О предоставлении жилых помещений военнослужащим в порядке повторного заселения

04-03-19 admin 0 comment

Акчурин З.Х.
Право в Вооруженных Силах, 2002.


З.Х. Акчурин, старший лейтенант юстиции, адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета Министерства обороны РФ.

В Конституции Российской Федерации предусмотрено, что каждый имеет право на жилище. Государство гарантирует предоставление жилых помещений военнослужащим, о чем прямо указано в ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее — Закон).

Однако жилищная проблема остается одной из самых острых социальных проблем для военнослужащих.

Несмотря на то что на рынке недвижимости имеется значительное количество жилья, предназначенного для продажи, вопрос обеспечения жилыми помещениями военнослужащих решается с трудом.

Уровень доходов лиц, проходящих военную службу, граждан, уволенных с нее, и членов их семей при существующих ценах на жилье не позволяет им приобрести его только за счет собственных средств.

Неудовлетворительное выполнение государственных программ обеспечения жильем данной категории граждан привело к росту числа военнослужащих, не имеющих жилья. Отсутствие перспектив в решении жилищной проблемы негативно сказывается на комплектовании войск и ходе реформирования военной организации государства, вызывает большой отток специалистов.

Следует учесть и то, что поскольку жилищное законодательство России недостаточно унифицировано, при разрешении конкретных вопросов на практике часто возникают сложности.

Решение военнослужащими своей жилищной проблемы за счет государственных жилищных сертификатов, путем получения безвозмездной финансовой помощи и в некоторых других формах нередко приводило к тому, что они не только не приобретали положенного жилья, но и вообще лишались права на получение квартир от Министерства обороны РФ. Поэтому в настоящее время наиболее надежной для военнослужащего остается такая форма реализации своего права на жилище, как обеспечение жильем из государственного или муниципального жилищного фонда. Эту форму бесспорно можно назвать основной в решении жилищной проблемы указанной категории граждан.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 15 Закона «государство гарантирует предоставление военнослужащим жилых помещений. Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с учетом права на дополнительную жилую площадь ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИЛИ МУНИЦИПАЛЬНОГО ЖИЛИЩНОГО ФОНДА, ЗАКРЕПЛЯЕМОГО ЗА МИНИСТЕРСТВОМ ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (выделено автором) (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба)».

В рамках обеспечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, жильем из государственного или муниципального жилищного фонда действующим законодательством предусмотрено право указанной категории граждан на повторное заселение жилых помещений: «в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей» (п. 5 ст. 15 Закона). Хотя правильнее данное право отнести к праву федерального органа исполнительной власти, в котором они проходят военную службу, на повторное заселение военнослужащими соответствующих жилых помещений в случае их освобождения.

Положения данной нормы конкретизируются в Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах РФ, утвержденной Приказом Министра обороны РФ от 15 февраля 2000 г. N 80 (зарегистрировано в Минюсте РФ 7 июня 2000 г. Регистрационный N 2260): «жилые помещения, освобождаемые за выездом военнослужащих, распределяются между военнослужащими воинских частей, в которых они проходили военную службу.

В случаях отсутствия в воинских частях военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), жилые помещения распределяются между воинскими частями, дислоцированными в гарнизоне, пропорционально количеству военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий)» (пп. 33, 34 Инструкции).

При изучении приведенных положений действующего законодательства возникают закономерные и логичные вопросы: что означает имеющееся в Законе положение о закреплении жилых помещений за Министерством обороны РФ, каков порядок, механизм закрепления за тем или иным федеральным органом исполнительной власти жилья из государственного или муниципального жилищного фонда и как реализуется право указанных органов на повторное заселение жилых помещений, предусмотренное п. 5 ст. 15 Закона, на практике. Получение ответов на них является достаточно актуальным и важным в свете разрешения отдельных вопросов жилищной проблемы военнослужащих.

Следует отметить тот факт, что в настоящее время механизм закрепления жилых помещений государственного жилищного фонда за соответствующим федеральным органом исполнительной власти должным образом не налажен, а что касается муниципального фонда, то с уверенностью можно говорить о том, что такой механизм отсутствует. Доказательство тому — конкретные ситуации, возникающие на практике. Отсутствие порядка закрепления и неоднозначное толкование п. 1 и п. 5 ст. 15 Закона о статусе порождают массу проблем, негативно сказывающихся на решении жилищного вопроса военнослужащих.

В соответствии с п. 1 Указа Президента РФ «О мерах по обеспечению военного строительства в Российской Федерации» от 25 ноября 1996 г. N 1592 (с изменениями и дополнениями от 12 августа 1997 г., 11 ноября 1998 г.) Правительство РФ до 1 января 2001 г. должно было передать объекты социальной инфраструктуры Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований (за исключением объектов социальной инфраструктуры закрытых военных городков, не имеющих органов местного самоуправления), находящиеся в федеральной собственности, в собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность. На основании данного Указа Правительством России был издан ряд распоряжений о передаче в муниципальную собственность находящихся в федеральной собственности объектов коммунально — бытового назначения военных городков <*>.

———————————

<*> См.: распоряжение Правительства РФ «О передаче в муниципальную собственность Одинцовского района находящихся в федеральной собственности расположенных в пос. Кубинка — 8 Одинцовского района объектов социально — культурного и коммунально — бытового назначения Кубинской квартирно — эксплуатационной части Московского военного округа Минобороны России» от 17 мая 1997 г. N 679-р; распоряжение Правительства РФ «О передаче в муниципальную собственность муниципального образования «Поселок Сертолово» объектов коммунально — бытового назначения военного городка «Поселок Сертолово» от 30 мая 1998 г. N 679-р; распоряжение Правительства РФ от 26 января 2000 г. N 137-р «О передаче в муниципальную собственность находящихся в федеральной собственности объектов социально — культурного и коммунально — бытового назначения Минобороны РФ»; распоряжение Правительства РФ от 8 июня 2000 г. N 796-р «О передаче в муниципальную собственность относящихся к федеральной собственности объектов коммунально — бытового назначения» и др.

В перечни объектов, передаваемых в муниципальную собственность, включались и жилые дома. Передача таких домов осуществлялась между Министерством обороны РФ (соответствующей квартирно — эксплуатационной организацией) и органом местного самоуправления (местной администрацией) по согласованию с Министерством имущественных отношений РФ.

На практике стали возникать сложности в предоставлении военнослужащим в порядке повторного заселения квартир, переданных в муниципальную собственность в соответствии с распоряжениями Правительства РФ.

А именно при распределении такого жилья военнослужащему жилищной комиссией воинской части (при освобождении жилого помещения другим военнослужащим и совместно проживающими с ним членами его семьи) со стороны местной администрации (в муниципальную собственность которой был передан соответствующий жилищный фонд) следовал отказ в утверждении списка на заселение и выдаче ордера на жилое помещение.

При отказе орган местного самоуправления ссылался на то, что право повторного заселения Министерством обороны РФ было утрачено, так как жилищный фонд (включавший и спорную квартиру) был в установленном порядке передан в муниципальную собственность, при этом никакие помещения за данным федеральным органом исполнительной власти в приемо — передаточных и правоустанавливающих документах не закреплялись и ничего по ним не оговаривалось, а следовательно, доказательств закрепления за Министерством обороны РФ соответствующих квартир у данного Министерства нет. Кроме того, аргументируя отказ, местная администрация ссылалась на ст. 6 Закона РФ «Об основах Федеральной жилищной политики», ст. 6 Закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», согласно которым она, являясь собственником данного жилищного фонда, обладает всеми правомочиями по владению, пользованию и распоряжению муниципальной собственностью.

Для того чтобы разобраться в том, должно ли предоставляться военнослужащим в порядке повторного заселения жилье из государственного или муниципального жилищного фонда в подобных случаях, необходимо определиться с понятием и сущностью данного права.

Право на повторное заселение освобождающихся жилых помещений предусмотрено действующим законодательством. Причем во многих случаях оно предоставляется предприятиям и организациям, получающим жилые помещения в силу установленных законодательством удержаний части жилой площади во вновь построенных домах государственного жилищного фонда. Имеются известные особенности в использовании освободившихся жилых помещений. Жилищным кодексом РСФСР устанавливается, что «жилые помещения, освобождающиеся в домах, переданных государственными предприятиями, учреждениями, организациями исполнительным комитетам местных Советов народных депутатов, а также жилые помещения, освобождающиеся в домах, построенных с привлечением в порядке долевого участия средств предприятий, учреждений, организаций, заселяются в первую очередь нуждающимися в улучшении жилищных условий работниками этих предприятий, учреждений, организаций. Указанный порядок заселения применяется независимо от времени передачи или окончания строительства жилого дома» (ст. 45).

В то же время не следует отождествлять право на повторное заселение, предусмотренное Законом, и право на повторное заселение, которое закреплено в ст. 45 Жилищного кодекса РСФСР. Говорить о том, что данная норма ЖК регулирует в том числе и вопрос повторного заселения военнослужащих, не стоит, поскольку данной статьей регулируются правоотношения с иными участниками. Об этом свидетельствует и судебная практика.

Кардабовский обратился в суд с иском к супругам Смирновым о выселении из квартиры, сославшись на то, что жилая площадь распределена его семье на основании ордера, однако ответчики вселились в квартиру и отказались ее освободить. По объяснениям ответчиков, жилая площадь предоставлена им предприятием в порядке реализации права на повторное заселение квартиры после освобождения ее работником предприятия.

Решением Грязовецкого районного народного суда Вологодской области (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Вологодского областного суда, постановлением президиума Вологодского областного суда) в иске отказано.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений по тем мотивам, что собственником жилого помещения является администрация города, которая вправе им распорядиться по своему усмотрению. Предприятие, в котором работает Смирнов, права повторного заселения не имеет, поскольку правила ст. 45 ЖК РСФСР противоречат Закону Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. «Об основах федеральной жилищной политики», установившему право собственника по распоряжению жильем. При передаче предприятием жилых помещений в 1988 г. на баланс жилищно — коммунального хозяйства городского Совета право повторного заселения не оговаривалось, и поэтому такого права в настоящее время у предприятия не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 3 июля 1995 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.

Как видно из дела, жилой дом, в котором находится спорная квартира, принят в эксплуатацию в 1980 г., находился на балансе ПМК-809 (впоследствии АОЗТ «Зодчий») и относился к ведомственному фонду. Квартира была заселена работником предприятия. В 1988 г. дом передан на баланс жилищно — коммунального хозяйства. В 1994 г. в связи со смертью прежнего нанимателя АОЗТ «Зодчий» приняло решение о распределении освободившейся квартиры семье Смирнова, и тот в квартиру вселился.

Принимая решение по спору, народный суд исходил из того, что право повторного заселения, предусмотренное ст. 45 ЖК РСФСР, сохраняется за АОЗТ «Зодчий» независимо от того, что жилой дом стал муниципальной собственностью. При передаче дома на баланс городского Совета ПМК-809 являлось государственным предприятием, и изменение формы собственности в связи с преобразованием в акционерное общество «Зодчий», по мнению суда, не означает, что названное право им утрачено. Суд счел, что предусмотренное в ст. 45 ЖК РСФСР право предприятия на повторное заселение жилья, переданного им исполнительному комитету местного Совета, не противоречит Закону Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики».

С таким выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 6 названного Закона собственник недвижимости в жилищной сфере либо ее части имеет право в порядке, установленном законодательством, владеть, пользоваться и распоряжаться ею, в том числе сдавать внаем, в аренду, отдавать в залог в целом и по частям, продавать, видоизменять, перестраивать или сносить, совершать иные действия, если при этом не нарушаются действующие нормы, жилищные, иные права и свободы других граждан, а также общественные интересы.

Таким образом, в Федеральном законе определено, что собственник жилья, в том числе находящегося в муниципальной собственности, вправе им распоряжаться по своему усмотрению. Если жилой фонд предприятия, ранее переданный в эксплуатацию жилищно — коммунальному хозяйству местного Совета, стал муниципальной собственностью, то администрация города вправе распорядиться этим фондом. Право повторного заселения жилых помещений, переданных исполнительным комитетам местных Советов, предусмотренное в ст. 45 ЖК РСФСР, предприятием утрачивается, на что правильно обращено внимание в протесте прокурора.

Тем не менее необходимо указать следующее.

Право предприятия на повторное заселение утрачивается, если жилой фонд, находящийся на балансе организаций жилищно — коммунального хозяйства местного Совета, передан в муниципальную собственность в установленном законом порядке.

Вместе с тем в деле нет данных о том, что жилой дом, по поводу которого возник спор, стал собственностью города в порядке, определенном законом, и суд не исследовал обстоятельства, связанные с изменением отношений собственности, хотя они имеют существенное значение для дела.

Так, в ст. 7 Закона Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики» предусмотрено, что муниципальный жилищный фонд состоит из фонда, являющегося собственностью района, города, а также ведомственного фонда, находящегося в полном хозяйственном ведении муниципальных предприятий или оперативном управлении муниципальных учреждений.

Из содержания этой нормы следует, что в составе муниципального жилищного фонда может находиться ведомственный фонд, который был передан в эксплуатацию жилищным организациям местных Советов в порядке, установленном ранее действовавшим законодательством. Жилые помещения в этом фонде предоставляются гражданам с учетом требований ст. 45 ЖК РСФСР о праве предприятия на повторное заселение жилья, переданного исполкому местного Совета, поскольку муниципальной собственностью они не являются.

В деле имеется Постановление администрации Вологодской области от 7 декабря 1993 г. N 651 «О передаче ведомственного жилищного фонда в муниципальную собственность», в котором предлагалось главам администраций городов и районов области в срок до 1 января 1994 г. представить в комитет по управлению имуществом области графики очередности приема в муниципальную собственность ведомственного жилищного фонда.

Данное Постановление принято в связи с приватизацией государственных предприятий и на основании Указа Президента РФ от 10 января 1993 г. «Об использовании объектов социально — культурного и коммунально — бытового назначения приватизируемых предприятий».

Между тем в ст. 1 Указа Президента Российской Федерации постановлено, что при приватизации предприятий, находящихся в федеральной (государственной) собственности, по решению их трудовых коллективов в состав приватизируемого имущества могут быть включены находящиеся на балансе приватизируемого предприятия объекты социально — культурного и коммунально — бытового назначения, за исключением перечня объектов, в том числе жилищного фонда и обслуживающих его жилищно — эксплуатационных и ремонтно — строительных подразделений. Объекты, указанные в перечне (до проведения процедуры разграничения собственности), относятся к федеральной (государственной) собственности и находятся в ведении администрации по месту расположения объекта.

Как видно из содержания Указа Президента Российской Федерации, жилищный фонд исключен из состава объектов социально — культурного и коммунально — бытового назначения, подлежащих приватизации. Кроме того, Указ не регулирует отношений по передаче жилищного фонда в муниципальную собственность.

Вопросы передачи жилищного фонда в муниципальную собственность регулируются в п. п. 2, 5 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт — Петербурга и муниципальную собственность» и приложении N 3 к данному Постановлению.

В этих нормах, в частности, определено, что объекты государственной собственности (жилищный и нежилой фонды, находящиеся в управлении исполнительных органов местных Советов (местной администрации), в том числе здания и строения, ранее переданные ими в ведение (на баланс) другим юридическим лицам), независимо от того, на чьем балансе они находятся, передаются в муниципальную собственность городов (кроме городов районного подчинения) и районов (кроме районов в городах). Оформление передачи этих объектов в муниципальную собственность осуществляется в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Для разрешения спора, связанного с правом повторного заселения жилых помещений, суду важно выяснить вопросы относительно соблюдения порядка передачи жилищного фонда в муниципальную собственность.

Существенные для дела обстоятельства судом не исследованы, и допущена ошибка в применении норм материального права, поэтому принятые Постановления подлежат отмене.

(Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июля 1995 г. «Право ведомства на повторное заселение освободившейся жилой площади в порядке ст. 45 ЖК РСФСР утрачивается, если жилое помещение в установленном законом порядке передано в муниципальную собственность»).

Более того, местная администрация неправомочна распоряжаться жилыми помещениями, которые хотя и находятся в домах, принадлежащих ей, но освобождаются за выездом военнослужащих и членов их семей, совместно с ними проживающих.

Представляется правильной позиция президиума Ленинградского областного суда, рассмотревшего такое дело в порядке надзора.

Н. обратился в суд с жалобой на действия общественной жилищной комиссии муниципального образования п. Сертолово Ленинградской области, решением которой от 17 февраля 2000 г. ему было отказано в утверждении списка на заселение кв. 90 в доме 8 по ул. Молодцова г. Сертолово.

Н. считает названное решение незаконным, так как спорное жилое помещение ранее занимал военнослужащий и по действующему законодательству оно должно быть предоставлено также военнослужащему.

Он проходит военную службу в в/ч 55751, состоит на учете по улучшению жилищных условий, решением жилищной комиссии воинской части ему выделена указанная квартира.

Всеволожский городской суд 19 января 2001 г. вынес решение об отказе в удовлетворении жалобы.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 8 мая 2001 г. решение оставлено без изменения.

В протесте прокурора Ленинградской области ставится вопрос об отмене решения суда как неправильного.

Рассмотрев материалы дела, заслушав доклад, заключение прокурора, поддержавшего протест, обсудив доводы протеста, президиум находит его подлежащим удовлетворению.

Согласно п. 5 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд исходил из того обстоятельства, что дом 8 по ул. Молодцова, где находится кв. 90, передан в установленном законом порядке в собственность муниципального образования «г. Сертолово», и положений п. 1 ст. 15 названного Закона, предусматривающих, что военнослужащим жилая площадь предоставляется за счет государственного и муниципального жилищного фонда, закрепляемого за Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба).

Между тем суд не учел, что ранее спорное жилое помещение было занято военнослужащим В. (копия ордера на л. д. 8), а после освобождения им предоставлено Н. с членами семьи (л. д. 6 — решение жилищной комиссии в/ч 55751).

Тот факт, что дом передан в собственность муниципальному образованию, не изменяет требований указанного Закона, и дом передан в собственность с обременением, а п. 5 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», как правильно указал прокурор, следует рассматривать применительно к п. 1 ст. 15 того же Закона.

Отсутствие механизма закрепления за Министерством обороны Российской Федерации, что также судом принято во внимание в своих выводах, не служит основанием к нарушению жилищных прав военнослужащих.

При таком положении решение суда и определение судебной коллегии нельзя признать законными.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, установить действительную природу возникших правоотношений и согласно нормам закона рассмотреть дело.

(Постановление президиума Ленинградского областного суда от 3 августа 2001 г. по делу N 44Г-177/2001).

Так, в п. 5 ст. 15 Закона выделяется специальное право федерального органа исполнительной власти на повторное заселение жилых помещений военнослужащими, в том числе находящихся в государственной и муниципальной собственности. Исключение составляют лишь жилые помещения, находящиеся в собственности граждан. Данная норма должна применяться в независимости от порядка повторного заселения, который предусмотрен ст. 45 ЖК РСФСР, и поэтому определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июля 1995 г. о том, что право повторного заселения, предусмотренное указанной статьей ЖК, утрачивается в случае, если жилье передано в установленном законом порядке в муниципальную собственность, как прецедент в нашем случае не имеет никакого значения. П. 5 ст. 15 Закона — это самостоятельная норма права, регулирующая повторное заселение военнослужащих как граждан с особым правовым положением. Кроме того, учитывая, что в отношении военнослужащих Законом предусмотрена специальная норма, жилые помещения должны предоставляться военнослужащим.

В этих целях в соответствии с Приказом Министра обороны СССР 1977 г. N 75 и Приказом Министра обороны РФ 2000 г. N 80 квартирно — эксплуатационными организациями Министерства обороны РФ должен вестись учет жилых помещений, переданных в установленном порядке соответствующим жилищным организациям, в том числе организациям местного самоуправления. Вопросов о каком-либо специальном закреплении данных помещений за Министерством обороны РФ при передаче фонда в муниципальную собственность ранее не возникало, поскольку квартиры, подлежащие заселению военнослужащими, и так закреплены за Министерством обороны РФ самим Законом, а право повторного заселения военнослужащих предусмотрено действующим законодательством. Следовательно, вопрос о распределении таких квартир должен решаться квартирно — эксплуатационными органами Министерства обороны РФ (жилищной комиссией соответствующей воинской части).

Как уже отмечалось, в соответствии с п. 1 ст. 15 указанного Закона «военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и… членам их семей предоставляются… жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с учетом права на дополнительную жилую площадь за счет государственного или муниципального жилищного фонда, закрепляемого за Министерством обороны Российской Федерации…» (выделено автором). Данная норма права — норма прямого действия, в соответствии с которой жилищный фонд, занимаемый военнослужащими, и так закреплен (законом) за Министерством обороны РФ (иным федеральным органом исполнительной власти), и в случае освобождения такого фонда он подлежит заселению военнослужащими. Закон прямо указывает, что военнослужащие обеспечиваются жильем за счет государственного или муниципального жилищного фонда, закрепляемого (а не закрепленного) за Министерством обороны РФ. В связи с этим никаких доказательств о закреплении данного жилищного фонда за Министерством обороны РФ не требуется.

Следовательно, если п. 1 ст. 15 Закона рассматривать в связи с п. 5 данной статьи, очевидно, что жилые помещения, предоставленные военнослужащим по договорам социального найма, закреплены за Министерством обороны РФ самим Законом.

Что же касается соотношения Закона с положениями Закона РФ «Об основах федеральной жилищной политики», следует отметить то, что противоречий между ними не возникает, поскольку в последнем указано, что «собственник недвижимости в жилищной сфере либо ее части имеет право в порядке, установленном законодательством, владеть, пользоваться и распоряжаться ею, в том числе сдавать внаем, аренду, отдавать в залог в целом и по частям, продавать, видоизменять, перестраивать или сносить, совершать иные действия, ЕСЛИ ПРИ ЭТОМ НЕ НАРУШАЮТСЯ ДЕЙСТВУЮЩИЕ НОРМЫ, ЖИЛИЩНЫЕ, ИНЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ ДРУГИХ ГРАЖДАН, А ТАКЖЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ» (выделено автором). В нашем случае непосредственно затрагивается право военнослужащих на жилище.

Тем не менее на законодательном уровне должен быть разработан порядок закрепления соответствующих жилых помещений за тем или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, создан механизм такого закрепления. Это, несомненно, облегчит разрешение спорных вопросов.

В принципе здесь следует вести речь о том, что п. 5 ст. 15 Закона изложен не совсем в удачной форме. Если, к примеру, сравнивать аналогичные положения действующего законодательства Российской Федерации, регулирующего вопрос повторного заселения жилищного фонда, с данной нормой, то, очевидно, что она нуждается в изменении.

Так, согласно абз. 5 п. 4 ст. 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» «занимаемые прокурорами и следователями жилые помещения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, в случае их освобождения предоставляются другим прокурорам и следователям, нуждающимся в улучшении жилищных условий». В данной норме четко и ясно определено, какое именно жилье предоставляется указанным категориям граждан и из каких жилищных фондов.

Для устранения неясностей в толковании норм действующего законодательства, регулирующего право федеральных органов исполнительной власти (в которых предусмотрена военная служба) на повторное заселение жилых помещений, представляется целесообразным внести изменения и дополнения в Закон и принятые на его основании подзаконные акты, разработать механизм закрепления за ними жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондов.

Таким образом, из анализа действующего законодательства Российской Федерации, регулирующего вопросы повторного заселения жилых помещений, следует, что право Министерства обороны РФ (иного федерального органа исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба) на повторное заселение жилых помещений за выездом военнослужащих и членов их семей предусмотрено п. 5 ст. 15 Закона, который подлежит применению независимо от порядка повторного заселения, предусмотренного ст. 45 ЖК РСФСР. Следовательно, военнослужащие должны обеспечиваться соответствующими жилыми помещениями в порядке повторного заселения независимо от того, в каком жилищном фонде они находятся, так как такое жилье закреплено за тем или иным федеральным органом исполнительной власти самим Законом (п. 1 и п. 5 ст. 15). Исключение составляют лишь помещения, находящиеся в частной собственности.