Взаимодействие основных участников уголовного судопроизводства: новые процессуальные условия и организационные потребности

04-03-19 admin 0 comment

Кобзарев Ф.
Российская юстиция, 2003.


Ф. Кобзарев, заведующий кафедрой Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, доцент.

Коренные изменения процедуры уголовного судопроизводства, процессуального положения суда, усиление гарантий прав личности в уголовном процессе, происшедшие в связи с введением в действие УПК РФ, существенным образом повлияли и на взаимоотношения основных участников уголовно-процессуальной деятельности.

На первый взгляд, укрепление доминирующей роли суда, его независимости и самостоятельности, а также превращение суда в «посредника, больше наблюдающего за спором между сторонами», нежели влияющего на его результат, свидетельствует о его дальнейшем обособлении от других участников судопроизводства и ослаблении взаимных связей с ними. Тем более что участие во взаимодействии нередко связывается с утратой субъектом самостоятельности и свободы выбора действий.

Однако взаимодействие как универсальная форма движения и развития любой материальной системы в полной мере свойственно системе уголовного судопроизводства, совершенствование которой обусловливает необходимость изменения содержания взаимодействия его участников. Взаимодействию в уголовно-процессуальной сфере присущи как общие черты социального взаимодействия, так и определенные особенности.

Фактически весь уголовный процесс состоит из взаимных отношений (связей) его участников. Эти отношения, отличаясь многочисленностью и разнообразием, в зависимости от урегулированности нормами права носят правовой (преимущественно процессуальный) или организационный характер и выстраиваются не только на основе сотрудничества, взаимопомощи и содействия друг другу, но и на началах противоречия (соперничества, состязательности) сторон.

Кроме того, как и любое взаимодействие, позитивное взаимодействие участников уголовного судопроизводства имеет место и тогда, когда при совместной деятельности действия одного из участников сообразуются с потребностями, учитывают интересы и приносят пользу другому. Причем получаемая выгода от взаимных действий может выражаться в решении собственных задач одним участником взаимодействия за счет потенциала, возможностей другого участника.

Одним из важных компонентов рассматриваемого взаимодействия является обеспечение правильного сочетания полномочий, методов и средств участников для достижения эффективности взаимосвязанной деятельности, в данном случае — эффективности уголовного правосудия. Поэтому такие новеллы уголовно-процессуального закона, как распространение полномочий суда по предварительному судебному контролю за деятельностью органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование в ходе досудебного производства, обязательное участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения судом первой и апелляционной инстанций, а также и другие изменения повлекли за собой расширение сферы взаимодействия суда и иных участников.

Развитию взаимных отношений суда и других органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс, способствует также установление в УПК РФ общих для них целей, а именно: обеспечение защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Более того, следователь и дознаватель впервые оказались в условиях необходимости процессуального взаимодействия с судом, в процессе которого они с согласия прокурора для решения собственных задач по изобличению лица в совершении преступления используют возможности суда для получения разрешения на совершение ряда процессуальных действий или выполняют поручения прокурора о поддержании ими обвинения в суде.

Как известно, главным условием любого взаимодействия является четкое разделение функций субъектов взаимных действий, самостоятельность в выборе решений, недопущение вмешательства в компетенцию другого субъекта.

По новому УПК РФ разделение функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела рассматривается в качестве основополагающего начала, вытекающего из принципа состязательности сторон и являющегося одним из основных принципов уголовного процесса. Для взаимодействия основных участников уголовного судопроизводства это означает недопустимость прежде всего смешивания функций обвинения и разрешения уголовного дела.

Соблюдение этого условия взаимодействия состоит в том, что, с одной стороны, судья становится «процессуально независим при разбирательстве конкретного уголовного дела от прокурора-обвинителя и идеи обвинения», он не обязан содействовать обвинению, а с другой стороны, суд в судебном заседании выступает в роли организатора совместной деятельности сторон обвинения и защиты, состоящей в их соперничестве, противоборстве друг другу. При этом задача суда состоит в обеспечении сбалансированности взаимодействия сторон обвинения и защиты путем предоставления им равных возможностей доступа к правосудию, осуществления их прав в соответствии с установленными правилами и процедурами судебного разбирательства.

В этом случае каждый из участников взаимодействия (к примеру, прокурор и защитник) на условиях равенства их положения и отстаивая собственные интересы в результате обоюдных действий усиливает или ослабляет свои позиции (обвинения или защиты), а также, ведя очный профессиональный спор в судебном заседании, содействует суду в принятии им законного и обоснованного решения.

Важность такого взаимодействия состоит в том, что состязательность в уголовном процессе — это не только отношение сторон обвинения и защиты, но и их отношения с судом, так как именно «в споре рождается истина» и в конечном счете осуществляется судом справедливое правосудие.

Несколько иной характер взаимодействия суда и прокуроров проявляется при реализации ими функций по судебному контролю и надзору за процессуальной деятельностью органов расследования. В таких ситуациях полномочия и средства прокурорского надзора за законностью процессуальных действий при производстве по уголовному делу дополняются деятельностью суда по контролю за соблюдением конституционных прав и законных интересов лиц и организаций, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Примером такого сочетания полномочий прокуроров и суда может служить их деятельность при проверке законности и обоснованности задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.

Исходя из требований закона, задержанное лицо (или его защитник) вправе обжаловать задержание как должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование и надзор, так и непосредственно в суд или параллельно в несколько инстанций. При этом, как правило, обращение за судебной защитой для задержанного является более предпочтительным.

Однако вполне очевидно, что при существующей системе судебной проверки жалоб, ограниченности средств и неоперативности методов судебного контроля в досудебном производстве является маловероятной возможность суда в срок нахождения подозреваемого под стражей (даже в максимальный срок 48 часов) проверить законность и обоснованность задержания этого лица.

Соответственно более оперативным, а значит, и более эффективным в данном случае будет использование полномочий и средств прокурорского надзора, с помощью которых при установлении незаконности содержания задержанного прокурор должен незамедлительно принять меры к освобождению такого лица.

Если же по каким-либо причинам он не выявит нарушений законности задержания, то судебная проверка будет дополнительной гарантией обеспечения прав и законных интересов указанного лица.

К числу вопросов, решение которых по вновь принятому УПК РФ влечет за собой необходимость процессуального взаимодействия участников судопроизводства в форме совместной деятельности, также относятся:

применение особого порядка судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (глава 40 УПК РФ);

осуществление производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (глава 52 УПК РФ);

судебное разбирательство в апелляционной инстанции (глава 44 УПК РФ);

рассмотрение судом ходатайства об избрании мерой пресечения заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей и ряд других.

Адаптирование судей, прокуроров, адвокатов и других участников к изменившимся условиям уголовного судопроизводства неразрывно связано с организационным обеспечением этого процесса. В отличие от процессуального взаимодействия возникновение и развитие организационных форм взаимодействия связано не с требованиями закона, а с осознанием участниками потребности сотрудничества на основе взаимопомощи и содействия друг другу для более эффективного достижения общих целей.

Организационное взаимодействие неразрывно связано с процессуальным, вытекает из него и направлено в конечном счете на его обеспечение.

Вместе с тем оно имеет и самостоятельное значение. Потребность в организационном взаимодействии обусловлена необходимостью:

выработки единообразного применения норм закона;

формирования стабильной правоприменительной практики;

устранения пробелов, противоречий, юридических недостатков УПК РФ;

выстраивания и реализации уголовно-правовой политики государства.

Перечисленные обстоятельства влияют и на формы организационного взаимодействия основных участников судопроизводства, особенно прокуратуры и суда. Наряду со взаимным обменом информацией о состоянии преступности, практике назначения наказаний, судимости, взаимном использовании материалов судебной, прокурорской и следственной практики, о проведении совместных мероприятий по повышению квалификации, по разработке законопроектов, получили распространение и иные формы сотрудничества.

Так, в период подготовки к введению в действие УПК РФ и на первых этапах деятельности по его применению практиковалось образование на уровне субъектов Федерации межведомственных рабочих групп по разрешению проблем правоприменительной деятельности в составе представителей органов судебной власти, прокуратуры, следствия, адвокатуры; проводились научно-практические семинары, конференции, «круглые столы»; готовились и издавались совместные информационные письма, обзоры, рекомендации; организовывались дежурства судей, прокуроров, адвокатов для более оперативного решения вопросов об аресте, о продлении сроков содержания под стражей и принятия иных решений в ходе досудебного производства.

Ряд этих форм взаимодействия остается актуальным и в настоящее время и требует дальнейшего совершенствования. Не случайно в Положении о Совете при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия от 11 августа 2003 г. одной из главных целей его создания названо «расширение взаимодействия федеральных органов судебной власти, органов судейского сообщества, организаций и учреждений, осуществляющих деятельность в области права».

Этим подчеркивается значимость развития делового сотрудничества в уголовно-процессуальной сфере и необходимость формирования более совершенного механизма взаимодействия основных участников уголовного судопроизводства.