Неполное определение органов дознания

04-03-19 admin 0 comment

Балакшин В.
Законность, 2004.


В. Балакшин, доцент кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии.

Согласно новому уголовно-процессуальному закону предварительное расследование по уголовным делам производится в двух формах — в форме предварительного следствия и дознания.

Дознание производится в зависимости от категории преступления соответственно дознавателями органов внутренних дел, пограничной службы, службы судебных приставов Министерства юстиции и таможенных органов Российской Федерации. По делам о преступлениях, по которым предварительное следствие обязательно, на органы дознания возлагается решение вопросов о возбуждении уголовного дела (с согласия прокурора) и выполнение неотложных следственных действий.

К органам дознания согласно ч. 1 ст. 40 УПК отнесены: 1) органы внутренних дел РФ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности; 2) Главный судебный пристав РФ, главный военный судебный пристав, главный судебный пристав субъекта РФ, их заместители, старший судебный пристав, старший военный судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ; 3) командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов; 4) органы государственной противопожарной службы.

Часть 2 этой же статьи предусматривает, что на них возлагается дознание по уголовным делам, по которым предварительное следствие необязательно, а также выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, — в порядке, установленном ст. 157 УПК.

Помимо названных органов и должностных лиц, полномочиями по возбуждению уголовного дела и выполнению неотложных следственных действий уголовно-процессуальный закон наделил: капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании (по делам о преступлениях, совершенных на этих судах); руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания (по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения этих партий и зимовок); глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации (по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений). Хотя перечисленные должностные лица, как верно заметил Б. Безлепкин, «не только не обладают правом осуществления оперативно-розыскной деятельности, но, что примечательно, не относятся даже к органам дознания» <*>. При этом, как следует из ч. 4 ст. 146 УПК, для возбуждения ими уголовного дела согласия прокурора не требуется. О возбуждении уголовного дела и начатом расследовании они обязаны незамедлительно уведомить прокурора, а постановление о возбуждении уголовного дела и материалы (в данном случае, надо полагать, расследования) передаются прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности.

———————————

<*> Безлепкин Б.Т. Комментарий к УПК РФ: (Постатейный). М., 2002. С. 63.

Анализ приведенных положений закона позволяет сделать вывод о том, что в связи с возбуждением и расследованием названных уголовных дел в практике может возникнуть ряд проблем. В частности, по таким вопросам, как задержание подозреваемого и обеспечение его защитником с момента, предусмотренного в законе, продление сроков расследования, и некоторым другим. Однако в рамках данной статьи автор намерен затронуть проблему, которая, на наш взгляд, не менее актуальна.

Должностные лица, перечисленные в ч. 3 ст. 40 УПК, обязаны возбудить уголовное дело и выполнить неотложные следственные действия независимо от характера совершенного или готовящегося преступления. Между тем в силу других требований уголовно-процессуального закона они вправе это сделать только лишь по делам о преступлениях, по которым обязательно предварительное следствие, да и то с некоторой натяжкой для такого вывода.

Так, согласно п. 19 ст. 5 УПК неотложными следственными действиями признаются «действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования». Буквальное толкование приведенных положений дает основание для недвусмысленных выводов о том, что неотложные следственные действия, во-первых, могут производиться только органами дознания, а во-вторых, только по тем делам, по которым производство предварительного следствия обязательно.

Однако капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководители геологоразведочных партий и зимовок, главы дипломатических представительств и консульских учреждений, в отличие, например, от командиров воинских частей, не имеют правового статуса органов дознания. Из этого следует, что они не имеют права ни на возбуждение уголовного дела, ни на выполнение неотложных следственных действий. То есть налицо противоречия между различными нормами закона.

Первое противоречие, касающееся полномочий по возбуждению указанными лицами в пределах предоставленной им компетенции уголовных дел, в определенной степени компенсируется прямыми указаниями, содержащимися в ч. 3 ст. 40, ч. 4 ст. 146, ст. 157 УПК, хотя и оно должно быть устранено.

Что касается второго противоречия, т.е. полномочий по выполнению неотложных следственных действий по делам, по которым предварительное следствие необязательно, то его законодатель оставил в тени, не придав какого-либо значения. Пункт 19 ст. 5 УПК однозначно говорит о возможности выполнения неотложных следственных действий только по делам о преступлениях, по которым обязательно предварительное следствие. Данное положение подтверждено и требованиями ст. 157 УПК, согласно которым иные должностные лица, которым предоставлены полномочия органов дознания в соответствии со ст. 40 УПК, неотложные следственные действия производят только по указанной категории дел.

Отсюда возникает вопрос: кому в этой ситуации и в каком порядке производить расследование по уголовному делу о преступлении, по которому предварительное следствие необязательно? В полном объеме как органы дознания на основании требований гл. 32 УПК указанные должностные лица производить дознание не вправе, ибо, во-первых, не являются таковыми, а во-вторых, не наделены такими полномочиями в соответствии с ч. 3 ст. 151 УПК. Более того, получается, что по данной категории дел указанные должностные лица даже не вправе произвести неотложные следственные действия. Это своего рода нонсенс, который, по нашему мнению, нельзя оставлять без соответствующей реакции.

Изложенная ситуация вовсе не безобидна, как может показаться на первый взгляд, ибо здесь речь идет о получении доказательств не уполномоченными на то должностными лицами. Полученные ими доказательства признаются недопустимыми. После введения в действие УПК РФ это обстоятельство особенно тщательно исследуется стороной защиты, и нередко именно на него ссылаются в обоснование ходатайств об исключении доказательств из судебного разбирательства. Так, по одному из дел, поступивших в суд Ленинского района г. Екатеринбурга, защитник в ходатайстве об исключении доказательств, полученных органами расследования, в 7 случаях из 27 ссылался на то, что они были получены в процессе следственных действий, которые производились не уполномоченными на то должностными лицами. Причем в одном случае он просил суд признать недопустимыми все доказательства, полученные по делу, присоединенному к основному делу (по его мнению, с нарушением требований УПК) согласно постановлению, подписанному заместителем прокурора района.

В соответствии с основным концептуальным требованием российского уголовного процесса уголовное преследование вправе осуществлять лишь уполномоченные на то органы и должностные лица. К ним по делам публичного и частно-публичного обвинения отнесены суд, прокурор, следователь, дознаватель. Именно на эти субъекты, а также орган дознания, согласно ч. 1 ст. 7 УПК, возлагается обязанность применять при производстве по уголовному делу действующий уголовно-процессуальный закон и запрещается применение федерального закона, ему противоречащего. Если же они допустят в ходе уголовного судопроизводства нарушения УПК, то это повлечет признание полученных таким путем доказательств недопустимыми. Только названные субъекты в случае необходимости могут обеспечить решение задач судопроизводства, применив предусмотренные законом меры принуждения.

Изложенное позволяет сделать следующий вывод: возлагать полномочия органов дознания на должностных лиц, не отнесенных законом к таковым, нельзя. Подобная логика может привести к тому, что полномочиями этих органов могут быть наделены руководители предприятий, учреждений, организаций, и таким образом низвести уголовный процесс до административного, а то и того хуже — до дисциплинарного.

Не совсем последовательной следует признать и позицию законодателя в вопросе определения предметных полномочий органов дознания. Дело в том, что исходя из сведений, содержащихся в заявлении или сообщении о преступлении, других источников не всегда можно сделать правильный вывод о том, по какой именно статье УК следует квалифицировать преступление, о котором стало известно. Это, однако, не означает, что орган дознания, получив сообщение о преступлении, по которому он не уполномочен решать вопрос о возбуждении уголовного дела и о производстве неотложных следственных действий, должен бездействовать. Особенно если речь идет о ситуации, когда промедление может повлечь человеческие жертвы, другие тяжкие последствия. Поэтому, чтобы искусственно не подводить органы дознания к нарушениям уголовно-процессуального закона, необходимо изложить ч. 2 ст. 157 УПК в редакции, отвечающей реалиям жизни.

Решение рассмотренной проблемы видится прежде всего во внесении следующих изменений и дополнений в УПК РФ.

1. Капитанам морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителям геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главам дипломатических представительств и консульских учреждений РФ необходимо придать правовой статус органов дознания, предоставив им полномочия, вытекающие из особенностей их деятельности. С этой целью изложить ч. 1 ст. 40 УПК РФ в редакции, аналогичной редакции ст. 117 УПК РСФСР, а также предусмотреть в УПК РФ право указанных лиц возбуждать уголовные дела и производить неотложные следственные действия независимо от категорий преступлений.

Во-вторых, предоставить трем указанным категориям должностных лиц право производить дознание в полном объеме с принятием итогового решения, если материалы дела могут быть представлены прокурору для утверждения обвинительного акта или получения согласия о прекращении уголовного дела в установленный уголовно-процессуальным законом срок.

В-третьих, установить, что при невозможности закончить дознание в полном объеме, а также при выполнении всех неотложных следственных действий по делам, по которым предварительное следствие обязательно, но невозможности передать дело прокурору для утверждения обвинительного акта или для определения подследственное предварительное расследование приостанавливается до появления реальной возможности выполнить указанные требования закона.

2. Пункт 19 ст. 5 УПК РФ изменить, изложив его примерно в следующей редакции: «Неотложные следственные действия — это следственные действия, предусмотренные Особенной частью настоящего Кодекса, осуществляемые органами дознания по возбужденному уголовному делу в целях установления лиц, причастных к совершению преступления, обнаружения и фиксации следов преступления, а также получения доказательств, собирание, закрепление и проверка которых не терпит отлагательства».

3. Части 1 и 2 ст. 157 УПК РФ изменить, изложив в следующей редакции: «1) При обнаружении признаков преступления орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь требованиями настоящего Кодекса, производит неотложные следственные действия в целях установления лиц, причастных к совершению преступления, обнаружения и фиксации следов преступления, а также получения доказательств, собирание, закрепление и проверка которых не терпит отлагательства. 2) Неотложные следственные действия производят в пределах своей компетенции органы дознания, перечисленные в части 1 ст. 40 настоящего Кодекса. В случае, если при выполнении неотложных следственных действий будут установлены признаки преступления, производство следственных действий по делам о которых относится к компетенции иных органов дознания, то об этом доводится до сведения начальника данного органа дознания, который до передачи уголовного дела прокурору должен обеспечить участие в их выполнении подчиненных ему оперативных работников».