Конкуренция уголовно-правовых норм в делах о взяточничестве и должностных преступлениях

04-03-19 admin 0 comment

Воронин В.
Электронный ресурс, 2003.


В. Воронин, судья Промышленного районного суда г. Оренбурга.

Получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе образует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 290 УК РФ, а получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие) образует состав преступления, предусмотренный уже ч. 2 ст. 290 УК.

Общественная опасность данных преступлений состоит прежде всего в том, что должностное лицо, злоупотребляя своим служебным положением, превращает занимаемую им должность и вытекающие из нее возможности в средство незаконного обогащения.

В зависимости от того, какие именно действия (бездействие) совершаются за взятку, можно выделить два вида взяток: взятка с простым составом — вручается должностному лицу за совершение или ускорение законного действия, находящегося в компетенции последнего, либо за попустительство или покровительство; взятка со сложным составом, обремененная квалифицирующим признаком, — вручается должностному лицу за совершение какого-либо запрещенного законом действия, связанного с его возможностями по занимаемой должности.

Таким образом, простой состав преступления возможен при двух обязательных условиях: достоверного установления факта дачи должностному лицу незаконного вознаграждения; достоверного установления того факта, что данное вознаграждение ему дано за использование своего служебного положения в пользу «дающего».

В то же время сложный состав предусматривает три обязательных условия: достоверное установление факта получения должностным лицом незаконного вознаграждения; достоверное установление того факта, что данное вознаграждение ему дано за использование своего служебного положения в пользу «дающего»; достоверное установление того факта, что использование своего служебного положения в пользу «дающего» связано с совершением им незаконного действия, которое является обязательным квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 290 УК.

По простому виду состава взятки особых проблем с правильной квалификаций на практике, как правило, не возникает — в отличие от второго вида взяток, где не все так просто.

Так, Пленум Верховного Суда СССР считал, что «если за взятку должностное лицо совершает незаконные действия, которые образуют состав злоупотребления служебным положением, содеянное должно рассматриваться как реальная совокупность нескольких преступлений и соответственным образом квалифицироваться» (Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1965 г. по делу Новака В.И. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 2. С. 24 — 26).

Пленум Верховного Суда РФ подтвердил такой подход, указав, что «взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений — по ч. 2 ст. 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и т.п.)» (Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 4. С. 19).

Этого же мнения придерживался и профессор Б. Здравомыслов, утверждавший, что если за взятку должностное лицо совершает преступное деяние, то в подобных случаях содеянное квалифицируется по совокупности преступлений (Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001. С. 416).

Однако такую позицию высших судебных инстанций и отдельных ученых трудно признать обоснованной, ибо она противоречит требованиям закона и принципу справедливости, что можно продемонстрировать на конкретном примере.

Гражданин Х., являясь участковым врачом-терапевтом, наделенным правом выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность, и находясь в своем рабочем кабинете, действуя умышленно из корыстных побуждений, после получения определенной денежной суммы от гражданки У. незаконно выдал последней листок нетрудоспособности, временно освобождающий ее от работы, без указания срока. Органами предварительного расследования действия Х., выразившиеся в получении им взятки за совершение незаконного действия в виде злоупотребления должностными полномочиями посредством служебного подлога, были квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 290 УК, ч. 1 ст. 285 УК и ст. 292 УК.

Преступление, предусмотренное ст. 292 УК, устанавливающее ответственность за служебный подлог, в соответствии со ст. 15 УК является преступлением небольшой тяжести и частным случаем злоупотребления должностными полномочиями. Если же в результате служебного подлога, совершенного должностным лицом, существенно нарушены права и законные интересы граждан, организаций или государства, то содеянное надлежит квалифицировать по ст. 285 УК, потому что служебный подлог в данном случае является не целью, а разновидностью и одновременно способом совершения такого противоправного деяния, как злоупотребление должностными полномочиями, которое по своей конструкции с объективной стороны имеет материальный состав и считается оконченным только с момента наступления указанных в законе вредных последствий, т.е. в случае причинения существенного имущественного вреда правам и законным интересам граждан, организаций или государства. Между тем наступление таких существенных вредных последствий при выдаче листка нетрудоспособности органами предварительного расследования не установлено, т.е. не предоставлено надлежащих и достоверных доказательств, подтверждающих реальность, вид и размер вреда. Сам же по себе один лишь факт незаконной выдачи листка нетрудоспособности без указания срока освобождения от работы не может являться надлежащим доказательством существенного нарушения прав и законных интересов неустановленного пострадавшего лица.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 285 УК, устанавливающей ответственность за использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, в соответствии со ст. 15 УК является преступлением средней тяжести. При этом необходимо помнить, что «злоупотребление служебным положением, не причинившее в силу малозначительности существенного вреда государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан, не влечет за собой уголовной ответственности» (Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1963. N 4. С. 9 — 10).

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 290 УК, устанавливающее ответственность за получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие), в соответствии со ст. 15 УК является тяжким преступлением. При этом незаконные действия виновного лица должны быть непосредственно связаны с его должностным положением, так как ч. 2 ст. 290 УК предусматривает уголовную ответственность не просто за получение должностным лицом взятки, а именно за незаконные действия, которые в данном случае заключались только и именно в злоупотреблении подсудимым своими должностными полномочиями участкового врача-терапевта посредством выдачи фиктивного документа, т.е. при помощи служебного подлога. Иных незаконных действий подсудимый не совершал.

Таким образом, в данном случае мы наблюдаем конкуренцию уголовно-правовых норм, ибо если должностное лицо совершит преступление, подпадающее под признаки ст. 285 УК и другой специальной нормы об ответственности за преступление, совершаемое с использованием служебных полномочий, то совокупность преступлений отсутствует, потому что — согласно ч. 3 ст. 17 УК — «если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме», которой в данном случае является наиболее тяжкое из них, т.е. преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 290 УК.

Кроме того, нельзя говорить о наличии такой совокупности также и потому, что в данном случае имеет место одно преступное деяние, состоящее из двух или более действий, но совершаемых одним лицом, в одном месте, в одно время, с одной целью и с единым умыслом, ибо в противном случае будет нарушаться такой основополагающий принцип уголовного права, как принцип справедливости, который гласит, что «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление» (ч. 2 ст. 6 УК).