Розыскные действия следователя

04-03-19 admin 0 comment

Семенцов В.А.
Российский следователь, 2004.

Семенцов В.А., доцент кафедры уголовного процесса, Уральская государственная юридическая академия.

В ст. 5 УПК раскрывается значение основных уголовно-процессуальных понятий, в числе которых мы находим в п. 38 понятие розыскных мер, под которыми понимаются меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления.

Благодаря законодательной формулировке розыскных мер можно выделить ряд признаков, присущих указанному понятию. Прежде всего это круг участников уголовного судопроизводства, наделенных правом применения розыскных мер. Таких участников трое: дознаватель, следователь и орган дознания, действующий по поручению дознавателя или следователя.

Вместе с тем в ч. 2 ст. 223 УПК предусмотрено, что дознание производится по уголовным делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц, т.е. когда к моменту принятия этого процессуального решения установлено лицо, подозреваемое в совершении преступления. Учитывая это положение закона, можно сделать вывод о том, что дознавателю, осуществляющему предварительное расследование в форме дознания, нет необходимости применять розыскные меры. Такая необходимость теоретически может возникнуть только до возбуждения уголовного дела, на этапе установления дознавателем наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Однако дознаватель, так же как и следователь, должен применять розыскные меры в процессе расследования уголовных дел. Это утверждение может послужить дополнительным аргументом для решения вопроса о внесении изменений в редакцию ч. 2 ст. 223 УПК, согласно которым дознание должно осуществляться не только по очевидным, а по всем преступлениям, указанным в ч. 3 ст. 150 УПК.

Из законодательной трактовки розыскных мер также следует, что единственной их целью является установление лица, подозреваемого в совершении преступления. В то же время в ч. 2 ст. 209 УПК названы две цели применения следователем розыскных мер по приостановленному предварительному следствию:

а) установление лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого;

б) установление места нахождения подозреваемого или обвиняемого и принятие мер по розыску, если он скрылся.

С учетом требований ч. 2 ст. 209 УПК представляется целесообразным дополнить формулировку розыскных мер указанием такой их цели, как установление места нахождения подозреваемого или обвиняемого и принятие мер по розыску, если тот скрылся. Думается, что розыскные меры в уголовном судопроизводстве должны применяться и в иных целях — для установления места нахождения похищенных ценностей и орудий преступления, места нахождения жертв преступлений.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в тексте закона наряду с термином «розыскные меры» употребляется и другой — «розыскные действия». Так, согласно ч. 1 ст. 152 УПК следователь наделен правом выполнить розыскные действия вне места производства предварительного расследования лично либо поручить их проведение другому следователю или органу дознания.

Несмотря на терминологическое несоответствие этих понятий, законодатель не счел необходимым раскрыть суть понятия «розыскные действия». Обусловлено это, по всей видимости, тем, что указанные понятия по замыслу законодателя рассматриваются как тождественные. Попутно отметим, что в нормах УПК РСФСР (ст. ст. 127, 132) упоминались именно розыскные действия следователя, но отсутствовало понятие и не был указан их перечень.

Если розыскные меры и розыскные действия — понятия тождественные, то их правовая природа может быть определена как разновидность процессуальных действий, к числу которых, как известно, относятся не только следственные, судебные, но и иные действия, предусмотренные УПК (п. 32 ст. 5 УПК).

Поскольку розыскные меры дознавателя, следователя и органа дознания по своей правовой природе определены как действия процессуальные, то должно соблюдаться одно из требований уголовно-процессуальной формы об их письменном закреплении в процессуальных документах. Однако закон не устанавливает форму документа, которая давала бы возможность полно отразить в нем ход и результаты применения розыскных мер с тем, чтобы в дальнейшем использовать полученные данные при расследовании, рассмотрении, разрешении уголовного дела, проверке законности и обоснованности применения этих мер.

В связи с этим следует согласиться с мнением М.С. Строговича, который считал, что существуют либо действия, реализуемые в процессуальном порядке и облеченные в процессуальную форму, либо оперативно-розыскные меры непроцессуального характера, производить которые следователь не вправе <*>.

———————————

<*> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. Т. 2. С. 43.

Кроме того, в законе нет перечня розыскных действий и не дана детальная процедура их производства. Это позволило отдельным авторам отрицать процессуальный характер розыскных действий следователя <*>. Мотивируя свои доводы против процессуального характера розыскных действий следователя, указанные авторы проводят параллель между розыскными и оперативно-розыскными действиями.

———————————

<*> См., напр.: Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. М., 1979. С. 20; Косенко А.С. Понятие, виды и значение розыскных действий на предварительном следствии // Проблемы уголовного процесса и криминалистики. М., 1987. С. 40 — 41.

Для опровержения их тезиса в современных условиях достаточно провести сравнительный анализ положений ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», где дан исчерпывающий перечень органов, осуществляющих ОРД, и ст. 40 УПК, в которой названы органы, правомочные производить предварительное расследование в форме дознания в пределах предоставленных им полномочий. В результате можно сделать неизбежный вывод о том, что не все органы дознания наделены правом осуществления ОРД. Нет такого права и у следователя.

Законодатель теперь достаточно четко разграничивает розыскные и оперативно-розыскные действия, и не только по субъектам их производства, но и по правовой природе. Как мы ранее уже выяснили, правовая природа розыскных действий — это разновидность процессуальных действий. Оперативно-розыскная деятельность, в свою очередь, представляет собой государственно-правовую форму борьбы с преступностью специальных органов, основной чертой деятельности которых является разведывательно-поисковая сущность.

Следует также иметь в виду, что детальная процедура производства характерна только для следственных действий как основного способа собирания и проверки доказательств. В других случаях уголовно-процессуальный закон лишь ограничивается наименованием процессуального действия, не регламентируя процессуальный порядок его производства. Примером тому может служить хотя бы диспозиция ч. 2 ст. 86 УПК, предусматривающая право подозреваемого, обвиняемого, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. В указанной норме не раскрывается сама процедура представления, что, однако, не ставит под сомнение процессуальную природу этого действия, поскольку оно направлено на получение доказательств.

Поэтому есть основание утверждать, что отсутствие в законе прямого указания на процедуру применения розыскных мер не может служить препятствием к их использованию следователем в досудебном производстве. Однако при этом необходимо определиться в вопросе о видах розыскных мер, с помощью которых устанавливается лицо, подозреваемое в совершении преступления, либо устанавливается место нахождения подозреваемого или обвиняемого и принимаются меры по розыску, если тот скрылся. От точного определения вида розыскного действия следователя, на наш взгляд, зависит процессуальный порядок его производства и форма документа, в котором находит отражение результат этого действия.

А.С. Бахта, являясь сторонником процессуального характера розыскных действий следователя, в то же время относит к их числу такие действия, как беседа, наблюдение, прочесывание местности, засада, заградительное мероприятие, погоня и другие <*>. Однако в тексте уголовно-процессуального закона даже не упоминаются вышеперечисленные действия, и поэтому отсутствует основание считать их процессуальными.

———————————

<*> Бахта А.С. Полнота предварительного и судебного следствия. Учебное пособие. Омск: Юридический институт МВД России, 1997. С. 82.

Опираясь на положения уголовно-процессуального закона можно выделить ряд процессуальных действий следователя, с помощью которых осуществляются розыскные меры, а именно:

1) следственные действия;

2) истребование;

3) запрос;

4) поручение.

Рассмотрим далее каждую из названных разновидностей розыскных действий следователя. При этом за рамками настоящего исследования мы оставляем организационные и тактические приемы осуществления розыска следователем.

Прежде всего это система следственных действий, находящаяся в распоряжении современного следователя и представляющая собой наиболее эффективный с точки зрения процессуальной техники инструментарий отыскания и закрепления сведений, имеющих существенное значение для познания обстоятельств совершенного преступления по расследуемому уголовному делу. Именно с их помощью собирается основная масса доказательств, чем и обусловлен приоритет их процессуальной регламентации в законе. Наряду с познавательной целью для следственных действий могут быть характерны и другие цели, предусмотренные законом.

В этом легко убедиться, обратившись, например, к ст. 182 УПК, где прямо названа такая цель производства обыска, как обнаружение разыскиваемых лиц. Действительно, проведение обыска по месту предполагаемого нахождения разыскиваемого позволяет обнаружить его либо оставленные им следы. При этом особое внимание традиционно уделяется поискам переписки, дневников и иных записей разыскиваемого, по которым можно судить о круге и характере его связей, о его намерениях и т.п. Подлежат изъятию при обыске фотографии разыскиваемого лица.

Эффективным следственным действием по розыску подозреваемого, обвиняемого является наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, ее осмотр и выемка. Осуществляется указанное следственное действие в отношении корреспонденции лиц, с которыми разыскиваемый может поддерживать связь. Такая связь может быть двухсторонней, и поэтому выемка должна распространяться как на входящую, так и на исходящую корреспонденцию.

Установлению места нахождения лица, скрывающегося от следствия, способствует и такое следственное действие, как контроль и запись телефонных и иных переговоров, когда имеются сведения о том, что разыскиваемое лицо выходит или будет выходить на связь со своими родственниками, знакомыми, соучастниками. Информация, полученная в ходе контроля и записи переговоров, может использоваться и для производства других следственных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий в местах вероятного нахождения или появления подозреваемого, обвиняемого.

Существенную помощь в розыске лица, совершившего преступление, может оказать судебная экспертиза. Благодаря экспертному исследованию следователь получает информацию о разыскиваемом лице и на этой основе может организовать его задержание. Путем, например, экспертного исследования фонограммы телефонных переговоров устанавливается не только дословное содержание зафиксированной устной речи, но и решается целый комплекс диагностических задач, включающих в себя:

— установление географических районов формирования устной речи человека и возможных мест его длительного пребывания;

— определение социальных характеристик лица — образование, профессия, уровень культуры;

— установление некоторых физических характеристик человека — его внешние признаки, возраст, пол, заболевание, состояние речевого аппарата;

— определение психических характеристик человека и др. <*>.

———————————

<*> См.: Ложкевич А.А., Снетков В.А., Чиванов В.А., Шаршунский В.Л. Основы экспертного криминалистического исследования магнитных фонограмм. М., 1977. С. 16 — 20.

При допросах родственников, знакомых, соседей и сослуживцев скрывшегося лица, производимых в целях его розыска, могут быть получены сведения о том, когда последний раз видели свидетели разыскиваемого, как он был одет и что собирался делать, с кем находился в близких отношениях и где живут его родственники, каковы черты внешности разыскиваемого, его привычки и физиологические особенности и т.д.

Установлению лица, подозреваемого в совершении преступления, либо установлению его местонахождения может способствовать производство и других следственных действий.

Наряду со следственными действиями розыскной характер может быть присущ и такому самостоятельному способу собирания уголовно-процессуальных доказательств, как истребование. Истребование является более простым по форме, нежели следственные действия, средством доказывания. Оно применяется в случаях, когда отсутствует необходимость в процессуальном принуждении и если существенно не затрагиваются законные права и интересы личности. Кроме того, истребование может быть применимо на тех стадиях уголовного судопроизводства, где не допускается производство следственных действий. В рамках досудебного производства, например, по общему правилу недопустимо производство следственных действий до возбуждения уголовного дела.

Необходимо также иметь в виду, что после приостановления предварительного расследования процессуальный характер деятельности следователя изменяется, он уже не имеет права производить следственные действия. В результате многие следователи четко не представляют себе, каким образом можно выполнить требование закона об установлении лица, совершившего преступление, либо по розыску подозреваемого, обвиняемого по приостановленному производством уголовному делу. Именно этим, на наш взгляд, объясняется распространенная практика, когда установление лица, совершившего преступление, розыск скрывшегося подозреваемого, обвиняемого возлагается исключительно на органы дознания.

В этих условиях незаменимым средством процессуального розыска может служить истребование. К сожалению, уголовно-процессуальный закон не регламентирует порядок и процессуальную форму истребования. Полагаем, что этот пробел подлежит восполнению законодателем путем формулирования в тексте закона понятия истребования, указания на процессуальный порядок его проведения, а также введения в число приложений к УПК РФ такого бланка процессуального документа, как истребование письменных документов и предметов. Истребуемый объект должен быть представлен в распоряжение следователя с сопроводительным письмом, составляемым по единым требованиям к его форме. В указанном сопроводительном письме должны найти отражение факт направления объекта адресату, его индивидуальные признаки <*>.

———————————

<*> См. об этом: Семенцов В.А. Следственные и иные процессуальные действия по собиранию доказательств. В сб.: «Правовая защита частных и публичных интересов». Материалы международной межвузовской научно-практической конференции (22 — 23 января 2004 года). Часть 1. Челябинск, 2004. С. 99 — 105.

Учитывая наличие законодательного запрета на производство следственных действий по приостановленному уголовному делу, истребование документов и предметов может стать надежным средством выявления значимой для розыска информации.

В соответствии с ч. 4 ст. 21 УПК следователь имеет право не только требовать от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан представления сведений, имеющих значение для уголовного дела, но и запрашивать эти сведения в пределах предоставленных полномочий. Тем самым законодатель отграничивает от истребования запрос в качестве самостоятельного процессуального средства получения сведений. Однако неясно, чем запрос отличается от истребования.

Обращение к толковому словарю русского языка позволяет выяснить, что слово «требование» может иметь два значения: как выраженную в решительной, категорической форме просьбу, распоряжение либо официальный документ с просьбой о выдаче чего-нибудь <*>. Запрос же — это документ, запрашивающий о чем-нибудь <**>. Запрос как процессуальное средство розыска используется, на наш взгляд, тогда, когда закон содержит прямое предписание о его исполнении конкретным адресатом.

———————————

<*> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С. 809.

<**> Там же. С. 216.

Так, например, в ст. 43 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» указывается, что запросы судей, прокуроров, а также следователей и должностных лиц органов дознания о пользовании, владении или распоряжении финансовыми средствами, иным имуществом либо об их местонахождении или размещении в связи с находящимися в производстве материалами и делами о незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров исполняются должностными лицами в течение трех суток со дня получения указанных запросов, не считая выходных и праздничных дней <*>.

———————————

<*> Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 10 декабря 1997 г. N 3-ФЗ // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 219.

Наиболее распространенным способом запроса является внесение в стандартный бланк информационного центра всех имеющихся сведений о разыскиваемом лице. Благодаря наличию информационно-поисковых систем, составляющих в совокупности современную уголовную регистрацию, нередко удается установить лицо, причастное к совершенному преступлению, либо установить местонахождение уже известного лица. Чаще всего запрашиваются сведения, содержащиеся в банках данных оперативно-справочных, розыскных и криминалистических учетов органов внутренних дел.

Используются также сведения, имеющиеся в распоряжении учреждений и организаций, не входящих в систему органов внутренних дел. Это могут быть данные о выдаче различного рода разрешений и лицензий на осуществление какой-либо деятельности, сведения о факте обращения за медицинской помощью, о государственной регистрации актов гражданского состояния, о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и другие. Здесь формой запроса является уже не стандартный бланк, а письмо, составляемое по общим правилам делопроизводства.

Оставаясь руководителем расследования уголовного дела, следователь имеет право давать поручение другому следователю или органу дознания о проведении розыскных действий вне места производства предварительного расследования (ч. 1 ст. 152 УПК). Кроме того, следователь обязан поручить розыск подозреваемого, обвиняемого органам дознания, если его местонахождение неизвестно, о чем указывается в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносится отдельное постановление (ч. 1 ст. 210 УПК).

В постановлении об объявлении розыска подозреваемого, обвиняемого излагается сущность уголовного дела, характер преступления, его квалификация, сведения о личности разыскиваемого. Наряду с постановлением следователь составляет более подробную справку о личности разыскиваемого, где указываются все сведения, которые могут быть полезны для успешного розыска.

Постановление о розыске, справка о личности, копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого, копия постановления об избрании меры пресечения направляются в орган внутренних дел. В соответствии с ведомственными нормативными актами орган внутренних дел не позднее 10 суток с момента получения постановления следователя об объявлении розыска заводит розыскное дело, по которому проводится местный розыск. По истечении 6 месяцев со дня начала местного розыска специальным постановлением органа внутренних дел объявляется федеральный розыск. Международный розыск объявляется в случае, когда федеральный розыск результатов не дал либо когда есть сведения о том, что разыскиваемое лицо находится вне пределов России. Ответственным за объявление международного розыска за пределами России являются розыскные подразделения МВД, УВД и НЦБ Интерпола МВД РФ.

Следователь также уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК). Это требование закона означает, что в случаях, когда субъектом розыска выступает орган дознания, действующий по поручению следователя, то он использует не только уголовно-процессуальные средства розыска, но и проводит оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление лица, совершившего преступления, либо служащие цели установления местонахождения подозреваемого, обвиняемого, если тот скрылся. К оперативно-розыскным мероприятиям ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» относит опрос, наведение справок, наблюдение, контроль корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и ряд других.

В поручении следователя должны найти отражение следующие вопросы: кому оно адресовано, основания направления поручения (номер уголовного дела, обстоятельства преступления), что следует установить, срок выполнения поручения, какие материалы представить следователю. Процессуальная форма поручения содержится в приложении 45 к УПК. В то же время в поручении не должна определяться тактика проведения оперативно-розыскных мероприятий, т.к. выбор способов и тактических приемов решения поставленных следователем задач является прерогативой органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

О результатах выполнения поручения следователя орган, осуществляющий ОРД, дает письменный ответ с приложением к нему при необходимости оперативных материалов. Представление результатов ОРД, полученных при выполнении поручения следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий по находящемуся в его производстве уголовному делу, осуществляется в соответствии с Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной совместным Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК и СВР России от 13 мая 1998 г., согласованной с Генеральной прокуратурой РФ и зарегистрированной в Министерстве юстиции РФ 3 сентября 1998 г.