Некоторые особенности производства допроса с участием переводчика

04-03-19 admin 0 comment

Абшилава Г.
Электронный ресурс, 2004.


Абшилава Г.В., адъюнкт ВНИИ МВД России.

Принятый и вступивший в силу с 1 июля 2002 г. УПК РФ определил и регламентировал в сфере уголовного судопроизводства современные и надежные механизмы привлечения переводчика к участию в производстве допросов подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего.

Прежде всего в УПК закреплены общие правила проведения допроса с участием переводчика. В соответствии с ч. 1 ст. 189 УПК в случае, если у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу, он специально выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания. Если будет установлено, что вызванное на допрос лицо не владеет или недостаточно владеет языком судопроизводства и желает давать показания на родном языке или языке, которым владеет, то следователь:

1) разъясняет такому участнику процесса его право пользоваться бесплатной помощью переводчика в случаях, указанных в ст. 18 УПК;

2) назначает и привлекает к участию в данном следственном действии переводчика, о чем выносит постановление (Приложение 60 ст. 476 УПК);

3) перед началом допроса или иного следственного действия, в котором участвует переводчик, удостоверяется в его компетентности;

4) разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные статьей 59 УПК;

5) выясняет отсутствие обстоятельств, исключающих его участие в производстве по уголовному делу (ст. ст. 61, 69 УПК);

6) разъясняет допрашиваемому лицу (подозреваемому, обвиняемому, свидетелю, потерпевшему и др.) его право на отвод переводчика по основаниям, указанным в ст. ст. 61 и 69 УПК, а также поступившие в связи с этим заявления допрашиваемого участника процесса;

7) предупреждает переводчика об ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо неправильный перевод, о чем отбирает подписку по установленной форме (Приложение 61 ст. 476 УПК);

8) предупреждает переводчика, в случае необходимости, о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших ему известными данных предварительного расследования, о чем отбирает у него подписку с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК РФ (п. 2 ч. 4 ст. 59, ст. 161 УПК);

9) разъясняет переводчику и подлежащим допросу лицам порядок производства данного следственного действия (п. 5 ст. 164, ст. 189 УПК);

10) поручает переводчику осуществить устный перевод показаний допрашиваемого лица, используемых этим лицом личных документов и записей (ст. 189 УПК), а также протоколов других следственных действий, материалов аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, фонограмм контроля и записи переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц (ч. 1, 5, 6, 7 ст. 186 УПК), если в ходе допроса они оглашались или предъявлялись допрашиваемому лицу по инициативе следователя или по ходатайству данного лица в порядке, установленном в законе (ч. 4 ст. 189, ч. 3 ст. 190 УПК);

11) поручает переводчику сделать устный перевод аудио- и (или) видеозаписи либо киносъемки в случае, если они производились в ходе допроса или иного следственного действия (проверка показаний на месте, следственный эксперимент и др.) и прилагаются к протоколу допроса (ч. 4 ст. 190 УПК);

12) поручает переводчику осуществить на родной язык или другой язык допрашиваемого лица устный перевод его показаний, вопросов и ответов, дополнений и уточнений, изложенных (зафиксированных) в протоколе допроса, о чем делается соответствующая запись.

По окончании допроса, составления и оглашения (прочтения) протокола переводчик подписывает каждую страницу протокола, протокол в целом, а также все дополнения, уточнения и заявления, сделанные перед началом, в ходе либо по окончании допроса всеми участвующими лицами. Если протокол допроса по решению следователя или по ходатайству допрашиваемого лица переведен в письменном виде на родной язык или другой язык, которым оно владеет, перевод протокола в целом и каждая его страница в отдельности должны быть удостоверены подписями допрошенного участника процесса, переводчиком, следователем и скреплены печатью органа расследования.

В УПК РФ впервые закреплена форма протокола допроса свидетеля и потерпевшего с участием переводчика (Приложение 62 ст. 476 УПК). При этом законодатель сделал специальную оговорку о том, что «текст», относящийся к участию переводчика в следственном действии, «заключенный между знаками (*), включается в текст соответствующего приложения, где имеется знак (*)». Если перевести эту мудреную формулировку закона на простой и ясный русский язык, то это значит, что графы Приложения 62 ст. 476 УПК, содержащие формулировки об участии переводчика в допросе свидетеля или потерпевшего, включаются в тексты тех приложений, формы которых предусматривают участие переводчика в следственном действии. Короче говоря, все требования закона, относящиеся к участию переводчика в допросе свидетеля и потерпевшего, подлежат обязательному применению при проведении допросов и иных следственных действий с участием подозреваемого, обвиняемого, эксперта и специалиста.

Для того чтобы перевод показаний допрашиваемого лица был точным и безупречным в языковом отношении, следователь уже на этапе подготовки к допросу должен создать все необходимые условия для работы переводчика, ознакомить его, насколько это возможно, с предметом допроса, с обстоятельствами, подлежащими выяснению, а также с вопросами, запланированными для уточнения показаний на случай, если они окажутся неполными или противоречивыми.

Перед началом допроса переводчику рекомендуется сообщить общие демографические данные о личности допрашиваемого: возраст и профессия, где, когда и в какой школе или учебном заведении обучался, на каком уровне владеет родным языком, русским языком или государственным языком республики, входящей в Российскую Федерацию, какова его общая и речевая культура и т.п. Для переводчика особо значимой окажется информация следователя о том, знает ли допрашиваемое лицо иностранный язык и какой именно.

Поскольку свобода выбора тактики допроса является новеллой в российском уголовном процессе (ч. 2 ст. 189), то в случае, если следователь планирует использовать тактические приемы, основанные на речевой деятельности, то желательно предупредить об этом переводчика. Данная рекомендация позволит в ходе устного перевода речи следователя, обращенной к допрашиваемому, избежать наводящих вопросов, постановка которых запрещена законом (ч. 2 ст. 189 УПК).

Переводчику необходимо разъяснить все общие правила проведения допроса (ст. 189 УПК), при этом следует сделать особый акцент на новые процедуры допроса, установленные в УПК РФ. Так, зная требования закона о продолжительности и непрерывности допроса (ч. 2 и 3 ст. 187 УПК), о лицах, участвующих в нем, о времени для его перерыва, переводчик может:

1) заранее спланировать темп и необходимое время перевода;

2) преодолеть панику перед переводом устных показаний о тяжких, опасных, жестоких и т.п. деяниях подозреваемого, обвиняемого;

3) освоить косноязычную речь допрашиваемого лица и при этом четко и доходчиво осуществить речевое оформление полученной от него информации;

4) просить следователя сделать перерыв в случае, если переводчик почувствует усталость ввиду эмоционального напряжения, особенностей речи и личностных факторов допрашиваемого лица (небрежная манера, развязность, ненормативная лексика, малопонятные жесты и движения, плохая дикция, слишком тихая или, наоборот, излишне громкая речь).

Например, учитывая, что продолжительность перевода с английского языка на русский увеличивается в среднем на 20 — 30% ввиду большей громоздкости и описательности русского языка <*>, переводчик может просить сделать перерыв в допросе уже по истечении одного часа непрерывной работы, а в случае перевода дактильной или жестомимической речи глухонемых — через 30 минут.

———————————

<*> Чужакин А.П. Общая теория устного перевода и переводной скорописи. М.: Р. Валент, 2002. С. 26.

Поскольку перевод в сфере уголовного правосудия по современной классификации отнесен к официальному устному двустороннему переводу, осуществляемому лицом, наделенным соответствующими полномочиями и свободно владеющим языком, знание которого необходимо для перевода, то следователь перед началом допроса должен поставить в известность переводчика об обстоятельствах, которые могут усложнить процесс перевода и протоколирования показаний. В частности, привлекая переводчика к участию в производстве допроса по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, о преступлениях в сфере экономики, незаконного оборота наркотиков, о контрабанде и т.п. деяниях, следователь обязан сообщить переводчику, что факторами, усложняющими процесс перевода и фиксации показаний по данному уголовному делу, могут явиться:

1) большой объем доказательственной информации, подлежащей исследованию по многочисленным эпизодам преступной деятельности;

2) большое количество расчетов, цифр, названий бухгалтерских или других финансовых документов, терминов, имен собственных, названий похищенных предметов и другой важной информации;

3) неадекватное или непредсказуемое поведение подозреваемого, обвиняемого в ходе допроса (неприязнь или враждебность к следователю либо к другим участникам процесса, конфликтный характер, нежелание отвечать на вопросы и т.д.);

4) склонность допрашиваемого лица ко лжи, а также его стремление к утаиванию важных для дела обстоятельств или искажению сути происшедшего события;

5) специфика места проведения допроса (камера следственного изолятора, больница, район катастрофы самолета или крушения поезда, проведения контртеррористической операции и т.п. обстоятельства, не зависящие от следователя).

В то же время следователь может значительно облегчить работу переводчика и процесс перевода устных показаний допрашиваемых лиц, если до начала допроса или иного следственного действия:

1) введет переводчика в курс дела и ознакомит его с материалами, относящимися к предмету допроса;

2) растолкует ему суть обстоятельств, по поводу которых предстоит допрос;

3) разъяснит смысл и содержание юридических, коммерческих, торговых, таможенных, налоговых, военных и других терминов, которые будут использоваться в ходе допроса и излагаться в показаниях;

4) ознакомит переводчика со спецификой местных обычаев, межъязыкового общения лица, подлежащего допросу.

Особенности допроса и протоколирования (фиксации) показаний иноязычных лиц определяются тем, что сведения, сообщаемые допрашиваемым на родном или другом языке, подвергаются речевой обработке и переводу на язык уголовного судопроизводства. Поэтому адекватность устных показаний допрашиваемого изложенным в протоколе показаниям во многом зависит от точности их перевода с одного языка на другой. Именно это обстоятельство требует соблюдения при допросе общепризнанных правил двустороннего устного перевода и речевого общения между следователем и переводчиком, между переводчиком и допрашиваемым, между допрашиваемым, переводчиком и следователем.

В каждом случае следователь должен учитывать, что существуют различные способы устного двустороннего перевода:

1) дословный перевод, состоящий в подстановке на место слов языка-источника их эквивалентов в языке, на который делается перевод, при сохранении иноязычной речевой конструкции;

2) свободный перевод, во время которого передается общее содержание иноязычной речи без проникновения в ее смысловые детали и эмоционально-экспрессивные оттенки, выраженные средствами языка-источника;

3) художественный перевод, передающий тонкости смысловых и выразительных возможностей и особенностей как языка-источника, так и языка, с помощью которого осуществляется перевод <*>.

———————————

<*> Розенталь Д.Э., Теленков М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1976. С. 275, 277.

Однако при любом способе устного двустороннего перевода он не должен быть «полуфабрикатом», а ясным и грамотно «упакованным интеллектуальным продуктом, готовым к мгновенному использованию» <*> следователем в ходе допроса участника следственного действия. В этой связи важной гарантией достоверности показаний, данных на родном языке, является требование закона о том, чтобы показания допрашиваемого лица записывались от первого лица и по возможности дословно (ч. 2 ст. 190 УПК). С учетом этих положений закона можно сказать, что для уголовного дела наиболее приемлем такой перевод показаний, который сохраняет их «дух и букву», даже в ущерб стилю.

———————————

<*> Чужакин А.П. Указ. соч. С. 28.

Перевод должен передавать адекватный, точный и неискаженный смысл устных показаний допрашиваемого лица, исключать произвольное либо двоякое толкование сказанного на родном языке. Все, что устно изложено на родном языке и переведено на язык уголовного судопроизводства, должно быть одним и тем же по своей сути и содержанию. Трудно согласиться с мнением тех авторов, которые утверждают, что законодательное требование дословного изложения показаний не следует понимать буквально, что протокол допроса не стенографический отчет, а конспект показаний, в котором отражается информация, относящаяся преимущественно к предмету допроса.

Мы полагаем, что в сфере уголовного судопроизводства явно небрежное речевое оформление перевода, сведение его к вольному пересказу или субъективной адаптации устных показаний должны влечь признание письменных показаний, изложенных в протоколе, недоброкачественным источником доказательств со всеми вытекающими отсюда последствиями. На этот счет Кальницкий В.В. приводит убедительные данные о том, что запись показаний, например, свидетеля, «буквально точно повторяющая его речь, практически встречается редко», поэтому «у судей и адвокатов всегда возникают сомнения в достоверности показаний, когда малообразованные в силу возраста или социального положения свидетели «выражаются» высоким литературным стилем и безупречным юридическим языком» <*>.

———————————

<*> Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое пособие. Омск: Омская академия МВД России, 2002. С. 32, 33.

Безусловно, в связи с лексическими, грамматическими и стилистическими различиями языков возможно, что дословный перевод может оказаться неточным, неадекватным. Так, общепризнанно, что слова, звучащие сходно в русском и английском языках, могут иметь совершенно разное, зачастую противоположное значение (например, aggresive — напористый, pathetic — жалкий и т.п.), стать ложными друзьями переводчика и привести к судебной ошибке.

Именно поэтому в ходе допроса англоязычных участников процесса и перевода их показаний на русский язык возникают затруднения при выборе слов и словосочетаний, одинаковых по значению с теми, которые имеются в показаниях допрашиваемых лиц. И здесь надежным гарантом выступает закон, который повелевает следователю записывать показания «по возможности дословно» (ч. 2 ст. 190 УПК). Эти дозволения закона необходимо учитывать всякий раз, когда в процессе перевода устных показаний оказывается невозможным использовать буквальное словарное соответствие слов и выражений. В данной ситуации переводчик может использовать так называемый трансформационный перевод (лексическую трансформацию), сущность и своеобразие которого состоит в том, что происходит замена отдельных лексических единиц слов или устойчивых словосочетаний исходного языка лексическими единицами переводящего языка, не являющимися их словарными эквивалентами <*>.

———————————

<*> См. об этом подробно: Бархударов Л.С. Теоретические основы преподавания перевода. М.: МГЛУ, 1996.

Для обеспечения наиболее адекватного перевода показаний следователь и переводчик могут воспользоваться и другой рекомендацией. Так, в целях достижения ясности, понятности и адекватности показаний в процессе их перевода допустимы некоторые изменения структуры высказываний, пропуск или дополнение отдельных слов, замена слов и словосочетаний их толкованием, синонимами, передача смысла слов и словосочетаний в контексте переводимых и фиксируемых показаний. Специфические слова и выражения, отражающие существенные обстоятельства, могут быть названы соответственно их звучанию, однако сразу же следует снабдить их пояснительными описаниями <*>.

———————————

<*> Михайлов А.И., Подголин Е.Е. Письменная речь при производстве следственных действий. М., 1980. С. 64.

В УПК РФ закреплено еще одно важное требование закона, которое имеет существенное значение для перевода устных показаний участников процесса. Так, в ч. 2 ст. 190 УПК предусмотрено правило о том, что показания допрашиваемого «записываются от первого лица». И это не случайно. В данной краткой фразе заложен глубокий этический, правовой и языковой смысл. Дело в том, что говорить от имени допрашиваемого в третьем лице в русской ментальности не принято и считается неприличным. К тому же русская косвенная речь удлиняет и утяжеляет устный перевод, создает проблемы согласования времен при переводе с одного языка на другой, особенно при выяснении и описании обстоятельств дела (имело ли оно место, или только будет, или, возможно, наступит). С учетом изложенного переводчик должен соблюдать это предписание закона в ходе любого следственного действия и вести перевод в первом лице.

В последние годы в русском языке, языке федеральных законов, в уголовном и особенно арбитражном процессе широко используются иностранные слова (аккредитив, акциз, аудит, брокер, вексель, депозитарий, квота, клиринг, марихуана и т.д. и т.п.), которые, по существу, стали интернациональными. Поэтому в случае, если переводчик не вполне владеет терминологией, например, банковского, валютного и другого законодательства, но знает иностранные термины и их синонимы, то, разумеется, ему необходимо в ходе допроса переводить буквально слово за словом, что в конечном итоге придаст переводу устных показаний большую достоверность, особенно тогда, когда допрашиваемое лицо, помимо родного языка, в той или иной степени владеет каким-либо иностранным языком.

При осуществлении перевода показаний на русский язык рекомендуется в ограниченных пределах пользоваться иноязычными по отношению к языку, на котором составляется протокол, словами и выражениями для фиксации существенных сведений, переданных допрашиваемым со слов других лиц. Такая ситуация может возникнуть в случаях, если необходимо назвать специфические предметы обихода, инвентарь, части строений, кулинарные изделия, предметы одежды, участки местности, религиозные праздники. Если указанные иноязычные понятия передают существенные для дела обстоятельства, необходимо сделать их перевод <*>. В то же время ненормированные русским языком слова и речевые конструкции могут использоваться при записи показаний лишь в тех случаях, когда это имеет доказательственное значение для данного уголовного дела <**>.

———————————

<*> Михайлов А.И., Подголин Е.Е. Указ. раб. С. 66.

<**> Николаева Н.М. Письменность предварительного расследования / Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2002. С. 25.