Понятие процесса доказывания

04-03-19 admin 0 comment

Громов Н., Жога Е., Новичков И.
Право и политика, 2005.


Громов Николай Александрович — доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки.

Жога Елена Юрьевна — кандидат юридических наук.

Новичков Иван Викторович — кандидат социологических наук, заместитель прокурора Саратовской области по транспорту.

Нуждается в уточнении ст. 85 УПК РФ <*> «Доказывание», регулирующая доказывание. Из содержания данной статьи трудно сделать вывод о том, на ком лежит обязанность доказывания, какова в нем роль невластных субъектов уголовного процесса. Данные недостатки могут быть устранены, если анализируемую статью изложить в следующей редакции: «Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке дознавателем, следователем, прокурором и судом доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса. Иные участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения и защиты участвуют в доказывании посредством заявления ходатайств, участия в производстве следственных действий и решений, связанных с доказыванием» <**>.

———————————

<*> В дальнейшем, если не оговорено иное — УПК.

<**> См.: Доля Е.А. О доказательствах, доказывании и использовании в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности по УПК РФ // Государство и право. 2002. N 10. С. 112.

Разрешение всякого уголовного дела сводится к выполнению двух задач: а) установление наличия или отсутствия определенного события; б) подведение этого события под соответствующую правовую норму, т.е. применение к нему закона. Первая задача дает в правовой теории начало учению о доказывании и доказательствах, вторая — о квалификации преступлений. Но в то время как квалификация преступлений есть вопрос всецело юридический, вопрос о доказывании и доказательствах имеет более общее значение и ставится в самых разных областях человеческой деятельности, связанных с исследованием и познанием. В этом широком смысле само понятие доказательства может рассматриваться в двух значениях. Оно, во-первых, означает средства познания, необходимые для того, чтобы при их помощи сделать заключение (вывод) о неизвестном. Это доказательственный материал (Jactum probans — лат.), служащий для установления искомого обстоятельства (Jactum pivbandum).

Во-вторых, широкое понятие доказательства имеет значение самого мыслительного процесса, посредством которого искомое обстоятельство ставится в связь с обстоятельствами уже известными. В таком значении понятие доказательства используется в логике, с точки зрения которой доказательство — это мыслительная деятельность (умозаключение) по обоснованию истинности одного суждения (тезиса) путем приведения двух других истинных суждений (аргументов). Иначе в теории судопроизводства. Здесь доказательство понимается как средство познания, приближающееся по своему содержанию и значению (хотя и не совпадающее с ним полностью) к аргументу в доказательстве логическом. То же, что в логике называют доказательством, в теории судопроизводства более соответствует понятию доказывания. Таким образом, процессуальное доказывание есть форма обоснования (установления) в судопроизводстве неизвестных обстоятельств. Процессуальные доказательства являются здесь средством такого обоснования. Вместе с тем в процессе доказывания используется и логическое доказательство как способ мыслительной связи фактов и получения логических выводов по делу.

Доказывание представляет собой неразрывное единство практической деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по собиранию и проверке доказательств и мыслительной деятельности, заключающейся в оценке доказательств и обосновании вытекающих из них выводов.

Однако практическая и мыслительная деятельность, будучи компонентами единого процесса доказывания, существенно отличаются друг от друга: собирание и проверка доказательств — это внешние, объективированные действия, которые могут регламентироваться нормами права. Деятельность же по оценке доказательств и обоснованию выводов в меньшей степени подвержена правовому регулированию, она подчиняется объективно существующим, не зависящим от воли людей законам мышления, правилам логики. Это послужило некоторым авторам основанием для утверждения, что доказывание — это лишь практическая деятельность по собиранию и исследованию доказательств, а оценка доказательств лежит за пределами процессуального доказывания <*>.

———————————

<*> См.: Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969. С. 26 — 37.

Но из того, что собирание и проверка доказательств, с одной стороны, и их оценка — с другой, представляют собой два вида деятельности, подчиняющихся качественно различным законам, вовсе не следует, что деятельность по оценке доказательств вообще не может регулироваться правовыми актами. Правовая регламентация деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по оценке доказательств возможна. Более того, она во многом предопределяет достижение цели доказывания — установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. Не случайно поэтому, что исходные положения оценки доказательств, принятые той или иной доказательственной системой, определяют всю структуру и характер этой системы как специфической для каждой данной исторической формы процесса (например, системы формальной оценки доказательств, свободной оценки доказательств, оценки доказательств по внутреннему убеждению) <*>.

———————————

<*> См.: Кузнецов Н.П. Уголовно-процессуальное доказывание и доказательственное право // Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 8 — 9.

Доказывание в судопроизводстве имеет ряд существенных особенностей, отличающих его от иных форм человеческого познания.

1. Доказывание применяется по уголовным делам, то есть конкретным жизненным случаям, в отношении которых осуществляются правоприменительные действия в связи с разрешением вопроса об уголовной ответственности. Поэтому оно применяется для установления не любых, но, как правило, только таких обстоятельств, на основе которых можно принять решение по делу (предмет доказывания), дав ответ на вопрос об уголовной ответственности конкретного лица. Доказывание следует отличать от некоторых иных способов познания, которые обычно используются в ходе производства по делу для выяснения обстоятельств, позволяющих принимать решения и совершать действия, имеющие подготовительный и вспомогательный характер. Так, данные, указывающие на признаки преступления, достаточные для возбуждения уголовного дела, могут быть добыты из любых иных источников, нежели заявление о преступлении или явка с повинной, то есть не исключается их получение, например, и из негласных оперативно-розыскных источников с изложением в форме рапорта сотрудника органа дознания, а не посредством собирания доказательств (ст. ст. 140, 143 УПК). Это, впрочем, не исключает при обосновании подобных решений и использования уголовно-процессуальных доказательств как универсального средства установления любых обстоятельств, имеющих значение для дела.

Доказывание — единственный процессуальный способ установления и удостоверения обстоятельств, имеющих значение для дела, но не единственный путь познания истины.

Так, следователь при производстве следственных действий (осмотра, обыска, допроса свидетелей и т.п.) воспринимает большой объем информации, которая еще не является доказательством, поскольку она пока не облечена в надлежащую процессуальную форму, не закреплена в соответствующих процессуальных актах. И даже если эти сведения по каким-либо причинам так и остались незафиксированными, следователь тем не менее получил определенные знания об интересующих его обстоятельствах, познал их.

Об этих обстоятельствах можно узнать и из анонимных сообщений, слухов, данных, полученных с помощью оперативно-розыскных мероприятий, и т.п. Сведения, полученные в результате такой познавательной деятельности, не являются доказательствами и не могут быть использованы для обоснования выводов по делу. Но эта информация содействует доказыванию, позволяя правильно выбрать его направление, помогая определить источники, из которых в установленном законом порядке можно получить интересующие следователя и суд сведения, наметить тактику производства следственных действий и т.п.

Факты, необходимые для правильного разрешения дела, можно познать и интуитивно (догадаться об их существовании или несуществовании). Интуиция — это основанная на опыте и знаниях интеллектуальная способность быстро, непосредственно и неосознанно находить решение творческой задачи при ограниченном исходном материале. Нельзя согласиться с суждениями, что никакая интуиция не способна дать истинного знания, что в следственной и судебной деятельности интуиция — это не тот путь, который ведет следователя и судей к истине, это путь к заблуждению, к подмене логических аргументов фантазированием <*>. Интуитивная догадка следователя содействует и развитию версий, проверка которых приводит к установлению истины. В этом и состоит значение интуиции. Но в процессе доказывания интуиция играет лишь вспомогательную роль и не может непосредственно служить обоснованием вывода следователя и суда по делу.

———————————

<*> См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 346; Уголовный процесс РСФСР / Под ред. В.Е. Чугунова, Л.Д. Кокорева. Воронеж, 1968. С. 104.

Таким образом, познание представляет собой получение знаний об обстоятельствах, имеющих значение для дела, а доказывание — получение знаний об этих обстоятельствах лишь в установленной законом процессуальной форме. Понятие познания по уголовному делу шире понятия доказывания, оно охватывает собой не только доказывание, но и иные способы получения информации, содействующие установлению объективной истины. Поэтому неверно, что доказательства являются единственными средствами познания фактов, исследуемых по уголовному делу, что органы предварительного расследования, прокуратуры и суда могут получить необходимое знание о явлениях внешнего мира, которые имеют значение для правильного разрешения дела, не иначе как путем процессуального доказывания <*>.

———————————

<*> См.: Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М., 1959. С. 6; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 16.

С другой стороны, доказывание не только познавательный, но и удостоверительный процесс; информация, полученная в результате этой деятельности, может быть использована для обоснования итоговых выводов следствия и суда по уголовному делу. Результаты же познавательной деятельности удостоверяются, фиксируются далеко не всегда, не могут служить обоснованием конечных выводов, а лишь имеют вспомогательное, ориентирующее значение, помогая выдвинуть версии, определить источник, из которого можно получить доказательственную информацию, и т.п. <*>.

———————————

<*> См.: Кузнецов Н.П. Указ. соч. С. 10 — 11.

2. Предмет доказывания составляют лишь конкретные фактические обстоятельства прошлого и настоящего. Доказывание не включает оценку уже установленных обстоятельств с точки зрения юридической квалификации, а ограничивается только их фактической сущностью. Оно не направлено на обоснование юридических признаков событий, как это имеет место, например, при квалификации преступления. Вместе с тем доказывание предполагает в первую очередь оценку устанавливаемых обстоятельств с точки зрения их достоверности, то есть соответствия действительности. К понятию фактических обстоятельств относятся не только сами факты, понимаемые как некие материальные фрагменты реальности (факт нанесения побоев, факт смерти, факт психического расстройства и т.д.), но также их связи, отношения, закономерности. Так, например, может доказываться возможность наступления общественно опасных последствий деяния; способность обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими вследствие факта наличия у него психического расстройства и др.

3. Фактические обстоятельства уголовного дела требуют исследования с помощью практических действий, направленных на получение доказательственной информации. Процессуальное доказывание не ограничивается одной лишь мыслительной деятельностью, умозаключениями, а включает в себя деятельность по собиранию и проверке доказательств. Таким образом, оно имеет не только познавательную (гносеологическую), но и практическую (праксеологическую) сторону.

4. Будучи не только мыслительной, но и практической деятельностью, доказывание подвергается детальной законодательной регламентации, которая составляет его юридическую сторону, или процессуальную форму. Соблюдение процессуальной формы доказывания обеспечивает:

— наиболее целесообразный порядок познания истины по делу, поскольку в процессуальных правилах доказывания сконцентрирован многовековой опыт судопроизводства, нашли отражение оптимальные способы познания обстоятельств уголовных дел;

— защиту прав и законных интересов участников судопроизводства;

— удостоверение (фиксацию) результатов доказательственной деятельности, которая создает условия для проверки собранных доказательств и на этой основе достоверного познания обстоятельств дела не только субъектом доказывания, непосредственно собирающим доказательства, но и вышестоящими процессуальными инстанциями (прокурором, судом) и другими участниками уголовного судопроизводства. Удостоверительная деятельность субъекта доказывания включает: составление протоколов следственных действий, привлечение понятых, использование технических средств фиксации доказательственной информации (аудио-, видеозапись и т.д.). Поскольку всякое уголовное дело обязательно завершается тем или иным официальным решением, принятие которого к тому же нередко должно укладываться в установленные законом сроки, доказывание также имеет срочный характер. При этом оно всегда должно приводить к обоснованию определенного вывода относительно обстоятельств, которые должны служить фактическим основанием для вынесения решения по делу. Однако познание обстоятельств уголовного дела в полном соответствии с действительностью, то есть установление материальной или объективной истины, возможно не во всех случаях. Позитивное познание обстоятельств преступления порой сталкивается с непреодолимыми трудностями, такими, как утрата следов преступления, сокрытие подозреваемого, либо с препятствиями юридического порядка (например, наличие ранее состоявшегося и вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению, которым обстоятельства дела установлены иначе, чем в данном случае). Тогда доказывание прибегает к обоснованию вывода о соответствующих обстоятельствах не только посредством получения доказательств, но и с помощью юридических фикций — презумпций и преюдиций, благодаря которым фактически непознанные или оставляющие сомнения обстоятельства условно принимаются за истину. Поэтому цель доказывания может состоять не только в фактическом установлении (познании) истины по делу, то есть обосновании с помощью доказательств достоверного знания относительно искомых обстоятельств, но и в юридическом установлении этих обстоятельств, когда: а) неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого (бремя доказывания при презюмировании невиновности); б) они уже установлены доказательствами, на которых основан вступивший в законную силу приговор (при использовании преюдиций). Конечно, фактическое установление обстоятельств уголовного дела в соответствии с действительностью (достижение истины) является наиболее желательным результатом и главной целью доказывания. Установление же обстоятельств дела на основе презумпций и преюдиций становится целью доказывания лишь в том случае, если главная цель доказывания (объективная истина по делу) не может быть достигнута. Таким образом, процессуальное доказывание нельзя полностью отождествлять лишь с познавательной деятельностью — его сущность состоит в обосновании выводов об обстоятельствах дела как познавательными (гносеологическими), так и юридическими способами. Истина как цель доказывания включает в себя не только объективную, или материальную истину, но и истину юридическую, или формальную <*>.

———————————

<*> В уголовно-процессуальной литературе долгое время господствовала другая точка зрения, согласно которой доказывание — всецело познавательная деятельность, а его цель есть исключительно материальная (объективная) истина (См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. 1968. С. 296; Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Н.В. Жогин. М., 1973. С. 119; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2000. С. 8 и др.).

В УПК (ст. 85) законодательное определение термина «доказывание» отсутствует. В данной статье лишь говорится, что доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК <*>.

———————————

<*> В УПК (ст. 89) к доказыванию относится и «использование доказательств».

Статья 85 действующего УПК Республики Узбекистан, введенного в действие 1 апреля 1994 года, определяет, что доказывание осуществляется не в целях установления обстоятельств, а с целью установления истины об обстоятельствах, имеющих значение для дела <*>. Последнее определение, по всей видимости, юридически наиболее содержательно, в связи с чем его желательно заимствовать для включения в УПК России.

———————————

<*> Http://www.lib.uz/laws/uzbek/upkuz/contubuz.html.

В литературе также единой дефиниции не выработано. Так, одни полагают, что доказывание — это деятельность познавательная и удостоверительная компетентных государственных органов, среди которых традиционно называют и суд, но также традиционно не упоминают адвоката <*>.

———————————

<*> См.: Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 2000. С. 2.

Другие авторы определяют доказывание как «регулируемую законом деятельность, состоящую в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу по УПК» <*>.

———————————

<*> Лупинская П.А. Понятие доказывания // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2003. С. 243.

По мнению третьих, доказывание — это урегулированная законом деятельность по установлению и обоснованию обстоятельств уголовного дела, на основе которых может быть разрешен вопрос об уголовной ответственности <*>.

———————————

<*> См.: Смирнов А.В. Понятие процесса доказывания // Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2004. С. 179.

Четвертые пришли к выводу о том, что доказыванием в уголовном процессе (уголовно-процессуальным доказыванием, доказыванием по уголовному делу) называется регламентированная законом деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда при участии других участников уголовного судопроизводства по собиранию, проверке и оценке сведений (фактических данных) об обстоятельствах, установление которых необходимо для правильного разрешения дела <*>.

———————————

<*> См.: Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: Учебник. М., 2004. С. 181.

Анализируя доказывание как процесс, заметим, что оно является важной составной частью уголовно-процессуальной деятельности, обеспечивая информационную базу расследования, ее возникновение, развитие и закрепление. Но несмотря на огромное значение для уголовно-процессуальной деятельности определения понятия доказывания, в действующем уголовно-процессуальном законодательстве оно отсутствует. Однако от правильного употребления термина зависит «узнаваемость» директивы, а присутствие множества терминологических единиц вносит, как правильно подметил В.М. Савицкий в одной из своих работ, «сумятицу в правоприменение» <*>.

———————————

<*> См.: Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы криминологии. М., 1987. С. 9 — 10.

При анализе вышеизложенных суждений о понятии доказывания нельзя не видеть того, что в них не говорится о том, что доказывание — это непосредственная и опосредованная уголовно-процессуальным законом познавательная и удостоверительная деятельность лица, ведущего производство по уголовному делу.

Наряду с этим в первой дефиниции не говорится о том, что деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств осуществляется не только дознавателем, следователем, прокурором или судом, но также и с участием сторон. Что касается неупоминания адвоката по его участию, подобно компетентным органам, в доказывании, то оно обусловлено тем, что защитник не может производить следственные действия, он не вправе проводить и «параллельное расследование». Собранные им материалы в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК становятся доказательствами после их закрепления путем приобщения к уголовному делу в качестве таковых лицом, производящим расследование, или судом.

В свете сказанного очевидна условность фразы «представление защитником доказательств» — правильнее было бы говорить о собирании и представлении защитником документов и предметов (ст. 84, 86 УПК).

Участие защитника лишь в собирании доказательств — начальном элементе доказывания — свидетельствует о его неравноправном статусе в уголовном судопроизводстве и о деформации принципа состязательности и равноправия сторон: дознаватель, следователь, прокурор и суд наделены правом не только собирать, но и осуществлять их проверку и оценку, и поэтому лишение права защитника на проверку и оценку собранных им доказательств означает ущемление его процессуального статуса.

Для защитника собирание доказательств не является самоцелью — оно необходимо для оперирования ими, для доказывания. Однако для того чтобы оперировать доказательствами, использовать их как средство доказывания, их надлежит изучить, исследовать <*>. Между тем защитник этой возможности лишен, ибо согласно ст. 87 УПК проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором и судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

———————————

<*> См.: Белкин А.Р. Указ. соч. С. 176.

Неправомочен защитник и осуществлять в логических формах мыслительную деятельность по оценке доказательств, так как закон (ст. 88 УПК) не называет защитника в числе участников уголовного судопроизводства, могущих осуществлять по указанным правилам оценку доказательств <*>.

———————————

<*> См.: Царева Н.П. Документы-доказательства в уголовном судопроизводстве. М., 2003. С. 72.

Что касается второго и третьего определения понятия доказывания, то в них отсутствует указание на то, кем осуществляется доказывание по уголовному делу. В силу ч. 1 ст. 86 УПК это вправе сделать дознаватель, следователь, прокурор и суд.

При анализе четвертого определения понятия доказывания нетрудно заметить, что автор ошибочно ведет речь об «участии других участников уголовного судопроизводства по собиранию, проверке и оценке сведений (фактических данных)». Между тем, как это правильно указывается в литературе, «иные участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения и защиты участвуют в доказывании посредством заявления ходатайств, участия в производстве следственных и судебных действий, судебных прений, обжалования действий и решений, связанных с доказыванием» <*>.

———————————

<*> См.: Доля Е.А. Указ. соч. С. 112.

С учетом изложенного, полагаем, что «доказывание — это регламентированная Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации непосредственная и опосредованная познавательная и удостоверительная деятельность по собиранию, проверке и оценке дознавателем, следователем, прокурором и судом доказательств в целях установления истины об обстоятельствах, наличие которых необходимо для правильного разрешения дела».