Новые законодательные подходы к уголовному наказанию

04-03-19 admin 0 comment

Бриллиантов А.
Законность, 2004.


А. Бриллиантов, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» изменен ряд позиций уголовного законодательства, в том числе имеющих принципиальный характер.

Анализ их показывает, что избранные направления совершенствования уголовного законодательства в целом направлены на дальнейшую гуманизацию уголовного закона. Вместе с тем некоторые новеллы в отдельных случаях ужесточают позицию в отношении лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, при рецидиве преступлений. Таким образом, можно сказать, что заявленная в начале 90-х годов линия государства на достаточно снисходительное отношение к лицам, совершившим преступления впервые, небольшой тяжести, и суровое отношение к преступникам иных категорий в основном выдерживается.

Изменения и дополнения, содержащиеся в анализируемом Федеральном законе, в той или иной мере затрагивают практически весь Уголовный кодекс РФ. Но в настоящей статье мы попытаемся оценить только те из них, которые относятся к наказанию.

Изменения, внесенные в ст. 46 УК, регулирующую вопросы о таком виде наказания, как штраф, ясно свидетельствуют, что этому виду наказания отводится еще более значимая роль среди видов воздействия на лиц, совершивших преступления.

Этот вывод следует, во-первых, из изменения размеров штрафа и системы его исчисления. Теперь законодатель отказался от исчисления штрафа в МРОТ. Он исчисляется в рублях. Минимальный размер штрафа в настоящее время составляет две тысячи пятьсот рублей, а максимальный — один миллион рублей. Простое вычисление показывает, что размер штрафа существенно увеличен. Заметим, что максимальный размер данного вида наказания, исчисляемого в МРОТ, не мог превышать ста тысяч рублей. Таким образом, сумма штрафа увеличена в десять раз.

Существенно увеличен размер штрафа и в иной системе исчисления, а именно в размере заработной платы и иного дохода осужденного. По ранее действовавшему законодательству максимальный период, за который исчислялась заработная плата или иной доход, составлял один год. В соответствии с изменениями он составляет теперь пять лет.

Увеличению размера штрафа корреспондируют и изменения, внесенные в санкции статей Особенной части УК, где во многих случаях предусмотрено расширение сферы применения штрафа и сокращение применения лишения свободы. Особенно это касается преступлений в сфере экономической деятельности. Штраф становится существенной альтернативой лишению свободы.

В то же время Законом предусматриваются и ограничения в применении штрафа. Так, штраф в размере от пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет может назначаться только за тяжкие и особо тяжкие преступления в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Думается, такое ограничение вполне справедливо, так как при назначении наказания, безусловно, следует соотносить его тяжесть и общественную опасность деяния.

Следует отметить, что практически новая норма, определяющая содержание наказания и регулирующая вопросы назначения штрафа, на наш взгляд, не в полной мере решает все проблемы, связанные с рассматриваемым наказанием. Так, остался, как и прежде, без разрешения вопрос о соотношении штрафа и иных видов наказания при его замене в случае злостного уклонения от уплаты. Поэтому в данном вопросе будет продолжаться некоторый разнобой в судебной практике. Кроме того, теперь в указанных случаях штраф, назначенный в качестве основного наказания, будет заменяться не строго определенными наказаниями (ранее это обязательные работы, исправительные работы и арест), а любым наказанием в пределах санкции статьи Особенной части УК. При этом не только остался неразрешенным вопрос о соотношении различных видов наказания, но и появилась новая проблема, заключающаяся в невозможности замены штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания. Очевидно, подобная замена Законом уже не предусматривается, а это может повлечь за собой неисполнение приговора суда в части дополнительного наказания.

Теперь штраф, назначенный в качестве основного наказания, в пределах санкции может заменяться любым видом наказания, в том числе лишением свободы. Эта законодательная позиция представляется в определенной мере дискуссионной. В юридической литературе не раз высказывалась точка зрения о недопустимости замены штрафа лишением свободы. Такая позиция закреплялась и в законе. Ее изменение может привести к дисбалансу в соотношении: строгость наказания — тяжесть преступления. В местах лишения свободы могут оказаться представители малоимущих слоев населения, совершившие преступления, не представляющие большой общественной опасности, но не имеющие возможности уплатить штраф. Кроме того, при замене штрафа лишением свободы речь может идти только о кратких сроках, которые, как доказано, крайне неэффективны. Такие лица приобретут определенный «тюремный» опыт, что нельзя признать полезным для общества и государства. Таким образом, законодательные новеллы, касающиеся штрафа, несут в себе как положительные, так, на наш взгляд, и отрицательные элементы.

Аналогичное отношение вызывают и изменения, относящиеся к наказанию в виде исправительных работ. Этот вид наказания применяется достаточно широко и ранее был действенной альтернативой лишению свободы. В настоящее время ситуация меняется. С нашей точки зрения, эти изменения негативны. Дело заключается в следующем.

По ранее действовавшему законодательству основную массу осужденных к этому виду наказания составляли лица, имеющие постоянное место работы. Исправительные работы назначались, правда в меньшем объеме, и лицам, не имевшим постоянного места работы. Тогда они обязаны были трудоустроиться. При этом положительной стороной было то, что осужденный не отрывался от социальной микросреды, сохранял общественно полезные связи, в том числе трудовые.

Новое законодательство в определенной мере меняет это положение. Исправительные работы будут назначаться только лицам, не имеющим основного места работы. Круг лиц, которым назначались исправительные работы, ограничивается. Каким же образом применительно к наказанию перераспределится контингент осужденных, имевших основное место работы?

Очевидно, что к определенной части этих осужденных будет применяться наказание в виде штрафа. Но к части указанной категории осужденных будет применяться и лишение свободы, поскольку в зависимости от обстоятельств дела суд может решить, что штраф будет необоснованно мягким наказанием. В результате может увеличиться число лиц, осуждаемых к лишению свободы. Конечно, окончательный ответ на поставленный вопрос даст судебная практика, но и сам законодательный подход к определению круга осужденных, которым могут назначаться исправительные работы, представляется спорным.

Также дискуссионным представляется и решение об исключении наказания в виде конфискации имущества из системы наказаний. Естественно, данную новеллу следует принимать уже как свершившийся факт, но некоторые замечания по этому поводу все же хотелось бы изложить.

Думается, принятое решение не будет способствовать усилению борьбы с преступностью, в частности с преступлениями в сфере экономической деятельности. На наш взгляд, исключение конфискации имущества из числа уголовных наказаний создает условия, при которых имущество, нажитое преступным путем, изъять будет весьма затруднительно.

Справедливости ради следует сказать, что предложения об исключении конфискации имущества из числа наказаний ранее высказывались. Основными аргументами сторонников подобного решения были следующие.

Во-первых, имущество, нажитое преступным путем, может быть изъято в порядке, предусмотренном УПК РФ. Следовательно, в конфискации имущества нет необходимости. Но этот порядок (ст. 81 УПК РФ) распространяется на вещественные доказательства, к которым относятся в том числе имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем.

При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Однако этот порядок касается исключительно вещественных доказательств, т.е. тех предметов, средств и т.п., получение или использование которых связано с совершением преступления. В этой связи конфискация имущества, добытого преступным путем, практически будет невозможна, если имущество легализовано, добытые средства пущены в оборот, на них приобретено иное имущество и т.д. В подобных ситуациях вероятность доказуемости связи имущества, добытого преступным путем, и тем или иным образом легализованного имущества мала. Поэтому, с нашей точки зрения, для лиц, совершивших преступление, повышается возможность сохранения плодов своего деяния.

Вторым аргументом сторонников исключения конфискации имущества из числа наказаний стал тот факт, что данный вид наказания отсутствует во многих развитых зарубежных странах, следовательно, он должен отсутствовать и в российской системе наказаний.

Но механический перенос на российскую почву подходов иных правовых систем к решению тех или иных вопросов вреден. Зарубежный опыт хорош, когда он используется с учетом национальных условий (экономических, политических, правовых, исторических и иных). Иначе даже те правовые институты, которые положительно сказались в сфере противодействия преступности в других странах, в России могут дать отрицательный результат. Да и подход мирового сообщества к конфискации имущества не столь однозначен.

Например, отказ от конфискации имущества не согласуется с ч. 1 ст. 8 Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма (Нью-Йорк, 9 декабря 1999 г.), где говорится о том, что каждое государство-участник принимает в соответствии с принципами своего внутреннего права необходимые меры для того, чтобы определить, обнаружить, заблокировать или арестовать любые средства, используемые или выделенные в целях совершения преступлений… а также поступления, полученные в результате таких преступлений, для целей возможной конфискации (Россия подписала Конвенцию 3 апреля 2000 г.).

В этой связи отказ от конфискации имущества как уголовного наказания представляется преждевременным.

Существенно затрагивает вопросы наказания и отказ законодателя от понятия неоднократности преступлений. По действующему закону часть положений, ранее расцениваемых как неоднократность, отнесена к совокупности преступлений, а часть — к рецидиву преступлений.

На вопросах назначения наказания данная новелла отразилась следующим образом. При совершении двух и более деяний, квалифицируемых по одной и той же статье или части статьи Особенной части УК РФ, отдельной квалификации подлежит каждое деяние, за каждое деяние должно быть назначено самостоятельное наказание, а окончательное наказание подлежит назначению путем полного или частичного сложения наказаний или поглощения менее строгого более строгим наказанием в зависимости от категории преступлений.

Такой подход в принципе одновременно означает и смягчение, и ужесточение уголовной репрессии. Поясним сказанное на примере. Допустим, некто совершает две кражи при отсутствии квалифицирующих обстоятельств. Ни за одну из них он не был осужден. По ранее действовавшему законодательству деяние было бы квалифицировано по ч. 3 ст. 158 УК РФ, предусматривающей возможность назначения наказания в виде лишения свободы на срок от двух до шести лет. По действующему УК РФ каждая кража подлежит квалификации по ч. 1 ст. 158 УК РФ, где самое строгое наказание — лишение свободы на срок до двух лет. Наказание в этом случае назначается по правилам совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ) и окончательно будет выглядеть в виде лишения свободы сроком на три года.

В подобного рода ситуациях при небольших сроках наказания, содержащихся в санкциях, налицо смягчение уголовной репрессии.

Ситуация несколько меняется, если санкция основного состава достаточно велика. К примеру, санкция ч. 1 ст. 105 предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 15 лет. Ранее при наличии признака неоднократности два убийства квалифицировались по п. «н» ч. 2 ст. 105, предусматривающей наказание в виде лишения свободы на определенный срок — до двадцати лет.

В соответствии с новым законодательством максимальный срок за два убийства без квалифицирующих признаков может составить 22,5 года. Если же совершено два квалифицированных убийства (санкция — до двадцати лет лишения свободы), лишение свободы на определенный срок может составить тридцать лет, поскольку положение о предельном двадцатипятилетнем сроке лишения свободы, назначаемом по совокупности преступлений, исключено.

И, наконец, по нашему мнению, новая редакция п. «б» ч. 1 ст. 58 УК оставляет за пределами правового регулирования вопрос о назначении вида режима отдельным категориям осужденных женщин.

По действующему законодательству лишение свободы может быть назначено женщинам с отбыванием только в колониях-поселениях и в исправительных колониях общего режима. Колония-поселение назначается женщинам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, но ранее не отбывавшим лишение свободы. Отбывание лишения свободы в исправительных колониях общего режима назначается женщинам, осужденным за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива. А если, например, женщиной, ранее отбывавшей лишение свободы, при снятой или погашенной судимости совершается умышленное преступление небольшой или средней тяжести? Какой вид колонии должен определить ей суд?

Назначить лишение свободы с отбыванием в колонии-поселении невозможно, поскольку осужденная ранее отбывала лишение свободы. Невозможно и назначение лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, так как совершено преступление небольшой или средней тяжести и отсутствует рецидив преступлений.

Или другая ситуация. Осужденная отбывала лишение свободы за преступление, совершенное по неосторожности. В этом случае при повторном совершении преступления (небольшой или средней тяжести), но уже умышленного, рецидива нет и поэтому исключается исправительная колония общего режима. А колония-поселение исключается в связи с тем, что ранее имело место отбывание лишения свободы. Таким образом, на основании действующего закона в приведенных случаях вид исправительного учреждения определить невозможно. Подобного рода ситуации остались неурегулированными и, несомненно, нуждаются в разрешении.

Подводя итог, можно сказать, что в целом новеллы уголовного законодательства отвечают уголовной политике в сфере наказания. Вместе с тем ряд новых позиций законодательства, как представляется, требует определенной доработки, уточнения, согласования с другими положениями УК РФ, а отдельные из них — и проверки практикой.