Ответственность банков за несвоевременное исполнение расчетных документов по платежам в бюджет и внебюджетные фонды

04-03-19 admin 0 comment

Курбатов А.
Хозяйство и право, 1996.

А. Курбатов, заместитель начальника юридического отдела Ассоциации российских банков.

———————————

<*> О месте данной ответственности в системе ответственности за нарушение налогового законодательства см.: Курбатов А. Вопросы применения финансовой ответственности за нарушение налогового законодательства (по материалам судебно — арбитражной практики) // Хозяйство и право, 1995, NN 1, 2.

Одной из задач налоговых инспекций является обеспечение своевременности поступления платежей в бюджет и внебюджетные фонды. Контроль по данному вопросу ведется налоговыми инспекциями по двум направлениям: непосредственно за самими налогоплательщиками и за банками, осуществляющими их расчетно — кассовое обслуживание.

Исполнение обязанностей как налогоплательщиками, так и банками в этой области обеспечивается применением ответственности в виде пени. Для банков такая ответственность установлена в ст. 15 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации».

Однако, для того чтобы говорить о порядке применения этой ответственности, необходимо сделать небольшое отступление, посвященное вопросу оценки обстоятельств, порождающих ответственность банков за указанные нарушения.

Дело в том, что российское законодательство в определенных случаях может рассматривать конкретное жизненное обстоятельство в качестве юридического факта, порождающего, изменяющего или прекращающего одновременно и гражданские правоотношения, и налоговые, то есть отношения, связанные с уплатой налогов и других обязательных платежей.

Например, покупка автомобиля юридическим лицом порождает не только гражданские права и обязанности (право требовать передачи автомобиля, обязанность уплатить цену), но и налоговые (обязанность уплатить налог на приобретение автотранспортного средства, право при определенных условиях воспользоваться льготой по этому налогу).

Значение юридических фактов имеют также обстоятельства, которые порождают и такое правовое последствие, как юридическая ответственность. При этом необходимо иметь в виду, что в подавляющем большинстве случаев налоговые обязательства возникают из такой разновидности юридических фактов, как юридические действия, которые, как известно, делятся на правомерные и неправомерные.

Вся сложность соотношения гражданского и налогового законодательства заключается в том, что конкретное действие является юридическим фактом по определенным налоговым обязательствам в зависимости от того, является ли оно правомерным или неправомерным применительно к гражданскому законодательству.

Так, возврат платежного поручения на перечисление средств в бюджет банком своему клиенту не может являться основанием для привлечения банка к ответственности за неисполнение платежного поручения налогоплательщика, если это сделано по заявлению клиента или в связи с неправильным оформлением платежного поручения, делающим невозможным осуществление платежа. В то же время возврат платежного поручения без достаточных на то оснований может повлечь для банка привлечение к ответственности.

Из вышеизложенного следует сделать весьма важный вывод, что правомерные действия применительно к гражданскому праву не могут являться неправомерными применительно к налоговому законодательству.

Причем следует особо подчеркнуть, что в этом случае речь идет не о применении гражданского права к налоговым отношениям, ибо это противоречит п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, а об оценке действий (определении вида деятельности) налогоплательщика или иного субъекта налоговых правоотношений для определения его прав и обязанностей.

ХАРАКТЕРИСТИКА ОТВЕТСТВЕННОСТИ БАНКОВ

ЗА НЕСВОЕВРЕМЕННОЕ ИСПОЛНЕНИЕ РАСЧЕТНЫХ ДОКУМЕНТОВ

ПО ПЛАТЕЖАМ В БЮДЖЕТ И ВНЕБЮДЖЕТНЫЕ ФОНДЫ

Как уже отмечалось, данная ответственность установлена в ст. 15 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации».

В абзаце третьем этой статьи установлен запрет для банков задерживать исполнение поручений налогоплательщиков на перечисление платежей в бюджет или внебюджетный фонд и использовать эти средства в качестве кредитных ресурсов. Кроме того, предусмотрена возможность взыскания в бюджет дохода, полученного по таким сделкам. Однако из-за целого ряда сложностей, возникающих при реализации этой нормы, на практике она не используется. Это связано прежде всего с тем, что такое взыскание должно осуществляться через судебный орган, где необходимо доказать наличие условий, предусмотренных ст. 169 ГК РФ, а также тот факт, что именно средства налогоплательщика использовались при выдаче кредита. А это, по мнению автора, в данном случае доказать невозможно.

Более действенная ответственность предусмотрена в абзаце четвертом ст. 15 Закона: в случае неисполнения (задержки исполнения) по вине банка платежного поручения налогоплательщика с него взыскивается пеня за каждый день просрочки платежа начиная с установленного срока уплаты выявленной задержанной суммы налога.

Размер пени установлен в п. 24 Указа Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 г. N 2270 <*> и составляет 0,7 процента от неуплаченной суммы за каждый день просрочки. Кроме того, действие этой ответственности данным Указом распространено на случаи неисполнения (задержки исполнения) платежных поручений (имеются в виду инкассовые распоряжения) налоговых органов.

———————————

<*> Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1993, N 52, ст. 5076.

В силу ч. 2 п. 1 ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» начисленная пеня взыскивается с банков (как юридических лиц) в бесспорном порядке.

Наибольшее количество вопросов, связанных с применением этой ответственности, касается фактических оснований и условий, при наличии которых это возможно. На этом и хотелось бы остановиться подробнее.

ФАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ И УСЛОВИЯ ДЛЯ ПРИМЕНЕНИЯ ПЕНИ

ЗА НЕСВОЕВРЕМЕННОЕ ИСПОЛНЕНИЕ РАСЧЕТНЫХ ДОКУМЕНТОВ

ПО ПЛАТЕЖАМ В БЮДЖЕТ И ВНЕБЮДЖЕТНЫЕ ФОНДЫ

Чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо проанализировать нормы, определяющие общие принципы деятельности банков по осуществлению расчетов, в том числе с бюджетом и внебюджетными фондами.

В соответствии с гражданским законодательством (ст. 858 ГК РФ) банк не вправе определять и контролировать направления использования средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законодательными актами или договором ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению. Каких-либо законодательных ограничений на этот счет в настоящее время не предусмотрено. Причем необходимо особо отметить, что данный вопрос может быть решен только в законодательном акте, то есть акте, принятом парламентом. Такой же уровень правового регулирования в отношении возможности ограничения гражданских прав вытекает из п. 2 ст. 1 ГК РФ.

Однако, осуществляя расчеты, банки обязаны соблюдать установленный законодательством порядок использования средств юридических лиц, поступающих на их расчетные (текущие) счета, то есть очередность платежей.

В настоящее время очередность платежей установлена Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г. N 1005 с учетом дополнений, внесенных Указами от 9 августа 1994 г. N 1666, от 24 января 1995 г. N 62, от 21 ноября 1995 г. <*>, и письмом Банка России от 30 июня 1994 г. N 98 с учетом дополнений. При этом необходимо иметь в виду, что для случаев проведения исполнительного производства и ликвидации юридического лица установлена специальная очередность удовлетворения требований кредиторов (соответственно ст. ст. 418 — 423 ГПК РСФСР и ст. 64 ГК РФ).

———————————

<*> Собрание законодательства РФ, 1994, N 5; 1994, N 163; 1995, N 53; Российская газета, 1995, 28 ноября.

Иными словами, банк при осуществлении расчетов действует только на основании данных ему поручений, соблюдая очередность их исполнения.

Кроме того, следует отметить, что в отличие от ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» в ст. 15 этого же Закона предусматривается возможность применения ответственности только к виновному банку.

Подводя итог, следует сделать вывод, что нарушение очередности платежей, влекущее задержку исполнения расчетных документов по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, и является фактическим основанием для применения к банку ответственности в виде пени, предусмотренной ст. 15 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации».

При этом необходимы четыре условия:

1) наличие расчетного документа на перечисление (взыскание) средств в бюджет или внебюджетный фонд, выставленного на расчетный счет налогоплательщика;

2) возможность исполнения этого документа (полностью или частично) за счет средств, находящихся на расчетном счете или поступивших на корреспондентский счет банка в адрес клиента;

3) отсутствие ареста, наложенного на эти средства судебными или следственными органами, а также приостановления операций по счету налоговыми органами;

4) наличие вины банка.

Вся серьезность складывающейся ситуации заключается в том, что качество нормативного регулирования очередности платежей в настоящее время не выдерживает никакой критики. Как следствие, ни один банк не в состоянии выполнять эту очередность без тех или иных нарушений. Достаточно вспомнить установление временного порядка использования денежных средств, поступающих на расчетные (текущие) счета предприятий и организаций, когда Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г. N 1005, хотя и в силу острейшей необходимости, но фактически был изменен телеграммами Госналогслужбы и Минфина России и Постановлением Правительства РФ (от 13 октября 1995 г. N 1020 в редакции от 18 декабря 1995 г. N 1245).

Сюда же следует отнести и вопрос о том, подпадают ли штрафные санкции по платежам в бюджет под первоочередные платежи. Строго говоря, штрафные санкции в понятие «платежи в бюджет» не входят (см. ст. 2 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации»).

Если же рассматривать действующую практику, однозначного решения этих проблем длительное время не было.

Что касается сроков осуществления банками платежей в бюджет или внебюджетный фонд, то здесь ориентация идет на следующий рабочий день после поступления в банк расчетного документа. Правда, юридической чистоты в этом вопросе нет. Наиболее четко этот вопрос отражен в п. 50 Правил ведения бухгалтерского учета и отчетности в учреждениях банков СССР (от 30 сентября 1987 г. N 7 Аналогичная по содержанию норма есть в п. 2.3 Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации (приложение к письму Банка России от 9 июля 1992 г. N 14) <*>.

———————————

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1993, N 4, с. 16.

К сожалению, нынешняя ситуация, характеризующаяся отсутствием четкости в правовом регулировании по некоторым вопросам, задержкой с принятием необходимых законодательных актов, крайне низким качеством нормотворческой деятельности вообще, а также практически полным отсутствием государственного контроля за нормотворческой деятельностью министерств и ведомств, привела к тому, что Госналогслужба России и Минфин России настойчиво пытаются сместить правовое регулирование по ряду вопросов, требующих принятия законодательных актов, на подзаконный уровень.

Естественно, ни к чему, кроме возникновения бесчисленного количества споров с налогоплательщиками, это в конечном итоге не приводит. Это наглядно проявляется в попытках с помощью ответственности банков за нарушения, связанные с несвоевременным исполнением расчетных документов по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, воздействовать на их отношения с предприятиями, учреждениями и организациями. В частности, это касается случаев несвоевременного зачисления банками средств на расчетные (текущие) счета клиентов, выдачи кредитов, погашения ссудной задолженности, а также исполнения банками решений следственных и судебных органов о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах их клиентов.

По поводу ситуации, когда происходит задержка зачисления поступивших в адрес клиента средств с корреспондентского счета банка на его расчетный счет, необходимо отметить следующее.

Учитывая, что своевременность проведения этой операции зависит от самого банка, в случае, когда это влечет задержку перечисления средств в бюджет по расчетным документам, выставленным на расчетный счет клиента, есть все основания для привлечения банка к ответственности по ст. 15 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации».

Однако такое нарушение нельзя рассматривать как занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль (до 1994 года — налога на доход), считая, что эти суммы являются доходом банка. Здесь речь идет о временном незаконном пользовании средствами клиента, но они не являются собственным доходом банка, который учитывается при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль (доход). К тому же это особый род правоотношений, связанных с расчетами, которые требуют применения специальной ответственности, а именно ответственности за задержку расчетов как в отношении конкретного клиента, так и по платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

Остальные ситуации рассмотрим каждую отдельно. Однако предварительно следует определить понятие и режим ссудных счетов, ибо при выдаче кредитов и погашении ссудной задолженности это имеет важное значение.

При издании Порядка применения положений Указа Президента РФ от 23 мая 1994 г. N 1006 Госналогслужба России, Минфин России и Банк России попытались урегулировать данную проблему. В частности, в п. 2 Порядка, который в настоящее время действует в редакции письма от 2, 5 июня 1995 года, относительно выдачи кредитов установлено, что средства, получаемые налогоплательщиками с судных счетов в виде банковских ссуд в рублях, могут направляться в соответствии с кредитными договорами или на расчетные (текущие) счета заемщика, или непосредственно на оплату кредитуемых материальных ценностей и затрат, включая выдачу средств на заработную плату, с одновременным перечислением соответствующих налогов и других обязательных платежей.

Для случаев погашения задолженности по ссудам банка и уплаты процентов по ним предусмотрено, что это производится налогоплательщиками путем перечисления денежных средств с их расчетных (текущих) счетов.

С точки зрения соотношения с другими нормами права данные нормы малопонятны и трудны для восприятия. Причем ранее действовавшая редакция от 15 декабря 1994 года была еще менее удачной.

ЧТО ТАКОЕ ССУДНЫЕ СЧЕТА

Ссудные счета являются счетами бухгалтерского учета банков, служащими для учета образования и погашения ссудной задолженности. Выдача каждой новой ссуды банком и, следовательно, сумма долга ссудополучателя всегда фиксируются по дебету ссудного счета, а погашение задолженности отражается по кредиту. Начисление и получение процентов за пользование ссудой в силу того, что они являются доходом банка, отражается на других счетах бухгалтерского учета.

Тот факт, что в Указе Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г. N 1006 (п. 1) ссудные счета фактически отнесены к счетам налогоплательщиков — клиентов банков, является нелепостью (это было сделано для того, чтобы наладить контроль за движением кредитных ресурсов).

Ссудный счет не является счетом в смысле договора банковского счета. Как уже сказано, он служит для отражения задолженности и не предназначен для хранения денежных средств и производства расчетов.

Ситуация осложняется, однако, тем, что ранее существовало четыре вида ссудных счетов, порядок проведения операций по которым устанавливался инструкциями Госбанка СССР. Различия между ними определялись организационными и техническими особенностями кредитования. Использование таких видов ссудных счетов, как специальный ссудный счет, отдельный ссудный счет, контокоррент предусматривало, в частности, возможность отражения операций по погашению ссудной задолженности заемщиком — клиентом банка без проводок по его расчетному счету. Основное же отличие указанных счетов от простого ссудного счета в том, что они использовались при кредитовании не по остатку, а по обороту, которое носило определенные элементы автоматизма при выдаче ссуды (например, ссуда предоставлялась путем оплаты поступающих расчетных документов). С переходом к рыночным отношениям наметилось резкое сокращение сферы кредитования по обороту и переход к кредитованию, когда сам заемщик должен заявить о потребности в кредитных ресурсах. Тем самым начал осуществляться переход от кредитования объекта к кредитованию субъекта. Вопрос о том, каким образом осуществляется кредитование — по обороту или по остатку, утратил значение. В настоящее время этот переход практически полностью завершен. Поэтому сейчас используется кредитование именно конкретных субъектов с использованием простых ссудных счетов.

Однако упомянутый переход до сих пор не нашел отражения в законодательстве, регулирующем порядок расчетов и бухгалтерского учета в банках. Это и привело к его резкому расхождению с гражданским законодательством.

Именно данным противоречием обусловлено появление процитированных норм из п. 2 Порядка применения положений Указа Президента РФ от 23 мая 1994 г. N 1006. Автор данной статьи рассматривает их появление как неудачную попытку (несмотря на то, что их редакция два раза менялась) сгладить эти противоречия.

Неудачна она потому, что при издании этих норм техническим вопросам попытались придать характер основополагающих юридических фактов, причем с использованием устаревших терминов. Самое интересное, что многие восприняли эти нормы как запрет, например, производить погашение ссудной задолженности минуя расчетный счет должника, а это совершенно не так.

Переход к кредитованию субъектов означает, что главное значение приобретают вопросы: от кого и кому в силу возникшего гражданско-правового обязательства перечисляются (поступают) денежные средства. Естественно, при этом должен соблюдаться принцип, что расчеты сверх установленных законодательством пределов юридические лица должны осуществлять в безналичном порядке через банк.

Вопросы расчетов и бухгалтерских проводок носят в этом случае производный характер.

Что касается спора о том, могут ли производиться операции по ссудным счетам, то в настоящее время он является спором ни о чем, поскольку, во-первых, основан на смешении понятий (например, счет бухгалтерского учета и договор банковского счета, операция по счету и бухгалтерская операция), а во-вторых, искажает суть явления. Из гражданского законодательства однозначно вытекает возможность, например, производить погашение задолженности одного лица за счет средств, полученных банком от другого лица, а отсутствие порядка бухгалтерского учета определенной хозяйственной операции не может означать запрета производить эту операцию вообще.

В условиях свободы договорных отношений налоговое законодательство должно учитывать этот факт, естественно, с точки зрения защиты интересов государства (бюджетов всех уровней), а не пытаться сдержать процесс, доводя дело до полного абсурда.

В связи с этим следует вспомнить непреложное правило любой нормотворческой деятельности: перед отраслями законодательства не могут ставиться задачи, которые для этой отрасли нехарактерны и не вытекают из ее природы. Это неизбежно приведет к отрицательному результату. Очевидно, что налоговое законодательство не должно регулировать взаимоотношения между субъектами гражданского права.

Юридическая ущербность названного п. 2 Порядка применения положений Указа Президента РФ от 23 мая 1994 г. N 1006 заключается и в том, что он устанавливает порядок применения несуществующей нормы (Указом Президента РФ от 21 марта 1995 г. N 291 <*> п. 2 был признан утратившим силу).

———————————

<*> Собрание законодательства РФ, 1995, N 13, ст. 1122.

Учитывая сказанное, далее вопросы будут рассматриваться с точки зрения гражданского законодательства. При этом следует сделать оговорку, что изложенное ниже в большинстве случаев не распространяется на валютные операции. Валютное законодательство является по отношению к общегражданскому специальным (см., например, п. 2 ст. 140 ГК РФ) и в целом носит разрешительный характер (ст. ст. 6, 8, 9 Закона «О валютном регулировании и валютном контроле).

ВЫДАЧА КРЕДИТОВ

Как уже отмечалось, точка зрения Госналогслужбы России и Минфина России по данной ситуации закреплена в п. 2 Порядка применения положений Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г. N 1006, который в настоящее время действует в редакции от 2, 5 июня 1995 года.

Однако в прежней редакции этого пункта от 15 декабря 1994 года была заложена мысль, что суммы выдаваемых кредитов направляются банками только на расчетные (текущие) счета их заемщиков. В практической деятельности встречается точка зрения налоговых органов, что выдача кредитов минуя расчетный счет заемщика в период действия этой редакции является нарушением.

Кроме того, в новой редакции от 2 июня 1995 года есть норма о том, что перечисление банковских ссуд на оплату кредитуемых материальных ценностей и затрат должно сопровождаться одновременным перечислением соответствующих налогов и других обязательных платежей.

Смыслом всех этих норм являлось и является создание возможности погашения задолженности предприятий перед бюджетом и внебюджетными фондами за счет привлекаемых ими кредитных ресурсов.

По поводу этого необходимо отметить три основных момента.

1. Возможность перечисления ссуды по поручению заемщика третьим лицам вытекает не из налогового законодательства, а из гражданского (конструкция договора поручения).

Вступление в подобные отношения является гражданским правом заемщика. Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ ограничить его в этих правах можно только федеральным законом. Таким образом, данный вопрос может быть урегулирован только в законодательном порядке.

2. На привлекаемые кредитные средства взыскание по обязательствам заемщика перед бюджетом и внебюджетными фондами обращено быть не может. По правовой природе эти средства не являются ни доходом заемщика, ни его имуществом в смысле вещей (таким имуществом являются наличные денежные средства, безналичные средства — это права требования) <*>.

———————————

<*> См.: Новоселова Л. Правовая природа безналичных расчетов

Не случайно Положение о порядке обращения взыскания недоимок по налогам и другим обязательным платежам на имущество юридических лиц, утвержденное Госналогслужбой, ДНП и Минфином России <*>, касается только имущества в смысле вещей, а в отношении дебиторской задолженности (в юридической терминологии — права требования) установлен специальный порядок (см. Порядок бесспорного взыскания недоимки по платежам в бюджет в виде обращения взыскания на суммы, причитающиеся недоимщику от его дебиторов, утвержденный Госналогслужбой, Минфином и Банком России <**>).

———————————

<*> Экономика и жизнь, 1994, N 27, с. 5.

<**> Экономика и жизнь, 1994, N 11.

Такой подход обусловлен тем, что в соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 13 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» в редакции Закона от 16 июля 1992 года взыскание недоимки с юридических и физических лиц обращается на полученные ими доходы, а в случае отсутствия таковых — на имущество этих лиц.

Кроме того, подобная постановка вопроса искажает смысл кредитования, поскольку в подавляющем большинстве случаев оно носит целевой характер, не связанный с погашением задолженности перед бюджетом и внебюджетными фондами.

3. В отношении требования об одновременном перечислении соответствующих налогов опять же необходимо отметить, что банки не вправе определять, каким образом их клиентам осуществлять те или иные платежи, и действуют они (банки) только на основании данных им поручений. Соответственно эта норма может рассматриваться только как адресованная заемщику. Особенно наглядно это проявляется в тех случаях, когда расчетный счет заемщика находится в другом банке и банк, выдающий кредит, в расчетах заемщика с бюджетом участвовать не может. Тем самым ответственность за неисполнение такого условия может нести только заемщик.

Таким образом, банки не могут нести ответственность за несвоевременное исполнение расчетных документов по платежам в бюджет и внебюджетные фонды в тех случаях, когда по поручению заемщика перечисляют ссуды третьим лицам, поскольку их действия с точки зрения гражданского права носят правомерный характер.

ПОГАШЕНИЕ ССУДНОЙ ЗАДОЛЖЕННОСТИ

В соответствии с уже упоминавшимся п. 2 Порядка применения положений Указа Президента РФ от 23 мая 1994 г. N 1006 в редакции письма от 2, 5 июня 1995 года погашение задолженности по ссудам банка и уплата процентов по ним производятся налогоплательщиками путем перечисления денежных средств с их расчетных (текущих) счетов.

В указанной ситуации опять же необходимо отметить, что это вопрос не гражданского, а налогового законодательства. Ограничения в этой области могут быть введены только федеральным законом.

Такая постановка вопроса правомерна в тех случаях, когда погашение кредита производится непосредственно самим заемщиком. Но существует одно исключение, связанное с тем, что действующее законодательство разрешает юридическим лицам рассчитываться наличными деньгами в пределах двух миллионов рублей по одному платежу (Постановление Правительства РФ от 17 ноября 1994 г. N 1258 <*>). Применительно к данной ситуации одним платежом признаются все платежи, произведенные одним юридическим лицом в адрес другого юридического лица в один день по нескольким денежным документам в порядке реализации одного договора (п. 9.2 Порядка применения положений Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г. N 1006). То есть даже при наличии расчетного счета в банке — кредиторе предприятие — должник вправе рассчитываться с ним наличными деньгами в указанных пределах, направляя их напрямую на погашение ссудной задолженности.

———————————

<*> Собрание законодательства РФ, 1994, N 31, ст. 3276.

Правда, здесь необходимо сделать две оговорки.

Во-первых, в настоящее время встречается точка зрения, что указанное Постановление Правительства РФ применяться не может. Это связано с тем, что ст. 14 Закона РФ «О денежной системе Российской Федерации», которая являлась основанием для принятия этого Постановления, утратила силу (см. ст. 4 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» <*>. Однако это не так. На момент принятия Правительством данного Постановления это было совершенно законно. Отпадение оснований для вынесения какого-либо решения не означает автоматического прекращения действия всех актов, принятых по этому основанию. Вспомним примеры с Верховными Советами — как союзными, так и российским.

———————————

<*> Собрание законодательства РФ, 1995, Nо. 18, ст. 1593.

Во-вторых, Банк России в ряде случаев со ссылкой на п. 2 Порядка применения положений Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г. N 1006 дает разъяснения, что погашение ссудной задолженности наличными средствами даже в пределах двух миллионов рублей производиться не может.

По этому поводу в очередной раз уместно напомнить, что ведомственными актами постановления Правительства РФ изменяться не могут (см., например, ст. 30 Закона РФ «О Совете Министров — Правительстве Российской Федерации»).

Помимо этого существует ряд гражданско — правовых институтов, позволяющих изменить лицо, производящее погашение долга кредитору. Наиболее распространенные из них:

1) поручительство (ст. 361 ГК РФ) и гарантия (ст. 368 ГК РФ). По обязательствам, вытекающим из договора поручительства или банковской гарантии, поручитель либо гарант обязуются именно перед кредитором по основному обязательству, а не должником. Соответственно поручитель либо гарант перечисляют средства этому кредитору со своего расчетного (корреспондентского) счета;

2) при обращении взыскания на имущество должника, в том числе заложенное, по его обязательствам (ст. 24, 56, 350 ГК РФ). В соответствии с порядком, закрепленным в ГПК РСФСР (раздел V), средства, вырученные от реализации имущества должника, перечисляются взыскателям, а не должнику;

3) перевод долга (ст. 391 ГК РФ). В этом случае вообще происходит изменение стороны в обязательстве (должника);

4) возложение исполнения обязательств на третье лицо (ст. 313 ГК РФ). В такой ситуации средства опять же адресуются кредитору по основному обязательству, которые он обязан принять;

5) поручения.

Использование этих институтов возможно, например, в случаях реализации имущества должника третьими лицами по его поручению с перечислением вырученных средств кредитору. В отличие от этого при возложении исполнения обязательств на третье лицо это лицо исполняет обязательство за счет своих средств с учетом последующего взаимозачета или возмещения средств должником.

Все эти случаи объединяет участие в правоотношении третьего лица, которое осуществляет перечисление средств кредитору.

Основная сложность заключается в том, что в тех ситуациях, когда расчетный счет основного должника находится в банке — кредиторе, решающее значение приобретает оформление расчетного документа (кому адресованы средства).

Таким образом, если банку поступают средства на погашение ссудной задолженности от третьего лица, он не может привлекаться к ответственности за несвоевременное исполнение расчетных документов по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, предъявленных к расчетному счету его заемщика (опять же по причине правомерности таких действий с точки зрения гражданского права).

Вместе с тем следует отметить еще один момент. Иногда банки включают в кредитные договоры обязанность заемщика погашать кредит путем возложения исполнения обязательств на третье лицо, причем иногда это делается по настоянию главных территориальных управлений Банка России (национальных банков). В данной ситуации необходимо учитывать следующее. Возможность использования этого гражданско — правового института не относится к мерам по обеспечению возвратности кредитов, поскольку является правом, а не обязанностью заемщика. Принуждать его к реализации этого права нельзя (п. 1 ст. 9 ГК РФ).

Включение в кредитные договоры подобных условий может быть расценено судебным органом как злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ) со всеми вытекающими отсюда последствиями.

НАЛОЖЕНИЕ АРЕСТА НА ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА КЛИЕНТОВ БАНКОВ,

НАХОДЯЩИЕСЯ НА ИХ РАСЧЕТНЫХ (ТЕКУЩИХ) СЧЕТАХ

Наложение ареста на денежные средства в банках может являться мерой по обеспечению иска (ст. 76 АПК РФ, ст. 134 ГПК РСФСР) или решения судебного органа (ст. 136 АПК РФ, ст. 391 ГПК РСФСР).

Кроме того, согласно ст. 175 УПК РСФСР такой арест может наложить следователь в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества.

Однако режим расчетного (текущего) счета, на котором учитываются арестованные денежные средства, действующим законодательством не установлен. А этот вопрос крайне важен, поскольку при наложении ареста возникает целый блок проблем, связанных с исполнением банками расчетных документов по первоочередным платежам, в том числе в бюджет и внебюджетные фонды.

Анализ практики позволяет выделить четыре основных вопроса.

1. Означает ли наложение судом или следователем ареста на денежные средства ответчика, учитываемые на счете в банке, невозможность осуществления за счет этих средств никаких платежей, в том числе в бюджет и внебюджетные фонды?

2. До какого момента действует арест в тех случаях, когда иск удовлетворен и с ответчика должна быть взыскана по исполнительному листу определенная сумма?

3. Можно ли налагать арест без указания конкретной суммы, а также в тех случаях, когда средств на счете нет?

4. По каким счетам можно применять арест находящихся на них средств? В частности, можно ли налагать арест на корреспондентские счета банков?

В ближайшее время планируется издание разъяснений по этому поводу. Однако, учитывая злободневность и спорный характер затронутых вопросов, автор считает необходимым высказаться по ним.

1. В силу того, что сутью наложения ареста является исключение денежных средств из оборота на определенный период, а также учитывая, что ни в АПК РФ, ни в ГПК РСФСР, ни в УПК РСФСР исключений в этом плане не содержится, следует сделать вывод, что никакие платежи, в том числе в бюджет и внебюджетные фонды, за счет арестованных денежных средств осуществляться не могут.

2. Данный вопрос имеет особенное значение применительно к соблюдению банками очередности платежей. Как правило, в период действия ареста накапливается картотека из неисполненных расчетных документов, в том числе по платежам в бюджет и внебюджетные фонды. Когда исковые требования удовлетворены и к счету предъявляется исполнительный лист для взыскания, возникает вопрос: что исполняется в первую очередь — исполнительный лист или расчетные документы по платежам в бюджет и внебюджетные фонды? По мнению автора, исходя из того, что наложение ареста носит строго целевой характер, при удовлетворении требований истца он снимается путем полного списания средств по исполнительному листу. И только после этого вступает в силу общая очередность платежей. В противном случае никакого практического смысла в наложении ареста нет, он превращается лишь в отсрочку по первоочередным платежам.

3. По смыслу ст. 75 и 76 АПК РФ и ст. 133 и 134 ГПК РСФСР (цена иска всегда выражена в строго определенной сумме) наложение ареста возможно только на конкретную сумму в пределах цены иска. В то же время это правило не может действовать при наложении ареста следственными органами, поскольку в период ведения следствия точную сумму ущерба или имущества, подлежащего конфискации, определить еще невозможно.

Кроме того, необходимо учитывать, что ни следственный, ни судебный орган не располагают сведениями о реально имеющихся денежных средствах на счете в банке, а тем более о тех, которые поступят в будущем. Поэтому арест действителен и при отсутствии денежных средств на счете. В этом случае все поступающие на счет средства в пределах арестованной суммы подпадают под действие ареста. В части сумм, превышающих арестованную сумму, операции проводятся в обычном порядке.

4. Арест может налагаться на денежные средства, находящиеся на счетах, открытие которых осуществляется банками на основании договоров банковского счета, то есть при наличии встречного волеизъявления клиента, и которые предназначены для хранения денежных средств и проведения расчетов. К таким счетам, безусловно, можно отнести расчетные, текущие, валютные. Что касается корреспондентских счетов, то они по своей правовой природе являются разновидностью договоров банковского счета, в которых обеими сторонами являются банковские организации. Ни АПК РФ, ни ГПК РСФСР, ни УПК РСФСР не устанавливают каких-либо особенностей в отношении банков и их корреспондентских счетов. Экономическая природа корреспондентских счетов в действующем законодательстве отражения не находит. Исходя из этого, арест может налагаться и на корреспондентские счета банков. Однако действительность требует более подробного разговора об этой проблеме.

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ КОРРЕСПОНДЕНТСКИХ СЧЕТОВ БАНКОВ

В последнее время в связи с фактическим банкротством целого ряда коммерческих банков необычайно обострились вопросы о возможности принудительного списания средств с корреспондентских счетов банков, а также о возможности наложения ареста на денежные средства, учитываемые на этих счетах. Проблема в конечном итоге упирается в определение правовой природы безналичных расчетов и соответственно правового режима корреспондентских счетов банков как средства осуществления этих расчетов.

К сожалению, в подходе к решению этих проблем преобладают эмоции и социально — политические аспекты. Поэтому очень часто встречается точка зрения, согласно которой принудительное списание и наложение ареста в данном случае производиться не должно. Из правовых аргументов сторонники такого подхода использовали только один довод: на корреспондентском счете банка находятся не только собственные средства банка, но и средства его клиентов. При этом делается ссылка на ст. 113 («Заем») Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, согласно которой по договору займа (кредитному договору) заимодавец (кредитор) передает заемщику (должнику) деньги или вещи, определенные родовыми признаками, в собственность (полное хозяйственное ведение или оперативное управление). В то же время из содержания ст. 110 («Договор банковского счета») и ст. 111 («Договор банковского вклада») Основ вытекает, что денежные средства клиентов и вкладчиков не переходят в собственность банка. Из этого делается вывод, что, поскольку принудительное списание средств с корреспондентских счетов банков, так же как и наложение ареста на эти средства, затрагивает денежные средства клиентов банков, это осуществляться не может.

Однако такая постановка вопроса неправомерна, ибо основана на искажении сути возникающих правоотношений. Кроме того, указанной выше нормы в части второй ГК РФ уже нет. Чтобы подтвердить эту позицию, рассмотрим данную проблему с различных точек зрения.

1. Вид правоотношений, возникающих между банками и их клиентами.

Все гражданские правоотношения делятся на вещные (раздел II ГК РФ) и обязательственные (раздел III ГК РФ). Практическое значение такого разграничения состоит в том, что вещные права реализуются непосредственно их носителем, тогда как реализация отношений обязательственного характера всегда связана с исполнением определенных обязанностей конкретным должником в пользу кредитора.

Это обусловлено тем, что вещные правоотношения являются абсолютными (собственнику противостоит неограниченный круг лиц, которые обязаны воздерживаться от нарушения его прав), в то время как обязательственные отношения — относительные (управомоченному лицу — кредитору соответствует определенное обязанное лицо — должник, и только он обязан не нарушать его права).

По этим признакам отношения между банками и их клиентами следует отнести к обязательственным (право распоряжения денежными средствами клиент банка осуществляет путем дачи ему поручений как своему должнику). И в этом случае объектом права владельца счета или вкладчика банка является не имущество в натуре, к которому относятся и наличные деньги, а возможность требовать от банка совершения определенных действий или воздержания от них. Иными словами, клиент банка сохраняет за собой право требования к нему. Не случайно у клиентов банка — юридических лиц эти права учитываются в составе их имущества как разновидность дебиторской задолженности.

Обязанностью банка — должника является возврат клиенту такой же суммы, но не тех же денежных знаков, которые ему были переданы. И эта обязанность сохраняется вне зависимости от финансового состояния банка. В принципе самой этой денежной суммы уже может и не быть — банки не хранят их в прямом смысле этого слова, а, обеспечивая учет, пускают в оборот с целью получения дохода.

С этой точки зрения безналичные расчеты — это не движение денежных средств, а движение денежных обязательств. При этом объем требований клиента к банку отражается на его расчетном (текущем) счете. На корреспондентских счетах банков отражаются уже суммы их требований к банкам — корреспондентам, основным из которых является Центральный банк РФ (Банк России).

Таким образом, говорить о правовом режиме корреспондентского счета с точки зрения отношений собственности некорректно, и к отношениям между банками и их клиентами не могут применяться вещно-правовые способы защиты (глава 20 ГК РФ).

2. Основания возникновения обязательств по осуществлению безналичных расчетов

Эти обязательства в большинстве случаев возникают из договоров банковского счета (иначе их называют договорами на осуществление расчетно-кассового обслуживания). Для определенных случаев это могут быть договоры банковского вклада и кредитные договоры.

Корреспондентские счета банков подпадали под действие ст. 110 Основ. Это мнение автора подтверждается и судебно — арбитражной практикой (см. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 сентября 1994 г. N 28 <*>).

———————————

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1995, N 1, с. 78.

Кроме того, ни в одном законодательном акте, определяющем возможность бесспорного (безакцептного) списания, наложения ареста на денежные средства, учитываемые на счетах в банках, или приостановления операций по этим счетам, никаких исключений в отношении корреспондентских счетов банков не установлено.

Следовательно, говорить о каком-то особом правовом режиме корреспондентских счетов банков в настоящее время не представляется возможным.

Правда, существует письмо Банка России от 1 сентября 1995 г. N 187 «Порядок принятия к исполнению и учета исполнительных и приравненных к ним документов на оплату с корреспондентских счетов кредитных организаций и их филиалов». Однако это письмо носит ярко выраженный незаконный характер, поскольку при его издании Банк России превысил свою компетенцию.

В силу того, что Банк России в лице расчетно-кассовых центров осуществляет межбанковские расчеты на территории России, он является органом исполнения судебных решений в отношении коммерческих банков. Деятельность органов исполнения судебных решений является предметом регулирования гражданского процессуального права. В соответствии с подп. «о» ст. 71 Конституции РФ гражданское процессуальное законодательство находится в ведении Российской Федерации. Соответственно в силу положений п. 1 ст. 76 Конституции РФ отношения в этой области должны регулироваться федеральными конституционными и федеральными законами. Самостоятельно снимать с себя обязанности в этой сфере Банк России не вправе.

3. Структура баланса банка.

Один из принципов ведения бухгалтерского учета заключается в том, что одно и то же имущество, в том числе денежные средства, в активе баланса отражается по видовой принадлежности (основные средства, нематериальные активы, денежные средства на корреспондентском счете и т.п.), в то время как по пассиву баланса это же имущество отражается по источникам его приобретения (уставный фонд, фонды специального назначения, расчетные счета клиентов, полученные ссуды и т.п.). Данное обстоятельство не позволяет выявить, за счет каких источников образована та или иная часть активов. Так, остаток средств на расчетных счетах клиентов может быть с равной вероятностью отражен на корреспондентском счете банка, в иной дебиторской задолженности, в выданных ссудах и т.п.

Таким образом, в отношении средств, учитываемых на корреспондентских счетах банка, невозможно установить, какая часть из них образовалась за счет клиентов, а какая — за счет собственных средств банка.

Подведем итог. Действующее законодательство не содержит оснований, позволяющих выделить корреспондентские счета банков в какую-то особую группу. Тем самым к этим счетам могут применяться в общем порядке такие меры, как принудительное списание средств, наложение ареста на эти средства или же приостановление операций по этим счетам.

ОРГАНЫ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИЕ КОНТРОЛЬ ЗА СВОЕВРЕМЕННОСТЬЮ ИСПОЛНЕНИЯ

БАНКАМИ РАСЧЕТНЫХ ДОКУМЕНТОВ ПО ПЛАТЕЖАМ В БЮДЖЕТ

И ВНЕБЮДЖЕТНЫЕ ФОНДЫ

Полномочиями по проведению проверок деятельности, связанной с перечислением платежей в бюджет и внебюджетные фонды, обладает в той или иной мере целый ряд органов. Помимо налоговых органов следует в первую очередь упомянуть органы налоговой полиции (п. 2 ст. 11 Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции»), органы федерального казначейства (п. 3 Указа Президента РФ от 8 декабря 1992 г. N 1556), органы Пенсионного фонда (п. 3 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России), утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2122-1).

Однако необходимо учитывать, что ответственность, предусмотренную ст. 15 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», вправе применять только налоговые инспекции и органы налоговой полиции. Остальные органы при установлении фактов задержки банками исполнения расчетных документов по платежам в бюджет и внебюджетные фонды должны сообщить об этом названным организациям. Причем следует иметь в виду, что взыскание пени не освобождает банк от других видов ответственности.

Например, в соответствии с абзацем восьмым п. 3 Указа Президента Российской Федерации от 8 декабря 1992 г. N 1556 органы федерального казначейства вправе налагать на банки штрафы в случаях несвоевременного зачисления ими средств в доход федерального бюджета или внебюджетных фондов либо, наоборот, при выделении средств федерального бюджета или внебюджетных фондов на счета конкретных получателей. В связи с этим могут возникнуть сложности в разграничении компетенции названных органов.

Применительно к вопросу о разграничении полномочий между налоговыми органами и органами казначейства в этой области необходимо отметить два момента.

Во-первых, при определении фактических оснований для штрафа, применяемого органами федерального казначейства, речь идет о зачислении, а не о перечислении (а такое нарушение могут совершить только банковские организации, обслуживающие счета доходов федерального бюджета или внебюджетных фондов).

Во-вторых, в отличие от налоговых органов органы федерального казначейства могут воздействовать на ситуацию не только при поступлении средств в бюджет или внебюджетные фонды, но и при выделении этих средств конкретным получателям.

Разграничение оснований для применения указанных видов ответственности уже было предметом рассмотрения в качестве вопроса судебной практики на заседании Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 января 1996 года.

Поводом для обсуждения этого вопроса послужил ряд арбитражных дел, когда банки обжаловали одновременное применение к ним штрафных санкций за несвоевременное исполнение платежных поручений налогоплательщиков как налоговыми органами, так и органами федерального казначейства. В данном случае налоговые органы применяли пеню, предусмотренную ч. 4 ст. 15 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» за задержку исполнения платежных поручений налогоплательщиков, а органы федерального казначейства — штраф, предусмотренный п. 3 Указа Президента РФ от 8 декабря 1992 г. N 1556 «О федеральном казначействе» за несвоевременное зачисление средств, поступивших в доход федерального бюджета и внебюджетные фонды.

При этом, как сообщил представитель федерального казначейства, они исходят от того, что зачисление средств в бюджет или внебюджетный фонд — это многостадийный процесс, который включает в себя и перечисление средств банком, обслуживающим плательщика налогов, или взносов во внебюджетный фонд (то есть стадию исполнения платежного поручения).

В результате обсуждения был выработан следующий подход к решению этой проблемы.

Во-первых, пеня, применяемая налоговыми органами, и штраф, налагаемый органами федерального казначейства, являются двумя видами санкций, относящимися к одному виду ответственности (административной). Поэтому одновременное применение этих двух санкций за одно и то же нарушение (например, за несвоевременное списание средств со счета плательщика) производиться не может.

В норме, содержащейся в ч. 4 ст. 15 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», согласно которой взыскание пени не освобождает банк от других видов ответственности, речь идет именно о других видах ответственности. Например, наряду с пеней, предусмотренной ч. 4 данной статьи, возможно взыскание через суд в бюджет дохода, полученного от использования сумм налогов в качестве кредитных ресурсов (ч. 3 этой же статьи), то есть применение наряду с административной гражданско-правовой ответственности.

Во-вторых, признано, что списание средств со счета плательщика не может включаться в процесс зачисления средств в доход бюджета или внебюджетных фондов.