Теоретическое и правовое обоснование понятия доказательства как сведений о фактах

04-03-19 admin 0 comment

Емузов А.
Адвокатская практика, 2004.


Емузов А.С., аспирант кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики Российской академии правосудия.

В современной процессуальной литературе вопросам сущности доказательств в уголовном судопроизводстве посвящены работы В.Д. Арсеньева <1>, А.А. Давлетова <2>, Е.А. Доли <3>, В.И. Зажицкого <4>, З.З. Зинатуллина <5>, В.В. Золотых <6>, Н.М. Кипниса <7>, Л.Д. Кокорева <8>, П.А. Лупинской <9>, Б.Г. Матюшина Б.Г <10>, С.А. Шейфера <11> и других, которые сосредоточили свое внимание на отдельных проблемных вопросах уголовно-процессуального доказывания, в том числе его структурных элементах, таких, как проверка и оценка доказательств.

———————————

<1> Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964.

<2> Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального доказывания. Свердловск, 1991.

<3> Доля Е.А. Оценка доказательств в российском уголовном процессе // Государство и право. 1996. N 5.

<4> Зажицкий В.И. Вопросы доказательственного права // Сов. юстиция. 1992. N 19 — 20.

<5> Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993.

<6> Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств… Р-на-Д., 1999.

<7> Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995.

<8> Кокорев Л.Д, Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995.

<9> Уголовный процесс / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1995.

<10> Матюшин Б.Г. Общие вопросы оценки доказательств. Хабаровск, 1967.

<11> Шейфер С.А. Доказательство и доказывание по уголовным делам: Проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998.

Важным в теории доказательств является вопрос о процессуальной сущности доказательства (соотношение фактических данных и их процессуальных источников <*>).

———————————

<*> Перечисленные в ст. 69 УПК источники фактических данных часто в правовой литературе именуются источниками доказательств, под которыми мы понимаем оформленные должным образом, представляющие собой единство содержания и формы доказательства.

Как справедливо утверждал выдающийся ученый-процессуалист М.С. Строгович, понятие доказательства имеет двойное значение. Доказательства — это, во-первых, те данные о юридически значимых фактах, на основе которых устанавливается преступление или его отсутствие, виновность или невиновность того или иного лица в совершении преступления и иные обстоятельства дела, от которых зависит степень виновности этого лица, а во-вторых, доказательствами являются те предусмотренные законом источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющих значение для дела фактах и посредством которых эти факты устанавливаются <*>.

———————————

<*> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том I. М., 1968. С. 288.

М.С. Строгович подверг справедливой критике ученых, пытавшихся отождествить понятия доказательства и доказательственного факта, нивелируя значение источника доказательств. В частности, отмечал, что факты, которыми доказывается виновность лица в совершении преступления, как и факты, которыми она опровергается, не даются следствию и суду в готовом виде. Эти факты сами должны быть доказаны, а любой факт ничем другим доказываться не может, кроме как доказательствами, поэтому показания свидетеля, заключение эксперта (в данном контексте — источник доказательств. — Прим. авт.) — это доказательства факта нахождения обвиняемого в данное время в данном месте <*>.

———————————

<*> Указ. соч. С. 291.

Взгляды М.С. Строговича представляются правильными еще и потому, что человеческое мышление оперирует не самими объективно существующими явлениями и предметами, а образами, сведениями о них, в связи с чем доказательства представляют собой не сами факты объективной действительности, имевшие место в прошлом, а сведения об этих фактах, их отображения, копии, образы.

Существуют различные подходы к рассмотрению вопроса о процессуальной сущности доказательства.

М.С. Строгович, Р.Д. Рахунов и др. в разное время указывали, что доказательствами являются как фактические данные, так и их процессуальные источники <*>.

———————————

<*> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том I. М., 1968. С. 291 — 294; Рахунов Р.Д. О понятии доказательства и главном факте доказывания. Советское государство и право. 1965. N 12. С. 96.

По мнению И.Д. Перлова, Б.А. Галкина, Р.С. Белкина и других, доказательствами по делу являются только фактические данные <*>.

———————————

<*> Перлов И.Д. Уголовное судопроизводство в СССР. М., 1959. С. 35 — 36; Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962. С. 175; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С. 10 — 12.

Позицию, разделяемую в настоящие время большинством процессуалистов, обосновал В.Я. Дорохов в монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе». В анализе структуры доказательства автор исходит из единства фактических данных и их процессуальных источников <*>.

———————————

<*> Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. редактор Н.В. Жогин. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М.: Юридическая литература, 1973. С. 199.

Предпочтительнее представляется последняя из приведенных точек зрения. Сами по себе «фактические данные» о каких-либо обстоятельствах являются инструментом логического доказывания в процессе познания истины. Элементом процессуального доказывания (доказательствами по уголовному делу) они становятся лишь на условиях их надлежащего получения и процессуального удостоверения.

По нашему мнению, имеющиеся в науке различные точки зрения по вопросу о единстве фактических данных и их процессуальных источников во многом связаны с трактовкой законодателем понятия доказательств и определения их видов. Так, в ст. 74 УПК РФ под доказательствами одновременно понимаются и показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, специалиста, эксперта, и протоколы следственных и судебных действий, в которых они, собственно, и содержатся.

По нашему убеждению, никакого противоречия в таком подходе нет. Представляется, что упоминание показаний как источника доказательств связано со спецификой судебного разбирательства, а именно с таким его условием, как устность и непосредственность (ст. 240 УПК), которые означают, что судьи получают сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, путем личного восприятия всех доказательств в судебном заседании, а не по письменным материалам дела и только на основе своего восприятия делают выводы по делу <*>.

———————————

<*> Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. Лупинской П.А. М.: Юрист, 2003. С. 241.

В теории уголовного процесса нет единства мнений по вопросу о тождестве терминов «фактические данные», с одной стороны, и «данные о фактах» — с другой.

Так, в юридической литературе можно встретить разночтения по этому поводу. Содержание доказательств, с которым связаны эти разночтения, в разное время в науке толковалось неоднозначно.

Л.М. Карнеева, А.А. Чувилев (и др.) понимали под доказательствами сведения о фактах <1>, П.А. Лупинская — доказательственные факты <2>, из единства фактов и сведений о фактах исходили П.С. Элькинд <3>, С.А. Альперт <4>, Л.Д. Кокорев <5> и другие.

———————————

<1> Кудин Ф.М. Производные доказательства и их источники в советском уголовном процессе: Дисс. канд. юрид. наук. Свердловск, 1966. С. 49.

<2> Лупинская П.А. О проблемах теории судебных доказательств // Сов. гос. и право. 1960. N 10. С. 121 — 124.

<3> Элькинд П.С. Понятие доказательств // Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 102; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. 2-е изд. Казань: КГУ, 1976. С. 102 — 116.

<4> Советский уголовный процесс. Киев: Вища школа, 1983. С. 116, 117.

<5> Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: ВГУ, 1978. С. 100, 101.

Исходя из того что в самом общем виде факт — это объективная реальность, существующая независимо от человека, Л.М. Карнеева, в частности, отмечала, что понимание доказательств в качестве сведений о фактах исключает их толкование в качестве фактов. Факт, фигурирующий в логическом доказательстве, — это знание, выведенное на основании сведений о фактах (доказательств), которое нельзя путать с самими доказательствами <*>.

———————————

<*> Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград, 1988. С. 16 — 18.

В настоящее время большинство ученых придерживается первой позиции.

По нашему мнению, в УПК РФ законодатель подвел итог давней дискуссии в уголовном процессе, заменив в ст. 74 термин «фактические данные» на более широкое понятие «любые сведения» <*>, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

———————————

<*> Считаем, что изменение трактовки понятия доказательств связано отчасти с влиянием на российское законодательство ряда зарубежных правовых институтов. Характерным примером для понимания отношения к понятию доказательств в теории доказательственного права зарубежных стран является определение доказательств, данное П. Мерфи. Он полагает, что к доказательствам могут быть отнесены любые материалы, которые направлены на то, чтобы убедить суд в правдивости или вероятности некоторых фактов, представленных перед ним. См.: Решетникова И.В. Доказательственное право США и Англии. Екатеринбург, 1997.

В теоретическом смысле термин «факт» нередко трактуется как фрагмент объективной действительности, «действительное, реально существующее, невымышленное событие» <1>, «нечто реальное, в противоположность вымышленному» <2>. Однако это лишь одно из значений данного понятия. Не менее важным является второе его значение — «синоним понятия «истина» <3>, «знание, достоверность которого доказана» <4>.

———————————

<1> Кедров Б.М. Типы противоречий в развитии естествознания. М.: Наука, 1965. С. 635.

<2> Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. М.: Наука, 1976. С. 712.

<3> Там же. С. 712.

<4> Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1980. С. 1408.

В любом случае при использовании в трактовке доказательства как термина «фактические данные», так и термина «данные о фактах» нельзя отождествлять доказательство как факт, поскольку под фактами понимают истинные, проверенные, вполне установленные на научном уровне знания об объективной действительности.

Таким образом, уголовно-процессуальными доказательствами <*> признаются лишь такие фактические данные, которые закреплены в предусмотренной законом форме и содержатся в предусмотренном законом источнике, в котором и закреплены фактические данные.

———————————

<*> С определением доказательства тесно связано понятие предмета доказывания, т.е. обстоятельств, подлежащих доказыванию, перечисленных в ст. 74 УПК РФ. По сравнению с УПК РСФСР 1960 г. (ст. 68) УПК РФ несколько расширил круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Так, доказыванию подлежат обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, и обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности.

Такое определение вполне согласуется с ч. 2 ст. 74 УПК, где говорится о том, что в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого, показания потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, заключение и показания специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.

В подтверждение нашей позиции можно также сослаться на Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 169п03пр от 18.06.2003 по делу Ашировой Е.С.

Президиум подчеркнул, что согласно ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь наряду с другими обстоятельствами обязан привести перечень доказательств, подтверждающих обвинение. В соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В ч. 2 ст. 74 УПК РФ перечисляются источники доказательств, к которым относятся показания подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. В ст. ст. 76 — 81 УПК РФ дается определение понятий каждого из доказательств. При таких обстоятельствах надлежит признать, что в соответствии со ст. 220 УПК РФ следователь обязан сослаться не только на источник доказательств, как это имеет место в обвинительном заключении по данному делу, но и привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательств.

Применительно к видам доказательств, перечисленным в ст. 74 УПК <*>, возникает вполне правомерный вопрос: могут ли использоваться в качестве доказательств фактические данные, содержащиеся в актах ревизий или актах документальных проверок?

———————————

<*> В соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК в качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста (п. 3.1 введен Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ); 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы.

Ответ должен быть только положительным, так как акты ревизий и документальных проверок — это разновидность такого источника доказательств, как иные документы, и их выделение в самостоятельный источник доказательств является излишним. Кроме того, в ч. 3 ст. 144 УПК прямо говорится о том, что прокурор, начальник следственного отдела, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий прокурор вправе по ходатайству следователя или дознавателя продлить этот срок до 30 суток <*>.

———————————

<*> В ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ.

Представляется, что определенным пробелом в УПК является отсутствие норм о допросе специалиста. Предусмотрев в июле 2003 г. новый источник доказательств — показания и заключения специалиста, законодатель не привел нормы УПК в соответствие с указанным нововведением. Очевидно, что при допросе специалиста должны применяться правила, отличные от правил допроса эксперта или свидетеля (ст. ст. 205, 278 УПК РФ). Это связано с особым положением специалиста, которое он занимает среди участников уголовного судопроизводства <*>. Статья 80 УПК РФ (Заключение и показания эксперта и специалиста) содержит отсылку на нормы, вообще не имеющие отношения к закреплению результатов допроса специалиста (Ст. 53. Полномочия защитника; Ст. 168. Участие специалиста; Ст. 271. Заявление и разрешение ходатайств).

———————————

<*> Так, в соответствии с ч. 3 и 4 ст. 58 УПК РФ специалист вправе отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями; задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда; знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права. Специалист не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ. За разглашение данных предварительного расследования специалист несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем в силу отсутствия данной нормы сегодня специалиста допрашивают по правилам допроса свидетеля, что, на наш взгляд, недопустимо.

Определение иного документа, данное в УПК, представляется чрезмерно широким, что позволяет протаскивать в уголовный процесс различные доказательства, полученные с нарушением установленного порядка и с использованием не предусмотренных законом средств.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 84 УПК РФ «иные документы» могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 настоящего Кодекса.

По нашему мнению, указанная норма должна быть дополнена словами «и при отсутствии нарушений, указанных в ст. 75 УПК РФ».

Таким образом, сущность доказательств как сведений о фактах выражается, во-первых, в том, что в их качестве могут выступать любые относящиеся к делу сведения, и, во-вторых, в том, что доказательство по уголовному делу выступает в единстве своего содержания и процессуальной формы фиксации этих сведений.

Иными словами, уголовно-процессуальными доказательствами признаются лишь такие сведения о фактах, которые закреплены в предусмотренной уголовно-процессуальным законом форме и содержатся в предусмотренных законом источниках.