Необходимо восстановить институт возвращения судом уголовных дел для дополнительного расследования

04-03-19 admin 0 comment

Зыкин В.
Законность, 2005.


В. Зыкин, заместитель прокурора Новокузнецкого района Кемеровской области.

Исторический опыт применения института возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования свидетельствует о достаточно высокой его эффективности. Существенные изменения правовой системы России, связанные с возвращением уголовных дел для дополнительного расследования, порождают новые вопросы, требующие разрешения.

Названный институт представляет собой механизм нейтрализации негативных последствий нарушений и ошибок, допущенных в ходе предварительного расследования, их исправления. Это важно как для разрешения уголовного дела, так и для восстановления нарушенных прав участников процесса.

УПК РФ значительно сократил предоставляемые УПК РСФСР возможности участников уголовного судопроизводства по исправлению ошибок, возникающих в уголовно-процессуальной деятельности. В том числе исключен процессуальный институт возвращения судом уголовных дел для дополнительного расследования.

Статья 237 УПК РФ, в которой идет речь о возвращении судьей уголовного дела прокурору, предусматривает лишь устранение в срок не более пяти суток препятствий для рассмотрения уголовного дела судом.

Напомним, что на протяжении многих лет стабильными оставались такие показатели, как количество направленных для производства дополнительного расследования судами уголовных дел. Преобладающими основаниями принятия судами такого решения оставались: неполнота предварительного расследования, существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона.

УПК РФ исключил полномочия суда, которые, по мнению законодателя, не соответствуют его функциям как органа правосудия и связаны с возлагавшейся ранее на суды обязанностью борьбы с преступностью. Возможность возвращения судом дела при неполноте предварительного расследования исключена, как препятствующая обеспечению реальной состязательности сторон. Таким образом, сейчас суд, разрешая спор между обвинением и защитой, не вправе предпринимать никаких мер для установления обстоятельств дела, даже если об этом заявлено ходатайство одной из сторон, с чем, на наш взгляд, согласиться нельзя.

Суду отведена роль руководителя состязательного процесса, одновременно участвующего в исследовании материалов дела. Он не должен по собственной инициативе принимать меры для собирания доказательств виновности обвиняемого. Однако он должен быть наделен возможностью способствовать реализации сторонами их процессуальных прав по собиранию и представлению доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора, а также защиты нарушенных прав участников процесса.

Суд не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны. Он обязан объективно оценивать законность и обоснованность выдвигаемого обвинения, проверяя результаты деятельности органов предварительного расследования.

Это следует из содержания уголовно-процессуального закона и Постановления Конституционного Суда РФ N 7-П от 20 апреля 1999 г., а также Постановления Конституционного Суда РФ N 18-П от 8 декабря 2003 г.

Конституционный Суд признал не соответствующими Конституции РФ и не подлежащими применению положения ст. ст. 232 и 258 УПК РСФСР лишь в той части, в которой они возлагают на суд обязанность по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случаях, предусмотренных п. п. 1, 3 ст. 232 УПК РСФСР, либо в случаях признания доказательств, полученных органами расследования с нарушением закона, не имеющими юридической силы.

Особо следует отметить Постановление Конституционного Суда РФ N 2-П от 4 марта 2003 г. В этом Постановлении признается не противоречащим Конституции РФ п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР в той части, где он предусматривает право суда, в том числе по собственной инициативе, возвращать уголовное дело прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных при расследовании и повлекших лишение или стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства.

В случае обнаружения в стадии судебного производства неполноты предварительного расследования, невосполнимой в судебном заседании, суд не вправе по своей инициативе решить вопрос о возвращении уголовного дела для доследования, так как в этом случае, инициируя продолжение следственной деятельности, суд осуществляет не свойственную ему обвинительную функцию. Такое решение может отражать только интересы обвинения, так как тем самым обеспечивается восполнение недостатков именно обвинительной деятельности.

Между тем принцип состязательности сторон не будет нарушен и роль суда будет отвечать конституционным требованиям при соблюдении двух условий: во-первых, в случае заявления ходатайства одной из сторон процесса о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования в связи с неполнотой предварительного расследования, невосполнимой в судебном заседании; во-вторых, если речь идет не об обязанности, а о праве суда в таком случае возвратить уголовное дело.

Суд, во всяком случае, обязан принимать меры, которые способствовали бы реализации сторонами их процессуальных прав по собиранию и представлению доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора. Одной из таких мер, требующих законодательного закрепления, должно стать право суда по ходатайству одной из сторон процесса принимать решение о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования. В этом случае реализация принципа состязательности сторон не может ставиться под сомнение, поскольку суд, не принимая на себя какой-либо несвойственной ему функции, оставаясь руководителем состязательного процесса, предоставляет сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций и собирания доказательств.

Удовлетворению подлежит только аргументированное ходатайство, независимо от того, инициировано оно стороной обвинения или защиты. Во всяком случае, удовлетворяя ходатайство и направляя уголовное дело для производства дополнительного расследования, суд не может быть наделен правом определять объем и характер следственных действий, выходя за рамки изложенных в ходатайстве обстоятельств, подлежащих выяснению.

В том случае, если пробелы не могут быть устранены и следствием исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств, суд постановляет оправдательный приговор, оставив ходатайство о дополнительном расследовании без удовлетворения. Такую позицию высказал Конституционный Суд РФ, указавший на то, что суд вправе вынести приговор, основываясь в том числе и на конституционном требовании толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого.

Если ходатайство о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования поступило в стадии подготовки к судебному заседанию, судья должен назначить и провести предварительное слушание с участием сторон и вынести соответствующее решение.

Конституционный Суд в Постановлении N 18-П от 8 декабря 2003 г. указал, что положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ не исключают по своему конституционно-правовому смыслу в их взаимосвязи — правомочие суда по собственной инициативе или по ходатайству стороны возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, неустранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Речь идет о том, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу допущены нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями УПК РФ.

В развитие положений вышеуказанного Постановления Конституционного Суда Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что при возвращении уголовного дела судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, неустранимых в судебном производстве, прокурор (а также, по его указанию, следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные и иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и, руководствуясь ст. ст. 221, 226 УПК РФ, составить новое обвинительное заключение или обвинительный акт.

Это фактически представляет собой процедуру возращения судом уголовного дела для производства дополнительного расследования по основанию существенных нарушений уголовно-процессуального закона, неустранимых в судебном производстве, с той лишь оговоркой, что дополнительное расследование не может быть связано с восполнением неполноты произведенного предварительного расследования.

Внесение соответствующих изменений в российский уголовно-процессуальный закон позволит избежать проблемных, зачастую неразрешимых в рамках действующего УПК РФ вопросов, с которыми сталкивается правоприменитель.

Так, сейчас срок устранения препятствий рассмотрения уголовного дела судом в ситуации, когда дело возвращено судом в связи с существенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона РФ, неустранимыми в судебном производстве, составляет пять суток. Но для устранения недостатков зачастую требуется значительно больше времени. Представляют интерес следующие данные: из числа уголовных дел, возвращенных в 2003 г. прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ, лишь по 18% дел недостатки устранены в предусмотренный законом пятидневный срок; по 54% дел — с нарушением пятидневного срока (в том числе 12% свыше одного месяца и 4% — свыше трех месяцев); 28% уголовных дел в суд вообще не возвращено <*>.

———————————

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 8. С. 30.

Институт возвращения судом уголовных дел для производства дополнительного расследования подлежит восстановлению. Законодательного закрепления требуют основания возникновения права суда возвращать уголовное дело для производства дополнительного расследования, к числу которых относятся: возвращение уголовного дела по инициативе суда либо по ходатайству стороны для дополнительного расследования в случае существенных нарушений уголовно-процессуального закона, неустранимых в судебном производстве; возвращение уголовного дела судом по ходатайству сторон процесса для производства дополнительного расследования в случае невосполнимой в судебном заседании неполноты предварительного расследования.

При этом суд следует наделить правом возвращения уголовных дел на дополнительное расследование не только в ходе подготовки к судебному заседанию, но и в условиях судебного разбирательства.

Такого рода положения уголовно-процессуального закона, не вступая в противоречие с принципом состязательности сторон, послужат гарантией законности и обоснованности предварительного следствия, соблюдения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а значит, гарантией реализации принципов уголовного судопроизводства России.