Содержание конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей

04-03-19 admin 0 comment

Мельник В В.
Журнал российского права, 2001.


Мельник Валерий Васильевич — ведущий научный сотрудник НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ.

Одна из главных причин, затрудняющих понимание сущности и значения возрожденного в Российской Федерации суда присяжных, заключается в том, что в различных правовых актах по-разному описано содержание конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Так, Концепция судебной реформы в Российской Федерации, одобренная Постановлением Верховного Совета РСФСР 24 октября 1991 года, предусматривает конституционное закрепление права обвиняемого «на рассмотрение его дела судом присяжных, если ему грозит наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года» <*>. В этом Постановлении Верховный Совет РСФСР в качестве одного из важнейших направлений судебной реформы назвал «признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом» <**>. Однако в ст. 7 принятой 22 ноября 1991 года Декларации прав и свобод человека и гражданина речь идет уже о «суде с участием присяжных заседателей», а термин «суд присяжных» не упоминается: «Смертная казнь впредь до ее отмены может применяться в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления только по приговору суда с участием присяжных заседателей» <***>.

———————————

<*> Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост.

С.А. Пашин. М.: Республика, 1992.

<**> Ведомости РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1435.

<***> Нормативные материалы о судьях и суде присяжных. М.: Юридическая литература, 1994. С. 22.

В принятом впоследствии Законе Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно — процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях», которым в УПК РСФСР введен раздел X «Производство в суде присяжных» (ст. 420 — 466 УПК РСФСР), речь идет о судопроизводстве с участием коллегии присяжных заседателей (ст. 420 УПК РСФСР) и о суде присяжных, действующем в составе судьи и двенадцати присяжных заседателей (ч. 2 ст. 421 УПК РСФСР). Право обвиняемого «на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей» закреплено в ст. 20 и 47 Конституции Российской Федерации, однако термин «суд присяжных» не упоминается.

Некоторые ученые — процессуалисты видят в этом не столько терминологическую разницу, сколько различия, имеющие принципиальное значение. По их мнению, когда говорят о суде присяжных, то имеется в виду, что присяжные входят в состав суда, выступают в роли представителей правосудия и судебной власти. Когда же речь идет о «суде с участием присяжных», то подразумевается, что присяжные, как и прокурор, защитник, другие участники судебного разбирательства, лишь участвуют в работе судов, но в их состав не входят. Сторонники этой точки зрения полагают, что ввиду верховенства Конституции Российской Федерации следует признать, что редакция наименования раздела X и ряда статей УПК РСФСР должна быть исправлена в законодательном порядке. В том же порядке, по их мнению, должен быть разрешен вопрос, соответствуют ли Конституции Российской Федерации положения ст. 86 и 87 Закона «О судоустройстве РСФСР» об оплате труда присяжному заседателю за счет республиканского бюджета в виде вознаграждения в размере половины должностного оклада члена соответствующего суда; об оплате командировочных расходов присяжному заседателю в порядке и размере, установленных для судей; о распространении в полном объеме на присяжного заседателя гарантий неприкосновенности судьи, установленных ст. 16 Закона РФ «О статусе судей Российской Федерации» и т.д. <*>.

———————————

<*> См.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов. М.: Зерцало, 1998. С. 434.

Кроме того, высказывается мнение, что положение ст. 420 УПК о том, что рассмотрение дел с участием коллегии присяжных заседателей осуществляется «в соответствии с правилами, предусмотренными настоящим разделом, и общими правилами уголовного судопроизводства Российской Федерации, которые не противоречат положениям настоящего раздела», не имеет юридической силы вследствие ее противоречия фундаментальному общему положению, закрепленному в ч. 4 ст. 1 УПК РСФСР: «Установленный уголовно — процессуальными законами порядок судопроизводства является единым и обязательным по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания» <*>.

———————————

<*> См.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов. М.: Зерцало, 1998. С. 435.

Представляется, что эту позицию трудно признать достаточно обоснованной, поскольку она не учитывает, что установленный уголовно — процессуальными законами единый и обязательный по всем уголовным делам и для всех судов порядок судопроизводства может осуществляться не только в обычной форме судопроизводства, которая распространяется на уголовные дела, рассматриваемые судьей единолично или коллегиально судом в составе судьи и двух народных заседателей либо коллегией в составе трех профессиональных судей (ч. 1 и 2 ст. 15 УПК РСФСР), но и в особой форме судопроизводства с участием присяжных заседателей, которая реализуется только в предусмотренных законом случаях. Это вытекает прежде всего из ч. 4 ст. 123 Конституции РФ: «В случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей».

Действующее в Российской Федерации уголовно — процессуальное законодательство предусматривает только одну форму судопроизводства с участием присяжных заседателей — суд присяжных. Согласно ч. 3 и ч. 2 ст. 15 УПК РСФСР эта форма осуществляется в соответствии с правилами раздела X УПК РСФСР по ходатайству обвиняемого по делам о преступлениях, за которые уголовным законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненного лишения свободы или смертной казни. Эти дела «рассматриваются судьей и присяжными заседателями» (ч. 3 ст. 15 УПК РСФСР). Если обвиняемый в совершении названных преступлений не пожелает реализовать свое право на рассмотрение его дела судом присяжных, оно будет рассмотрено в краевом, областном или городском суде в обычном порядке, то есть коллегиально судом в составе председательствующего и двух народных заседателей либо коллегией из трех профессиональных судей.

Таким образом, в зависимости от желания обвиняемого дело о названных преступлениях в краевом, областном, городском суде может быть рассмотрено либо без участия присяжных заседателей (то есть в обычном процессуальном порядке), либо с их участием — судом присяжных, который согласно ч. 2 ст. 421 УПК действует в составе судьи и двенадцати присяжных заседателей.

С учетом сказанного можно сделать вывод: словосочетания «судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей» (ч. 4 ст. 123 Конституции РФ), «суд с участием присяжных заседателей» (ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 47 Конституции РФ), «рассмотрение дел с участием коллегии присяжных заседателей» (ст. 420 УПК РСФСР) имеют одно и то же содержание и означают особую форму судопроизводства, которая называется «судом присяжных».

Сущность суда присяжных как особой формы судопроизводства заключается в делении суда на две работающие совместно коллегии, каждая из которых в процессе судебного разбирательства действует в пределах своей компетенции: коллегию непрофессиональных судей, состоящую из двенадцати комплектных и двух запасных присяжных заседателей, которая решает вопросы факта, и коллегию профессиональных судей, которая без участия присяжных заседателей решает вопросы о допустимости доказательств, квалификации деяния и другие правовые вопросы (в современном российском суде присяжных она состоит из одного профессионального судьи — председательствующего).

Такая форма судопроизводства получила название «суда присяжных» потому, что в компетенцию коллегии присяжных заседателей входит решение трех основных вопросов о фактической стороне, виновности, от которых зависит судьба подсудимого и его дела: 1) доказано ли, что соответствующее деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Эти основные вопросы, а также вопрос о том, заслуживает ли снисхождения либо особого снисхождения подсудимый, которого они признали виновным, присяжные заседатели как «судьи факта» решают, не знакомясь с материалами уголовного дела, на основании непосредственно исследованных в суде допустимых доказательств, руководствуясь юридическим наставлением, содержащимся в напутственном слове председательствующего судьи, и требованиями присяги: «Клянусь исполнять свои обязанности честно и беспристрастно, принимать во внимание все рассмотренные в суде доказательства, доводы, обстоятельства дела и ничего, кроме них, разрешать дело по своему внутреннему убеждению и совести, как подобает свободному гражданину и справедливому человеку» (ст. 443 УПК РСФСР).

Таким образом, участие граждан в отправлении правосудия в качестве присяжных заседателей по своему содержанию принципиально отличается от деятельности государственного обвинителя, защитника и других участников процесса, обеспечивающих построение уголовного судопроизводства на началах состязательности и равноправия сторон. Присяжные заседатели, так же как и судья, входят в состав суда, рассматривающего дело, и в качестве «судей факта» обладают полномочиями разрешать его по вопросам о фактической стороне, виновности, а также по вопросу о том, заслуживает ли снисхождения или особого снисхождения подсудимый, которого они признали виновным.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о невиновности подсудимого обязателен для председательствующего судьи и влечет постановление им оправдательного приговора (ч. 1 ст. 459 УПК). Обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не обязателен для председательствующего судьи только в двух случаях:

— когда судья признает, что по делу имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления. В этом случае выносится постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей, вынесшей обвинительный вердикт, и о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда (ч. 3 ст. 459 УПК);

— когда председательствующий судья признает отсутствие в деянии состава преступления. В этом случае обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствует постановлению оправдательного приговора (ч. 4 ст. 459 УПК).

В остальных случаях обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего судьи, который в соответствии с ч. 2 ст. 459 УПК обязан квалифицировать содеянное в соответствии с обвинительным вердиктом и установленными им обстоятельствами, не подлежащими установлению коллегией присяжных заседателей (предусмотренные соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве квалифицирующих признаков — прежняя судимость обвиняемого, его должностное положение и другие обстоятельства, требующие собственно юридической оценки).

При постановке обвинительного приговора на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей председательствующий обязан учитывать и ответ присяжных заседателей на вопрос о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения либо особого снисхождения. Этот механизм способствует предупреждению произвола судей, необоснованно назначающих чрезмерно строгое наказание.

По делам о преступлениях, за которые закон предусматривает применение исключительной меры наказания — смертной казни, признание подсудимого заслуживающим снисхождения не позволяет председательствующему судье назначить ему наказание в виде смертной казни, но не препятствует назначению подсудимому справедливого наказания в пределах санкции соответствующей статьи УК (ч. 2 ст. 460 УПК).

Признание подсудимого заслуживающим особого снисхождения обязывает председательствующего судью назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного законом за данное преступление, или перейти к другому, более мягкому виду наказания в соответствии с положениями ст. 64 УК (ч. 3 ст. 460 УПК).

Закрепление в Конституции РФ права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей обусловлено тем, что рассмотренные выше и другие особенности процессуальной формы суда присяжных более надежно защищают права и свободы человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения, обвинительного уклона следователей, прокуроров и судей в случаях, когда подсудимый невиновен, и тогда, когда он, хотя и виновен, но вовсе не в том или не в такой степени, как его обвиняют.