Функции в уголовном судопроизводстве: понятие, сущность, значение

04-03-19 admin 0 comment

Ефимичев С.П. , Ефимичев П.С.
Журнал российского права, 2005.


Нарушения общественных отношений, охраняемых уголовным законом, являются преступлениями, за совершение которых законом устанавливается уголовное наказание. Уголовное преследование за совершение преступлений осуществляется в рамках уголовного судопроизводства, урегулированного нормами уголовно-процессуального закона. Так, в соответствии со ст. 6 УПК РФ «уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод».

По нашему мнению, приведенные положения ст. 6 УПК не раскрывают в полном объеме назначение уголовного судопроизводства. Главное назначение уголовного судопроизводства состоит в обеспечении законного, обоснованного и справедливого применения к лицам, совершившим преступления, норм уголовного права, устанавливающих уголовную ответственность и наказание за совершение конкретных преступлений.

При реализации этого главного направления-предназначения и будут соблюдены требования защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений (как физических, так и юридических лиц) и обеспечена защита личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения. Без реализации главного направления останутся необеспеченными и названные в ст. 6 УПК требования, характеризующие предназначение уголовного судопроизводства.

В теории права выделяются четыре группы (системы) функций, которые в совокупности образуют систему функций права. Среди них общеправовые функции, отраслевые функции, функции правовых институтов и функции норм права. В связи с этим можно полагать, что уголовно-процессуальные функции рассматриваются как функции отрасли права (отраслевые функции), специфические для отрасли уголовно-процессуального права. Если исходить из того, что функции — это предназначение и направление правового воздействия, то уголовно-процессуальные функции представляют собой специфическую форму реализации общеправовых функций — регулятивной и охранительной <*>.

———————————

<*> Подробнее об этом см.: Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1974; Он же. Общая теория права. М., 1982; Он же. Проблемы теории права. Свердловск, 1982; Радько Т.Н. Методологические вопросы познания функций права. Волгоград, 1974; Халиулин А. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997.

Нормы уголовного права могут быть реализованы только в рамках уголовного судопроизводства, в этом и состоит его основное предназначение, его основная функция.

Вопросы функции в уголовном судопроизводстве в теоретическом плане являются дискуссионными. На сегодняшний день общепризнанного определения понятия функции не выработано. Термин «функция» впервые в УПК употреблен в ст. 15 «Состязательность сторон» гл. 2 «Принципы уголовного судопроизводства». Это означает, что «состязательность сторон» является принципом уголовного судопроизводства. Статья 15 УПК устанавливает: «1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом».

Понятие «состязательность сторон» в действующее законодательство впервые было включено в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон».

Напомним, что Конституция РФ была принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г., а УПК вступил в силу с 1 июля 2002 г. До принятия УПК вопросы состязательности сторон и основанного на этом принципе разделения функций на обвинение, защиту и разрешение дела были предметом обсуждения в ряде постановлений Конституционного Суда РФ, в которых функция «разрешение дела» отождествлялась с функцией «отправление правосудия» <*>. Полагаем, что такое отождествление условно может быть принято с определенными оговорками лишь применительно к судебному разбирательству и не может быть отнесено к уголовному судопроизводству в целом <**>. По каждому уголовному делу его разрешение осуществляется тем органом, в производстве которого оно находится. Скажем, в стадии предварительного расследования дело разрешают следователи, органы дознания, дознаватели, прокуроры, но никак не суд.

———————————

<*> Конституционный Суд РФ функцию «правосудия» отождествляет с функцией «разрешения дела» в Постановлении от 14 января 2000 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ» // РГ. 2000. 2 февр.

<**> См.: Божьев В.П. К вопросу о состязательности сторон в стадии предварительного расследования // Материалы международной научно-практической конференции «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: год правоприменения и преподавания». М.: МГЮА, 2004. С. 235 — 238; Химичева Г.П. Принцип состязательности сторон и его роль в совершенствовании УПК Российской Федерации // Там же. С. 91 — 94.

Законодатель, формулируя ст. 15 УПК, учел суждения Конституционного Суда РФ по вопросу связи состязательности сторон и реализуемых в уголовном судопроизводстве функций.

Что же следует понимать под состязательностью сторон и функциями уголовного судопроизводства? Правильный ответ на эти вопросы позволит обеспечить права и законные интересы не только личности, но и общества и государства. Причем только сочетание интересов личности, общества и государства будет гарантией их реализации и позволит полноценно разрешить задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством, и в конечном итоге положительно скажется на состоянии борьбы с преступностью.

Л.Б. Алексеева, анализируя проблему уголовно-процессуальных функций, вполне обоснованно пишет: «Функциональная структура уголовно-процессуальной деятельности не может ограничиться анализом трех традиционно выделяемых процессуальных функций, необходимо обратить внимание на два непреложных методологических правила, которые следует соблюдать при функциональном анализе уголовно-процессуальной деятельности: а) анализу функций должен предшествовать тщательный анализ задач и целей уголовного судопроизводства, поскольку каждая функция прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно вытекает из задач и целей процесса; б) в любой выделенной системе функций должна четко просматриваться связь между ними, поскольку функции всегда взаимосвязаны» <*>.

———————————

<*> Алексеева Л.Б. Уголовно-процессуальные функции // Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М.: Юридическая литература, 1989. С. 423.

Состязательность сторон как принцип уголовного судопроизводства указывает на состязательный характер судебных заседаний, где стороны обвинения (прокурор) и защиты (обвиняемый и его защитник) состязаются перед судом, доказывая суду правильность своих утверждений. Это состязание проявляется в анализе и интерпретации имеющихся в материалах дела доказательств. Именно в таком состязании и равноправны стороны. Во всем же другом никакого равноправия нет и быть не может. Уравнивается положение сторон еще и тем, что органы обвинения не только имеют право, но и обязаны собирать как обвинительные, так и оправдательные доказательства. Органы обвинения в работе с доказательствами обязаны действовать объективно, полно и всесторонне. Они, будучи наделены властными полномочиями, реализуют их в том числе и при выполнении ходатайств, заявленных стороной защиты. Сторона защиты не обладает властными полномочиями, но она и не обязана доказывать свою невиновность. Обязанность доказывания вины возлагается на сторону обвинения. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ст. 49 Конституции РФ) <*>.

———————————

<*> Подробнее об этом см.: Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Уголовно-процессуальное законодательство и решения Конституционного Суда РФ // Ежегодник российского права. 2000. М.: Норма, 2001. С. 78 — 84.

Как следует из содержания ст. 15 УПК, законодатель связывает понятие функций в уголовном судопроизводстве с принципом состязательности сторон и определяет наличие в уголовном судопроизводстве трех функций: 1) обвинения, 2) защиты, 3) разрешения уголовного дела.

М.С. Строгович под уголовно-процессуальными функциями понимает «отдельные виды, отдельные направления уголовно-процессуальной деятельности». По его мнению, в уголовном процессе существует три основные уголовно-процессуальные функции: 1) обвинение (уголовное преследование), 2) защита, 3) разрешение дела <*>. По мнению П.С. Элькинд, «уголовно-процессуальные функции — это определяемые нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности специальное назначение и роль ее участников. Вся уголовно-процессуальная деятельность складывается из определенных функций: установления, проверки данных относительно преступления; их расследования; обвинения; защиты; судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела; вспомогательных; побочных» <**>.

———————————

<*> См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.: Наука, 1968. С. 188 — 189.

<**> Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе // Вопросы защиты по уголовным делам: Сборник статей. Л.: ЛГУ, 1967. С. 13.

Г.П. Химичева полагает, что «процессуальные функции следует рассматривать как направления процессуальной деятельности, осуществляемой участниками уголовного судопроизводства посредством реализации их прав и обязанностей» <*>. С.И. Гирько считает, что «уголовно-процессуальные функции можно понимать как непосредственно связанные с предназначением уголовного судопроизводства и ориентированные на разрешение его задач направления деятельности участников процесса, содержание которых определяется специальными полномочиями, правами и обязанностями (процессуальным статусом) их субъектов» <**>, и классифицирует их на: 1) основные, 2) обеспечивающие нормальный ход уголовного судопроизводства, 3) вспомогательные.

———————————

<*> Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. М.: Экзамен, 2003. С. 49.

<**> Гирько С.И. Уголовно-процессуальные функции милиции (теоретические, правовые и прикладные проблемы): Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 26.

Другие авторы, обсуждавшие вопросы понятия функции уголовного судопроизводства, дают свои определения понятия функции и их перечень <*>. Вместе с тем они немногим отличаются от изложенных.

———————————

<*> См., например: Альперт С.А. Обвинение в советском уголовном процессе. Харьков, 1974. С. 15; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С. 30; Выдря Л.М. Расследование уголовного дела — функция уголовного процесса // Советское государство и право. 1980. N 9; Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. Ярославль, 1978. С. 67 — 78; Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976; Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях // Правоведение. 1973. N 5. С. 73; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971. С. 55; Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. М., 1981. С. 8; Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 14; Рахунов Р.Д. Процессуальное положение следователя и его функции // Проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1973. С. 23; Зеленецкий В.С. Функциональная структура прокурорской деятельности. Харьков, 1978. С. 26; Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон (проблемы соотношения и применения). М., 1999. С. 68; Лобанов А.П. Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве. Тверь, 1996. С. 34; Якубович Н.А. Процессуальные функции следователя // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С. 24 и др.

Обозначив три функции, реализуемые в уголовном судопроизводстве, законодатель классифицировал всех участников процесса под названные функции. В главе 6 УПК — участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения: прокурор (ст. 37), следователь (ст. 38), начальник следственного отдела (ст. 39), орган дознания (ст. 40), дознаватель (ст. 41), потерпевший (ст. 42), частный обвинитель (ст. 43), гражданский истец (ст. 44), представители потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя (ст. 45). В главе 7 — участники уголовного судопроизводства со стороны защиты: подозреваемый (ст. 46), обвиняемый (ст. 47), законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого (ст. 48), защитник (ст. 49 — 53), гражданский ответчик (ст. 54), представитель гражданского ответчика (ст. 55). По мнению законодателя, функцию разрешения дела реализует суд в ходе осуществления правосудия (ст. 29 — 36). Этот вывод вытекает из положений, сформулированных ч. 2 и 3 ст. 15 УПК: «Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

Анализ этих требований приводит нас к бесспорному выводу, что функцию разрешения дела, по мнению законодателя, выполняет только суд. Но разрешение уголовного дела — это вообще не функция, не направление деятельности, не предназначение. Это окончательное или промежуточное решение по уголовному делу, которое принимает тот орган, в производстве которого находится уголовное дело. В связи с этим заслуживает рассмотрения суждение профессора П.С. Элькинд, которая эту функцию именует «судебное рассмотрение и разрешение уголовного дела». В такой интерпретации «рассмотрение и разрешение дела судом» и есть синоним «правосудия», осуществляемого только судом. Никто другой такую деятельность осуществлять не правомочен.

Состязательность сторон именовать принципом уголовного судопроизводства можно с большой натяжкой, поскольку состязательность сторон имеет место только в стадии судебного разбирательства. В стадии предварительного расследования состязательность сторон возможна только в случае наделения стороны защиты правом на осуществление параллельного расследования. Однако в таком случае перестанет действовать принцип публичности, а в настоящий период развития общества это недопустимо. Изложенное свидетельствует об огромной значимости правильного определения понятий состязательности и функций в уголовном судопроизводстве. Следовательно, состязательность сторон — это не принцип уголовного судопроизводства, а один из многих способов исследования доказательств в суде, такой же, как, например, перекрестный допрос в суде обвиняемых, свидетелей, потерпевших.

Разделение в законе участников процесса по выполняемым функциям обвинения и защиты приводит к отрицательным последствиям в защите прав и законных интересов лиц, как потерпевших от преступлений, так и привлекаемых к уголовной ответственности. Например, прокурор в соответствии со ст. 37 УПК отнесен к участникам процесса со стороны обвинения. На него возложена обязанность не только осуществлять от имени государства в ходе уголовного судопроизводства уголовное преследование, но и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. Последнее включает в себя и надзор за законностью и соблюдением прав и свобод всех лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство. Уголовное преследование осуществляется во взаимосвязи с надзорной деятельностью прокурора. Характер же надзорной деятельности в полном объеме определен Федеральным законом от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации».

Надзорные полномочия прокурора определены в статье 1. Она гласит:

«1. Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Прокуратура Российской Федерации выполняет и иные функции, установленные федеральными законами.

2. В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет:

надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;

надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина всеми перечисленными выше органами и должностными лицами;

надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

надзор за исполнением законов судебными приставами;

надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу;

уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации;

координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

3. Прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами, арбитражными судами (далее — суды), опротестовывают противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов».

Мы сознательно воспроизвели три первых пункта ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», чтобы показать весь объем надзорных полномочий прокуроров. Как видим, уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством России, занимает лишь часть надзорных полномочий прокуратуры. Из приведенного следует, что основной функцией прокуратуры является осуществление надзора за соблюдением Конституции РФ и других законов. Уголовное же преследование является той же надзорной деятельностью, но составляющей ее разновидность и осуществляемой в других формах. Эту же мысль подтверждает и ч. 5 ст. 37 УПК, устанавливающая, что прокурор вправе в порядке и по основаниям, установленным УПК, отказаться от осуществления уголовного преследования.

В контексте высказанного заслуживает внимания суждение Я.О. Мотовиловкера, писавшего: «Осуществляемая прокурором функция обвинения есть форма, в которой проявляется его функция надзора за законностью в сфере борьбы с преступностью. Прокурор поэтому выявляет в судебном разбирательстве как уличающие, так и оправдывающие обстоятельства, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства. Суду прокурор помогает избежать любых ошибок» <*>.

———————————

<*> Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. С. 52.

Сказанное свидетельствует о том, что прокурор не выполняет функцию обвинения — уголовного преследования, а выполняет функцию надзора. Утверждение обвинительного заключения, произнесение в суде обвинительной речи есть реализация функции надзора. Направление уголовного дела прокурором в суд не есть требование к осуждению.

Статья 38 УПК «Следователь» включена в главу «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения». Анализ содержания ст. 38, определяющей правовой статус следователя, не позволяет судить о том, что следователь выполняет функцию обвинения. Часть 1 ст. 38 УПК определяет: «Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу». Часть 2 ст. 38 УПК регламентирует правовой статус следователя. Никаких обязанностей следователя по уголовному преследованию правовой статус не содержит. Наоборот, законодатель наделяет следователя правом обжаловать любые указания или решения по делу надзирающего прокурора вышестоящему прокурору. Причем по главным, принципиальным вопросам законодатель гарантирует следователю его процессуальную самостоятельность. Так, например, указания прокурора по вопросам о привлечении в качестве обвиняемого; о квалификации преступления; об объеме обвинения; об избрании, изменении или отмене меры пресечения; о направлении уголовного дела в суд или его прекращении; об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия; о передаче уголовного дела другому следователю могут быть обжалованы следователем вышестоящему прокурору, а исполнение указания приостановлено.

Вышестоящий прокурор не имеет права принудить следователя выполнить указания нижестоящего прокурора; он должен или отменить указания нижестоящего прокурора, или передать дело другому следователю. Наличие указанного правила свидетельствует о самостоятельности следователя. Никакой функции уголовного преследования у следователя нет и быть не может. Более того, даже прокурор не имеет такой самостоятельности, для него указания вышестоящего прокурора являются обязательными, а их обжалование не приостанавливает исполнение указаний.

Следователь обязан расследовать уголовное дело полно, всесторонне и объективно, выяснять все смягчающие и отягчающие вину обстоятельства. Односторонность, неполнота расследования являются основанием для возвращения ему уголовного дела прокурором для дополнительного расследования. Выявление прокурором обвинительного уклона, необъективности в расследовании может быть основанием для передачи уголовного дела другому следователю, основанием для отстранения его от расследования. Соответственно, нет оснований относить следователя к участникам процесса со стороны обвинения. Вполне категорично по этому вопросу высказался Р.Д. Рахунов: «Функция расследования дела — это не функция обвинения, и с этой функцией не совпадает… Мы утверждаем, что следователь не осуществляет функцию обвинения» <*>. Думается, что Р.Д. Рахунов прав. Предъявление обвинения — это этап стадии предварительного расследования, элемент функции расследования, обозначенной в ч. 1 ст. 38 УПК.

———————————

<*> Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961. С. 47 — 48.

Классификация участников процесса с учетом сформулированных в законе функций не имеет достаточных оснований. Более того, данная классификация вводит участников процесса в заблуждение. На практике некоторые участники процесса — следователи, да и прокуроры, — буквально толкуя данную классификацию, освобождают себя от объективного исследования обстоятельств дела, полагая, что они не должны, а некоторые даже считают, что они не имеют права собирать доказательства, оправдывающие обвиняемых, смягчающие их вину. Это заблуждение наносит непоправимый вред выполнению задач уголовного судопроизводства, обеспечению прав и законных интересов его участников.

Полагаем, что в порядке совершенствования уголовно-процессуального закона целесообразно ввести следующую классификацию участников процесса: 1) государственные органы и должностные лица, ведущие процесс: суд, судья, прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель; 2) участники процесса, имеющие свой личный интерес в уголовном деле: подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, защитник; 3) иные участники процесса, вовлекаемые в уголовный процесс с целью содействия в решении задач уголовного судопроизводства: свидетели, понятые, эксперты, специалисты, переводчики и др.

Уголовно-процессуальные функции — это определяемые нормами права направления, непосредственно раскрывающие предназначение уголовного судопроизводства, ориентированные на разрешение задач, стоящих перед уголовным процессом, определяющие направления деятельности участников процесса, обусловленные их правовым статусом.

Основным предназначением уголовного судопроизводства является обеспечение реализации норм материального уголовного права. Направлениями деятельности участников процесса, вытекающими из предназначения всего уголовного судопроизводства, являются:

1) надзор за соблюдением Конституции РФ и законов, регламентирующих деятельность в сфере уголовного судопроизводства (ст. 129 Конституции РФ и ст. 37 УПК) — для прокурора;

2) выявление информации о подготавливаемых и совершенных преступлениях и принятие решения о возбуждении уголовных дел — для органа дознания, следователя, прокурора;

3) предварительное расследование преступлений (выявление виновных, привлечение их к уголовной ответственности, обеспечение защиты интересов обвиняемых и потерпевших) — для следователя, дознавателя, прокурора;

4) завершение дознания, предварительного следствия и определение путей окончательного разрешения дела (направление в суд или прекращение производства по делу) — для следователя, дознавателя, прокурора;

5) прокурорский надзор за окончанием расследования — для прокурора;

6) предварительное рассмотрение дела судом — для судьи, суда;

7) судебное разбирательство и принятие судебного решения по делу (отправление правосудия) — для суда;

8) защита прав и законных интересов потерпевших и обвиняемых в ходе расследования и судебного разбирательства — для судьи, суда, прокурора, защитника, подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, представителей подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего;

9) вспомогательные функции, осуществляемые иными участниками процесса, — для свидетелей, экспертов, понятых, специалистов, переводчиков и др.;

10) побочные функции (предъявление гражданского иска и защита от него) — для гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей.

Вряд ли можно согласиться с положением, установленным ч. 2 ст. 15 УПК, о том, что «функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо».

Как мы установили ранее, применительно к суду функция разрешения уголовного дела является синонимом понятия отправления правосудия. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ). Народная мудрость гласит: «Суд не на осуд, а на рассуд». Это означает, что суд самостоятельно принимает решение, которое должно соответствовать истине — реальной действительности. Если совокупность представленных суду, собранных и проверенных им доказательств убеждает суд в наличии преступления, совершенного подсудимым, то суд признает подсудимого виновным и определяет ему соответствующее наказание. Тем самым суд становится на сторону обвинения и выполняет функцию обвинения. И наоборот, если доказательств недостаточно или они убеждают суд в невиновности подсудимого, то суд постановляет оправдательный приговор, снимая с подсудимого какие-либо подозрения в виновности. Вынося такое решение, суд выполняет функцию защиты, реабилитирует подсудимого. Таким образом, осуществляя функцию правосудия, суд разрешает уголовное дело, в ходе рассмотрения которого реализует как функцию обвинения, так и функцию защиты по различным делам или по различным эпизодам одного и того же дела, когда по одним эпизодам он оправдывает подсудимого, а по другим признает виновным и осуждает, назначая наказание.

Прокурор, следователь, дознаватель в стадии предварительного расследования при подтверждении виновности обвиняемого совокупностью доказательств привлекают его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, выполняя тем самым функцию обвинения, завершают расследование направлением дела в суд. В случае отсутствия доказательств виновности обвиняемого или их недостаточности названные участники процесса разрешают уголовное дело его прекращением, тем самым выполняя функцию защиты. Принимая же решение о прекращении уголовного дела и оформляя это решение вынесением соответствующего постановления, они выполняют функцию разрешения уголовного дела.

Некорректность формулы, содержащейся в ч. 2 и 3 ст. 15 УПК, подтверждает и анализ других норм УПК, регламентирующих работу с доказательствами следователя, дознавателя, прокурора и суда. Часть 1 ст. 86 УПК гласит: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Статья 73 УПК определяет перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию. Обязанность же доказывания возлагается на государственные органы, ведущие уголовное судопроизводство. В стадии предварительного расследования эта обязанность возложена на дознавателя, следователя, прокурора, а в суде — на суд.

В каждом из обстоятельств, подлежащих доказыванию, могут содержаться как обвинительные, так и оправдательные обстоятельства. Это означает, что в стадии предварительного расследования следователь, дознаватель, прокурор, собирая доказательства обвинительные, выступают на стороне обвинения, а собирая доказательства оправдательные или смягчающие вину, выступают на стороне защиты. Действовать иначе они не имеют права, поскольку должны действовать объективно, реализуя как обвинительную, так и защитную функцию, а в целом — функцию расследования. Аналогично должен действовать и суд в судебном заседании. Он не имеет права без оснований отвергать представленные как обвинителем, так и защитником доказательства. Соответственно, каждый раз он будет то на стороне обвинения, то на стороне защиты, то есть выполнять функции как обвинения, так и защиты. Тем самым суд объективно и непредвзято выполняет функцию разрешения уголовного дела, функцию правосудия.

С учетом изложенного полагали бы возможным предложить следующую редакцию ст. 15 УПК «Состязательность сторон»:

«1. Судебное разбирательство осуществляется на основе состязательности сторон при исследовании как обвинительных, так и оправдательных доказательств.

2. Суд является полноправным участником уголовного судопроизводства, создающим необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В целях обеспечения полноты исследования он самостоятельно собирает как оправдательные, так и обвинительные доказательства.

3. Выносимые по делу решения должны основываться на проверенных судом с участием сторон доказательствах, подтверждающих установление истины.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом».

Принятие нашего предложения позволит стабилизировать практику применения уголовно-процессуального законодательства и обеспечить соблюдение прав и законных интересов сторон в уголовном судопроизводстве.