Порядок реализации жилищных прав и льгот

04-03-19 admin 0 comment

Беспалов Ю.
Российская юстиция, 2001.


Ю. Беспалов, судья Владимирского областного суда, кандидат юридических наук.

Согласно ст. 40 Конституции РФ граждане России имеют право на жилище. Это конституционное положение получило развитие в текущем гражданском и жилищном законодательстве.

Право на жилище может быть реализовано путем предоставления жилого помещения в пользование по договору социального или коммерческого найма, а также путем приобретения жилого помещения в собственность. Основания и порядок предоставления жилого помещения в пользование предусмотрены Гражданским и Жилищным кодексами, Законом РФ «Об основах федеральной жилищной политики», другими правовыми актами Российской Федерации.

Но не каждый гражданин России может получить жилое помещение в домах государственного и муниципального жилищных фондов по договору социального найма. Круг лиц, обладающих таким правом, четко обозначен федеральным законодательством. К ним, в частности, отнесены инвалиды Великой Отечественной войны; лица, страдающие тяжелыми формами некоторых хронических заболеваний; многодетные семьи; одинокие матери; судьи и некоторые другие лица. Они должны быть признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий и состоять на учете. По общему правилу жилое помещение предоставляется гражданину в порядке очереди, определяемой датой постановки на учет.

Вместе с тем некоторые граждане имеют право на внеочередное получение жилого помещения. Это специальное положение. Такой льготой наделены лица, жилище которых стало непригодным для проживания в результате стихийного бедствия; лица, закончившие пребывание в государственных детских учреждениях; дети — сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей; инвалиды Великой Отечественной войны I группы; судьи; офицеры, военнослужащие сверхсрочной службы, уволенные в отставку или запас по состоянию здоровья, возрасту, сокращению штатов при условии, что они находились на военной службе не менее 20 лет; лица, утратившие право на жилое помещение вследствие незаконного осуждения, если им невозможно вернуть ранее занимаемое жилое помещение. Для одних из них установлен срок предоставления жилья, а для других — не предусмотрен. К последним относятся инвалиды Великой Отечественной войны I группы; лица, жилище которых стало непригодным для проживания в результате стихийного бедствия; лица по окончании пребывания в государственном детском учреждении; дети — сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.

В правоприменительной деятельности возник вопрос, связанный с реализацией права инвалидов Великой Отечественной войны I группы и участников войны, ставших инвалидами I группы, на внеочередное предоставление жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищных фондов. Оно предусмотрено ст. ст. 14, 15 Федерального закона «О ветеранах», ст. 37 Жилищного кодекса РСФСР.

Гражданин Г. обратился в суд с иском к администрации г. Владимира о предоставлении жилого помещения. В обоснование иска он указал на то, что является инвалидом I группы, участником Великой Отечественной войны, состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Однако администрация г. Владимира отказывает ему в предоставлении жилого помещения вне очереди. Администрация г. Владимира иск не признала, ссылаясь на то, что жилое помещение гражданину Г. будет предоставлено по списку лиц, имеющих право на внеочередное предоставление жилого помещения. Список составлен по дате принятия на учет, а перед гражданином Г. состоят на учете около 90 человек, обладающих аналогичной льготой. Права этих лиц не могут быть нарушены. Суд удовлетворил иск исходя из того, что субъективное право лица нарушено и подлежит восстановлению (ст. 27 Федерального закона «О ветеранах»).

Администрация г. Владимира обжаловала это судебное решение, а также действия судебного пристава — исполнителя, направленные на выполнение предписания суда. Однако вышестоящие судебные инстанции подтвердили законность и обоснованность принятого акта, и администрация г. Владимира в конце концов его выполнила. Участник Великой Отечественной войны, инвалид I группы квартиру получил и справил новоселье.

Думается, судебное решение, о котором идет речь, имеет принципиальное значение. И вот почему.

Жилищное законодательство не признает основанием к отказу в иске наличие списка лиц — внеочередников, обладающих аналогичной льготой и своевременно не обеспеченных жилыми помещениями. Все они имеют одинаковую юридическую возможность на внеочередное получение жилого помещения. Эта возможность (субъективное право) возникает с момента принятия на учет и по их требованию должна быть реализована. Закон не связывает осуществление этого права с какими-либо обстоятельствами, кроме правового статуса лица и нуждаемости в улучшении жилищных условий.

Нельзя также в решении сделать ссылку на предоставление жилья по списку внеочередников. Во-первых, такое решение не позволит восстановить нарушенное право. Во-вторых, таким решением будет установлена очередность предоставления жилых помещений, что противоречит названным выше нормам о внеочередном предоставлении жилья. В-третьих, утрачивает всякий смысл принудительная реализация права на жилище. Обращение в суд и удовлетворение иска не изменит ситуацию, а действия органов местного самоуправления, состоящие в неисполнении федерального закона, будут признаны законными. Предоставление льготы станет полностью зависеть от действий этих органов. Не имеется оснований для привлечения к участию в деле лиц, принятых на учет ранее. Принцип диспозитивности, предусмотренный ст. ст. 3, 7, 14, 50 ГПК РСФСР, предполагает инициативу самого субъекта. Права этих лиц не будут нарушены решением об удовлетворении иска. В случае обращения в суд с аналогичными исками их требование также подлежит удовлетворению. Надо полагать, что обязанность по обеспечению инвалидов Великой Отечественной войны I группы жильем должна быть исполнена немедленно либо в разумный срок, так как не терпит отлагательства обеспечение жильем тех категорий граждан, которым государство обязалось предоставить жилье вне очереди, не упоминая о сроках исполнения принятой на себя обязанности. В противном случае вряд ли все инвалиды Великой Отечественной войны могут реализовать свое право при жизни, а законодатель, устанавливая эту льготу, исходил из необходимости реального обеспечения инвалидов Великой Отечественной войны I группы и приравненных к ним лиц жилыми помещениями.

Посчитать состоятельными возражения органов местного самоуправления означало бы признать возможность неприменения Закона «О ветеранах» и ст. 37 ЖК РСФСР, что недопустимо. Внеочередное предоставление жилого помещения — одна из мер социальной защиты, позволяющая лицам, имеющим заслуги по защите Отечества, обеспечить свое экономическое и моральное благополучие.

Обязанность Российской Федерации по обеспечению инвалидов Великой Отечественной войны I группы жилым помещением вне очереди подлежит исполнению со времени постановки на учет в срок, необходимый для принятия органом местного самоуправления решения о предоставлении жилья, выдачи ордера и заключения договора социального найма, и не зависит от того, в какой области (крае, республике) проживает гражданин. Отношения между Российской Федерацией и органами местного самоуправления, касающиеся мер реализации Закона «О ветеранах», выходят за рамки предмета судебного исследования по делам о восстановлении нарушенных прав ветеранов на внеочередное предоставление жилья.

Другим вопросом, возникшим в правоприменительной деятельности, стал вопрос о реализации прав собственника на жилое помещение в многоквартирном доме. Так, И. обратилась в суд с иском к В. и А. об устранении препятствий в пользовании квартирой. В обоснование иска она указала на то, что в праве собственности на двухкомнатную квартиру имеет 1/6 доли, а по 5/12 принадлежит ответчикам. Последние без законных оснований препятствуют ей в пользовании квартирой. В., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетнего ребенка А., иск не признала и обратилась в суд со встречным иском о снятии И. с регистрационного учета и выделе доли из общего имущества, ссылаясь на то, что И. имеет другое жилое помещение, доля ее незначительна и может быть заменена денежной компенсацией. Суд первоначальный иск удовлетворил, а в удовлетворении встречного иска отказал, исходя из того, что собственники имеют право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда это решение отменила и вынесла новое решение, которым в удовлетворении иска И. отказала, а встречный иск удовлетворила. Принимая новое решение, судебная коллегия указала в определении следующее.

Право пользования является не только одним из правомочий, составляющих содержание права собственности, но и самостоятельным субъективным правом. По своей правовой природе оно близко к праву собственности.

Право пользования на жилое помещение как особый объект с особым правовым режимом может возникнуть лишь на основании и в порядке, предусмотренными гражданским и жилищным законодательством (ст. ст. 209, 247, 288, 671, 672, 679 ГК РФ, ст. ст. 127, 132 ЖК РСФСР).

Основанием приобретения права пользования является титул в виде договоров купли — продажи, дарения, мены, ренты, найма коммерческого или социального, ордер. Порядок приобретения права пользования состоит в наличии согласия других лиц, уже приобретших право пользования жилым помещением, и соблюдении социальной нормы (за исключением приобретения права пользования ребенком, вселение которого допускается без согласия лиц, проживающих в жилом помещении, и без учета социальной нормы). Имея долю в праве собственности на квартиру, лицо не приобретает лишь в силу этого и право пользования жилым помещением. Должны быть соблюдены требования упомянутых выше норм.

Права собственника в данном случае не нарушаются. Они ограничиваются федеральными законами в целях защиты прав других лиц (ст. ст. 1, 209, 247 ГК РФ). Кроме того, доля И. незначительна, не может быть реально выделена и, по существу, И. не имеет интереса в этом жилом помещении. Ей, независимо от ее мнения, должна быть выплачена денежная компенсация (ст. 252 ГК РФ).