Некоторые вопросы применения особого порядка судебного разбирательства

04-03-19 admin 0 comment

Демидов В.
Российская юстиция, 2003.


В. Демидов, судья Верховного Суда РФ, секретарь Пленума, кандидат юридических наук.

Включение в новый УПК РФ главы 40 «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением» представляется совершенно правильным, если иметь в виду, что по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести при условии, что обвиняемый не оспаривает обвинение, нет необходимости проводить судебное разбирательство в полном объеме, как это предусмотрено главами 36 и 37 УПК РФ.

Иными словами, по указанной категории уголовных дел, по которым обвиняемые согласны с предъявленным им обвинением, проведение судебного заседания в сокращенной форме является несомненно оправданным, поскольку тем самым достигается процессуальная экономия, позволяющая сберечь время, силы и средства участников уголовного судопроизводства.

Сама по себе эта форма уголовного процесса не нова. Наиболее широко она применяется в судах США. Как известно, по этой сокращенной форме судопроизводства, называемой соглашением (сделкой) о признании вины, в американских судах рассматривается более 90% уголовных дел. По свидетельству судей этой страны, отсутствие указанной формы судебного процесса привело бы к серьезным негативным последствиям, а именно: к неимоверному росту рабочей нагрузки на суды по рассмотрению дел, с которой они бы не справились.

В основе введенной в УПК РФ сокращенной формы судопроизводства лежит главное — это согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением, что делает излишним исследование при судебном разбирательстве всех имеющихся в деле доказательств. Однако это обстоятельство ни в коей мере не означает, что при такой форме уголовного процесса не действуют или действуют в усеченном виде принципы состязательности и равноправия сторон. Напротив, даже с учетом специфики особого порядка судебного разбирательства реализация в нем указанных принципов имеет не меньшее значение, чем при рассмотрении уголовных дел на общих основаниях.

К сожалению, следует признать, что в УПК РФ указанная сокращенная форма судопроизводства регламентирована недостаточно полно и даже противоречиво. Противоречие усматривается прежде всего в том, что раздел X УПК называется «Особый порядок судебного разбирательства», тогда как из содержания ч. 1 ст. 314 УПК видно, что обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства (об этом же говорится в ч. 2 данной статьи и в ч. 1 ст. 316 УПК).

Отмечая в целом необходимость более четкой регламентации особого порядка судебного разбирательства, что требует внесения в УПК РФ соответствующих изменений и дополнений, остановимся тем не менее на действующих с 1 июля 2002 г. положениях этого Кодекса, согласно которым следует рассматривать уголовные дела по сокращенной форме судопроизводства.

Начальный этап этой формы уголовного процесса находится в досудебном производстве, по окончании которого, а именно после ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК), следователь разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства — в случаях, предусмотренных ст. 314 УПК.

Под этими случаями закон подразумевает: наличие согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего на особый порядок судебного разбирательства; согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и заявление им ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства; что особый порядок принятия решения применим по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы.

В связи с приведенными положениями возникают следующие вопросы. Во-первых, следует ли дознавателю разъяснять обвиняемому его право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства, имея в виду, что глава 32 УПК «Дознание» не возлагает на него такую обязанность? На этот вопрос может быть дан только положительный ответ, поскольку в соответствии с приложением 78 к УПК дознаватель должен разъяснить обвиняемому его права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК, в том числе и его право ходатайствовать о применении указанного порядка судебного разбирательства. Во-вторых, в какой момент производства по уголовному делу возможно установить: согласны ли государственный или частный обвинитель и потерпевший на применение особого порядка судебного разбирательства, учитывая, что в соответствии со ст. 314 УПК право обвиняемого заявить ходатайство о применении указанной формы судопроизводства связывается с наличием согласия на это стороны обвинения? Думаю, что выяснять позицию государственного или частного обвинителя и потерпевшего по данному вопросу следует на предварительном слушании, основанием для проведения которого и явилось названное ходатайство обвиняемого. В-третьих, поскольку в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 315 УПК обвиняемый вправе заявить такое ходатайство на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК, представляется, что с ходатайством о применении особого порядка судебного разбирательства обвиняемый может обратиться в суд уже после ознакомления с материалами дела у следователя (дознавателя), даже если при выполнении требований ст. ст. 217 и 218 УПК он отказался от своего права заявить указанное ходатайство.

Одним из обязательных условий применения рассматриваемого порядка судебного разбирательства является согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением в полном объеме. Поэтому применение указанного порядка производства по делу недопустимо, если обвиняемый согласен лишь с частью обвинения (например, в случае совершения им нескольких преступлений, наказание за каждое из которых не превышает пяти лет лишения свободы, он признает себя виновным в совершении одних преступлений и оспаривает обвинение в другой части). В этом случае производство в суде первой инстанции осуществляется в общем порядке.

Также на общих основаниях должно рассматриваться уголовное дело в отношении нескольких обвиняемых, если хотя бы один из них не согласен с предъявленным ему обвинением, а другие обратились с ходатайством о применении особого порядка судебного разбирательства.

В связи с поступившим ходатайством обвиняемого о рассмотрении дела в порядке, предусмотренном главой 40 УПК, судья (мировой судья) назначает и проводит предварительное слушание согласно требованиям ст. 234 УПК. В ходе предварительного слушания судья выясняет у обвиняемого, подтверждает ли он свое ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства? В случае положительного ответа судья должен выяснить также, не возражают ли государственный или частный обвинитель и потерпевший против указанного ходатайства обвиняемого. При наличии их согласия с этим ходатайством судья в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 314 УПК должен удостовериться в том, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства и что оно было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником. Необходимость столь скрупулезного выяснения этих обстоятельств имеет целью исключить самооговор обвиняемого и убедиться в том, что его согласие с предъявленным обвинением дано без какого бы то ни было влияния извне. В случае, если судья усомнится в добровольности данного обвиняемым согласия с предъявленным ему обвинением либо установит, что не были соблюдены иные предусмотренные ч. ч. 1 и 2 ст. 314 УПК условия, при которых обвиняемым было заявлено указанное ходатайство, он принимает решение о назначении судебного заседания по данному уголовному делу в общем порядке. Такое же решение принимается и в случае, если против заявленного обвиняемым ходатайства возражают государственный или частный обвинитель и потерпевший.

Если к рассмотрению дела по правилам главы 40 УПК препятствий нет, судья по результатам предварительного слушания принимает решение о назначении судебного заседания. Причем о месте, дате и времени судебного заседания стороны должны быть извещены не менее чем за 5 суток до его начала (ч. 4 ст. 231 УПК).

В связи с изложенными правилами проведения предварительного слушания и назначения судебного заседания для рассмотрения дела в порядке, предусмотренном главой 40 УПК, возникает следующий вопрос: оправдан ли упомянутый выше не менее чем пятисуточный разрыв во времени между предварительным слушанием и судебным заседанием для разрешения уголовного дела именно по сокращенной форме судопроизводства? Ведь нельзя не учитывать реалии, с которыми ежедневно сталкиваются суды — это, прежде всего, отдаленность следственных изоляторов от районных судов и судебных участков мировых судей, недостаточно четкая работа конвойной службы по доставке в суды содержащихся под стражей подсудимых, неявка многих адвокатов в судебные заседания ввиду занятости их в других процессах и т.д. Полагаю, что с учетом этих обстоятельств было бы правильнее проводить судебное заседание по рассматриваемой сокращенной форме уголовного процесса на основании постановления о его назначении сразу же после предварительного слушания, имея в виду, что стороны находятся в суде и что повторный их вызов может привести к срыву судебного заседания по указанным выше причинам. Для реализации этого предложения необходимо внести соответствующие изменения и дополнения в УПК РФ.

На предварительном слушании, а также в судебном заседании, проводимом по правилам главы 40 УПК, обязательно участие подсудимого и его защитника. Если защитник не приглашен самим подсудимым, его законным представителем или по его поручению другими лицами, то участие защитника должен обеспечить суд (ч. 1 ст. 315 УПК). Указание в законе на обязательность участия защитника не лишает подсудимого права на отказ от него. В этом случае судья должен, предварительно обеспечив фактическое участие адвоката в заседании суда, удостовериться в том, что отказ обвиняемого (подсудимого) от защитника не является вынужденным. Однако в любом случае, даже если отказ от помощи защитника был добровольным, он не обязателен для суда (ч. 2 ст. 52 УПК).

Хотя глава 40 УПК и не указывает на необходимость проведения подготовительной части судебного заседания, очевидно, что судья, тем не менее, должен выполнить требования, предусмотренные ст. ст. 261 — 263, 265 — 268, 271, 272 УПК.

По смыслу ст. 316 УПК при особом порядке судебного разбирательства судебное следствие не проводится. Вместе с тем из содержания ч. 2 этой статьи следует, что судья может прийти к выводу об обоснованности обвинения, с которым согласился подсудимый, только после его допроса, а также допроса потерпевшего непосредственно в судебном заседании. Кроме того, поскольку в этой же норме говорится о необходимости подтверждения обвинения собранными по уголовному делу доказательствами, не исключается и их исследование в суде (например, путем оглашения протоколов осмотра места происшествия, обыска). Наряду с этим стороны могут ходатайствовать о приобщении к уголовному делу дополнительных материалов (характеристик на подсудимого и потерпевшего, различных справок, имеющих значение для дела и т.д.). Очевидно, что достоверность этих документов перед приобщением к уголовному делу может быть подтверждена лишь после их исследования в судебном заседании. Кроме того, до удаления судьи в совещательную комнату для постановления приговора ему, как представляется, следует выслушать мнение сторон, в частности по вопросу о мере наказания подсудимого, и его последнее слово.

Таким образом, даже при сокращенной форме рассмотрения уголовного дела допустимо судебное следствие в ограниченных пределах в целях постановления законного, обоснованного и справедливого приговора. Думаю, что это предложение следовало бы реализовать путем внесения соответствующих дополнений в главу 40 УПК.

В случае, если в ходе судебного заседания подсудимый вопреки ранее высказанному согласию с предъявленным ему обвинением станет оспаривать его, то судья должен вынести решение о назначении судебного заседания для рассмотрения данного уголовного дела в общем порядке. Существенное отличие сокращенной формы судебного разбирательства от порядка разрешения дел на общих основаниях заключается и в том, что назначаемое подсудимому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Если подсудимому предъявлено обвинение в совершении нескольких преступлений небольшой и (или) средней тяжести, то наказание за каждое из них назначается не свыше двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания за это преступление, а по совокупности преступлений — по правилам ст. 69 УК.

Так же должен решаться вопрос и при наличии совокупности приговоров, т.е. за данное преступление назначается наказание с учетом требований ч. 2 ст. 316 УПК, а по совокупности приговоров — на основании ст. 70 УК. Что касается назначения наказания по правилам, предусмотренным ст. 62 и ч. 2 ст. 68 УК, то и в этих случаях следует исходить не из максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, а из двух третей этого срока или размера наказания.

Поскольку в соответствии с главой 40 УПК приговор выносится с учетом того, что подсудимый согласился с предъявленным ему обвинением, это судебное решение не может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК. Иными словами, стороны не вправе обжаловать приговор в суд второй инстанции ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции. По этому основанию недопустимо обжалование приговора и в порядке надзора. Такие жалобы либо представления, поступившие в суд апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, подлежат возвращению заявителям без рассмотрения с указанием на допущенное ими нарушение требований ст. 317 УПК.

Таковы лишь некоторые соображения по поводу особого порядка судебного разбирательства, установленного главой 40 УПК. Есть основания полагать, что эта новая форма уголовного судопроизводства, реально стимулирующая лиц, виновных в совершении преступлений, к согласию с предъявленным обвинением, получит дальнейшее развитие.