Следователь: положение и полномочия

04-03-19 admin 0 comment

Рохлин В.
Законность, 2005.


В. Рохлин, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Высказанные мной соображения — это результат многолетних раздумий с учетом моей практической работы (2,5 года — следователем, 8,5 лет — прокурором района и почти 14 лет — начальником следственного отдела областной прокуратуры), а затем, вот уже 31 год, научной и преподавательской работы, причем не порывая связи с практикой.

При распространенных и во многом справедливых нареканиях, которые высказывались и высказываются в адрес нового УПК, следует отметить, что он разрешил, и успешно, ряд важных вопросов правоприменительной практики. В том числе определил положение и полномочия следователя, указав, что следователь — это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовным делам.

Действительно, согласно УПК РФ следователь — самостоятельная процессуальная фигура с достаточно широкими полномочиями. Но вместе с тем Кодекс не определяет в должной степени понятие и все полномочия следователя.

По нашему мнению, следственная деятельность — это государственная деятельность, которая значительно шире, чем расследование уголовного дела. На следователя возложены многие обязанности, но он не наделен должностными полномочиями в осуществлении их. Не определен в законе должным образом и статус следователя независимо от того, в каком ведомстве находится тот или иной аппарат предварительного следствия. Его статус в целом регламентируется не законом, а ведомственными положениями. Исключение: процессуальные полномочия, которые определены одним законом для всех следователей, — УПК РФ. Но, как мы полагаем, УПК неполно определяет статус следователя.

Вспомним, что когда в российском уголовном судопроизводстве появилась фигура следователя, он назначался главой государства — императором, был наделен широкими полномочиями, несменяем, практически приравнен к судье.

Разве сейчас роль следователя изменилась? Ведь и сегодня следователь уполномочен не только собирать необходимые материалы и доказательства, оценить их, но и принять решения о прекращении уголовного дела. Да, он поднадзорен прокурору, его решение может рассмотреть суд и не согласиться с ним, но все равно он правомочен принимать решение по делу.

Закон определяет, что следователь обязан выявлять причины и условия, которые способствовали совершению преступления, в том числе по обстоятельствам, не являющимся криминальными. Это в определенной степени функция надзора, поскольку, устанавливая нарушения закона, которые не содержат признаков преступления, но были причинами и условиями, которые способствовали совершению преступления, следователь уполномочен реагировать на них посредством внесения представления. Это, несомненно, достаточно сложная деятельность, расширяющая обязанности следователя при производстве предварительного следствия.

Более того, эта деятельность следователя во многом связана с надзорной работой прокурора. А вот вопросы взаимодействия прокурора и следователя должным образом не регламентированы, причем это касается как следователей прокуратуры, так и (особенно) следователей других ведомств.

На следователей возложена и проверка поступивших заявлений и сообщений, содержащих указания на преступления. Это сложная и ответственная деятельность. И следователи несут первоначальную ответственность за принятие законных и обоснованных решений при проверке и принятии решений по заявлениям и сообщениям.

При производстве предварительного следствия на следователей возложена и большая организационная работа и, соответственно, ответственность. Следователь, назначая, например, судебную экспертизу, должен решать ряд организационных вопросов по подысканию соответствующего эксперта или экспертного учреждения; в других случаях — обеспечить защиту имущественных интересов потерпевших и т.д. Это все дополнительные, но весьма значимые обязанности.

Статья 38 УПК предоставляет следователю право давать поручения органам дознания, в том числе о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Статья 163 предусматривает возможность введения в состав следственной группы работников, осуществляющих ОРД. Все это связано с руководством и организацией работы. Это дополнительная нагрузка для следователя, дополнительная ответственность.

Каковы же полномочия, каков при этом статус следователя? Он должным образом не регламентирован законом. Следователь не осуществляет надзор за законностью деятельности органов дознания, в том числе и при производстве оперативно-розыскных мероприятий. Это дело прокурора. Однако, думается, такое положение не соответствует статусу следователя, который является самостоятельной процессуальной фигурой, определяющей направление предварительного следствия.

Конечно, он не должен осуществлять надзор. Но по конкретному уголовному делу должен, по нашему мнению, иметь право знакомиться с материалами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, особенно там, где они действуют по его поручению.

Следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК). Он собирает доказательства, проверяет их и оценивает с позиций законности получения, их достоверности, достаточности, относимости и затем — допустимости. Как же это возможно, если следователь не может сам ознакомиться, полно ли и законно ли получены любые сведения (доказательствами, согласно ст. 74 УПК, являются любые сведения, на основе которых следователь устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию), в том числе и сведения, полученные при проведении ОРД? Кроме того, необходимо обеспечить выполнение требований, указанных в ст. 89 УПК. Иначе сведения, полученные при осуществлении ОРД, заранее незаконны. Не является ли это какой-то презумпцией виновности оперативного работника, причем без каких-либо оснований? Нам уже приходилось высказывать об этом свое мнение, и представляется, что данный вопрос должен быть урегулирован законом более четко <*>.

———————————

<*> См.: Рохлин В. Оперативно-розыскная деятельность и уголовное судопроизводство // Законность. 2004. N 9. С. 36 — 38.

Еще один вопрос, который также ставит следователя в ложное и явно не процессуальное положение. Нередко бывает, что следователя вызывают в суд в качестве свидетеля в связи с пояснениями обвиняемого об условиях проведения тех или иных следственных действий. Вряд ли это правильно. Во всяком случае уж никак не соответствует процессуальному статусу следователя.

Следователь, по нашему мнению, — это во многом должность, равнозначная должности судьи. Без доброкачественных, полных, на основании и в соответствии с законом собранных материалов суд не сможет осуществлять правосудие и принять законное и обоснованное справедливое решение. Такие материалы суду дает следователь в результате проведенного предварительного следствия. Но если посмотреть на положение судьи и следователя, то в глаза бросается явное несоответствие их обеспеченности в выполнении обязанностей. У судьи — помощник, секретарь суда и судебного заседания, исполнение его решения и безопасность работы обеспечивают приставы. А у следователя? Нет надобности говорить об общеизвестном. Почему такое несоответствие?

Решения судьи обязательны для исполнения. А решения следователя? Как и кем они обеспечиваются?!

Следователь самостоятелен и независим. Прокурор осуществляет надзор. Это правильно. Но почему только в некоторых случаях несогласие следователя с его указанием приостанавливает их до рассмотрения вышестоящим прокурором? Прокурор дает указание о проведении тех или иных следственных действий, а следователь не согласен. Он вправе обжаловать их, но обязан выполнять. Но кто лучше знает дело и отвечает за него? Следователь! Так почему же его несогласие не приостанавливает указание до решения вышестоящего прокурора? Так же обстоит дело и с указаниями начальника следственного отдела (ч. 4 ст. 39 УПК).

Получается, что в этих случаях следователь несамостоятелен, и не он принимает решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, как об этом говорит п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ. Правильно ли это?

Следователь практически работает один. Правда, следователю прокуратуры по наиболее сложным делам, особенно по делам об убийствах, помогает прокурор-криминалист, но положение этого важного участника расследования процессуально не регламентировано.

Сейчас во многих прокуратурах появились общественные помощники. Но это, во-первых, общественные помощники, причем помощники прокуроров, а не следователей, а во-вторых, их положение законодательно не регламентировано, и их процессуальные функции не определены.

Все эти проблемы должны быть решены в законодательном порядке. Думается, необходимо сделать это в УПК и в самостоятельном законе, который регламентировал бы деятельность следователя по всем направлениям.

Здесь соприкасаются вопросы регламентации следственной деятельности и ее должного обеспечения как в процессуальном, так и в организационном и кадровом обеспечении. Думается, это важно независимо от ведомственной принадлежности следователя.

Остановимся еще на одном вопросе. Уголовно-процессуальный кодекс относит следователя к стороне обвинения. Представляется, что это не совсем обоснованное и правильное решение.

Отнесение следователя к стороне обвинения создает впечатление, что его задача заключается в обнаружении виновного во что бы то ни стало и тем самым формирует мнение о его заинтересованности именно обвинять. Но такое мнение противоречит УПК РФ.

Да, если следователь, оценивая собранные материалы, доказательства, придет к выводу, что лицо совершило уголовно наказуемое деяние, он выносит постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и затем предъявляет обвинение. Но одновременно он направляет копию постановления прокурору, который проверяет обоснованность и законность решения следователя.

Кроме того, в соответствии со ст. 73 УПК следователь обязан выяснить как изобличающие обстоятельства, так и оправдывающие и смягчающие вину, исключающие ответственность. Это явно не задача стороны обвинения. Более того, и в обвинительном заключении следователь обязан назвать как доказательства обвиняющие, так и смягчающие вину обвиняемого. При этом окончательное решение об утверждении обвинительного заключения и о направлении дела на рассмотрение суда принимает осуществляющий уголовное преследование прокурор, а не следователь. Все это говорит о том, что следователя (как и дознавателя, орган дознания, начальника следственного отдела) неправомерно относить к стороне обвинения. Представляется правильной позиция УПК Республики Беларусь, где следователь не отнесен к стороне обвинения. Ведь понятие «расследование» означает подвергать всестороннему исследованию, изучению каких-то фактов, обстоятельств, а не обвинять.

Это весьма важное положение, которое способствует формированию понимания следователя как объективного исследователя, задачей которого является не обязательное обвинение, а объективное, полное, всестороннее исследование юридически значимого факта и принятие законного решения. Без этого невозможно осуществление правосудия, обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора.

Следователь — исключительно важный и ответственный участник уголовного судопроизводства. У него сложные задачи и достаточно большие полномочия. Его должность требует не только знания разных разделов юриспруденции, но и обостренного чувства справедливости, умения понимать психологию человека, чтобы правильно понимать и оценивать те или иные побуждения и поступки. Чтобы быть следователем, надо иметь призвание и желание ответственно исполнять эти исключительно важные обязанности.