Оглашение показаний не явившихся в суд потерпевших и свидетелей

04-03-19 admin 0 comment

Клецкин А.
Законность, 2005.


А. Клецкин, заместитель прокурора Кавалеровского района Приморского края.

Согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного следствия или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов в случае неявки потерпевшего или свидетеля допускаются только с согласия сторон, за исключением смерти потерпевшего или свидетеля, тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Если внимательно проанализировать эти положения, можно легко заметить, что они нарушают принципы равноправия и состязательности, согласно которым стороны наделены равными возможностями перед судом, в том числе правами по представлению доказательств, участию в их исследовании, заявлению ходатайств и отводов. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций.

Исходя из указанных принципов возможность реализации стороной своих прав и обязанностей не может зависеть от волеизъявления другой стороны. Стороны должны иметь право представлять суду любые доказательства, собранные с соблюдением норм УПК. И уже суд обязан оценить представленные доказательства с позиций относимости, допустимости и согласованности с иными доказательствами.

Невозможность оглашения данных на предварительном следствии показаний не явившихся свидетелей, потерпевших и демонстрации указанных в ч. 1 ст. 281 материалов при несогласии стороны защиты существенно сужает возможность стороны обвинения по представлению и исследованию доказательств, препятствует справедливому и беспристрастному разрешению уголовного дела, делает неэффективной работу следователя по собиранию и закреплению доказательств.

В ст. 17 УПК закреплен принцип, согласно которому судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению; никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Действующая редакция ст. 281 УПК лишает суд возможности оценить по своему внутреннему убеждению собранные в установленном процессуальным законом порядке доказательства — показания не явившихся участников уголовного процесса — в случае несогласия стороны на их оглашение. Тем самым таким доказательствам заранее придается статус не имеющих юридической силы, так как ссылка на не исследовавшиеся в судебном заседании доказательства в дальнейшем будет недопустима (ч. 4 ст. 292 УПК).

Исчерпывающий перечень оснований, по которым доказательство может быть признано недопустимым, указан в ст. 75 УПК, согласно которой к недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК.

Статья 281 необоснованно расширяет этот перечень, так как не позволяет суду исследовать доказательства, фактически обладающие признаками относимости и допустимости и полученные в установленном законом порядке. Само по себе мнение стороны о невозможности оглашения показаний не явившегося свидетеля или потерпевшего не делает это доказательство недопустимым. Оно должно исследоваться наравне с иными собранными по делу доказательствами.

Как показывает анализ судебной практики в Кавалеровском районе Приморского края, несогласие с оглашением показаний не явившихся свидетелей, потерпевших всегда высказывается стороной защиты. При этом она даже не всегда мотивирует свое несогласие, так как УПК не обязывает делать это.

Прокурор, как лицо, осуществляющее надзор за законностью при производстве по уголовному делу, заинтересован в объективном и беспристрастном исследовании всех имеющихся по делу доказательств.

Сторона защиты, наоборот, заинтересована в представлении суду только таких доказательств, которые выгодны ей, поскольку на защитнике не лежит обязанность устанавливать истину по делу. Наоборот, п. 3 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» связывает позицию адвоката по делу с позицией защищаемого им лица, которая не всегда соответствует фактическим обстоятельствам совершения преступления.

Представляется необходимым внести в ст. 281 УПК изменения, предусматривающие возможность оглашения показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного следствия или судебного разбирательства, в случае их неявки по ходатайству одной из сторон.