Предприниматель в уголовном процессе

04-03-19 admin 0 comment

Князев А.
Бизнес-адвокат, 1997.


А. Князев, адвокат Юридической консультации N 63 Межреспубликанской коллегии адвокатов.

От сумы и от тюрьмы зарекаться не принято. Но убежать или свести то или иное зло к минимуму можно.

В этой статье мне бы хотелось рассмотреть не столько правовые аспекты уголовно — процессуального права, сколько психологические моменты и некоторые типичные ошибки, которые допускают бизнесмены, попадая в непривычное и неприятное для них положение подозреваемого, обвиняемого и подсудимого. Здесь будут приведены примеры «живых» уголовных дел из моей адвокатской практики и практики моих коллег из Юридической консультации N 63 Межреспубликанской коллегии адвокатов.

В консультацию обратилась жена бизнесмена С., который был взят под стражу по пустяковому делу. Последнее обстоятельство меня весьма удивило, поскольку мерой пресечения подобных правонарушений обычно является подписка о невыезде. Когда я посетил своего клиента в следственном изоляторе, побеседовал со следователем и ознакомился с материалами дела, картина прояснилась полностью.

С. был обвинен в преступлении средней тяжести и находился на свободе, его делом занималась межрайонная прокуратура г. Москвы. За помощью и советом он обратился к своему соседу — бывшему сотруднику милиции. Этот «специалист» посоветовал ему всячески избегать вызовов на допрос, уехать на время из города, и тогда дело якобы закроется само собой. В течение более чем двух месяцев следователь выписывал, посылал повестки и звонил жене С., которая говорила ему, что не может быть и речи о том, чтобы тот пришел на допрос в прокуратуру. Сроки расследования по делу С. подошли к концу, следователь заочно арестовал предпринимателя и объявил его в федеральный розыск. Через несколько дней С. был задержан и взят под стражу.

Дело С. было перспективным в плане прекращения на предварительном следствии. С помощью опытного адвоката это было сделать нетрудно. Но уклонение от следствия всегда характеризует человека перед судом как виновного. Не виноват, так зачем бегал? Поэтому в сложившейся ситуации предстояло добиться условного наказания для С. Более пяти месяцев предприниматель провел в тюрьме и на суде был освобожден из-под стражи. Это стоило адвокату, родственникам и друзьям немалых усилий. А ведь все было бы намного проще и легче, если бы С. выполнил законные требования следователя, а не слушал «добрых» советов соседа.

Адвокату часто бывает легче работать с людьми малообразованными, неуверенными и закомплексованными. Они боятся сказать лишнее слово, во всем слушают своего защитника и доверяют ему. Бизнесменов нельзя отнести к этой категории. Они обычно опытные, тертые, много повидавшие в жизни люди.

С одной стороны, уверенность в себе, оптимизм, напористость, умение отстаивать свои интересы — отличные качества, если они направлены в нужное русло. С другой стороны, желание отстаивать позицию, которая не всегда правильна, неумение перестраиваться в тактике защиты — плохие союзники на суде. Защитнику бывает трудно убедить такого клиента в своей правоте, выработать с ним общую позицию.

Например, руководитель крупного предприятия Н. на судебном заседании, где его судили за мошенничество, начал спорить с судьей, рассказывать лишнее о своем деле, высказывать свое мнение по поводу несовершенства закона, хотя перед этим обсудил со своим защитником возможные варианты ответов на вопросы суда и прокурора. Н. не учел, что в данном случае это был не дружеский разговор, а процесс, где каждое слово заносится в протокол и может быть истолковано не в его пользу. Получилось, что, формально отрицая свою вину, Н. фактически признал совершение преступления. Он был признан виновным и самым весомым доказательством в приговоре были его собственные показания, которые он дал в ходе судебного следствия. Утешиться можно только тем, что Н. было избрано наказание, не связанное с лишением свободы.

Предприниматели привыкли иметь дело с материальными ценностями, это их хлеб. Часто в их среде бытует мнение, что деньгами можно решить любую проблему. В основном это верная точка зрения, но иногда деньги оказывают медвежью услугу.

Владелец ресторана Д. был задержан органами милиции по подозрению в обмане потребителей. Этого преступления Д. не совершал, но, будучи однажды судимым, решил, что ему будет легче откупиться, чем доказать свою правоту. Д. попросил отпустить его и спросил, сколько это будет стоить. Оперативник, который допрашивал Д., сказал, что потребуется две тысячи долларов и разрешил позвонить брату. Через час брат принес в отделение милиции требуемую сумму. Д. находился в камере для задержанных. Дежурный, который должен был наблюдать за Д., демонстративно отвернулся, и брат передал заключенному деньги. После этого Д. попросил дежурного проводить его к оперативнику и его просьба была удовлетворена. Д. вошел в кабинет и положил пакет с деньгами на стол. Оперативник громко спросил, что там находится? Д. ответил, что это две тысячи долларов, которые он принес за освобождение. Открылась дверь и в кабинет вошли начальник отделения, несколько сотрудников, понятые, эксперт с видеокамерой.

Против Д. прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту попытки дачи взятки должностному лицу. Он был взят под стражу, а позднее осужден к одному году лишения свободы в колонии общего режима. Так как этот год он провел в следственном изоляторе, его освободили в зале суда.

Интересно, что дело об обмане потребителей, за которое был задержан Д., было прекращено за отсутствием состава преступления, а если бы оно даже дошло до суда, максимальным наказанием Д. был бы штраф.

Довольно частой ошибкой подследственных является мнение, что за них попросят, заступятся их влиятельные друзья из различных ветвей власти. К сожалению, мой опыт адвокатской деятельности свидетельствует о том, что, попадая в трудную ситуацию, мы обычно оказываемся нужны только нашим женам и матерям. А ходатайства от влиятельных лиц только злят лицо, проводящее дознание или следствие, вызывает у него негативную реакцию. Для рядового сотрудника правоохранительных органов или органов юстиции мнение непосредственного начальника всегда важнее, чем просьбы депутатов и министров. Я не хочу сказать, что телефонное право перестало существовать в России, но оно приняло совершенно другие формы и не всегда оказывает должное воздействие. Тут надо учитывать подчиненность, взаимодействие и конкуренцию различных служб и многие другие факторы.

Например, прокурор одной из прокуратур г. Москвы принимает просителей таким образом. Просит предъявить документ, переписывает все данные ходатая и просит телефонный номер начальника, чтобы позвонить и узнать, почему должностное лицо пришло просить за обвиняемого и на каком основании вмешивается в дела предварительного или судебного следствия. В большинстве случаев весь разговор заканчивается на этом и никаких просьб больше не поступает.

Предпринимателям, многие из которых являются людьми обеспеченными, не стоит забывать, что многие, в том числе честные сотрудники государственных органов, живут в другом материальном измерении. То, что для человека с достатком бывает обычным явлением, для другого выглядит роскошью и вызывает чувства зависти и несправедливости. По роду своей деятельности сотрудникам правопорядка постоянно приходится сталкиваться с преступной средой закона, и иногда каждого богатого человека они воспринимают как нарушителя закона. Поэтому не стоит кичиться своими машинами, квартирами и дорогими костюмами. Это не только не красиво, но и нередко вредит делу.

Я рассмотрел наиболее характерные ситуации и поведение обвиняемых в ходе расследования по уголовным делам.

Понятно, далеко не всякий предприниматель может менять свою натуру, пусть даже в угоду суду. Но обратиться к услугам опытного адвоката может позволить себе каждый состоятельный человек.