлено без движения, а затем возвращено.

Многочисленными являются факты неправильных, неточных переводов, несоответствия данных переводов и данных оригиналов документов. Один случай был совершенно курьезным. Так, в Ульяновский областной суд с заявлением обратились супруги X. В представленном суду социально-психологическом заключении, в графе «Супружеская жизнь», содержалась следующая запись: «Впоследствии Луис Альберто сделал операцию по стерилизации, т.к. к тому моменту для обоих супругов было совершенно ясно, что для того, чтобы вновь стать родителями, они прибегнут к усыновлению». Так как Луис Альберто никакого отношения к семье X. не имел, то стало ясно, что при составлении отчета на русском языке делается не что иное, как наложение одного текста на другой, т.е. используются материалы какого-то другого усыновления, меняются лишь персональные данные иностранных заявителей. В данном случае автор русской версии заключения не потрудился даже перечитать свое произведение перед представлением его в суд.

Во всей этой ситуации удручает не только вышеизложенное, но и отсутствие стремления к исправлению недостатков и представлению в суд надлежащих материалов. Из раза в раз, из года в год повторяется одно и то же. Представители иностранных заявителей, так называемые координаторы, высказывают недовольство, изыскивают возможности хоть как-то доказать, что российский суд не прав, не принимая документы к своему производству. В 2005 г. дошло до того, что сенатор одного из штатов США написал нам письмо, в котором указал, что вот как они оформляют документы, так и является правильным. Посольство США направило мне письмо, в котором указало, что, несмотря на Конвенцию, применительно к Соединенным Штатам Америки апостиль может быть составлен в соответствии с правилами, принятыми в делопроизводстве отдельного штата, оформляющего документ. Думаем, что комментарии в этом случае излишние, так как требования Гаагской конвенции одинаковы для всех государств, присоединившихся к ней. Кстати сказать, определение об оставлении без движения заявления от граждан США, в опровержение выводов которого нам писали сенатор штата и помощник консула посольства США, было обжаловано в Верховный Суд РФ. Определение оставлено без изменения.

По нашему мнению, освещенное в этой статье недопустимое оформление документов для подачи в российский суд свидетельствует о том, что благодаря отдельным негативным формам массового международного усыновления, тому, что за рубежом к России относятся как к второй (после Китая) стране, которая «поставляет детей на международный рынок усыновлений», а дети называются «товаром», у отдельно взятых заинтересованных в усыновлении людей возникло ощущение вседозволенности.

Доходит до того, что после оставления заявления об усыновлении без движения оно подается вновь через некоторое время с теми же недостатками, а порой и фальсификацией. Например мотивируя невозможностью исправить недостатки поданного материала в установленный судьей срок, «координатор» забрала заявление из суда и принесла его через неделю в том же самом виде под предлогом подачи заявления вновь.

В 2007 г. по одному из материалов было установлено, что перед апостилем был вырван лист документа, причем автор такого действия не потрудился убрать из скобы степлера фрагмент вырванного листа <12>.

———————————

<12> Заявление от граждан Испании, поданное в Ульяновский областной суд.

Такие факты будут находить соответствующую оценку, все поступающие в суд материалы будут и далее тщательно проверяться вплоть до назначения экспертиз. При необходимости суд вправе назначить почерковедческую экспертизу, техническую экспертизу составления документа, судебно-медицинскую экспертизу в отношении усыновляемых детей с целью выявления надуманных диагнозов для придания ребенку наиболее проблемного состояния здоровья. Заявители могут быть обязаны судом пройти медицинское освидетельствование в учреждениях здравоохранения.

В 2005 — 2006 гг. отдельные определения судей об оставлении заявлений об усыновлении без движения были обжалованы в Верховный Суд Российской Федерации. Все они оставлены в силе. Тем самым Верховный Суд РФ подтвердил правомерность требований судей, которые выявили многочисленные недостатки и нарушения в поданных материалах об усыновлении.

Например, в 2006 г. заявителям — гражданам Нидерландов было отказано решением суда в усыновлении, так как поданные ими документы не соответствовали не только российскому законодательству, но и законодательству Нидерландов. При этом суд указывал заявителям на выявленные в порядке досудебной подготовки недостатки, представлял достаточно времени для их исправления, откладывал слушание, приостанавливал производство по делу, однако требования суда так и не были выполнены заявителями. В результате Ульяновским областным судом вынесено решение об отказе в удовлетворении заявления <13>.

———————————

<13> Дело N 3-03/2006.

Подводя итог, хотелось бы спросить: разве российские чиновники виноваты в том, что от имени иностранных граждан подаются в суд такие материалы, отдельные вопиющие недостатки которых указаны в этой статье? Где те препоны в российском законодательстве, которые затрудняют процесс международного усыновления? Разве российское законодательство заставляет подавать в суд документы не только в ненадлежащем виде, не только не соответствующие действительности и законодательству, но порой граничащие с фальсификацией?

Наш ответ — нет.

Несколько слов хотелось бы сказать о «координаторах».

Согласно всем поданным в суд материалам следует, что граждане, к примеру, Испании, США, Германии выдают доверенности для представления своих интересов в суде и госучреждениях для международного усыновления жителям города Ульяновска (условно назовем их А., Б., В.). При этом граждане А., Б., В. не представляются сотрудниками агентств по международному усыновлению, т.е. работают частным образом по доверенности от иностранных граждан. Отсюда возникает вопрос, как незнакомые друг с другом иностранные граждане как одной, так и разных стран на протяжении лет выдают доверенности одним и тем же конкретным жителям Ульяновска и как они узнают их полные анкетные и паспортные данные, выдавая нотариальные доверенности за границей? Каким образом потом пакет документов попадает именно в руки «координатора» в городе Ульяновске, если по законодательству отдельных иностранных государств иностранные заявители не могут получать на руки, например, заключения — социально-психологические отчеты о семье кандидатов в усыновители? И почему именно «координаторы», не имеющие полномочий на сбор и оформление документов для международного усыновления, именно таким сбором и занимаются? Может быть, существуют другие соглашения, контракты, которые суду не представляются? А если существуют, то с кем они заключены?

Как нам кажется, взаимоотношения иностранных граждан — кандидатов в усыновители с «координаторами» — гражданами России, подающими заявления в суд и имеющими доверенности от иностранных граждан, отработаны примерно по следующей схеме. Какое-то агентство имеет постоянную связь с местным «координатором», договаривается с ним о выполнении посреднических функций. Согласно отработанной схеме «координатор» договаривается с администрациями детских домов, обеспечивает информацией о детях, способствует оформлению документов в ЗАГСе и вывозу детей. Агентство со своей стороны собирает на родителей досье и высылает его «координатору». Завершающий этап — формальный (как кажется «координаторам») процесс усыновления. При ознакомлении с многочисленными статьями в СМИ можно сделать вывод, что данная схема отработана не только в России, но и на Украине, в Беларуси и Казахстане.

Есть над чем задуматься, не правда ли?

Начиная с 2005 г. такие страны СНГ, как Украина, Беларусь и Казахстан, ужесточили свое национальное законодательство в области международного усыновления. В Российской Федерации также произошли изменения. Ранее уже указывалось, что 4 ноября 2006 г. принято Постановление Правительства РФ N 654 «О деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации и контроле за ее осуществлением». В этом нормативном акте четко прописана процедура аккредитации иностранных органов и организаций для осуществления деятельности по международному усыновлению, представления документов; срок постусыновительного представления отчетов об условиях жизни и воспитания усыновленных детей, о постановке усыновленных детей на консульские учеты и другие позитивные моменты.

Настоятельно рекомендуем «координаторам» ознакомиться с этим документом и задуматься над вопросом: могут ли вообще иностранцы усыновлять ребенка, минуя агентства, аккредитованные в России, используя имевшее ранее место независимое международное усыновление?

На наш взгляд, — не могут.

А ведь по состоянию на 20 марта 2007 г. Министерством образования и науки Российской Федерации ни одной иностранной государственной организации либо некоммерческой иностранной организации по осуществлению деятельности по международному усыновлению не дано разрешения на открытие представительства на территории РФ <14>.

———————————

<14> Ответ на запрос Ульяновского областного суда из Министерства образования и науки РФ от 4 апреля 2007 г. N 06-713.

В завершение хотелось бы сказать, что международное усыновление есть и будет, поскольку предусмотрено российским законодательством и международным договором Российской Федерации. Для защиты граждан России — детей, в отношении которых иностранными гражданами ставится вопрос об усыновлении, суд и впредь будет самым тщательным образом изучать поданные заявления, сопоставлять их содержание с требованиями российского законодательства, Конвенции, а также национального законодательства конкретно взятого иностранного государства. При несогласии с судом определения и решения могут быть обжалованы в Верховный Суд РФ.