Здесь русью пахнет?

04-03-19 admin 0 comment

Никитин Г.
Бизнес-адвокат, 2001.


Г. Никитин, юрист.

Парфюмерия по праву считается ровесницей цивилизации, свидетельства ее общественного и религиозного значения встречаются уже в додинастическом Египте. Каждому богу египтяне приписывали какой-то особенный аромат и по мере сил старались подражать своим небесным покровителям: первая известная в мире забастовка была вызвана перебоями в поставках благовоний для нужд храмовых рабочих. Стремление к прекрасному не всегда встречало понимание власть имущих; известно, например, что спартанский царь Агесилай сильно нервничал, ощущая запах парфюмерии. Взгляды древнего царя распространены и в современной России, однако это не единственная причина, по которой страдает отечественная промышленность: к несчастью, парфюмерное искусство по-прежнему не может обойтись без спирта.

Как известно, государственная политика в области предпринимательской деятельности знаменуется борьбой двух начал — стремлением законодателя как-то ограничить сферу лицензирования и естественным желанием ведомств лицензировать все, что только движется (например, лицензированию подлежат перевозки своего собственного груза своим собственным транспортом) или подает иные признаки жизни. Предметом особых забот исполнительной ветви является регулирование алкогольного рынка; не случайно большое беспокойство вызвал рост потребления всевозможных косметических жидкостей, который был истолкован Правительством как свидетельство того, что граждане используют их как горячительные напитки, причиняя тем самым ущерб казне. Все иные объяснения (например, нельзя исключать, что в условиях глобального потепления граждане стали чаще мыться) Правительство не принимает в расчет, в чем, вероятно, целиком и полностью следует винить художественную силу произведений В. Ерофеева.

Финал II тысячелетия ознаменовался схваткой гигантов: Министерство РФ по налогам и сборам вступило в бескомпромиссный спор с известным служителем общественной гигиены — ОАО «Тулунский гидролизный завод», — который обратился с иском к Управлению МНС о признании недействительным предписания, обязывающего истца получить новую лицензию на производство, хранение и поставку жидкости парфюмерной «Канская» под страхом блокирования оборудования. Спор разрастался и наконец был принят к рассмотрению Федеральным арбитражным судом Восточно — Сибирского округа.

Решением суда 1-й инстанции иск был удовлетворен. В кассационной жалобе УМНС просило решение Арбитражного суда Иркутской области отменить и принять новое решение, ссылаясь на то, что п. 2 ст. 18 (абзац 9) Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» от 22.11.95 N 171-ФЗ (в ред. от 7 января 1999 г.) предусмотрено лицензирование производства, хранения и поставки спиртосодержащей непищевой продукции. Пунктом 3 этой же статьи предусмотрено лицензирование производства и оборота произведенных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции по каждому поставляемому виду произведенной продукции, указанному в ст. 2 того же Федерального закона. Статьей 2 вышеназванного Закона спиртосодержащая денатурированная продукция выделена в отдельное понятие, в то же время спиртосодержащая продукция в этой же статье подразделяется на пищевую и непищевую. Поэтому, по мнению УМНС, производство спиртосодержащей (денатурированной и неденатурированной) непищевой продукции подлежит лицензированию и должно осуществляться с использованием этилового спирта.

В п. 9 ст. 18 Закона N 171-ФЗ указано, что лицензии на данный вид деятельности выдаются в порядке, установленном Правительством РФ, которое не заставило себя ждать, Постановлением от 6 декабря 1999 г. N 1344 утвердив Положение о лицензировании деятельности по производству, хранению и поставке спиртосодержащей непищевой продукции (в т.ч. денатурированной). Госналогслужба РФ в свою очередь разработала «Порядок контроля за объемами производства и соблюдением технологической дисциплины при производстве денатурированных этилового спирта и спиртосодержащей продукции из всех видов сырья», согласно которому процесс денатурации должен осуществляться после учета контрольными спиртоизмеряющими аппаратами объемов выработанного этилового спирта и передачи его из спиртоприемного отделения пропуском через мерники в спиртохранилище.

Несмотря на эти сокрушительные доводы, производитель ароматной продукции не дрогнул. В своих возражениях на жалобу он указал, что производимая жидкость парфюмерно — косметическая «Канская» не относится к спиртосодержащей непищевой продукции, а является денатурированной спиртосодержащей продукцией, для производства которой не предусмотрено лицензирование.

Стойкость истца не помешала кассационной инстанции отменить решение суда и принять новое решение. Установлено, что завод осуществляет производство жидкости парфюмерной «Канская», которая зарегистрирована в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1030 в Минэкономики России как спиртосодержащая денатурированная продукция, произведенная из непищевого растительного сырья с содержанием спирта 91 — 93,5%.

Производство жидкости осуществляется на том же оборудовании, что и спирт этиловый технический, с установкой дополнительных расходных емкостей для внесения в поток спиртосодержащей непищевой продукции необходимого количества диэтилфталата и парфюмерной композиции.

Производство жидкости парфюмерной «Канская» осуществлялось заводом без лицензии, чего не могло оставить без внимания УМНС, которое скорее согласилось бы на преобразование в областной собес, чем допустило бы бесконтрольный поток технического спирта.

Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу, что производимая истцом жидкость является спиртосодержащей продукцией, вырабатываемой без участия такого компонента, как этиловый спирт, поэтому лицензированию не подлежит; жидкость «Канская» не относится ни к спиртосодержащей непищевой продукции, ни к продукции, при производстве которой в качестве сырья или вспомогательного материала используется этиловый спирт. Свой вывод суд обосновал ст. 2 Закона N 18-ФЗ, где даны основные понятия, используемые в Законе, и где предусматривается два самостоятельных понятия «спиртосодержащая непищевая продукция» и «спиртосодержащая денатурированная продукция», и сделал заключение, что лицензирование последней не предусмотрено п. 2 ст. 18 Закона N 18-ФЗ.

К сожалению, судьи, рассматривавшие дело по 1-й инстанции, оказались малосведущими в спиртных напитках. Кассационная инстанция проявила более прочные познания, указав, что жидкость «Канская» является спиртосодержащей денатурированной непищевой продукцией. Поскольку она произведена с использованием этилового спирта, получаемого в технологическом процессе, содержит этиловый спирт более 90% объема готовой продукции, непищевой характер достигается добавками диэтилфталата, то она относится к спиртосодержащей продукции. Производство спиртосодержащей непищевой продукции подлежит лицензированию в силу закона.

Основной довод истца состоит в том, что жидкость парфюмерная «Канская» не является спиртосодержащей непищевой продукцией, а Постановление N 1344 вступает в противоречие с Законом. Между тем понятия «спиртосодержащая денатурированная продукция» и «спиртосодержащая непищевая продукция» — по мнению заявителя, два самостоятельных не совпадающих понятия, — по смыслу ст. 2 Закона N 171-ФЗ могут соотноситься как часть и целое. Жидкость «Канская» содержит этилового спирта 90 — 93% (т.е. намного больше, чем требуемые по закону 1,5% объема), а добавки специального вещества исключают ее использование при производстве пищевой продукции. Довод истца, поддержанный судом, о том, что спиртосодержащая продукция в силу ее определения должна производиться с использованием этилового спирта, а при производстве жидкости «Канская» ни на одной из стадий технологического процесса этиловый спирт в производство не вносится, кассационной инстанцией учтен быть не мог. Искусная подмена понятия «произведена с использованием этилового спирта» на более узкое понятие «этиловый спирт вносится в производство» истцу также не помогла.

В данном процессе отличились все участники: истец, который с беспримерной стойкостью наводил тень на плетень, ответчик, явно ощущавший себя последним оплотом империи под натиском варварской стихии, и, конечно, судьи, которые, надо отдать им должное, не позволили себя запутать. Несмотря на видимый успех, проигравшей оказалась государственная власть, неприятный сюрприз которой преподнес суд своим выводом о том, что добавки специального вещества исключают использование парфюмерной жидкости в пищевых целях (хотя с этим выводом, возможно, согласится далеко не всякий). Поскольку лицензирование согласно ст. 4 Федерального закона от 25 сентября 1998 г. N 158-ФЗ вводится главным образом в целях предотвращения ущерба нравственности и здоровью граждан (оборона и безопасность страны в данном случае, по-видимому, ни при чем), истец своим упорством выставил власть в самом неприглядном виде, доказав, что для лицензирования жидкости нет никаких разумных оснований, а г-н С. Веревкин — Рахальский Письмом МНС РФ от 17 ноября 2000 г. N СВР-6-31/878 сделал этот спектакль достоянием самых широких кругов общественности. Поэтому на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, пока что следует отвечать утвердительно.