Квалификация служебных преступлений при конкуренции норм

04-03-19 admin 0 comment

Аснис А.
Законность, 2005.


А. Аснис, кандидат юридических наук.

Наиболее востребованным в следственной и судебной практике наряду, разумеется, с общими правилами квалификации преступлений является частное правило квалификации служебных преступлений при конкуренции общей и специальной норм.

Суть его состоит в том, что в случаях, когда единое деяние предусмотрено одновременно двумя уголовно-правовыми нормами, одна из которых представляет собой общую, а другая — специальную, т.е. при конкуренции общей и специальной норм, содеянное квалифицируется только по одной — специальной норме. Законодательно это правило закреплено в ч. 3 ст. 17 УК: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».

Формулируя эту норму, законодатель, однако, не определил, во-первых, понятия общей и специальной норм, во-вторых, их соотношение друг с другом и, в-третьих, критерии отграничения преступлений, предусмотренных общей и специальной нормами от совокупности преступлений.

Представляется, что понятия общей и специальной норм следует определять не отдельно друг от друга, а в их соотношении. Согласно определению, содержащемуся в юридической литературе, «общая — это норма, предусматривающая определенный вид неконкретизированных деяний, а специальная — разновидность, часть этого вида деяний (одно из них, конкретно), характеризуемая большей или меньшей степенью общественной опасности по сравнению с другими деяниями данного вида» <*>.

———————————

<*> Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: АО «Центр ЮрИнфор», 2003. С. 293.

Солидаризуясь в основном с таким определением, полагаем целесообразным уточнить, что специальные нормы могут предусматривать уголовную ответственность за деяния, характеризуемые не только большей или меньшей, но и одинаковой степенью общественной опасности. Это подтверждается сопоставлением максимальных размеров санкций (в подавляющем большинстве в виде лишения свободы), установленных, с одной стороны, общими нормами (ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 286 УК) и, с другой, специальными (ч. 1 ст. 142, ч. 1 ст. 283 и др.).

В следственной и судебной практике, несмотря на, казалось бы, достаточно ясное определение общей и специальной норм и их соотношения, возникают трудности в разграничении и понятий конкуренции общей и специальной норм, совокупности преступлений и конкуренции части и целого.

Суть затруднений заключается в следующем. По каким признакам состава преступления определить нормы, соотносящиеся как общая и специальная, т.е. необходимо ли для признания норм находящимися в таком соотношении, чтобы только действия или бездействие как признаки объективной стороны, описанные в специальной норме, составляли часть действий, характеризующих этот элемент состава преступления, предусмотренных общей нормой, либо так же соотносились и признаки, присущие другим элементам состава преступления? По каким признакам отличать идеальную совокупность преступлений от деяний, образующих сочетание общей и специальной норм, т.е. их конкуренции? По каким признакам отличать конкуренцию общей и специальной норм от конкуренции целого и части, т.е. более полной и менее полной норм? Совокупность поставленных вопросов составляет, по нашему мнению, важную и весьма сложную проблему в рамках теории квалификации преступлений.

Центральный из поставленных вопросов — первый. От ответа на него во многом, если не во всем, зависит, по нашему мнению, признание нормы специальной по отношению к общей, или совокупности преступлений, либо конкуренции части и целого.

Представляется, что для соотношения норм как общей и специальной, помимо упоминавшегося соотношения деяний (действий или бездействия) как признаков объективной стороны, необходимо полное или частичное совпадение только тех признаков, которые в общем понятии состава преступления являются обязательными, а не факультативными. Причем факультативные признаки могут быть предусмотрены только в специальной норме. Обязательными в рамках общего понятия состава преступления являются такие признаки, как относящиеся к: объекту — собственно объект; объективной стороне — деяние (действие или бездействие); субъекту — физическое лицо, его вменяемость, возраст; субъективной стороне — вина. А факультативными соответственно: предмет преступления и потерпевший от преступления; последствия, причинная связь, место, время, обстановка (условия), способ, орудия, средства совершения преступления; пол, должностное или служебное положение, судимость и др.; мотив, цель.

Признание соотношения норм как общей и специальной предполагает такое соотношение содержащихся в этих нормах обязательных признаков, характеризующих отдельные элементы состава преступления. Непосредственный объект преступления, ответственность за которое установлена специальной нормой, совпадает с объектом преступления, предусмотренного общей нормой. Причем, когда преступление посягает на два непосредственных объекта или более, родовому объекту могут соответствовать разные из этих объектов. И, кроме того, преступление, запрещенное специальной нормой, может посягать еще и на объект, не являющийся объектом преступления, ответственность за которое установлена общей нормой.

Признаки субъекта преступления, предусмотренного специальной нормой, полностью или частично совпадают с признаками субъекта преступления, определенного в общей норме.

Форма вины в преступлении, ответственность за которое установлена специальной нормой, полностью или частично совпадает с формой вины в преступлении, предусмотренном общей нормой. Преступление, определенное в специальной норме, по сравнению с запрещенным общей нормой, может характеризоваться еще и признаком, являющимся в общем понятии состава преступления факультативным.

При решении второго из поставленных вопросов — по каким признакам отличать идеальную совокупность преступлений от конкуренции общей и специальной норм — необходимо исходить из того, что идеальная совокупность преступлений налицо тогда, когда содеянное предусмотрено одновременно двумя нормами, ни одна из которых в отдельности не охватывает всех его признаков, т.е. признаки фактически содеянного не «укладываются» в признаки состава преступления, предусмотренного только одной — любой — из указанных норм, а «укладываются» только в совокупность этих норм.

При ответе на третий вопрос — по каким признакам отличать конкуренцию общей и специальной норм от конкуренции целого и части — нужно исходить из того, что при конкуренции целого и части деяние (действие или бездействие) и признаки, характеризующие другие элементы состава преступления, не «укладываются» в признаки состава преступления, предусмотренного менее полной нормой, а «укладываются» в состав преступления, предусмотренный более полной нормой.

Обрисованные положения присущи квалификации любых преступлений соответственно при конкуренции общей и специальной норм, по совокупности преступлений и при конкуренции части и целого.

Применительно к квалификации служебных преступлений наиболее часто приходится применять правило квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм с учетом, естественно, специфики данных преступлений. Наряду с действиями, составляющими объективную сторону состава преступления, предусмотренного специальной нормой, необходимо учитывать и признаки, характеризующие объект, субъект и субъективную сторону служебных преступлений, ответственность за которые установлена конкурирующими нормами.

Изложенное может быть проиллюстрировано примером. Так, сопоставление признаков составов преступлений, содержащихся в специальной норме, установленной ст. 140 УК, и общей норме, предусмотренной ч. 1 ст. 285, позволяет констатировать, что, во-первых, деяние, определенное в ст. 140 как «неправомерный отказ… в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации», составляет одно из возможных деяний, объединенных в ч. 1 ст. 285 понятием «использование… служебных полномочий вопреки интересам службы». Причем то и другое характеризуется нарушением законов и (или) иных нормативных правовых актов.

Во-вторых, преступления, ответственность за которые установлена ст. 140 и ч. 1 ст. 285 УК, посягают одновременно на два объекта. Один из них — общественные отношения, обеспечивающие интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления, — является объектом того и другого преступления. Второй — объект преступления, ответственность за которое установлена ст. 140, — общественные отношения, обеспечивающие личные конституционные права и свободы человека и гражданина, — составляет часть соответствующего объекта преступления, запрещенного ч. 1 ст. 285 УК, которым являются общественные отношения, обеспечивающие права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

В-третьих, признаки, характеризующие в названных статьях субъект преступления — должностное лицо и вину — умысел, полностью совпадают.

Для исчерпывающего сопоставления норм, содержащихся в ст. 140 и ч. 1 ст. 285 УК, уместно заметить, что факультативный признак субъективной стороны, выделяемый в общем понятии состава преступления, — мотив — в ст. 140 не предусмотрен, из чего следует, что данное преступление может быть совершено из любых побуждений, а в ч. 1 ст. 285 в качестве мотива предусмотрена корыстная или иная личная заинтересованность.

В случаях, когда служебное преступление предусмотрено одновременно двумя нормами, которые могут соотноситься как специальная и общая, но ни одна из этих норм не охватывает фактически содеянное в целом, оно квалифицируется по совокупности преступлений, а когда фактически содеянное не охватывается первой из указанных норм, но полностью охватывается второй, то оно квалифицируется по правилу конкуренции части и целого только по одной — общей.