Подследственность уголовных дел об экономических преступлениях

04-03-19 admin 0 comment

Смоляков П.
Законность, 2005.

П. Смоляков, мировой судья Читинского района Читинской области, кандидат юридических наук.

Важнейшая составляющая результативности действия уголовно-правовых норм — эффективность применения уголовно-процессуального закона. Важный элемент такой эффективности составляет подбор оптимальной формы предварительного расследования.

В ч. 3 ст. 150 УПК РФ предварительное следствие признано необязательным по ряду преступлений, в том числе экономических. К числу последних, к примеру, отнесены такие, как: регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170), незаконное предпринимательство (ч. 1 ст. 171), производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ч. 1 ст. 171.1), приобретение и сбыт имущества, добытого незаконным путем (ч. ч. 1 и 2 ст. 175), контрабанда (ч. 1 ст. 188), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194) и др. Уголовные дела о таких преступлениях расследуются в упрощенной форме предварительного расследования — в форме дознания.

Некоторое недоумение вызывает нахождение среди вышеперечисленных таких деяний, расследование которых может представлять значительную трудность. Пример тому — преступления, предусмотренные ст. ст. 188 (ч. 1) и 194 УК.

Часть 1 ст. 188 устанавливает ответственность за контрабанду, т.е. перемещение в крупном размере через таможенную границу России товаров или иных предметов, за исключением указанных в ч. 2 этой статьи, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием. Такие действия наказываются штрафом в размере от 100 до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до пяти лет.

По ст. 194 карается уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, совершенное в крупном размере. В данном случае предварительное следствие не проводится не только по основному, но и по квалифицированному составу этого преступления, согласно которому ответственность наступает за деяния, совершенные уже группой лиц по предварительному сговору или в особо крупном размере (более 1 млн. 500 тыс. руб.). Подобные действия влекут наказание в виде штрафа либо лишения свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Между тем по-иному законодатель отнесся к необходимости предварительного следствия по уголовным делам о так называемых налоговых преступлениях (ст. ст. 198, 199 УК), посчитав его обязательным. При этом следует заметить, что основные составы указанных преступлений в качестве максимального наказания предусматривают соответственно лишь один (ст. 198) или два (ст. 199) года лишения свободы, что мягче санкций за контрабанду и квалифицированное уклонение от уплаты таможенных платежей. И даже квалифицированные составы налоговых преступлений влекут наказание до трех и шести лет лишения свободы соответственно.

При расследовании уголовных дел об уклонении от уплаты налогов нередко возникает необходимость проведения комплексных судебно-экономических и судебно-бухгалтерских экспертиз, допросов сведущих специалистов и многочисленных свидетелей, что требует серьезных затрат времени и усилий. Но по упомянутым причинам аналогичные следственные действия могут понадобиться и при расследовании уклонения от уплаты таможенных платежей. Тем более остра необходимость организации комплексных судебных экспертиз при расследовании, например, торговой контрабанды.

В силу специфики таможенного оформления, которое часто производится вне постоянного места нахождения плательщиков таможенных пошлин и сборов, эти лица, в отличие от обычных налогоплательщиков, нередко оказываются вне досягаемости соответствующего таможенного органа, являющегося одновременно и органом дознания. В результате существенно усложняется и затягивается процесс сбора необходимых доказательств, что не позволяет успешно завершать расследование в укороченные сроки дознания.

Предварительное следствие обязательно и по иным, менее тяжким, нежели контрабанда и уклонение от уплаты таможенных платежей, экономическим преступлениям, среди которых можно назвать преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 184, ч. 1 ст. 185, ст. 185.1 УК.

Не решает проблемы и введенная новой редакцией УПК РФ процессуальная возможность передачи прокурором уголовных дел от дознавателя к следователю по истечении срока дознания.

Сотрудники Следственного комитета при МВД РФ отмечают, что огромное количество переданных таким образом дел изначально оказываются не нужными ни дознанию, поскольку наверняка будут переданы в следствие, ни следствию, так как нагрузка на следователей и без уголовных дел линии дознания почти в два раза превышает нормативно-расчетную. По причине объяснимой нерасторопности дознавателей при организации неотложных следственных действий по уголовным делам, подлежащим направлению следователю, в ряде случаев бывают безвозвратно утеряны существенные доказательства. У следователей же из-за огромного остатка стопорится расследование дел о других экономических преступлениях, представляющих не меньшую общественную опасность.

В такой ситуации наблюдается ничем не оправданный диспаритет в оценках законодателем как степени сложности расследования, так и общей значимости уголовно-правового запрета равноценно сложных и опасных преступных деяний.

Недостаточное внимание, по нашему убеждению, обращается и на тот факт, что правоохранительным органом, несущим основное бремя выявления и раскрытия такого тяжкого экономического преступления, как контрабанда, в особенности ее экономической (торговой) разновидности, продолжают оставаться органы внутренних дел.

Внутри милицейской системы нагрузка всегда традиционно ложилась на криминальную милицию, задача которой — выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия обязательно.

С принятием действующего УПК основной состав контрабанды был перемещен в сферу полномочий милиции общественной безопасности, отвечающей за выявление, предупреждение, раскрытие и пресечение преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия не обязательно.

Подразделения МОБ, поднаторевшие в раскрытии административных правонарушений в сфере розничной торговли и потребительского рынка, обмана потребителей, к работе с таким головоломным преступлением, как контрабанда, оказались попросту не готовы, не имея ни должного опыта, ни ресурсов. Негативную роль сыграл и тот факт, что МОБ в отличие от криминальной милиции лишена возможностей оперативно-розыскных мероприятий, которые иногда являются единственными средствами распутывания хитросплетенных преступных схем и выявления круга причастных к контрабанде лиц. В результате такого положения дел несомненно страдают конечные результаты борьбы с экономической преступностью.

Не секрет, что базовым критерием оценки результативности работы милиции продолжает оставаться раскрываемость преступлений. Несмотря на призывы отказаться от этого показателя, он сохраняется, причем не только у нас, но и в работе полиций иных стран с устоявшейся системой правосудия.

Спрашивается, какой резон оперативным сотрудникам криминальной милиции, обладающим необходимым потенциалом, расходовать его на преступные деяния, выявление и раскрытие которых, как находящихся вне их компетенции, не отразится на общей оценке их деятельности? Так, многотысячная армия сотрудников подразделений по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями, организованной преступностью, специальные вспомогательные службы фактически выброшены за пределы общего фронта противодействия экономической преступности, что ей только на руку. А ведь раскрытие преступления, изобличение лиц, виновных в его совершении, и привлечение их к ответственности и есть стержневая и конечная цель уголовного судопроизводства.

В сложившейся ситуации остается уповать на таможенную службу, деятельность которой в условиях постоянного реформирования в ближайшие годы вряд ли станет весьма результативной.

На этом фоне в отдельных российских регионах, несмотря на сохраняющийся высокий уровень криминализации экономики, количество выявленных преступлений экономической направленности, в том числе контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей, неуклонно сокращается.