Гражданский иск к несовершеннолетнему обвиняемому

04-03-19 admin 0 comment

Крамзин А.
Законность, 2005.


А. Крамзин, студент юридического факультета Московского государственного областного университета.

Гражданский иск в уголовном процессе можно определить как правовую конструкцию, присовокупляющую требование частноправового характера к требованию публично-правового характера.

Гражданский иск не обладает самостоятельностью в уголовном процессе, а следует судьбе уголовного дела и неотделим от него. Поэтому обязательное условие возникновения гражданского иска в уголовном процессе — нарушение уголовного законодательства (публичного права), повлекшее нарушение права гражданского (субъективного права лица или лиц). То есть для возникновения права на предъявление гражданского иска в уголовном процессе необходимо наличие вреда, причиненного преступлением. Следует сказать, что гражданский иск предъявляется только для возмещения имущественного вреда или для компенсации морального вреда (ст. 44 УПК РФ).

Требование о защите права, нарушенного преступлением, может рассматриваться как в уголовном (ст. 44 УПК), так и в гражданском процессе (п. 3 ст. 31 ГПК). Но значит ли это, что правовая природа такого требования должна меняться в зависимости от природы процесса, в котором оно разрешается, а само требование регулироваться соответствующими процессуальными нормами?

Такое предположение представляется неверным, так как природа правоотношения, из которого следует требование о защите права (иск), не зависит от природы процессуальных норм, в соответствии с которыми такое требование получает свое разрешение, т.е. правовая природа иска не зависит от правовой природы процесса (уголовного или гражданского), в котором он разрешается.

Необходимо, однако, отметить, что гражданский иск в уголовном процессе приобретает свои особенности, не свойственные иску в гражданском процессе (например, доказывание гражданского иска органом предварительного расследования). И, конечно, в таком случае на него в полной мере будут распространяться нормы уголовно-процессуального права. Когда вопрос, связанный с производством по гражданскому иску, закреплен как в ГПК, так и в УПК, следует применять нормы УПК (например, по вопросу обеспечения иска). Если же какой-либо вопрос не регулируется уголовно-процессуальным правом, он должен быть разрешен в соответствии с правилами гражданского процесса (например, заключение мирового соглашения по гражданскому иску).

Вот на этот счет мнение А. Мазалова: «С учетом юридической природы института гражданского иска в уголовном деле надлежит применять нормы гражданского процессуального права — в той мере, в какой они дополняют нормы уголовно-процессуального права и не противоречат принципам последнего» <*>.

———————————

<*> Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1977. С. 15.

Анализ правовой природы гражданского иска и вопроса его нормативного регулирования имеет большое значение для института ответственности по такому иску, ибо многие вопросы, связанные с возложением ответственности на несовершеннолетних обвиняемых и их законных представителей, регулируются как нормами УПК, так и нормами ГПК.

Статья 54 УПК говорит: «В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом РФ несет ответственность за вред, причиненный преступлением».

В соответствии со ст. 1074 ГК таковыми лицами могут быть:

— сами несовершеннолетние обвиняемые (в возрасте от 14 до 18 лет), если имеют доходы или иное имущество, необходимое для удовлетворения претензий гражданского истца;

— законные представители несовершеннолетнего, если не докажут, что вред возник не по их вине;

— воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения и другие аналогичные учреждения, в которых находился несовершеннолетний, нуждающийся в попечении.

Таким образом, несовершеннолетний обвиняемый будет гражданским ответчиком только в случае, если у него есть собственные доходы и (или) имущество, которых достаточно для удовлетворения иска полностью или частично (т.е. будет иметь место совпадение обвиняемого и гражданского ответчика в одном лице). В случае, когда гражданский ответчик — несовершеннолетний обвиняемый — не способен полностью возместить вред, возмещение в недостающей части осуществляют его законные представители, т.е. на них возлагается субсидиарная ответственность.

В случае если у несовершеннолетнего нет собственного имущества или дохода, он будет ненадлежащим ответчиком. В соответствии с правилами гражданско-процессуального законодательства (ст. 41 ГПК) вместо него будут отвечать его законные представители либо указанные выше учреждения.

В зависимости от ситуации законные представители: несут основную ответственность, если у подопечного нет имущества или дохода, которым можно удовлетворить истца полностью или частично; несут дополнительную (субсидиарную) ответственность, если имущества и дохода подопечного недостаточно для удовлетворения требования гражданского истца; не несут никакой ответственности, если докажут, что вред наступил не по их вине.

Первые два случая были рассмотрены выше. Достаточно интересным представляется, по нашему мнению, последний вариант. Что значит понятие «вина законного представителя в наступлении вреда»?

Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 7 февраля 1967 г. «О некоторых вопросах, возникающих в практике судов при применении норм ГК РСФСР, регулирующих возмещение вреда» разъяснил, что под виной родителей или попечителей и опекунов следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого стало неправильное поведение детей, повлекшее за собой вред (попустительство или поощрение озорства и хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие внимания к ним и т.п.).

Под виной учебных, воспитательных, лечебных и иных аналогичных учреждений понимается неосуществление должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда.

Но ответственность законных представителей не является безусловной: если эти лица докажут, что вред наступил не по их вине, то они не будут отвечать перед гражданским истцом по обязательствам (из деликта) своего подопечного. Гражданский иск в этом случае, надо полагать, останется без удовлетворения, ибо гражданский ответчик в процессуальном правоотношении будет отсутствовать.

Важно отметить, что когда законными представителями являются родители, к имущественной ответственности по гражданскому иску должны привлекаться и мать, и отец несовершеннолетнего обвиняемого, если их вина установлена (даже в случае их раздельного проживания). Такой вывод позволяет сделать ст. 61 Семейного кодекса РФ, в которой сказано, что родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей.

А в ситуации, когда вред причинен действиями нескольких несовершеннолетних обвиняемых, к участию в деле должны привлекаться законные представители каждого такого обвиняемого. Законные представители в этом случае будут нести долевую ответственность.

Однако при определении долей, в пределах которых будут отвечать законные представители, суд учитывает степень вины законных представителей в наступлении вреда, их имущественное положение, а также характер вины и роль в совершении преступления несовершеннолетних, за которых они несут ответственность.

В заключение отметим, что привлечение к участию в уголовном процессе в качестве гражданских ответчиков родителей и лиц, их заменяющих, не лишает их права быть законными представителями несовершеннолетнего обвиняемого по этому же уголовному делу, а также не препятствует их допросу в качестве свидетелей.