Юридическая сила доказательств в уголовном судопроизводстве

04-03-19 admin 0 comment

Будников В.
Электронный ресурс, 2003.


В. Будников, директор Урюпинского филиала Волгоградского госуниверситета, кандидат юридических наук, доцент.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство употребляет применительно к доказательствам понятие «сила». Так, например, в соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а в ч. 1 ст. 75 УПК указывается, что юридической силы не имеют недопустимые доказательства, которые поэтому не могут быть положены в основу обвинения, а равно использованы для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания (ст. 73 УПК).

Законодатель не разъясняет понятие и сущность упомянутого термина — «сила доказательства». Более того, в приведенных правовых нормах он, как представляется, использован в разных значениях. Согласно ст. 75 УПК доказательство обладает юридической силой тогда, когда получено с соблюдением установленных законом требований. Если исходить из этого, то юридической силой доказательства необходимо признавать соответствие порядка и условий его получения тем нормативным правилам, которые определены действующим уголовно-процессуальным законодательством.

Вместе с тем для получения полноценного доказательства недостаточно соблюдения одного лишь условия — полного и точного соответствия порядка его формирования нормативным предписаниям. Для этого следует определить также и другие его юридические свойства — относимость и достоверность. В отличие от допустимости, которая характеризует внешнюю, формальную сторону доказательства, относимость и достоверность свидетельствуют о его внутренней доброкачественности, так как устанавливают истинность фактической информации, относящейся к обстоятельствам, имеющим значение для уголовного дела. Поэтому если сведения об обстоятельствах преступного события получены в условиях полного и точного соблюдения всех процедурных правил, но их содержание не соответствует действительности, то вряд ли можно говорить о наличии доказательства, а тем более о его юридической силе.

При отсутствии хотя бы одного из указанных в ч. 1 ст. 88 УПК юридических свойств (относимости, допустимости, достоверности) информация по уголовному делу не приобретает значения доказательства и не может использоваться в этом качестве. Доказательством способны стать только такие сведения, которые относятся к исследуемому преступному событию, правдиво и объективно освещают его, а также получены надлежащим субъектом в установленном законом порядке.

Но и при этом далеко не каждое доказательство, обладающее всеми названными юридическими свойствами, способно иметь юридическую силу и использоваться в качестве процессуального средства доказывания.

Как это, может быть, ни парадоксально на первый взгляд, но даже прямое доказательство не всегда может достоверно установить искомое обстоятельство, скажем, свидетель уверенно указывает на определенное лицо как на совершившее преступление, но при этом отсутствуют другие данные, подтверждающие это, — показания потерпевшего, иных лиц, вещественные доказательства, заключения эксперта; в таком случае показания свидетеля остаются доказательством, не имеющим юридической силы.

Очевидно, для того чтобы правильно сформированное органом предварительного расследования или судом доказательство могло выступать в качестве средства доказывания по уголовному делу, оно должно наряду с относимостью, достоверностью и допустимостью иметь дополнительное свойство, способное придавать ему определенную силу, т.е. возможность воздействовать на формирование внутреннего убеждения субъекта доказывания.

Следует отметить, что доказательность и убедительность конкретного средства доказывания зависит при этом не только от объема содержащейся в нем фактической информации, а прежде всего от ее направленности, а также полноты и глубины освещения конкретных обстоятельств криминального события. Сила каждого отдельного доказательства напрямую определяется тем, насколько убедительны, конкретны, а значит, доказательны содержащиеся в нем сведения.

Убедительность доказательства определяется прежде всего степенью достоверности фактической информации, составляющей его содержание. Чем выше степень соотношения сведений об обстоятельствах преступления с этими обстоятельствами, тем более достоверно и убедительно доказательство. Таким образом, достоверность относимой к конкретному уголовному делу информации прямо влияет на его способность воздействовать на формирование внутреннего убеждения субъекта доказывания.

В соответствии с ч. 1 ст. 17 УПК судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств. Это требует и ч. 1 ст. 88 УПК: все собранные доказательства подлежат оценке в совокупности — с целью определения их достаточности для разрешения уголовного дела.

Нормативное определение возможности принятия процессуального решения по каждому юридическому факту только на основании достаточной совокупности доказательств представляется очень важным. Трудно, а вернее, невозможно доказать наличие или отсутствие любого обстоятельства по уголовному делу при помощи одного отдельно взятого доказательства. В любом случае следует использовать совокупность взаимно проверенных доказательств, поскольку только она способна подтвердить либо опровергнуть любое обстоятельство, входящее в предмет доказывания по уголовному делу. Подобное правило в настоящее время прямо сформулировано пока только в отношении виновности обвиняемого в случае признания им своей вины (ч. 2 ст. 77 УПК). Думается, однако, что его необходимо соблюдать применительно к любому юридическому факту.

Совокупность может состоять лишь из таких доказательств, которые проверены и оценены субъектом доказывания, и в этой связи представлять собой не простой набор отдельно взятых, а систему однородных доказательств, которые взаимосвязаны и взаимно дополняют друг друга. Каждое из находящихся в совокупности доказательств должно обладать способностью проверять юридические свойства (прежде всего относимость и достоверность) других доказательств и в связи с этим усиливать их доказательственное значение, а значит, и юридическую силу.

Таким образом, в совокупности доказательств есть (или, во всяком случае, должно быть) нечто общее, что объединяет и увеличивает их доказательственную силу, которая в условиях правового доказывания приобретает значение юридической. Это, в свою очередь, означает, что в совокупность доказательств может быть включено не любое доказательство, а лишь такое, которое объективно связано с другими доказательствами по уголовному делу. Наличие подобной связи свидетельствует о существовании еще одного юридического свойства доказательства, которое способно превратить его из единичного источника информации, не имеющего определенной юридической силы, в полноценное средство доказывания. Данное свойство, на мой взгляд, вполне логично назвать конвергентностью (от лат. convergo — сближаюсь, схожусь), что означает способность единичного доказательства входить в совокупность однородных доказательств, приобретать в связи с этим доказательственное значение (силу), а также способствовать установлению силы других находящихся в этой совокупности доказательств. Получается, таким образом, что ни одно доказательство не может обладать юридической силой и использоваться в доказывании, если его достоверность не подтверждена еще хотя бы одним однородным доказательством. Например, показания обвиняемого о наличии алиби могут приобрести юридическую силу лишь при подтверждении их истинности другими доказательствами (показания свидетелей, вещественные доказательства и т.п.). В противном случае эти показания, являясь единичным доказательством, не могут использоваться в качестве средства доказывания.

Ни одно доказательство, не обладающее свойством конвергентности, не имеет юридической силы, а значит, не является процессуальным средством доказывания. Это обстоятельство имеет, на мой взгляд, очень важное практическое значение. Должностные лица и государственные органы в сфере уголовного судопроизводства вправе принимать процессуальные решения только на основании надлежащей совокупности доказательств.

Юридической силой могут обладать такие доказательства, которые не просто входят в субъективно определенную следователем или судом совокупность, а увеличивают доказательственное воздействие друг друга в отдельности и всей совокупности в целом. Любой юридический факт может считаться (и быть) доказательным, если для этого было использовано несколько взаимосвязанных, конвергентных доказательств.

В этой связи, думается, нельзя определять совокупность доказательств, достаточную для правильного разрешения уголовного дела, в виде простого математического числа. В целом она должна представлять собою определенный набор совокупностей доказательств, устанавливающих отдельные юридические факты, которые входят в предмет доказывания. И чем более тесная связь существует между средствами доказывания этих фактов, тем более убедительна и вся совокупность доказательств по уголовному делу в целом.

Таким образом, в качестве средства доказывания по уголовному делу может быть использовано не каждое доказательство. Для этого оно должно быть проверено и оценено при помощи других доказательств. Лишь после того как субъект доказывания признает его полную конвергентность, доказательство может образовать с другими такими же доказательствами надлежащую совокупность и только в ее рамках приобрести юридическую силу, т.е. объективно обусловленную правовую способность формировать внутреннее убеждение по поводу доказанности обстоятельств преступления. Можно сказать, что, находясь в конкретной совокупности, доказательство становится при этом и индивидуально более значимым. Однако, если конвергенция каким-то образом нарушена, юридическая сила совокупности доказательств может быть нивелирована до ничтожности. Именно поэтому в практике доказывания по уголовным делам чрезвычайно важно не только сформировать систему однородных доказательств, но также сохранить ее и надлежащим образом использовать в принятии процессуальных решений.