Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав по новой редакции статьи 146 УК

04-03-19 admin 0 comment

Вощинский М.
Российская юстиция, 2003.


М. Вощинский, прокурор управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры РФ.

Не вызывает сомнения, что проблема защиты интеллектуальной собственности является для России чрезвычайно актуальной. Одним из многих факторов, обусловливающих высокий уровень правонарушений в этой сфере, является и несовершенство уголовного законодательства. В этой связи Государственной Думой 7 марта 2003 г. принят Федеральный закон «О внесении изменения в ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации», подписанный Президентом РФ 8 апреля 2003 г. и 11 апреля сего года вступивший в силу.

Итак, какие же изменения внесены в ст. 146 УК РФ? Во-первых, изменилась юридическая конструкция статьи: если ранее в ней было две части, то теперь их три.

Часть 1 ст. 146 УК в редакции 1996 года устанавливала ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно присвоение авторства, если эти деяния причинили крупный ущерб. Часть 2 являлась квалифицированным составом по отношению к ч. 1.

В новой редакции ч. 1 ст. 146 УК содержится лишь состав присвоения авторства (плагиата), повлекшего причинение крупного ущерба автору или иному правообладателю. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав перешло в ч. 2 статьи, в которой, кроме того, криминализированы приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта. Признак крупного ущерба заменен в ч. 2 на крупный размер. Часть 3 устанавливает ответственность за деяния, предусмотренные ч. 2, совершенные неоднократно, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в особо крупном размере, лицом с использованием своего служебного положения. Статья снабжена примечанием, дающим определение крупного размера.

Объект преступления остался без изменения — общественные отношения по реализации человеком и гражданином авторских и смежных прав, гарантированных Конституцией РФ.

Диспозиция ст. 146 УК бланкетная, и для уяснения сущности авторских и смежных прав необходимо обратиться к гражданскому законодательству. Основными нормативными актами, регулирующими рассматриваемые общественные отношения, являются Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г. (далее — Закон), Закон РФ «О правовой охране программ ЭВМ и баз данных» от 23 сентября 1992 г., Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г., Федеральный закон «О техническом регулировании» от 27 декабря 2002 г. Действуют в этой сфере и подзаконные акты — указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, приказы Роспатента.

В соответствии со ст. 1 Закона к объектам авторских прав относятся произведения науки, литературы и искусства, а к объектам смежных прав — фонограммы, исполнения, постановки, передачи эфирного или кабельного вещания. При этом первоначальным субъектом авторских прав является только физическое лицо — автор, который может передать свои исключительные имущественные права юридическому лицу, а субъектами смежных прав изначально могут быть как физические, так и юридические лица: исполнители, производители фонограмм, организации эфирного или кабельного вещания.

В уголовно-правовом смысле авторские и смежные права абсолютно равнозначны — ст. 146 УК в одинаковой степени защищает права авторов и обладателей смежных прав.

Объективная сторона ч. 1 ст. 146 УК заключается в присвоении авторства (плагиате), под которым понимается выпуск чужого произведения под своим именем; издание под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами без указания их фамилий; использование в своих трудах произведений других авторов без ссылки на них и т.п. Формы плагиата многообразны, но его сущность — в нарушении права авторства, предусмотренного ч. 1 ст. 15 Закона, т.е. права физического лица, творческим трудом которого создано произведение, признаваться автором этого произведения.

Не совсем ясно, что имел в виду законодатель, указывая на крупный ущерб, причиненный иному правообладателю.

Право на авторство обладателей смежных прав Законом не предусмотрено, соответственно и плагиат в отношении объектов этих прав невозможен. В соответствии с ч. 2 ст. 29 Закона по наследству право авторства не переходит — наследники автора лишь вправе осуществлять защиту данного права, являющегося бессрочным. Таким образом, потерпевшим по ч. 1 ст. 146 УК может быть только автор — физическое лицо. В случае смерти автора потерпевшими могут быть признаны его наследники, а в определенных случаях — представитель уполномоченного органа Российской Федерации, осуществляющего защиту авторских прав.

Состав ч. 1 ст. 146 УК как был, так и остался материальным, но с учетом того, что причинение крупного ущерба является теперь обязательным элементом только для состава присвоения авторства, он изменился по содержанию. Если ранее суды определяли крупный ущерб прежде всего через имущественные факторы: уменьшение покупательского спроса на лицензионную продукцию, подрыв потребительского рынка, упущенную выгоду правообладателей из-за недополучения денежных средств вследствие приобретения прав на другую продукцию, установление демпинговых цен и т.п., то с изменением закона крупный ущерб может быть определен только через нематериальные признаки, которые также были выработаны судебной практикой: степень нарушения конституционных прав, подрыв деловой репутации вследствие неподконтрольного распространения контрафактных экземпляров с некачественной записью и др. Обусловлено это тем, что право авторства является личным неимущественным правом человека и соответственно его нарушение может повлечь только нематериальные последствия, предусмотренные ст. ст. 151, 152 ГК.

В новой редакции закона четко указано, что ущерб должен быть причинен автору или иному правообладателю. Поэтому причинение ущерба иным лицам не образует состава преступления. Например, в приговоре Мещанского суда г. Москвы от 11 октября 2000 г., которым Ю. и К. были осуждены по ч. 2 ст. 146 УК, одной из составляющих крупного ущерба был назван ущерб репутации Российской Федерации, «поскольку в соответствии с рядом международных конвенций государство взяло на себя обязательство по обеспечению охраны иностранных правообладателей на своей территории». С учетом изменения уголовного закона подобная ссылка была бы необоснованна.

К сожалению, понятие крупного ущерба в ст. 146 УК было и остается сугубо оценочным, и при определении его суд может исходить только из степени нарушения личных неимущественных прав автора.

По ст. 146 УК в редакции 1996 года уголовная ответственность наступала только за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав. В новой редакции ч. 2 ст. 146 УК ответственность установлена также за приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта. В связи с этим возникает вопрос, как соотносятся между собой незаконное использование произведения и приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта?

Право использования произведения на основании ст. 16 Закона относится к исключительным имущественным правам автора, и нарушение этих прав означает незаконное использование объектов авторского права без согласия автора: воспроизведение произведения, импорт произведения, распространение произведения, переработку (т.е. внесение каких-либо изменений в само произведение, в его название или обозначение имени автора; снабжение произведения иллюстрациями, предисловиями, послесловиями или пояснениями), перевод на другой язык, иное использование произведения другими лицами без согласия правообладателя.

Таким образом, незаконные действия по приобретению, хранению или перевозке контрафактной продукции сами по себе не входят в понятие «незаконное использование объектов авторских и смежных прав». Формой такого использования является только незаконное распространение произведений. Ранее, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, подобные деяния можно было квалифицировать лишь как покушение на совершение преступления. Приговором суда Московского района Санкт-Петербурга от 18 января 2000 г. в отношении К. и других было установлено, что осужденные приобретали оптом контрафактные компакт-диски с программами для ЭВМ и затем реализовывали их в принадлежащей им торговой точке. 129 дисков осужденные реализовать не смогли, так как они были изъяты сотрудниками милиции. Действия К. и его соучастников в этой части были квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 146 УК в редакции 1996 года.

По новому закону подобные действия образуют оконченный состав преступления. Что же понимать под приобретением, хранением, перевозкой контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта? Наполнить их конкретным содержанием может только судебная практика, которая будет формироваться не один год.

Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» дано толкование интересующих нас уголовно-правовых терминов, ведь и в новой редакции ч. 2 ст. 146, и в ст. 228 УК «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ» указаны идентичные способы совершения преступления. Полная аналогия здесь, конечно, неуместна, но на основании данного Постановления представляется возможным дать следующие определения.

Приобретением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм надлежит считать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного.

Под хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм во владении виновного (на складе, в торговой точке, в жилище, при себе, если это не связано с их перевозкой, и в других местах). Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности.

Под перевозкой следует понимать умышленные действия по перемещению контрафактных экземпляров произведений или фонограмм из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспортного средства.

Все эти действия должны быть совершены с целью сбыта, под которым следует понимать любые способы возмездной или безвозмездной передачи контрафактных экземпляров произведений или фонограмм другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы распространения.

В соответствии с ч. 3 ст. 48 Закона контрафактными являются экземпляры произведений или фонограмм, изготовление или распространение которых влечет нарушение авторских или смежных прав. Таким образом, контрафактность — чисто юридическое понятие и может быть установлено только следствием и судом; перед экспертом вопрос о контрафактности продукции ставиться не может.

Состав ч. 2 ст. 146 УК стал формальным — признак «крупный ущерб» заменен на «крупный размер».

В данном случае и «стоимость произведений или фонограмм», и «стоимость прав» относятся к количественной характеристике деяния, но не к его последствиям. В описательно-мотивировочной части приговора желательно указывать на понесенные правообладателем убытки, так как в соответствии с п. 1 ст. 307 УПК она должна содержать описание последствий преступления, но на квалификацию содеянного данное обстоятельство никак не влияет.

Из примечания к ст. 146 УК следует, что в крупный размер входит стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость имущественных прав на использование объектов авторского права и смежных прав. При этом возникает вопрос, стоимость каких именно произведений имеет в виду законодатель — контрафактных (изъятых у нарушителя) или соответствующих им лицензионных. В случае исчисления размера исходя из заведомо заниженной «пиратской» стоимости экземпляров произведения размер этот окажется необоснованно малым, кроме того, установить и определить его в условиях противодействия следствию весьма сложно. Согласно существующей мировой практике, которая воспринята и в Российской Федерации, стоимость одного контрафактного экземпляра продукции приравнивается в таких случаях к стоимости одного лицензионного экземпляра той же продукции. Иными словами, расчеты ведутся исходя из стоимости экземпляра продукции, установленной правообладателем.

При исчислении крупного ущерба судебная практика шла именно по этому пути. Например, Зеленоградский окружной (городской) суд г. Москвы в приговоре по делу 3. и Х. от 13 июля 2001 г. указал, что «реальная рыночная стоимость» по состоянию на 23 марта 2001 г. за один экземпляр программы Windows 98 — 177 долларов США, программы Office 97 — 336 долларов США. Так как указанные программы были незаконно установлены на шести носителях, то размер ущерба был определен в 3438 долларов США, т.е. в 98361 рубль 18 копеек. Кроме того, в качестве ущерба был признан и урон деловой репутации корпорации «Майкрософт».

В приведенном примере суд оперировал стоимостью экземпляра произведения, но размер ущерба не всегда может быть определен через стоимость экземпляра. В этом случае суд исходит из стоимости прав на использование объектов авторского права и смежных прав. Так, приговором Мещанского межмуниципального суда г. Москвы от 2 октября 2000 г. Г. и Б. были осуждены по ч. 2 ст. 146 УК за то, что незаконно установили на компьютеры ряда фирм информационные терминалы агентства «Рейтер», в результате чего ЗАО «Рейтер АО» был причинен крупный ущерб на сумму 10192173 рубля, складывающийся в том числе из недополученной абонентской платы за пользование информацией.

Крупный размер в отличие от крупного ущерба не является оценочным понятием. В соответствии с примечанием к ст. 146 УК если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 100 МРОТ, то размер является крупным.

Часть 3 ст. 146 УК является квалифицированным составом по отношению к ч. 2 данной статьи, но не к ч. 1.

Признаки, указанные в п. «а» и в п. «б» ч. 3 ст. 146 УК, определяются через ст. 16 и ст. 35 УК соответственно и не требуют специального рассмотрения.

Критерий определения особо крупного размера, предусмотренного в п. «в» ч. 3 ст. 146, установлен в примечании к статье и составляет 500 МРОТ.

В п. «г» ч. 3 ст. 146 указан специальный субъект — лицо, использующее свое служебное положение. Под таковым понимается не только должностное лицо государственных органов, но и любые другие лица, использующие свои служебные возможности в целях совершения преступления. Подобное толкование данный признак получил в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». Ответственности по п. «г» ч. 3 ст. 146 УК подлежат и директора компаний, и даже простые продавцы, совершившие деяния, описанные в ч. 2 ст. 146 УК.

Максимальная санкция, предусмотренная ч. 3 ст. 146 УК, осталась прежней — 5 лет лишения свободы, в виде дополнительного наказания предусмотрена конфискация имущества. Однако в соответствии с ч. 2 ст. 52 УК данный вид наказания устанавливается только за тяжкие и особо тяжкие преступления, к каковым рассматриваемое деяние в соответствии со ст. 15 УК не относится.

Как следует из ч. 3 ст. 20 УПК, к делам частно-публичного обвинения относятся лишь дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 146 УК, в связи с чем по жалобе потерпевшего теперь возбуждаются только дела о плагиате. Уголовные дела о незаконном использовании объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта (ч. ч. 2, 3 ст. 146 УК) перешли в разряд дел публичного обвинения.