Обжалование судебных решений, принятых на предварительном слушании

04-03-19 admin 0 comment

Игошин В.
Законность, 2005.


В. Игошин, начальник управления по надзору за следствием и дознанием прокуратуры Нижегородской области.

Много написано о достоинствах и недостатках УПК РФ. Многие вопросы по его применению разрешены, но некоторые остались, и их приходится разрешать в «рабочем» порядке. Причем часть из них решаются по-разному не только в субъектах Федерации, но и в соседних районах одной области.

Возьмем, к примеру, ч. 7 ст. 236 УПК: «Судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения».

Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П ч. 7 указанной статьи, исключающая обжалование постановления суда о приостановлении производства по делу, признана не имеющей юридической силы. В то же время Конституционный Суд не принял решение в части возможности обжалования постановления суда о возвращении уголовного дела прокурору.

Такая практика существует, но реализуется по-разному. Об этом свидетельствует и публикация в Бюллетене Верховного Суда РФ (2004, N 9), и те таблицы, которые прокуратуры субъектов Федерации представляют в Генеральную прокуратуру РФ дважды в год вместе с отчетами.

Для практики этот вопрос не праздный. Например,в Нижегородском областном суде мнения судей кассационной инстанции разделились поровну: одна половина считает, что постановления районных судей о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК могут быть обжалованы, принимает кассационные представления прокуроров, отменяет решения нижестоящих судов, другая половина — даже не принимает подобные кассационные представления.

Так же, примерно поровну, разделились мнения мировых и федеральных судей. Многие из них попросту возвращают прокурору материалы уголовного дела с представлением, не направляя их в областной суд.

«Масло в огонь» подлило выступление представителя областного суда на семинаре судей, прошедшем в декабре 2004 г., в котором судьям рекомендовалось не принимать кассационные представления на решения о возвращении уголовного дела прокурору.

По нашему мнению, такая позиция суда ошибочна и ограничивает конституционные права, в том числе потерпевших, на доступ к правосудию. Тем более некоторые постановления о возвращении дела вообще не соответствуют ч. 1 ст. 237 УПК, т.е. дела возвращаются по основаниям, не предусмотренным этой нормой.

Неоднократно в 2003 — 2004 гг. суды возвращали уголовные дела на срок, установленный ст. 237 УПК РФ (т.е. на 5 суток) для предъявления более тяжкого обвинения (в описательной части одного из постановлений было указано, что, по мнению суда, действия подсудимого необходимо переквалифицировать с ч. 1 ст. 105 УК РФ на п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ — к счастью, по представлению прокурора это решение было отменено кассационной инстанцией).

В ноябре 2004 г. городской суд возвратил уголовное дело прокурору, обосновав свое решение тем, что обвиняемый в промежутке между утверждением обвинительного заключения и поступлением уголовного дела в суд умер. При этом суд даже не рассматривал вопрос о прекращении дела (ст. 236 ч. 1 п. 4 УПК). Кассационное представление прокурора суд не принял. Прокурор лично доставил уголовное дело в вышестоящий суд, но и там его не приняли. Какое законное решение в данном случае должен принять прокурор? Что бы он ни делал — все будет не соответствовать законодательству: представление не принимают, прекращать уголовное дело нельзя, отменять утвержденное обвинительное заключение также нельзя.

В феврале 2005 г. областной суд возвратил уголовное дело прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК, так как обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона. В чем выразилось нарушение? Обвинительное заключение, находящееся в уголовном деле, состояло из 98 листов, а копии его, врученные обвиняемым, с идентичным текстом, но распечатанные более мелким шрифтом, состояли из 72 листов. Суд посчитал, что это исключает возможность постановления приговора.

Чтобы не допускать различных толкований и разнобоя в практике применения ст. ст. 236 и 237 УПК РФ, целесообразно:

— либо признать не имеющим силы положение ч. 7 ст. 236 УПК РФ, запрещающее обжалование судебного решения по результатам предварительного слушания;

— либо исключить ч. 5 ст. 237 и дополнить ст. 162 УПК частью 9 следующего содержания: «Прокурор имеет право продлить срок предварительного следствия в порядке и на срок, которые установлены данной статьей, в случае невозможности устранить допущенные нарушения, явившиеся основанием для возвращения уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ в пятидневный срок». Аналогичное изменение необходимо внести и в ст. 109.

Автор, как и многие практические работники прокуратуры, ратует за повышение ответственности следователя при расследовании уголовного дела и прокурора, осуществляющего надзор, как в ходе расследования, так и при изучении уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением. Однако есть случаи, когда в силу малого опыта работы (даже прокурорами сейчас становятся в 26 — 27 лет юристы 2 класса) следователь что-то упустил, а прокурор своевременно не выявил упущение. Почему от этого должны страдать потерпевшие? Да, следователя и прокурора потом привлекут к дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения в ходе расследования и осуществления прокурорского надзора. Но разве потерпевшим от этого легче?

Будем надеяться, что рано или поздно (лучше — раньше) изменения будут приняты и практика будет единообразной.