Судебное усмотрение при назначении наказания и проблемы его ограничения в УК РФ

04-03-19 admin 0 comment

Бавсун М.В.
Журнал российского права, 2007.


Бавсун Максим Викторович — старший преподаватель кафедры уголовного права Омской академии МВД России, кандидат юридических наук.

При имеющихся в уголовном законодательстве пробелах судам при решении вопросов, связанных с назначением наказания, часто приходится действовать, основываясь на складывающейся судебной практике, собственных опыте, взглядах и представлениях. Это не может способствовать формированию единого подхода к решению проблем, возникающих в деятельности судов при практической реализации положений уголовного закона, вызывает раздробленность и деление судебной практики на различные уровни: региональный, районный и т.д. Неопределенность, которая существует в вопросах выбора вида и размера наказания, а также несовершенство основных правил его назначения лишь способствуют такой раздробленности.

Как показывает анализ судебной практики, правоприменитель корректирует позицию законодателя относительно конкретных видов и в особенности — размеров назначаемых наказаний за те или иные преступления. Речь в данном случае идет прежде всего об общей тенденции смягчения наказания, которое происходит именно на правоприменительном уровне, в результате, во-первых, чрезмерного и зачастую необоснованного применения судами положений ст. 64 и 73 УК РФ и, во-вторых, назначения наказаний, исходя из нижних пределов, установленных законодателем.

Так, из 72 приговоров (по ст. 290 «Получение взятки» УК РФ), которые были изучены в ходе проведенного исследования, только в восьми правоприменитель обошелся без применения ст. 64 «Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление» УК РФ <1>. Во всех остальных случаях ст. 64 УК РФ применялась, и на ее основе назначалось более мягкое наказание. В 18 случаях правоприменитель одновременно использовал и ст. 73 «Условное осуждение» УК РФ, назначая наказание условно ниже низшего предела. Интересным в данном случае также является следующий факт: несмотря на то, что ч. 4 ст. 290 УК РФ относит соответствующее преступление к категории особо тяжких, условное осуждение за его совершение применяется более чем в 50% случаев.

———————————

<1> Изучение уголовных дел проводилось в районных судах Омской, Томской, Курганной областей, а также Краснодарского края в период с 2003 по 2005 гг.

Аналогичные данные были получены и в ходе анализа других категорий дел. Так, изучение 207 приговоров, выносимых за совершение преступления, предусмотренного ст. 162 «Разбой» УК РФ, показало, что размер наказания, установленный законодателем в любой из частей этой статьи, используется крайне редко. Обычно суды ограничиваются минимальным пределом наказания либо применяют положения ст. 64 УК РФ. Средний срок назначаемого наказания по ч. 1 ст. 162 УК РФ — 3,3 года при законодательных пределах от трех до восьми лет лишения свободы. При этом более чем в 50% случаев судами применяется ст. 73 УК РФ. Таким образом, суды назначают минимальное наказание за преступление, традиционно относимое к категории наиболее общественно опасных. Кроме того, правоприменитель больше четырех лет лишения свободы за данное преступление не назначал ни одного раза, традиционно назначается три года лишения свободы (85,0% случаев). Минимальные размеры наказания используются, как правило, и при квалификации по другим частям данной статьи. Так, по ч. 3 ст. 162 УК РФ это семь лет при установленном в санкции статьи размере от 7 до 12 лет лишения свободы. При официально закрепленном законодателем минимальном пределе наказания по ч. 3 ст. 162 в семь лет лишения свободы правоприменителем нередко назначается наказание значительно ниже этого предела. Примерно в 15,0% случаев подсудимые были приговорены к четырем годам лишения свободы, еще в 19,0% случаев назначалось наказание пять лет и в 12,0% — шесть лет лишения свободы. Из 150 приговоров, вынесенных по ч. 3 ст. 162, в 74 применялась ст. 64 УК РФ и еще в 27 происходило одновременное применение ст. 64 и 73. Примерно в 27% случаев происходит применение ст. 64 и при вынесении приговоров по ч. 4 ст. 162 УК РФ, а средний срок назначаемого наказания составляет 8,5 лет при законодательно определенном от 8 до 15 лет лишения свободы.

Как видим, тяжесть совершенного преступления не является препятствием для применения условного осуждения и назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление. Становится непонятным: в чем заключается целесообразность наказания, если за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления подсудимому может быть назначено два или три года условно, при этом нарушений законности со стороны правоприменителя допущено не будет? Речь сейчас идет не о судебных ошибках, а о деятельности судов, которая строится исключительно на основе закона, без каких-либо нарушений. Дело в том, что сам закон в силу своего несовершенства порождает чрезмерное судейское усмотрение и способствует формированию противоречивой судебной практики. В результате таких противоречий нарушаются основополагающие принципы уголовного права, прежде всего, принцип справедливости. Это касается тех случаев, когда при совершении одного и того же по своему характеру деяния разные лица осуждаются на значительно отличающиеся сроки наказания.

Приведенные данные подтверждают вывод о следовании судебной практики по пути смягчения мер уголовной репрессии вне зависимости от тяжести совершаемых преступлений и рамок, устанавливаемых мер наказания. Правоприменитель при этом сам определяет, когда и в каких пределах он может назначить тому или иному лицу наказание: назначать это наказание по минимальному или максимальному пределу, применять или не применять наказание условно, назначать ниже низшего предела или нет и т.д., что недопустимо. Закон предоставляет ему полное право решать вопросы, которые в самом законе должного обоснования так и не нашли. В связи с этим нельзя не согласиться с мнением, что «правосознание судей объективно нельзя унифицировать, поэтому при широком судейском усмотрении в вопросе выбора вида и размера наказания невозможно добиться назначения разными судьями одинаковых или похожих наказаний за одни и те же преступления при сходных обстоятельствах дела и характеристиках личности виновного» <2>.

———————————

<2> Севастьянов А.П. Пределы судейского усмотрения при назначении наказания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2004. С. 5.

Данное обстоятельство, безусловно, свидетельствует о том, что правосознание судей не способно выступать гарантией единства судебной практики и справедливости назначаемых наказаний <3>. Положение вещей, когда правоприменитель при одной и той же квалификации деяния может назначать наказания, размеры которых значительно отличаются друг от друга, следует признать недопустимым. Во всяком случае говорить об объективности судебного усмотрения в данном случае мы уже не можем. Судья в каждом конкретном случае исходит из своих собственных представлений о необходимости применения того или иного вида и размера наказания. В основе такой позиции лежит субъективное отношение конкретного судьи к конкретным обстоятельствам уголовного дела, что не может не отразиться на принимаемых им решениях. Это приводит к «безграничному» применению положений закона, существование которых обусловливается необходимостью снижения наказания лишь в определенных (исключительных) случаях. Редакция ст. 64 и 73 УК РФ на сегодняшний день, к сожалению, не создает необходимых условий для их действительно целесообразного использования.

———————————

<3> См.: Там же.

Представленные данные о практике назначения наказания по различным категориям дел свидетельствуют о неоправданно мягкой карательной политике государства, которая в последнее время все больше находит свое проявление при назначении наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления <4>. Отсутствие четких критериев в ст. 64 и 73 УК РФ, необходимых для практической реализации данных положений, влечет практически свободное судейское усмотрение, которое переходит все допустимые границы.

———————————

<4> В этой связи нельзя согласиться с мнением, согласно которому существующую карательную политику государства можно назвать жесткой, и на сегодняшний день существует необходимость в ее смягчении. См. об этом: Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. М., 2002. С. 145. Более того, в современной литературе обращается внимание на то, что в последнее время, наоборот, происходит смягчение карательной политики, и именно за счет необоснованного применения положений ст. 73, 64 УК РФ. См. об этом более подробно: Велиев С.А., Савенков А.В. Индивидуализация уголовного наказания. М., 2005. С. 104 — 105.

Правоприменитель, безусловно, должен разумно подходить к осуществлению своей деятельности. При этом у него всегда должно быть право выбора одного, наиболее эффективного решения из нескольких, предоставленных ему законодателем. Однако рамки усмотрения должны изначально закладываться при конструировании всего уголовного закона и его отдельных норм. В нашем же случае при формулировании ст. 64 и 73 УК РФ, а также при определении разницы между минимальными и максимальными пределами наказания законодатель либо вообще ничем не ограничивает правоприменителя, либо использует слишком неопределенные критерии. Обе нормы, по сути, относятся к «ситуационным относительно-определенным» предписаниям <5>. Их применение всецело зависит от конкретной ситуации, обстоятельств совершенного преступления. Исследование таких обстоятельств в условиях отсутствия законодательных пределов применения рассматриваемых законоположений, их оценочный характер создают для правоприменителя комплекс проблем, решение которых зачастую носит излишне субъективный характер.

———————————

<5> См. более подробно об этом: Папкова О.А. Усмотрение суда. М., 2005. С. 72.

В этом убеждает и непосредственно анализ содержания указанных статей. Например, в ч. 1 ст. 64 УК РФ говорится, что наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления. Если термин «исключительные обстоятельства» получил хоть какое-то законодательное толкование, то что необходимо понимать под другими обстоятельствами, «существенно уменьшающими степень общественной опасности преступления», остается непонятным. То же самое и в ст. 73 УК РФ, где речь идет о том, что суд может прийти (соответственно, может и не прийти) к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания. При этом установленный в данной статье предел — восемь лет лишения свободы — является не более чем фикцией, абсолютно никаким образом не ограничивающей рамки судебного усмотрения <6>. Формулировки анализируемых статей являются более чем неконкретными, на что уже неоднократно обращалось внимание в современной юридической литературе <7>. И в том, и в другом случаях законодатель использует оценочные категории, которые им не раскрываются, что существенным образом расширяет сферу деятельности судей. В этом случае будет уместным вспомнить высказывание Ч. Беккария: «Невыгоды от строгого соблюдения буквы закона незначительны по сравнению с невыгодами, порождаемыми его толкованием (судьей)» <8>. Такое толкование способно повлечь за собой значительно более серьезные последствия, нежели принятие необоснованных решений в отдельно взятых случаях. Как правило, это свидетельствует о неспособности государства осуществлять контроль за отправлением правосудия. При этом карательная политика, определение которой всегда являлось уделом государства, становится все более зависимой от правоприменителя.

———————————

<6> См.: Игнатов Н.А. О реформе уголовного права // Правоведение. 2005. N 6. С. 44.

<7> См., напр.: Шнитенков А. Ограничить судейское усмотрение при применении условного осуждения // Российская юстиция. 2002. N 4; Грачева Ю.В. Судейское усмотрение в уголовном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002 и др.

<8> Цит. по: Решетников Ф.М. Уголовное право буржуазных стран. Просветительно-гуманистическое направление в уголовном праве. М., 1983. С. 21.

Следует отметить, что законодателем в отдельных статьях УК РФ делаются попытки установления условий, которые являются обязательными при решении судами вопросов, связанных с размером назначаемого наказания. Например, ст. 66 «Назначение наказания за неоконченное преступление» УК РФ или ст. 68 «Назначение наказания при рецидиве преступлений» УК РФ: в первом случае указывается на невозможность назначения наказания выше законодательно установленного предела, а во втором — на невозможность назначения наказания меньшего, чем этот предел. В том и другом случаях для правоприменителя оставляются определенные рамки, в пределах которых он должен принимать окончательное решение.

В статье 64 УК РФ, напротив, ничего не говорится о каких-либо ограничениях, хотя по аналогии со ст. 66, 68 их установление вполне возможно и, главное, целесообразно. С учетом того, что в законе не оговариваются конкретные критерии снижения наказания и неясно, до какого предела оно допустимо, возможно установление таких критериев в самой ст. 64 УК РФ. За основу при этом можно взять известные УК РФ способы, например, использование определенной части наказания от его минимального предела (как это делается в приведенных примерах).

Кроме того, по нашему мнению, применение меры, существенно смягчающей ответственность, к лицам, виновным в совершении особо тяжких преступлений, является недопустимым. Необходимо четко обозначить категории преступлений, в случае совершения которых возможно применение положений ст. 64 УК РФ. К таковым следует относить тяжкие, средней и небольшой тяжести преступления. Аналогичным образом возможно решение проблемы и с условным осуждением, применение которого также полностью находится во власти судебного усмотрения.

Таким образом, редакцию статьи 64 УК РФ можно представить в следующем виде:

«Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, относящегося к категории тяжких, средней или небольшой тяжести, суд, если сочтет целесообразным, может назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, но не более чем на одну треть при совершении преступления небольшой или средней тяжести и не более чем на одну четверть при совершении тяжкого преступления».

На наш взгляд, подобные изменения должны также коснуться ст. 73 УК РФ. Возможность назначения наказания условно должна сохраняться лишь в случаях совершения преступлений, относящихся к категории тяжких, средней или небольшой тяжести. Применение этой статьи при осуждении за особо тяжкие преступления является неоправданным и влечет за собой нарушение принципа справедливости. Данный вывод подтверждается материалами судебной практики.

Установив определенные ограничения на возможность применения ст. 64 и 73 УК РФ, законодатель, с одной стороны, решит проблему чрезмерного и зачастую необоснованного снижения наказания, а с другой — сделает деятельность судов более контролируемой и ограниченной рамками закона. В то же время правоприменитель также будет иметь возможность принимать решение самостоятельно, за ним по-прежнему будет сохраняться право выбора наиболее справедливого и целесообразного варианта действий из нескольких возможных.