Уголовное преследование по делам частного обвинения в отношении специальных субъектов

04-03-19 admin 0 comment

Лукманов Р.
Законность, 2005.


Р. Лукманов, заместитель начальника управления по надзору за расследованием преступлений Прокуратуры Республики Башкортостан.

Один из проблемных моментов в практике применения норм УПК РФ связан с неоднозначным подходом к вопросу о порядке возбуждения уголовных дел частного обвинения и осуществления по ним уголовного преследования в отношении лиц, указанных в ст. 447. К сожалению, между практическими работниками по этому поводу единого мнения не сложилось.

Представляется, что возбуждение уголовного дела частного обвинения в отношении специальных субъектов при отсутствии оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК, должно осуществляться только путем подачи заявления в суд в порядке, установленном ч. 1 ст. 318 УПК. Такую точку зрения обосновывает системный анализ его норм.

Во-первых, полномочия прокурора по возбуждению уголовного дела как часть его функции по осуществлению уголовного преследования в соответствии с ч. 1 ст. 21 УПК могут осуществляться только по делам публичного и частно-публичного обвинения. В ч. 3 ст. 21 сделано лишь одно исключение из этого правила: прокурор управомочен возбуждать уголовные дела частного обвинения независимо от волеизъявления потерпевшего лишь в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК. Эти нормы оговаривают единственную возможность возбуждения дел частного обвинения прокурором лишь в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои законные интересы. По общему правилу, установленному ст. 145 УПК, орган дознания, дознаватель, следователь, а также прокурор обязаны передать сообщения по уголовным делам частного обвинения в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20.

Представляется, что установленный УПК порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения обусловлен в определенном смысле их уникальным характером, что выражается во внесении законодателем диспозитивного начала в процедуру их регулирования. Имеется в виду установление возможности уголовного преследования только по волеизъявлению потерпевшего (отсутствие заявления является основанием для отказа в возбуждении дела (п. 5 ч. 1 ст. 24), что включает в себя и возможность прекращения дела в любой момент в связи с примирением с обвиняемым (ч. 2 ст. 20). Такое прекращение уголовного дела не имеет для обвиняемого юридических последствий, подобных при прекращении дела по ст. 25.

Во-вторых, ст. 451 УПК устанавливает, что в случае, когда уголовное дело было возбуждено либо привлечение лица в качестве обвиняемого состоялось в порядке, установленном ст. 448, уголовное дело после окончания предварительного расследования в отношении такого лица направляется в суд. Следовательно, в данном случае речь идет только о делах, по которым производится предварительное расследование как досудебная форма производства. А по делам частного обвинения, как указывалось выше, УПК допускает проведение предварительного расследования только в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318.

Сторонники необходимости осуществления уголовного преследования по уголовным делам частного обвинения в отношении специальных субъектов в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ, обосновывают свою позицию ссылкой на подп. «б» п. 1 ч. 2 и п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК о том, что указанные нормы устанавливают обязательное проведение предварительного расследования по всем уголовным делам о преследованиях, совершенных лицами, перечисленными в ст. 447 УПК РФ <*>.

———————————

<*> Коротков А.П. и Тимофеев А.В. «900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ»: Комментарий. М., 2004. С. 503 — 504.

Однако из содержания названных норм не следует однозначного вывода о том, что предметом предварительного расследования являются и уголовные дела частного обвинения в отношении указанной категории лиц.

Статья 151 УПК устанавливает предметную подследственность по уголовным делам, по которым проводится предварительное расследование. Она определяет подследственность уголовных дел тем или иным органам расследования, а не устанавливает основания и порядок уголовного судопроизводства. Ведь из той же ст. 151 не следует, что уголовные дела о преступлениях, совершенных, к примеру, должностными лицами правоохранительных органов в связи с исполнением ими должностных обязанностей, по которым преследование осуществляется в частном порядке, будут обязательно предметом предварительного расследования, проводимого следователями прокуратуры. Практика также не идет по этому пути.

Кроме того, по уголовным делам частного обвинения, возбужденным прокурором в порядке реализации полномочий, предусмотренных ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК, сама же норма ч. 3 ст. 318 Кодекса отдельно оговаривает, что эти дела подлежат направлению для производства предварительного расследования. Иных подобных специальных оговорок по делам частного обвинения УПК РФ не содержит.