Отмывание» денег

04-03-19 admin 0 comment

Колб Б.
Законность, 2004.


Б. Колб, Московский государственный открытый университет.

В 1996 г. в УК РФ появился новый состав преступления — «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем» (ст. 174).

Через 5 лет, в 2001 г., состав этого преступления был существенно изменен. Во-первых, он был разделен на два состава, что позволило разграничить субъекты преступления: ст. 174.1 говорит об ответственности лица, которое приобрело вышеназванные средства и теперь их отмывает; ст. 174 — об ответственности лица, которое содействует другим в отмывании этих средств.

Но главное изменение заключается в том, что предмет правонарушений сужен: теперь для состава преступления необходимо установить, что денежные средства или иное имущество были приобретены преступным путем, в то время как прежде говорилось о приобретении незаконным путем.

Кроме этого, в основной состав включено указание на размер отмываемых средств — «в крупном размере». Прежде указание на размер было не конструктивным элементом преступления, а только квалифицирующим. Крупный размер определен суммой, превышающей 2 тыс. минимальных размеров оплаты труда <*>. Это сужает круг уголовно наказуемых деяний и ориентирует на противодействие операциям, наиболее опасным для общества.

———————————

<*> Из расчета МРОТ = 600 руб. и $ = 30 руб., крупный размер порядка $ 40 тыс.

Деньги — универсальный экономический инструмент, который можно использовать во вред и во благо. Но когда деньги приобретены в результате преступления — это безусловное зло. Такова юридическая позиция любого государства.

Криминологи указывают, что большие деньги, полученные преступным путем, используют не только на финансирование и расширение преступной деятельности, но и для проникновения криминала в законодательную и исполнительную власть.

Суть отмывания заключается в том, чтобы замаскировать источник, происхождение и право собственности на деньги и имущество, приобретенные преступным путем, сделать так, чтобы источник этих средств невозможно было отследить.

Возможно, что термин «отмывание» появился потому, что американский гангстер Аль Капоне создал фирму автоматических прачечных, через которую «отмывались» доходы от преступной деятельности путем смешивания их с легальной выручкой.

Трудность борьбы с такими преступлениями определяется в основном двумя причинами: высокой латентностью и сложностью доказывания. Латентность обусловлена тем, что характер преступной деятельности (коррупция, торговля наркотиками, оружием и т.п.) не порождает «потерпевших». Сложность доказывания определяется тем, что эти преступления являются «вторичными»: прежде надо доказать факт преступления, в результате которого приобретены отмываемые деньги и имущество.

Возможны два варианта начала расследования отмывания. Первый — раскрыто преступление, в результате которого приобретены деньги и имущество, которые затем легализованы. В этом случае проблем в доказывании и квалификации нет — два реальных состава. Второй вариант гораздо сложнее: есть информация об отмывании денег, но конкретное преступление (источник этих денег) неизвестно. В этом случае главная задача — обнаружить преступление, источник отмываемых денег.

При этом нужно иметь в виду, что не каждое преступление может быть источником легализуемых средств. Законодатель исключил из их числа преступления, предусмотренные ст. 193 УК (невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте), ст. 194 (уклонение от уплаты таможенных платежей), ст. 198 (уклонение физического лица от уплаты налогов), ст. 199 (уклонение юридического лица от уплаты налогов).

Различают три метода легализации добытых преступным путем денег: 1) запутывание следов; 2) искажение отчетности; 3) заключение фиктивных договоров. Разумеется, возможны их комбинации <*>.

———————————

<*> См.: Крепышева С.К. Формирование прогностической методики расследования преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) преступных доходов: Дис. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001.

Для специалистов в области уголовного права наибольший интерес представляет выяснение содержания самого понятия «легализация (отмывание)» применительно к ст. ст. 174 и 174.1 УК. Сам этот термин имеет международное применение и в быту достаточно понятен. Но научное понимание и бытовое редко совпадают.

Законодатель определил содержание этого понятия как совершение финансовых операций и сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем.

Если понятие «сделка» определено в ГК РФ (ст. 153) и понятно каждому юристу, то понятие «финансовые операции» в гражданском праве не определено, хотя финансовые отношения, основанные на договорах, регулируются этой отраслью права.

Неопределенность понимания «финансовых операций» уменьшится, если мы обратимся к понятию «финансы». Из специальных справочников <*> мы узнаем, что «финансы» в интересующем нас аспекте имеют два значения: 1) практика обращения с деньгами и управление ими; 2) капитал, участвующий в каком-либо проекте; в первую очередь капитал, который надо получить, чтобы начать новое дело.

———————————

<*> Финансы. Оксфордский толковый словарь. М., 2000; Бизнес. Оксфордский толковый словарь. М., 1995.

С учетом этого отметим, что указания на финансовые операции и сделки содержатся в обеих упомянутых статьях УК, но в ст. 174.1 это содержание легализации дополнено еще указанием на использование этих средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности. Такое дополнение становится понятным, если вспомнить, что в этой норме идет речь об ответственности лица, которое приобрело эти средства преступным путем.

Законодатель вполне резонно не указывает, для каких целей легализируются средства, полученные преступным путем. Он лишь указывает наиболее вероятные операции, используемые для легализации.

Естественно, возникает вопрос, является ли легализацией приобретение на эти средства для своего пользования (не для последующей перепродажи с целью заметания следов) недвижимости, транспорта и т.п. Здесь мнения юристов расходятся: одни утверждают, что легализации в этом случае нет, поскольку «грязные» деньги обменены на «грязную» собственность. Другие (а также судебная практика) — что это форма легализации. Такое же расхождение во мнениях наблюдается по оценке факта помещения «грязных» денег на счет в банк.

Столь же неоднозначен вопрос, в какой степени лицо, содействующее легализации, должно быть осведомлено о преступном происхождении средств. Законодатель говорит, что эти действия должны быть совершены «в целях придания правомерного вида…». По нашему мнению, указание на цель здесь излишне, поскольку она уже определена предшествующим текстом: совершение операций и сделок с денежными средствами и имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем. Дело в том, что нормативный акт — это не учебник, и необоснованное расширение текста часто сужает содержание состава преступления и усложняет его доказывание.

Практически любая легализация «грязных» денег проводится с помощью банков. По словам банкиров, пожелавших остаться неизвестными, маленькие банки, не имеющие достаточной клиентуры, вынуждены зарабатывать на «отмывании». Ведет эти операции кто-либо из руководителей банка. Разумеется, он не знает, в результате какого конкретно преступления получены «отмываемые» деньги. Но его осведомленность, что деньги «отмываются», доказывается анализом объективных обстоятельств: он заведомо нарушает существующие инструкции и правила производства финансовых операций и осуществления сделок, что служит косвенным доказательством его осведомленности о легализации.

Что касается отграничения легализации преступно добытых денег от другого преступления — приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК), то здесь определяющий критерий — смена или сохранение владельца этого имущества. При приобретении или сбыте происходит смена владельца, а при легализации смены владельца нет: имущество, приобретенное преступным путем, остается в фактическом обладании незаконного владельца.