О ХИЩЕНИИ ПО НОВОМУ УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РФ

04-03-19 admin 0 comment

Кочои С.
Законность, 1997.


С. Кочои, кандидат юридических наук, доцент МГЮА.

Общее понятие хищения в новом УК, в отличие от предлагаемого прежним законодательством (ст. 144 УК РСФСР), относится не только к преступлениям против собственности и уже не зависит от объекта посягательства. Следовательно, признаки, обязательные ранее только для хищения чужого имущества (безвозмездность, корыстная цель, причинение имущественного ущерба и др.) как преступления против собственности, теперь должны присутствовать при совершении также любого иного хищения (похищения), предусмотренного Особенной частью УК РФ.

Но такой вывод наукой и практикой ставится, причем, на наш взгляд, достаточно обоснованно, под сомнение. Ведь очевидно, что сведение в примечании к ст. 158 УК РФ предмета хищения только к имуществу вызовет определенные сложности с квалификацией аналогичного действия по отношению, например, к сведениям (ст. 276 УК РФ) или радиоактивным материалам (ст. 221 УК РФ). Незаконное завладение тем, что нельзя однозначно относить к чужому имуществу, по логике вещей, не может быть и названо хищением.

Далее, ни в одном постановлении Пленума Верховного Суда СССР или России в качестве обязательного признака хищений оружия или наркотических средств не назывались, например, корыстная цель или безвозмездность, которые, согласно новому УК, теперь становятся обязательными признаками и этих преступлений (наряду с преступлениями против собственности). Так, согласно Постановлению N 2 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами», «ответственность за хищение наркотических средств наступает в случаях незаконного их изъятия из предприятий, организаций и учреждений… а также незаконного изъятия наркотических средств у граждан» (п. 5). В соответствии с другим Постановлением Пленума от 25 июня 1996 г. «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» «под хищением оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ следует понимать противоправное завладение ими любым способом с намерением виновного присвоить похищенное или передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом».

В теории также отдельные специалисты прямо заявляют, что, например, «хищение либо вымогательство наркотических средств нельзя безоговорочно относить к числу корыстных посягательств» <*>, что корыстная цель «не является обязательной» при совершении хищений радиоактивных материалов или оружия <**>.

———————————

<*> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Инфра М-НОРМА, 1996, с. 528.

<**> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт, 1996, с. 527, 538.

Примечательно, что даже после принятия нового УК в литературе предлагают определения хищений, которые не содержат всех признаков, названных в примечании к ст. 158 в качестве обязательных для такого рода преступлений. Например, по мнению авторов одного из комментариев к УК РФ, «хищением радиоактивного материала признается противоправное изъятие этого материала и (или) завладение им, создающее угрозу неконтролируемого радиоактивного излучения и, как следствие, заражения людей либо окружающей среды» <*>. Нетрудно заметить, что из общего понятия хищения, данного в законе, в цитируемом определении оказались только два слова — «противоправное» и «изъятие».

———————————

<*> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Вердикт, 1996, с. 385.

Можно, конечно, приводить и другие примеры, но и из сказанного видно, что между новым законом (примечанием к ст. 158 УК РФ) и практикой применения статей, предусматривающих ответственность за отдельные виды хищения (а также их традиционным пониманием!), возникли противоречия. Их, на наш взгляд, можно устранить двояко: либо распространением данного в законе общего понятия хищения только на преступления против собственности (как это было в прежнем УК), либо предложением другого, действительно универсального определения хищения.

Еще один вопрос, требующий немедленного законодательного регулирования, — этот вопрос об ответственности за мелкое хищение. Она предусмотрена на сегодняшний день ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. При этом предметом такого хищения признается только государственное или общественное имущество. Если стоимость его не превышает минимального размера оплаты труда (согласно примечанию к ст. 49 КоАП РСФСР), то такое хищение не рассматривается как преступление. Из этого следует, что хищение имущества, находящегося, например, в частной собственности, стоимостью не выше минимального размера оплаты труда следует квалифицировать как преступление.

Известно, что подобная правовая несуразность унаследована из законодательства советского периода. Однако никакие обстоятельства не могут оправдать ее существование на четвертом году принятия Конституции РФ, провозгласившей, между прочим, что в Российской Федерации признаются и защищаются «равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности» (ст. 8).

Законодатель должен предложить новую редакцию ст. 49 КоАП РСФСР еще и по той причине, что в ней предусмотрена ответственность за мелкое хищение, совершенное, в частности, путем злоупотребления служебным положением, тогда как такого способа (формы) хищения новое уголовное законодательство РФ уже не знает.

Кроме того, согласно примечанию к ст. 49 КоАП РСФСР, при квалификации хищения как мелкого кроме стоимости похищенного учитывается «также количество похищенных предметов в натуре (вес, объем) и значимость их для народного хозяйства». Очевидно, экономических причин для дальнейшего существования такого нормативного предписания в сегодняшней России не существует. Не существует для этого и правовых причин, так как, согласно примечанию 2 к ст. 158 УК РФ, при определении размера хищения следует учитывать только стоимость похищенного имущества.

Таким образом, на наш взгляд, новая редакция ст. 49 КоАП РФ должна предусматривать ответственность за хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, если стоимость похищенного не превышает минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.

Считаем, что принимать новую редакцию этой статьи необходимо безотлагательно, не дожидаясь вступления в силу Административного кодекса РФ. Уже сейчас представительные органы государственной власти некоторых субъектов Федерации, ссылаясь на несовершенство федерального административного законодательства, вводят в действие собственные нормативные акты об административной ответственности за мелкое хищение чужого имущества. Именно такой закон «временно», до устранения указанного «несовершенства», был принят Думой Кировской области 29 августа 1995 г. Примечательно, что суды области материалы по данному закону практически к рассмотрению не принимают, считая его противоречащим федеральным законам.