Судебное следствие по делам о преступлениях,

04-03-19 admin 0 comment

Жук О.
Законность, 2004.


О. Жук, профессор Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры.

Для прокурора, участвующего в рассмотрении уголовного дела, судебное следствие — основной этап процессуальной деятельности, поскольку именно на этом этапе он представляет суду доказательства виновности подсудимого в совершении преступления. Это особенно важно для уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК, поскольку здесь государственному обвинителю предстоит доказать все обстоятельства, свидетельствующие о виновности обвиняемых в организации преступного сообщества, участии в нем и в преступлениях, совершаемых сообществом.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем существа обвинения.

Подсудимый (в нашем случае — организатор или член преступного сообщества), отвечая на вопрос председательствующего, понятно ли ему обвинение и как он относится к обвинению («вину признаю полностью», «вину не признаю», «вину признаю частично»), решает, кто — он сам или его защитник — выразит перед судом позицию защиты по делу посредством такого же краткого вступительного заявления, что и государственный обвинитель.

Определение порядка исследования доказательств стороной — одна из новелл УПК РФ, обеспечивающих состязательный порядок судебного следствия.

Право первой представить доказательства стороне обвинения обозначает свойственную состязательному процессу последовательность и логику исследования доказательств: вначале исследуются доказательства обвинения, а потом доказательства защиты. Такой подход способствует четкому обозначению сторонами своих функций.

Государственный обвинитель вправе предложить произвести в ходе судебного следствия действия, предусмотренные гл. 37 УПК: допросы потерпевших, свидетелей, производство экспертиз и допрос экспертов, осмотр вещественных доказательств и т.д.

Он вправе также ходатайствовать о допросе подсудимого. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что подсудимый не обязан давать показания в суде, это его право. Он не обязан доказывать свою невиновность или сообщать об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, если признает вину.

В ч. 3 ст. 274 УПК установлена возможность дачи показаний подсудимым с разрешения председательствующего в любой момент судебного следствия. Поскольку такая возможность является существенным элементом реализации права подсудимого на защиту, председательствующий не может отказать ему в просьбе давать такие показания и в связи с исследованием в судебном заседании доказательств.

Подсудимый может быть допрошен в отсутствие другого подсудимого в исключительных случаях, которые должны быть обоснованы в ходатайствах сторон и в постановлении или определении суда. По возвращении подсудимого в зал судебного заседания его нужно ознакомить с содержанием данных без него показаний и получить возможность задать вопросы лицу, допрошенному в его отсутствие.

Суд вправе принять решение об оглашении показаний подсудимого, если от сторон поступит ходатайство об этом.

Суд может позволить стороне огласить показания подсудимого в судебном заседании при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного следствия или в предыдущих судебных заседаниях. Запрещено оглашать показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе судебного производства по делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подсудимым в суде.

Допрос потерпевшего проводится по правилам допроса свидетеля. Отличие допроса потерпевшего от допроса свидетеля заключается в следующем. Потерпевший может находиться в зале на протяжении всего судебного разбирательства, при исследовании всех обстоятельств преступления. Не допрошенные потерпевшие могут находиться вместе с допрошенными в зале суда. Кроме того, потерпевший может с разрешения председательствующего давать показания в любой момент судебного следствия.

Каждого свидетеля приглашают в зал судебного заседания и допрашивают по одному. Недопрошенные свидетели должны находиться вне зала и в условиях, исключающих получение информации от допрошенных свидетелей.

Председательствующий должен выяснить у свидетеля его отношение к подсудимому, потерпевшему, возможно, к другим участникам разбирательства. Выяснение данных о личности свидетеля и характере отношений между свидетелем и остальными участниками процесса имеет двоякое значение. Во-первых, свидетель может воспользоваться правилами о безусловном или ограниченном освобождении некоторых групп граждан от обязанности давать показания. Свидетельский иммунитет включает две группы норм. Первая группа закреплена в ч. 1 ст. 51 Конституции РФ и ч. 4 ст. 56 УПК и содержит нормы, предоставляющие свидетелю право отказа от дачи показаний в случаях родства и свойства. Другая группа норм выделяет лиц, которых запрещено допрашивать в качестве свидетелей. Она обозначена в ч. 2 ст. 51 Конституции РФ и закреплена в ч. 3 ст. 56 УПК. Во-вторых, выяснение характера отношений (родственные, дружеские, неприязненные, враждебные и т.п.) позволяет правильно оценить показания допрошенных в суде лиц.

Свидетель дает подписку о том, что ему разъяснены права, обязанности и ответственность, предусмотренная ст. ст. 307, 308 и 310 УК. Подписка приобщается к материалам уголовного дела.

Часть 3 ст. 278 УПК согласуется с достаточно последовательным состязательным построением судебного следствия. Согласно УПК РСФСР свидетели сначала допрашивались судом, причем судьи дополнительно могли вмешаться в ход допроса в любой момент судебного следствия. Теперь судья может допросить свидетеля только после допроса его сторонами. Последовательность допроса имеет принципиальное значение, так как освобождает суд от несвойственной ему роли обвинителя в судебном разбирательстве. Предоставление возможности первой допросить свидетеля стороне, которая ходатайствовала о вызове его в суд, позволит ей более полно реализовать свою функцию, доказывая обвинение или опровергая его.

Как и раньше, свидетели не могут покинуть зал судебного заседания без разрешения судьи. Такой порядок предусмотрен, чтобы допрошенные свидетели не могли общаться с недопрошенными, а также для того, чтобы стороны и суд могли задать возникшие после исследования доказательств в судебном следствии вопросы допрошенным свидетелям.

Документы, которые потерпевшему и свидетелю разрешается огласить в суде, могут быть приобщены к материалам уголовного дела. Их представление суду отвечает требованиям закона (ч. 2 ст. 86 УПК), и если документы соответствуют положениям ст. ст. 74, 84 или 81 УПК, они являются доказательствами.

Минимальный возраст несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля, позволяющий допросить их в суде, законодательно не определен. Присутствие педагога при допросе обязательно в двух случаях: а) при допросе несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля в возрасте до 14 лет; б) при допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические и психические недостатки. Допрос названных подростков в отсутствие педагога влечет недопустимость доказательств. Суд, учитывая характерологические особенности подростка, может признать необходимым участие педагога и законного представителя подростка и при допросе несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет.

Поскольку уголовная ответственность за отказ от дачи показаний и за заведомо ложные показания наступает с 16 лет, потерпевшим и свидетелям, не достигшим возраста уголовной ответственности за названное преступление, председательствующий разъясняет важность правдивой информации для принятия законного и справедливого решения по делу.

Присутствие законного представителя обязательно только, если несовершеннолетний не достиг 14 лет, в остальных случаях допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля решение вопроса о присутствии законного представителя отдается на усмотрение суда.

Председательствующий вправе удалить подсудимого на время допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. С разрешения председательствующего допрошенные несовершеннолетние потерпевшие и свидетели вместе с педагогом и законными представителями после допроса могут быть освобождены от необходимости присутствовать в зале суда. Указанные особенности допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей связаны с психологией подростков, их внушаемостью, чувством страха перед подсудимым, негативным влиянием разбирательства и т.п. Судья не всегда может воспользоваться предоставленным правом, так как порой приходится оставлять подсудимого, например, для проведения очной ставки или допрошенного подростка в зале суда для повторного допроса.

Государственному обвинителю необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 4 ст. 271 УПК суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетеля или специалиста лица, явившегося в суд по инициативе сторон. Поэтому гособвинитель вправе не ограничиваться списком свидетелей, приложенным к обвинительному заключению, а при необходимости — заявлять ходатайство о допросе иных свидетелей. Это особенно важно по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК. Так, в Московском областном суде при рассмотрении уголовных дел этой категории государственные обвинители заявляли ходатайства о допросах новых свидетелей, в том числе руководителей и сотрудников оперативных подразделений, и в их числе, в частности, ранее внедренных в преступные группировки. Это имело существенное значение для оценки доказательств организации преступного сообщества и участия в нем.

По правилам ст. 240 УПК в основу приговора могут быть положены доказательства, непосредственно исследованные в судебном заседании, в частности, выслушанные судом показания потерпевших и свидетелей.

Часть 1 ст. 281 УПК (в редакции Федерального закона от 4 июля 2003 г.) указывает на исключения из общего правила, которые обозначены как неявка в судебное заседание свидетеля или потерпевшего.

Для оглашения показаний не явившегося свидетеля или потерпевшего необходимо согласие сторон, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК.

В ч. 3 ст. 15 УПК подчеркивается: «Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав». В соответствии с этим суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе вправе принять решение об оглашении ранее данных показаний потерпевшего или свидетеля, не явившегося в судебное заседание в случае смерти потерпевшего или свидетеля, тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову в суд, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд. Обязанность представить суду документы, свидетельствующие об обстоятельствах, указанных в ч. 2 ст. 281 УПК РФ, безусловно, возлагается на государственного обвинителя. Примечательно, что законодатель в новой редакции ст. 281 отменил в случаях, предусмотренных ч. 2 этой статьи, такое условие, как согласие сторон.

В соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. Это означает, что именно сторона должна решать, есть ли существенные противоречия между ранее данными показаниями и показаниями в суде. Суд не вправе отказывать в исследовании ранее данных показаний, если поступило ходатайство стороны. Облекая свое решение в форму постановления или определения, суд указывает, полностью или частично должен быть оглашен протокол допроса. Оглашенные показания могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании.

Материалы, являющиеся приложением к протоколам допросов (аудио- и видеозапись, фотографии, схемы), могут быть продемонстрированы только после оглашения показаний (ч. 5 ст. 281 УПК).

В ст. 282 рассматривается случай вызова в суд для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования. Этот допрос не связан с назначением и проведением судебной экспертизы. Цель допроса эксперта — разъяснение или дополнение данного им заключения. Эксперт может быть вызван по ходатайству сторон или по инициативе суда.

При допросе в суде эксперт может привести новые доводы, усилить аргументацию, дать ответы на не поставленные во время предварительного расследования вопросы, не требующие специального исследования. Эксперта допрашивают в суде по общим правилам. Председательствующий предупреждает его об ответственности за отказ от дачи показаний и за заведомо ложные показания (об ответственности за заведомо ложное заключение эксперта предупреждают на предварительном следствии). Вопросы эксперту после оглашения его заключения могут задавать все участники судебного разбирательства, причем первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза на предварительном следствии. Следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 205 УПК эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной экспертизы. Ответы эксперта подлежат занесению в протокол судебного заседания. Их оценивают вместе с заключением эксперта.

Если по какой-либо причине эксперт, участвовавший в проведении экспертизы в ходе предварительного расследования, не может явиться в судебное заседание, а стороны или суд нуждаются в разъяснении или дополнении экспертного заключения, следует назначить производство судебной экспертизы в соответствии со ст. 283 УПК РФ.

Экспертиза проводится в судебном заседании по инициативе сторон или суда только по соответствующему постановлению или определению. Этому предшествует постановка сторонами в письменном виде вопросов эксперту, оглашение и обсуждение вопросов сторонами. Окончательную редакцию вопросов и их перечень суд формулирует в определении или постановлении. Суд может отклонить вопросы, не относящиеся к делу или не входящие в компетенцию эксперта, сформулировать новые вопросы. Экспертиза может быть назначена в любой момент судебного следствия после определения в соответствии со ст. 274 УПК порядка исследования доказательств. Однако обычно сторонам и суду к моменту назначения экспертизы требуется исследовать в судебном заседании обстоятельства, необходимые для дачи экспертом заключения, и лишь после этого сформулировать в письменном виде вопросы эксперту.

Эксперт дает заключение в письменном виде от своего имени на основании исследований, проведенных им в соответствии с его специальными познаниями, и несет за данное им заключение личную ответственность (ст. 57 УПК РФ). Порядок проведения экспертизы указан в ст. 195 УПК и других статьях гл. 27.

Чтобы определить, что нужно для устранения противоречий или разъяснения, дополнения заключения — допрос эксперта или назначение экспертизы, исходят из следующего. Если для устранения противоречий или разъяснения либо дополнения заключения требуется проведение нового исследования, назначается экспертиза. Если эксперт готов дать разъяснения без проведения новых или дополнительных исследований, проводится его допрос.

По смыслу ч. 1 ст. 207 УПК экспертиза, как дополнительная, так и повторная, назначается только после дачи экспертом заключения в судебном следствии, если недостатки заключения не удалось устранить путем его допроса.

В судебном заседании можно осматривать как вещественные доказательства, осмотренные в ходе проведения предварительного расследования, подвергшиеся экспертному исследованию, так и представленные в суд. Целью осмотра может быть проверка подлинности вещественных доказательств, неизменности их свойств с момента осмотра на предварительном расследовании.

Лицам, которым предъявлены вещественные доказательства, могут быть заданы вопросы по поводу осматриваемых предметов. Заявления лиц, которым предъявлены вещественные доказательства, как и результаты осмотра, заносятся в протокол судебного заседания.

Принимая решение по делу, суд может ссылаться в нем лишь на материалы, которые исследовались в судебном заседании. Это означает, что необходимые сторонам или суду документы были оглашены в судебном заседании и участники процесса могли делать заявления, обращать внимание суда, допрашивать составителей документов или лиц, располагающих какими-либо сведениями о документе.

Оглашению подлежат не все документы, находящиеся в деле, а лишь те, которые, по мнению сторон и суда, могут повлиять на решение по делу. Суд, учитывая мнение сторон, оглашает документы полностью или частично, указывая на это в определении или постановлении.

В определении или постановлении о приобщении к уголовному делу документов должны быть сведения об источнике появления документа, признанного доказательством по делу. Документ должен быть исследован, как и другой предмет, о приобщении которого в качестве доказательства ходатайствуют стороны. Документы, приобщенные к уголовному делу, оцениваются по общим правилам оценки доказательств.

Опрос председательствующим сторон об их желании дополнить судебное следствие означает, что, по мнению суда, все доказательства в судебном заседании исследованы. Если стороны ходатайствуют о продолжении судебного следствия, суд обязан разрешить каждое из заявленных ходатайств, включая те, которые были отклонены на более ранних этапах судебного разбирательства (ч. ч. 1, 2 ст. 271 УПК). Суд, например, не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271).

В случае удовлетворения заявленных ходатайств суд обязан принять меры к их выполнению. Для этого возможно объявление перерыва или отложение рассмотрения дела для продолжения судебного следствия.

После того как суд рассмотрел поступившие от сторон ходатайства о дополнении судебного следствия и стороны не заявили о его дополнении, председательствующий объявляет судебное следствие оконченным и переходит к прениям сторон.

Судебные прения — самостоятельный этап судебного разбирательства, на котором наиболее ярко проявляется принцип состязательности. Профессиональные участники судебных прений — государственные обвинители и адвокаты-защитники произносят речи, в которых анализируют и обобщают обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, пытаются повлиять на решение вопросов, которые суд будет разрешать при постановлении приговора. Остальные участники процесса также имеют возможность высказать свое мнение в ходе прений.

Анализ уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК, и о преступлениях, совершенных преступными организациями, показывает, что в большинстве случаев суды исключали при постановлении приговоров квалификацию действий подсудимых по ст. 210 УК, а совершенные преступления квалифицировали как совершенные организованной группой, а не преступным сообществом. Так, из пяти дел, рассмотренных с 1997 по 2002 г. Нижегородским областным судом, приговор только по одному делу содержал осуждение по ст. 210. В дальнейшем и этот приговор был изменен судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая исключила квалификацию действий осужденных по ст. 210.

Почти аналогичная ситуация сложилась по уголовным делам, рассмотренным за тот же период Новосибирским областным судом. Так, в 1998 г. этим судом был вынесен приговор, которым Б. и другие (всего 11 человек) были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 210, 186 УК. Однако этот приговор был впоследствии отменен судебной коллегией Верховного Суда РФ. При повторном рассмотрении уголовного дела Новосибирский областной суд оправдал подсудимых по ст. 210.

И Нижегородский, и Новосибирский областные суды указали в приговорах, что органами предварительного следствия и государственным обвинителем было доказано лишь совершение преступлений организованными группами, а не преступными сообществами. Преступное сообщество, как изложено в приговорах, должно отличаться гораздо более высокой степенью организованности и сплоченности, более разветвленными структурными связями, чем организованная группа.

Таким образом, квалификация действий обвиняемых по ст. 210 УК во многом зависит от оценочных категорий и от их понимания судьями. Вызывает определенное недоумение и сложившаяся судебная практика. Например, в то время как Московский областной суд неоднократно признавал подсудимых виновными в организации преступного сообщества, созданного с целью сбыта наркотических средств, и в участии в деятельности этого сообщества, Новосибирский, Нижегородский, Кемеровский и другие областные суды при таких же обстоятельствах квалифицировали действия подсудимых как совершенные организованными группами.

Представляется, что для установления единообразия в судебной практике необходимо принятие Пленумом Верховного Суда РФ специального постановления.