Современная уголовная политика и отечественная доктрина о принципах уголовного судопроизводства

04-03-19 admin 0 comment

Газетдинов Н.И.
Журнал российского права, 2007.


Газетдинов Наиль Исламович — доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Казанского госуниверситета, кандидат юридических наук.

В соответствии с Конституцией РФ человек, его права и свободы объявлены высшей ценностью, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства, российское государство — демократическим федеративным правовым государством, в котором государственная власть осуществляется на основе принципа разделения на законодательную, исполнительную и судебную власти. Таким образом, можно констатировать, что Россия в качестве стратегии своего развития определила создание рыночной экономики, устройство общества на основе демократических принципов и построение правового государства. Все это в конечном итоге требует выработки новой политики уголовной юстиции, совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательств в рамках осуществляемой судебной реформы.

По признанию многих правоведов, руководителей государства и правоохранительных органов, современная Россия переживает сложный процесс демократических преобразований во всех сферах жизни общества: экономической, политической, социальной, правовой, идеологической, которые начались в эпоху перестройки с середины 80-х гг. XX столетия <1>.

———————————

<1> См.: Шагиева Р.В. Концепция правовой деятельности в современном обществе. Казань, 2005. С. 7.

Процесс реформирования российского общества весьма противоречив: с одной стороны, создаются основные институты правового государства, законодательство приближается к общеевропейскому уровню, с другой — наблюдается рост преступности, в том числе и организованной, изменяются ее качественные параметры. Все это требует совершенствования законодательной базы уголовного права и уголовного процесса, которая гарантировала бы права и свободы личности и в то же время способствовала бы эффективному противодействию преступности <2>.

———————————

<2> См.: Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности. СПб., 2003. С. 9.

Тенденция роста преступности в России не только сохраняется, но и ускоряется и «тяжелеет». Так, если в 1988 г. число зарегистрированных преступлений составило 1290361, а в 1998 г. — 2581940, то за 10 лет преступность выросла в два раза; в 1999 — 2000 гг. регистрировалось более 3 млн. преступлений ежегодно, а в 2002 г. зарегистрировано 2526305 преступлений, в том числе 1317237 — тяжких и особо тяжких. По данным правоохранительных органов, в постсоветской России с учетом латентной преступности ежегодно совершается около 10 млн. преступлений <3>.

———————————

<3> См.: Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997; Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М., 2003; Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 629.

По мнению А.И. Александрова, такая ситуация обусловлена тем, что реформирование экономики проводилось без создания адекватного механизма защиты государства и добросовестного предпринимательства от противоправных посягательств, процесс криминализации сопровождается усилением альянса экономической и общеуголовной преступности, в том числе и наиболее опасных ее форм, чему в немалой степени послужили незаконное отчуждение государственной собственности в ходе приватизации и корыстные злоупотребления при ее проведении, а также противоправное перераспределение произведенного валового внутреннего продукта в пользу криминальных слоев путем преступных махинаций в кредитно-финансовой и внешнеэкономической сферах, на валютно-денежном и потребительских рынках <4>.

———————————

<4> См.: Александров А.И. Указ. соч. С. 106.

Подчеркивая экономические корни преступности в 70-е гг. XX в., А.М. Яковлев указывает, что «преступность существует в обществе, благодаря обществу и в связи с условиями этого общества» <5>.

———————————

<5> Яковлев А.М. Преступность и социальная психология. М., 1971. С. 40.

По этому поводу выдающийся юрист Н.С. Таганцев писал: «Жизнь всех народов свидетельствует нам, что всегда и везде совершались и совершаются деяния, по разным основаниям не столько признаваемые недозволенными, но и вызывающие известные меры общества или государства, направленные против лиц, их учинивших, — деяния, признаваемые преступными, — что всегда и везде существовали лица, более или менее упорно не подчиняющиеся требованиям правового порядка, велениям властей, его охраняющих» <6>.

———————————

<6> Цит. по: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 9.

В.Н. Кудрявцев характеризует современную преступность как явление закономерное, обладающее определенными чертами, из множества которых он выделяет три: массовость, иррегулярность (хаотичность) и изменчивость. Далее он подчеркивает, что борьба с преступностью никогда не была легкой. Преступность и скрыто, и открыто противостоит обществу и государству. Даже частичное сокращение преступности требует больших людских, финансовых, технических, организационных и психологических затрат. При этом они все же заметно меньше ущерба, причиняемого преступностью, в том числе и невосполнимого — человеческих жертв <7>.

———————————

<7> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 9.

В то же время необходимо учитывать, что издержки, связанные с противодействием преступности, минимизация ее последствий и эффективность этой деятельности во многом зависят и определяются государственной уголовно-правовой политикой, государственной идеологией, а также выработкой хорошо продуманной, учитывающей современное состояние экономики и общества стратегией противодействия этому злу.

По справедливому замечанию А.И. Александрова, «отсутствие в течение многих лет государственно-правовой идеологии в нашей стране повлекло за собой идеологическую пустоту, которая медленно, но верно стала заполняться идеологией денег, причем денег любой ценой, в том числе и преступной. Без государственно-правовой демократической идеологии, системы идей нравственности, человеческих ценностей, добра и справедливости дальнейшее формирование в России правового государства невозможно» <8>.

———————————

<8> Александров А.И. Указ. соч. С. 6 — 7.

Изучение государственно-правовой идеологии требует специальных исследований, в нашем же случае можно лишь отметить, что это сложное, многоплановое явление охватывает не только совокупность идей, но и мощные средства и технологии, основанные на достижениях передовой науки <9>.

———————————

<9> См. об этом: Коржихина Т.П., Сенина А.С. История российской государственности. М., 1995. С. 122; Александров А.И. Указ. соч. С. 27.

Современная отечественная доктрина о принципах российского уголовного процесса непосредственно связана с проводимой официальной уголовной политикой.

На основе анализа научных позиций А.И. Александров уголовную политику определяет как «направление деятельности правотворческих и правоприменительных органов государственной власти по выработке общих положений уголовного законодательства, установлению круга преступных деяний и системы наказаний, разработке санкций в конкретных составах преступлений и избранию справедливых и целесообразных мер воздействия в отношении лиц, признанных виновными в совершении преступлений» <10>. При этом он выделяет пять составных частей уголовной политики: уголовно-правовую, уголовно-процессуальную, уголовно-розыскную, уголовно-предупредительную и уголовно-исполнительную.

———————————

<10> Александров А.И. Указ. соч. С. 70.

Признавая наличие современной государственной идеологии и политики в создании системы и функционировании судопроизводства, В.Н. Кудрявцев в предисловии к цитированной выше работе А.И. Александрова, говоря о теории разделения властей Ш. Монтескье, пишет, что в ней есть и «то, что мы называли бы… координирующим центром. У Монтескье это были монарх, дворянство и другие сословия. У нас — это общая линия, концепция или доктрина государственной политики в той или иной сфере жизни, вырабатываемая всеми ветвями власти на основе и при содействии институтов гражданского общества: политических партий, общественных объединений, религиозных конфессий, профессиональных союзов, средств массовой информации и др.» <11>.

———————————

<11> Александров А.И. Указ. соч. С. 3.

Признавая единство уголовной политики и наличие в ней пяти составных частей, представляется возможным в рамках настоящей статьи рассмотреть в качестве самостоятельной уголовно-процессуальную политику и попытаться разобраться в уголовно-процессуальной составляющей единой уголовной политики современной России.

Уголовно-правовая политика в большей степени определяется законотворческим процессом, наличием законов, отражающих объективные закономерности общественного развития и учитывающих общественные потребности. Например, если действует закон, предусматривающий смертную казнь, это, безусловно, влияет на статистику совершения преступлений, за которые уголовный закон устанавливает данное наказание, но в компоненте уголовной политики значительную роль играют множество организационных и иных мер, а также степень совершенства правоприменительной техники <12>.

———————————

<12> В данном случае под правоприменительной техникой понимаются уголовно-процессуальное законодательство, механизм и эффективность его реализации.

По утверждению А.И. Александрова, суть уголовной, уголовно-правовой и уголовно-процессуальной политики состоит не в самом факте наличия или реализации уголовных или уголовно-процессуальных законов, даже юридически безупречных, а в воплощении в правовых законах, а затем и в правомерном поведении людей идей справедливости, свободы, уважения неотъемлемых прав и свобод человека, формального равенства <13>. Соглашаясь с этим утверждением, все же необходимо подчеркнуть, что такое положение объясняется тем, что правовая политика направлена на изменение, развитие существенных качеств права, его важнейших, определяющих начал. Однако из этого не следует, что основные черты правовой политики обязательно находят соответствующее выражение в принципах и являются равными им по содержанию <14>.

———————————

<13> См.: Александров А.И. Указ. соч. С. 8.

<14> См.: Александров А.И. Указ. соч. С. 413.

Уголовно-процессуальная политика как часть уголовно-правовой политики реализуется в большей степени путем воздействия на общественные отношения не через отдельные нормы права, которые регламентируют конкретные общественные отношения, а, как правило, с помощью их закрепления в нормах-принципах, имеющих более общий характер. Это объясняется и тем, что в принципах содержатся «основополагающие идеи — идеи наиболее общие и руководящие положения» <15>.

———————————

<15> См.: Газетдинов Н.И. Принципы уголовного судопроизводства и их система. Вопросы теории и практики. Казань, 2004. С. 19 — 20.

Более того, характеризуя социальную значимость принципов уголовного процесса для уголовной политики, Т.Н. Добровольская писала: «Если мы хотим знать, каков уголовный процесс государства, мы должны установить, каковы принципы, определяющие существо этого процесса; если мы хотим знать, какова политическая и правовая сущность деятельности органов следствия, прокуратуры и суда того или иного государства, мы должны изучить эту деятельность под углом зрения реализации в ней основ уголовного судопроизводства данного государства; если мы хотим знать, в каком направлении будут развиваться уголовный процесс и отдельные нормы действующего законодательства, мы должны изучить и научно обосновать пути и перспективы развития прежде всего его основополагающих, принципиальных положений» <16>.

———————————

<16> См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1971. С. 10 — 17.

На это же указывает и А.И. Александров: «Наиболее существенные черты уголовного процесса определяются его принципами. Применительно к уголовному процессу принципы — это основополагающие начала, руководящие требования и дозволения к построению и функционированию уголовного судопроизводства. Они представляют собой общеобязательные предписания императивного характера о природе уголовного процесса, его основных задачах, функциях и являются важнейшими положениями, определяющими сущность уголовного судопроизводства» <17>.

———————————

<17> Александров А.И. Указ. соч. С. 417 — 418.

Таким образом, уголовная политика, в частности уголовно-процессуальная, должна быть закреплена в принципах уголовного судопроизводства. В этой связи уместно обратить внимание на то, что, рассматривая принципы уголовного судопроизводства, которые закреплены в действующем законодательстве и, следовательно, подлежат обязательному исполнению в качестве проводников уголовно-процессуальной политики, тем самым мы одновременно признаем и невозможность выполнения в полном объеме требований системы принципов относительно того, что политика — это прежде всего стратегия, нацеленная на будущее, а не то, что должно быть сегодня и прямо сейчас. Но это вовсе не означает, что не должны быть созданы гарантии их эффективной реализации. Правоприменитель должен приложить максимум усилий, чтобы принципы реализовывались более эффективно и достигали своей цели — только в этом случае они смогут выполнить свое предназначение. В подтверждение наших суждений уместно привести слова Л.В. Головко: «Что касается уголовно-процессуальных предпосылок, то они лежат в плоскости как сущего (de lege lata), так и должного (de lege fependa). Причем под «должным» мы понимаем не только и не столько то, чего еще нет, но и то, что намеренно создается законодателем для решения определенных процессуальных задач. Соответственно, «сущее» есть в данном случае правовые (процессуальные) явления, имевшие место независимо от новых альтернативных тенденций, появившись задолго до них, но где-то родственные им по духу и потому весьма значительно повлиявшие на эти тенденции» <18>.

———————————

<18> Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002. С. 26.

Справедливым следует признать утверждение, что основные начала уголовного процесса, став нормами права, обращены к государственным органам и лицам, участвующим в уголовном процессе, как обязательные требования и дозволения для соблюдения и использования. Отступление от них чревато разрушением системы уголовного процесса и поэтому недопустимо <19>.

———————————

<19> См.: Александров А.И. Указ. соч. С. 418.

Таким образом, основные начала уголовного процесса — это не только обязательные требования, но и дозволения.

Рассматривая современную отечественную доктрину о принципах уголовного судопроизводства, необходимо определиться в вопросе о соотношении принципов уголовно-процессуальной политики и принципов уголовного судопроизводства. Эти принципы взаимосвязаны и взаимообусловлены, т.е. им характерны свойства, присущие той или иной системе, в данном случае общей системе принципов российского права в целом. В то же время принципы уголовно-процессуальной политики и уголовного процесса полностью не совпадают. По нашему мнению, по своему назначению принципы уголовно-процессуальной политики являются категориями более общего плана и в большей степени они реализуются через принципы уголовного процесса, но для их реализации необходимо наличие ряда слагаемых. Например, принцип независимости судебной власти, закрепленный в уголовно-процессуальном законодательстве и в Конституции РФ (ч. 1 ст. 120), требует укрепления судебной власти, создания для этого материальных условий и принятия организационных мер (повышения требований к кандидатам в судьи в профессиональном, моральном плане, повышения заработной платы судей и др., а это уже сфера уголовной, в частности, уголовно-процессуальной политики). Рассматривая соотношение принципов уголовного права и уголовной политики, Ю.Е. Пудовичкин и С.С. Пирвагидов указывают: «Применительно к области преступлений и наказаний ученые говорят о наличии принципов уголовной (уголовно-правовой) политики, уголовного права, уголовного законодательства, кодификации уголовно-правовых норм, категорий и институтов уголовного законодательства… Принципы уголовной политики — это такие «исходные социальные требования, которые определяют способы организации и функционирования как системы борьбы с преступностью в целом, так и различных ее подсистем… объединяют их в единодействующую структуру, интегрируют различные процессы, происходящие в различных подсистемах, в одну основную тенденцию развития, облегчающую эффективность воздействия на преступность в желательном для общества направлении» <20>.

———————————

<20> См.: Пудовичкин Ю.Е., Пирвагидов С.С. Понятие, принципы и источники уголовного права. СПб., 2003. С. 72 — 73.

Производность принципов уголовного права от принципов уголовной политики обосновывают многие ученые-процессуалисты. Например, по мнению М.И. Ковалева, в отличие от принципов уголовного права, которые определяют уголовно-правовые методы и средства борьбы с преступностью, принципы уголовной политики, кроме этого, призваны решать профилактические задачи социальными, организационными, идеологическими и иными средствами <21>.

———————————

<21> См.: Ковалев М.И. Соотношение уголовной политики и уголовного права // Советское государство и право. 1978. N 12. С. 70.

Р.Р. Галиакбаров также утверждает, что принципы уголовного права предопределяются уголовной политикой <22>.

———————————

<22> См.: Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. Краснодар, 1999. С. 15.

Высказываются и противоположные суждения. Так, В.В. Мальцев считает, что «принципы уголовно-правовой политики и уголовного права по содержанию очень близки друг к другу, различия между ними все же имеются. Принципы уголовного права первичны. Принципам же уголовно-правовой политики принадлежит подчиненная, служебная роль, которая в этом аспекте в том и заключается, чтобы точнее и полнее отразить содержание принципов уголовного права в уголовном законодательстве» <23>.

———————————

<23> Цит. по: Пудовичкин Ю.Е., Пирвагидов С.С. Указ. соч. С. 73.

В этом вопросе более убедительной представляется точка зрения Ю.Е. Пудовичкина и С.С. Пирвагидова, которые указывают, что «принципы уголовной политики есть руководящие идеи, общие начала, присущие всем ее направлениям: уголовно-правовому, уголовно-процессуальному, уголовно-исполнительному и криминологическому. Они выступают общим понятием по отношению к принципам, определяющим отдельные направления деятельности государства в рамках уголовной политики. Принципы уголовной политики нормативно закреплены в ст. 3 — 7 УК РФ, ст. 8 УИК РФ, в гл. 2 УПК РФ. К таким принципам следует отнести законность, гуманизм, справедливость, равенство граждан, демократизм» <24>.

———————————

<24> Пудовичкин Ю.Е., Пирвагидов С.С. Указ. соч. С. 73.

Более полную и развернутую характеристику уголовной политики дает А.И. Александров, по мнению которого «современная уголовно-процессуальная политика характеризуется следующими наиболее существенными чертами: гуманизация уголовно-процессуального законодательства и практики его применения; демократизация уголовно-процессуальных мер борьбы с преступностью; обеспечение законности тотальной справедливости при применении уголовно-процессуального закона; укрепление судебной власти, повышение независимости, авторитета и роли органов расследования и прокуратуры; использование общечеловеческих ценностей, достижений мировой цивилизации в уголовном процессе» <25>. Мы полностью согласны с данной оценкой современной уголовно-процессуальной политики, которая воплощена в принципах действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

———————————

<25> См.: Александров А.И. Указ. соч. С. 415.