Задачи предварительного расследования

04-03-19 admin 0 comment

Ефимичев С.П. , Ефимичев П.С.
Журнал российского права, 2006.


Ефимичев Сергей Петрович — профессор Московского государственного университета приборостроения и информатики, доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ.

Ефимичев Петр Сергеевич — адвокат, кандидат юридических наук.

От правильного определения задач стадий уголовного процесса зависит выполнение задач уголовного судопроизводства в целом, целенаправленность и эффективность всей практической деятельности по применению норм уголовного права.

В ранее действовавшем законодательстве (ст. 2 УПК РСФСР) задачи уголовного судопроизводства были сформулированы следующим образом: «Задачами советского уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Уголовное судопроизводство должно способствовать укреплению социалистической законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции СССР, Конституции РСФСР и советских законов, уважения правил социалистического общежития».

УПК РФ не формулирует задачи уголовного судопроизводства ни в целом, ни по отдельным стадиям уголовного процесса. Отсутствие в законе сформулированных задач делает все уголовное судопроизводство безоружным, а деятельность органов, ведущих процесс, не имеющей цели.

Вместе с тем ст. 6 УПК РФ указывает: «Уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод». Данная статья в главе 2 «Принципы уголовного судопроизводства» помещена первой. Надо полагать, что «назначение уголовного судопроизводства» является принципом уголовного судопроизводства.

В этом предписании ч. 1 ст. 6 УПК РФ все поставлено с ног на голову. Главным является преступление, это основное зло. Как следствие преступления, появляется необходимость защиты от него граждан и организаций, ставших жертвами этого преступления.

Главная же задача уголовного судопроизводства — это предупреждение, выявление и раскрытие преступлений, их расследование, обнаружение и собирание доказательств, подтверждающих как наличие преступления, так и вину лица, его совершившего. Закрепление доказательств и подготовка их представления в суд, где на основе этих доказательств будет принято решение о наличии преступления и виновности конкретного лица в его совершении, и, как результат, определение ему справедливого наказания. Как следствие всей этой деятельности, и будут защищены интересы жертв преступлений, как физических, так и юридических лиц.

На всех этапах такой деятельности должны строго соблюдаться права и законные интересы лиц, привлекаемых к ответственности. Здесь «золотым» правилом является следующее: борьба с преступностью должна вестись только законными методами с соблюдением всех прав и законных интересов привлекаемых к ответственности лиц.

В определенной мере прав Ю.В. Даровских, считающий, что «задачи уголовного процесса определяются целями уголовного закона, а само судопроизводство является механизмом уголовно-правовой политики государства» <*>.

———————————

<*> Даровских Ю.В. Функции уголовного процесса: соотношение задач уголовного закона и назначения судопроизводства // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Тюмень, 2005. С. 203.

Мы полагаем, что главное назначение уголовного судопроизводства состоит в обеспечении законного, обоснованного и справедливого применения к лицам, совершившим преступления, норм уголовного права, устанавливающих уголовную ответственность и наказание за совершение конкретных преступлений <*>.

———————————

<*> См.: Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Уголовное судопроизводство и его роль в реализации уголовно-правовых норм // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Тюмень, 2005. С. 222.

При реализации норм уголовного права выполняются задачи УК РФ, которыми являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Для осуществления этих задач Кодекс устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений. Изложенное позволяет нам высказаться за установление в УПК РФ норм, регламентирующих задачи уголовного судопроизводства. Вполне приемлемыми являются для УПК РФ задачи, которые были сформулированы в УПК РСФСР, если из текста убрать прилагательные «советское», «социалистическое» (они не раскрывают сущности задач, а лишь политизируют их). Сущность же задач показана достаточно полно.

Обращаясь к задачам предварительного расследования, отметим, что они являются частью задач всего уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу.

Все определения задач во многом схожи, но разнятся в их объеме, количестве. Так, П.И. Тарасов-Родионов задачами предварительного следствия считал: раскрытие преступлений; выявление и привлечение к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступления; подготовку материалов дела для суда <*>.

———————————

<*> См.: Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие. М., 1955. С. 3 — 4.

М.С. Строгович писал: «…предварительное следствие должно быть проведено исчерпывающе и всесторонне, оно направлено на то, чтобы полностью раскрыть преступление, выявить и изобличить всех участников преступления, собрать и проверить все нужные по делу доказательства, привести в ясность все обстоятельства дела, оградить невиновных людей от неосновательного обвинения» <*>. Далее он подчеркивает: «Раскрытие преступления, обнаружение и изобличение совершивших преступление лиц не исчерпывает непосредственных задач предварительного следствия, дело может считаться расследованным полно тогда, когда следователь выяснит причины и условия, способствовавшие совершению преступления или затруднявшие его своевременное обнаружение и пресечение» <**>.

———————————

<*> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М., 1970. С. 39 — 40.

<**> Строгович М.С. Указ. соч. С. 67.

По мнению А.П. Гуляева, задачами следователя являются:

1) быстрое и полное раскрытие преступлений и изобличение виновных;

2) обеспечение иных условий для привлечения каждого виновного в совершении преступления к ответственности в соответствии с законом;

3) ограждение граждан от неосновательного обвинения в совершении преступлений;

4) устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений <*>.

———————————

<*> См.: Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981. С. 3.

Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин полагали, что предварительное следствие имеет самостоятельные процессуальные задачи, а именно:

1) быстрое и полное раскрытие преступлений;

2) привлечение к ответственности виновного и создание необходимых условий для предания его суду;

3) возмещение причиненного преступлением материального ущерба;

4) выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению преступления;

5) воспитание граждан в духе неуклонного исполнения законов и уважения правил общежития <*>.

———————————

<*> См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. С. 38 — 48.

С точки зрения П.С. Элькинд, в качестве целей стадии предварительного расследования (автор отождествляет понятия целей и задач уголовного судопроизводства) можно определить следующие:

1) более детальное раскрытие обстоятельств преступления и изобличение виновных;

2) собирание, закрепление и предварительная оценка доказательств до суда и главным образом для суда;

3) уточнение степени необходимости уголовно-правового воздействия или возможности ограничиться применением мер общественного воздействия <*>.

———————————

<*> См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С. 44.

П.Ф. Пашкевич считал, что перед уголовным судопроизводством стоят шесть взаимосвязанных конкретных задач или ближайших целей:

1) быстрое реагирование следственных и судебных органов на совершенные преступления;

2) установление объективной истины по каждому делу;

3) обеспечение неотвратимости ответственности за совершенное преступление;

4) назначение справедливого наказания виновным;

5) недопустимость привлечения к ответственности и осуждения невиновного;

6) достижение максимального воспитательно-предупредительного эффекта <*>.

———————————

<*> См.: Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. М., 1984. С. 8.

Все названные задачи, за исключением «назначения справедливого наказания», разрешаются и в стадии расследования.

По мнению А.И. Михайлова, в ч. 1 ст. 2 УПК РСФСР были определены ближайшие задачи, а в ч. 2 этой статьи — конечные результаты, которые он называет не задачами, а целями. Под задачами понимаются результаты, достижение которых возможно в настоящем (они связаны с расследованием конкретного уголовного дела). Задачи характеризуют предварительное следствие с количественной стороны, и степень их достижения может быть измерена. Цели же предварительного следствия реализуются при участии других социальных институтов и государственных органов, и вклад следователей в их достижение количественно выразить в настоящее время невозможно <*>.

———————————

<*> См.: Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следствия: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1979. С. 43 — 46, 50 — 51.

Представляется, что приведенные конструкции систем задач предварительного расследования не полны и в определенной мере не точны. Правильное же определение задач конкретной стадии имеет исключительно важное как теоретическое, так и практическое значение.

Учитывая различную терминологию, употребляемую авторами в разных сочетаниях применительно к одним и тем же положениям, целесообразно выяснить значение терминов «цель» и «задача».

В русском языке термин «цель» толкуется как «то, к чему стремятся, что надо осуществить» <*>, «задача» — как «то, что требует исполнения, разрешения» <**>. Таким образом, видно, что семантика указанных терминов идентична.

———————————

<*> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1970. С. 859.

<**> Там же. С. 198.

Мы полностью разделяем суждения профессора П.С. Элькинд, высказавшей критические замечания в адрес ученых В.Т. Томина <*>, Л.Д. Кокорева <**>, которые предприняли попытку разграничить категории «цели» и «задачи» в уголовном судопроизводстве по их объему, перспективности и содержанию: «Любой критерий разграничения целей и задач по содержанию оказался бы искусственным, надуманным». Определенные нюансы данных понятий лежат отнюдь не в различии их содержания, а в возможности их разноаспектного использования. Категория «цель» — философская; категория «задача» имеет более практическое, житейское употребление. Поэтому, когда данная категория подвергается исследованию в ее философском выражении — внутреннем (как мысленное отражение потребности человека) и внешнем (как субъективное отражение объективно, реально существующих возможностей действительности, внешнего мира), субъективном (поскольку цели возникают в сознании людей) и объективном (поскольку они определяются в конечном счете материальными условиями жизни общества), когда мы стремимся познать всю систему нитей и взаимосвязей данной категории вообще и в сфере конкретных общественных отношений в частности, мы используем понятие «цель». В тех же случаях, когда речь идет о выражении содержания этой категории в определенных правилах поведения, в нормативных актах, в направленности конкретной практической деятельности, вне ее сложного многоаспектного исследования, более целесообразно пользоваться понятием «задачи» <***>.

———————————

<*> См.: Томин В.Т. Понятие цели советского уголовного процесса // Правоведение. 1969. С. 34. С. 70; Он же. Понятие и задачи уголовного судопроизводства // Вопросы борьбы с преступностью: Труды Иркутского университета. 1970.

<**> См.: Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971. С. 73; Он же. Положение личности в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Л., 1975. С. 12.

<***> См.: Элькинд П.С. Указ. соч. С. 38 — 39.

Некоторые ученые в отношении одних и тех же понятий употребляют разные термины. Так, А.Д. Бойков познание объективной истины в одном случае относит к целям, в другом — к задачам уголовного процесса <*>. Таким образом, представляется, что в уголовном судопроизводстве категории «цели» и «задачи» идентичны.

———————————

<*> См.: Бойков А.Д. К изучению эффективности уголовно-процессуального закона // Эффективность применения уголовного закона. М., 1973. С. 169, 173.

Задачи уголовного судопроизводства, формулируемые законодателем, должны быть реальными, выполнимыми. Степень их выполнения может быть представлена наглядно, как в виде показателей раскрываемости преступлений, так и в виде показателей состояния законности в районе, городе, состояния воспитательной и профилактической работы, как в целом, так и с отдельными группами населения, трудовыми коллективами, отдельными гражданами. Формулируемые и определяемые законодателем задачи представляют собой требования, выдвигаемые общественной жизнью, разрешение которых назрело в каждом конкретном случае. К. Маркс отмечал, что задачи формулируют люди и они их определяют так, чтобы они же и имели возможность их разрешить: «…при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо или, по крайней мере, находятся в процессе становления» <*>.

———————————

<*> Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 7.

Цели (задачи) в уголовном судопроизводстве, по мнению П.С. Элькинд, подразделяются на общие для уголовного судопроизводства в целом и на конкретные, характерные для каждой конкретной стадии уголовного процесса <*>. Такая классификация задач может быть принята условно, так же как и то, что стадия уголовного процесса является лишь относительно самостоятельной частью уголовного процесса в целом. Вот почему предлагаемые различными авторами конструкции задач стадии предварительного расследования не могут быть признаны удовлетворяющими всем требованиям. Этим же можно объяснить и то положение, что некоторые задачи, относимые к отдельной стадии, по существу разрешаются и в ряде других стадий. В конкретной же стадии уголовного процесса они, как правило, получают свое специфическое проявление с учетом предназначения конкретной стадии. Однако нельзя считать такое разрешение той или иной задачи окончательным, если ее разрешение будет осуществляться в последующих стадиях процесса. Сказанное позволяет утверждать, что задачами конкретной стадии уголовного процесса следует рассматривать и те из них, которые разрешаются как в отдельной стадии, так и в уголовном судопроизводстве в целом. Здесь, по нашему мнению, не имеет значения обстоятельство возможности или невозможности количественного или качественного измерения степени разрешения конкретной задачи, реализуемой в той или иной стадии уголовного процесса.

———————————

<*> См.: Элькинд П.С. Указ. соч. С. 41.

Мы разделяем мнение П.С. Элькинд о том, что цели (задачи) уголовного судопроизводства в целом образуют систему взаимосвязанных и взаимодействующих структурных элементов, значение которых равнозначно <*>. Они (цели-задачи) не могут быть классифицированы по степеням или уровням. Если они разрешаются в конкретной стадии или уголовном процессе в целом, они относятся к категории целей-задач, если же они не находят здесь своего проявления, то они и не могут относиться к категории целей-задач.

———————————

<*> См.: Элькинд П.С. Указ. соч. С. 43; Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Социологические аспекты изучения эффективности правосудия // Право и социология. М., 1973. С. 261.

Задачами предварительного расследования являются только те положения, которые получили закрепление в законе или вытекают из его сущности:

1) быстрое и полное раскрытие преступлений;

2) установление объективной истины по уголовному делу;

3) изобличение виновных;

4) привлечение виновных в совершении преступлений к уголовной ответственности в качестве обвиняемых;

5) ограждение невиновного от привлечения к уголовной ответственности;

6) реабилитация неосновательно привлеченных к уголовной ответственности и обеспечение возмещения им ущерба, причиненного неосновательным привлечением;

7) обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного преступлением;

8) выявление и устранение обстоятельств, способствующих совершению преступлений;

9) создание необходимых предпосылок для правильного и законного разрешения уголовного дела судом;

10) обеспечение исполнения приговора;

11) воспитание граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции РФ и законов, уважения правил общежития;

12) охрана прав и свобод граждан и интересов общества;

13) способствование укреплению законности и правопорядка.

Четкое определение задач стадии предварительного расследования будет способствовать более полному и всестороннему исследованию их в теории уголовного процесса. Развернутый перечень стоящих перед расследованием задач будет представлять собой для практических органов исчерпывающую программу их деятельности по каждому уголовному делу, будет способствовать выработке наиболее оптимальных вариантов их разрешения. Наличие системы задач стадии предварительного расследования явится гарантией обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве и в конечном счете само по себе будет способствовать укреплению законности в деятельности органов предварительного расследования.

Представленный перечень задач стадии предварительного расследования в таком виде в литературе дается впервые. Причем большинство задач теми или иными авторами представлялись в различном сочетании (как видно из приводимых высказываний). Подчеркнем, что содержание одних задач не должно входить в содержание других. Другое дело, что все задачи, определяющие предназначение конкретной стадии уголовного процесса, представляют собой систему. Каждая из задач характеризует отдельные самостоятельные направления деятельности, разноаспектно позволяет раскрыть сущность стадии предварительного расследования. В этом и состоит ценность и направленность конкретной задачи. Если то или иное положение не выполняет указанной миссии, то оно не может быть отнесено к задачам стадии, а тем более к задачам всего уголовного процесса.

Методологически неправильно отрывать задачи предварительного расследования от задач уголовного процесса в целом. Выполнение задач конкретной стадии позволит разрешить задачи уголовного судопроизводства в целом. Правильнее говорить не о специфических задачах конкретной стадии, а о специфическом разрешении задач уголовного процесса в конкретной стадии. Наличие специфики в разрешении конкретных задач и позволяет нам такие задачи не только считать задачами уголовного судопроизводства, но и рассматривать их в качестве задач конкретной стадии.

Когда идет речь о задачах уголовного судопроизводства, то имеются в виду такие задачи, которые разрешаются в связи с расследованием и судебным разбирательством конкретного уголовного дела. Вне уголовного дела нет уголовного судопроизводства. Соответственно, вне конкретного уголовного дела нет задач уголовного судопроизводства.

Это положение позволяет нам утверждать, что все задачи уголовного судопроизводства разрешаются в ходе расследования и судебного разбирательства конкретного уголовного дела, а это значит, что содержание этих задач не может распространяться на деятельность органов, не ведущих уголовное судопроизводство.

Если аналогичные задачи возлагаются на другие органы государства и их разрешение осуществляется вне уголовного судопроизводства, то в этой части их нельзя считать задачами уголовного судопроизводства. Наглядным подтверждением этого вывода может служить задача «способствование укреплению законности и правопорядка», которая в уголовном судопроизводстве разрешается только в той ее части, в какой она может быть разрешена средствами уголовного судопроизводства.