Некоторые аспекты реформирования уголовного законодательства

04-03-19 admin 0 comment

Игнатов А.Н.
Журнал российского права, 2003.


Правовая реформа, начатая в Российской Федерации в 90-е годы двадцатого столетия, далеко не завершена. Нуждается в совершенствовании и развитии и уголовное законодательство.

Принятый в 1996 году новый Уголовный кодекс РФ готовился в обстановке спешки, что не могло не отразиться на его содержании и предопределило ряд его недостатков. Кроме того, в этот период было подготовлено разными группами ученых и ведущих практических работников органов юстиции два проекта УК.

Один основывался на специально разработанной концепции уголовного законодательства в новых исторических условиях <*>, а другой представлял собой модернизированный и улучшенный вариант старого УК РСФСР.

———————————

<*> См.: Концепция уголовного законодательства Российской Федерации // Государство и право. 1992. N 8. С. 39 — 46 (Концепция подготовлена: И.М. Гальпериным, д.ю.н.; А.Н. Игнатовым, д.ю.н.; С.Г. Келиной, д.ю.н.; Ю.А. Красиковым, д.ю.н.; Г.М. Миньковским, д.ю.н.; М.С. Палеевым; С.А. Пашиным, к.ю.н.; Э.Ф. Побегайло, д.ю.н.; О.Ф. Шишовым, д.ю.н.).

Когда одновременно в Государственную Думу были внесены оба эти проекта УК, ее руководство приняло соломоново решение объединить их в один в срок за две недели.

В результате механического объединения двух проектов, различавшихся концептуально, получившийся Кодекс был далек от совершенства. Внесение в последующие годы в УК РФ многочисленных изменений и дополнений потребовалось для исправления ряда его изначальных недостатков, а также в связи с новыми явлениями в общественных отношениях, в том числе и в сфере криминальной деятельности.

Весьма существенные изменения в Уголовном кодексе предполагает проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», внесенный Президентом Российской Федерации в Государственную Думу в марте 2003 г.

1. Одна из целей данного законопроекта заключается в смягчении ответственности за менее опасные преступления, что приведет к значительному сокращению числа лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Сокращение объема применения наказания в виде лишения свободы в целом оправданно и не вызывает возражений. Однако ряд положений проекта дает основание для серьезных сомнений и требует тщательного рассмотрения и обсуждения.

Одно из существенных нововведений, предлагаемых проектом, — это исключение из Уголовного кодекса признака неоднократности преступлений и изменение в связи с этим понятия совокупности преступлений.

Действительно, применение неоднократности как квалифицирующего признака вызывает определенные трудности в судебной практике. Тем не менее полный отказ от этого понятия может создать не меньшие сложности.

Так, лицо, совершившее серию краж, каждая из которых подпадает под признаки ч. 1 ст. 158 УК РФ, может быть осуждено максимально на два года лишения свободы, поскольку в этом случае при квалификации всех доказанных преступлений по совокупности при назначении наказания применяется принцип поглощения большим наказанием меньших. Поэтому если даже десять раз назначить ему наказание по ч. 1 ст. 158 УК два года лишения свободы, окончательный его срок останется тем же. В то время как по существующему законодательству действия такого, возможно, профессионального преступника будут квалифицированы как кража, совершенная неоднократно, и ему может быть назначено наказание в виде шести лет лишения свободы.

Таким образом, исключение неоднократности приведет к резкому смягчению наказания за систематическое совершение преступлений, не являющихся тяжкими, но достаточно распространенных, как, например, кражи, мошенничество, и одновременно к усилению ответственности за совершение, например, двух тяжких преступлений, так как в этом случае будет применен принцип сложения наказаний с выходом за пределы максимальной санкции. К тому же нелепой будет выглядеть квалификация по совокупности преступлений в процессуальных документах. Так, если будет установлено, что вор совершил десять краж, каждая из которых подпадает под признаки ч. 1 ст. 158 УК, в обвинительном заключении и приговоре надо будет десять раз указать, что виновный обвиняется и осуждается за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 158 УК, и по каждому эпизоду назначать наказание.

Понятия повторности или неоднократности, что идентично, давно известны российскому уголовному законодательству и использовались судебной практикой в течение многих лет. Понятие совокупности преступлений в уголовно-правовой доктрине, законодательстве и судебной практике предполагало совершение разнородных или даже однородных преступлений, но образующих различные составы преступлений.

Отказ от понятия неоднократности и признание совокупностью преступлений деяний, образующих одинаковые составы преступлений, разрушает сложившуюся в российской уголовно-правовой науке теорию множественности преступлений, разработанную поколениями ученых и воспринятую судебной практикой. Поэтому отказ от понятия неоднократности преступлений в УК РФ представляется поспешным и недостаточно продуманным.

Проблема соотношения понятий неоднократности, рецидива и совокупности преступлений требует серьезного изучения для выработки оптимальных рекомендаций по изменению уголовного законодательства.

2. Также вызывает возражение предложение отказаться от конфискации имущества как меры наказания. В пояснительной записке к рассматриваемому проекту указывается на весьма низкую эффективность такого вида наказания, как конфискация имущества. Однако никаких подтверждающих это положение данных не приводится.

Наказание в виде конфискации имущества направлено, в первую очередь, против крупных расхитителей народного достояния, государственной и общественной собственности, против злостных коррупционеров, наживших огромные богатства за счет взяточничества, хищений и других корыстных преступлений, а также крупных наркодельцов.

Положение о том, что имущество, нажитое преступным путем, подлежит конфискации в порядке, предусмотренном ст. 81 УПК РФ, не решает данной проблемы.

Во многих случаях точно доказать, что вся недвижимость, счета в зарубежных банках и другое имущество осужденного коррупционера приобретены преступным путем, достаточно сложно. Так, например, лицо осуждается за получение крупной взятки. Сумму взятки можно конфисковать, но остается огромная собственность (недвижимость, счета в банках, автомашины, драгоценности и т.д.), которая не могла быть приобретена за счет легальных доходов. Ни у кого нет сомнений, что взятки брались регулярно, систематически и в крупных размерах, но эти эпизоды не были доказаны. Известно, что латентность взяточничества превышает 90 процентов. Поэтому по действующему законодательству суд, признав субъекта виновным в совершении тяжкого корыстного преступления, имеет право применить конфискацию имущества осужденного.

Отказ от конфискации имущества как вида наказания будет с восторгом воспринят крупными коррупционерами, расхитителями и наркоторговцами. При проведении социологических исследований было установлено, что воры-рецидивисты, воротилы наркобизнеса предпочитают отбыть несколько лет лишения свободы, нежели потерять значительную собственность, добытую преступным путем.

Замена конфискации имущества штрафом в качестве дополнительного наказания существенного значения в борьбе с корыстной преступностью иметь не будет. Так, по новой редакции ст. 160 УК РФ за присвоение или растрату чужого имущества в крупном размере, а также за мошенничество в крупном размере виновному может быть назначен в качестве дополнительного наказания штраф в размере до десяти тысяч рублей, что для крупного расхитителя не является серьезной сдерживающей угрозой.

Даже в тех случаях, когда размер штрафа за хищение в особо крупных размерах повышается до одного миллиона рублей, для расхитителя, наворовавшего бюджетных средств и другого имущества, являющегося народным достоянием, на сотни миллионов долларов, такой штраф не является наказанием, адекватным преступлению.

3. Важной проблемой является определение вида наказания, промежуточного между лишением свободы и штрафом.

Ориентация проекта Федерального закона на исправительные работы (ст. 50 УК РФ) очевидна. Однако еще в советский период рядом специальных исследований, результаты которых опубликованы в серии монографий, статей и изложены в нескольких диссертациях, было установлено, что исправительные работы как вид наказания неэффективны. Исправительные работы по месту работы осужденного, по существу, представляют собой штраф в рассрочку, наносящий больший ущерб семье виновного, нежели ему самому.

В современных условиях при наличии безработицы и создании рынка труда исполнение исправительных работ, несомненно, вызовет значительные трудности. Может возникнуть парадоксальная ситуация, когда субъекту будет выгодно совершить преступление небольшой тяжести, чтобы получить наказание в виде исправительных работ и не потерять место работы.

Направление осужденного к исправительным работам в места, определяемые органами местного самоуправления, может вызвать недовольство и противодействие со стороны администрации соответствующих учреждений и предприятий, так как производительность труда осужденных бывает значительно меньше, чем у лиц, работающих по найму.

При подготовке нового УК РФ один из проектов, внесенный в Государственную Думу Президентом Российской Федерации, предлагал исключить из системы наказаний исправительные работы ввиду их неэффективности и заменить обязательными работами.

Применение обязательных работ в ряде развитых стран Западной Европы (Великобритания, Франция, Испания и др.) показало их достаточно высокую эффективность. В этом случае осужденный продолжает работать по основному месту работы, получает заработную плату без вычетов, а в свободное от основной работы время должен бесплатно отработать назначенное судом количество часов по указанию соответствующих местных органов.

Поскольку второй проект, внесенный в Государственную Думу депутатами-коммунистами, по старинке оставлял в системе наказаний исправительные работы, при объединении положений двух проектов в системе наказаний оказались и обязательные, и исправительные работы.

Такое положение сводило к нулю основную идею президентского проекта о замене исправительных работ обязательными. В результате новый вид наказания — обязательные работы — не был введен в действие, так как не было аппарата контроля за исполнением этого вида наказания, и поэтому не получил практической проверки на эффективность.

Конкуренция исправительных и обязательных работ в судебной практике неизбежно приведет к серьезным трудностям и создаст благодатную почву для злоупотреблений при назначении наказания.

Поскольку проект Федерального закона предлагает существенную реформу уголовного законодательства Российской Федерации, представляется целесообразным вернуться к обсуждению вопроса об исключении исправительных работ из системы наказаний и замене их обязательными работами.

Такая коррекция системы наказаний не потребует дополнительных затрат из федерального бюджета, так как аппараты органов внутренних дел, обеспечивающие исполнение исправительных работ, будут переориентированы на исполнение обязательных работ.

Сокращение числа видов наказаний облегчит деятельность судов. Им не придется выбирать между двумя близкими по содержанию видами наказания: исправительными и обязательными работами, которые во многих случаях предусмотрены в санкциях статей вместе в качестве основных видов наказания. А как уже отмечалось, опыт ряда стран показал, что обязательные работы являются достаточно эффективным наказанием по делам о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности.

4. Значительное место уделено в проекте Федерального закона такому виду наказания, как штраф. Следует отметить принципиальное решение об отказе исчислять размер штрафа в минимальных размерах оплаты труда и в установлении размера штрафа в конкретных суммах, что свидетельствует о признании укрепления и стабилизации рубля как денежной единицы.

Проект также предлагает новую редакцию ч. 5 ст. 46 УК РФ, которая сформулирована следующим образом: «В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется обязательными работами, исправительными работами, ограничением свободы, арестом или лишением свободы соответственно размеру назначенного штрафа в пределах санкции соответствующей нормы Особенной части настоящего Кодекса».

Замена штрафа при его неисполнении лишением свободы давно используется зарубежными государствами (например, ФРГ). Однако российские юристы всегда выступали против такой системы, с достаточным основанием полагая, что это создает привилегию состоятельным гражданам и угрожает тюрьмой малоимущим.

Лишение свободы как наиболее суровая мера наказания и штраф несовместимы по существу, и возможность замены штрафа лишением свободы вряд ли может быть оправданна.

Изменение многих положений уголовного законодательства советского периода и коренная перестройка Уголовного кодекса Российской Федерации не означают, что нужно отказываться от положений старого законодательства, доказавших свою целесообразность.

Неуплата штрафа должна заменяться адекватными видами наказания, такими как ограничение свободы и обязательные работы. Эти виды наказания связаны с привлечением осужденного к общественно полезному труду и, следовательно, должны приносить экономическую пользу государству, как и уплата штрафа. Вместе с тем они связаны с ограничением ряда прав осужденного, оказывая на него таким образом исправительное воздействие.

Лишение свободы, в отличие от штрафа, никакой экономической пользы государству не приносит, а наоборот, связано с затратами из федерального бюджета. К тому же замена штрафа, наиболее мягкого вида наказания, лишением свободы (самым суровым наказанием) противоречит принципу гуманизма — одному из основных принципов российского уголовного права.

Поэтому установление порядка замены штрафа лишением свободы вызывает серьезные возражения.

5. В современных условиях особое значение имеет борьба с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, с так называемым наркобизнесом. Следует признать, что до сих пор эта борьба велась недостаточно эффективно. Причиной этому служили и недостатки уголовного законодательства, и неэффективная деятельность правоохранительных органов.

Концептуальная проблема состоит в следующем: надо вести борьбу с потреблением наркотиков, то есть наркоманами, или с распространением наркотических средств (изготовление, транспортировка, сбыт).

До сих пор акцент делался на привлечение к ответственности потребителей наркотиков. Статья 228 УК РФ предусматривала ответственность за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере. Крупный размер в законе не определялся, а Постоянный комитет по контролю наркотиков при Минздраве РФ давал рекомендации считать крупным размером наиболее сильные наркотические средства в количестве от 0 гр. и больше. Получалось, что некрупный размер должен быть со знаком минус, что является абсурдным.

Таким образом, лица, употребляющие наркотики, наркоманы привлекались к ответственности фактически за потребление наркотиков, так как, чтобы потреблять, надо приобрести и хранить. Естественно, выявить наркомана и обнаружить у него наркотические средства гораздо легче, чем раскрыть хорошо организованную и законспирированную сеть наркобизнеса.

Представляется, что основная направленность уголовно-правовой борьбы с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ должна быть нацелена на распространителей наркотиков (изготовителей, сбытчиков, перевозчиков, организаторов наркобизнеса). В отношении наркоманов акцент должен делаться на медицинские, профилактические и воспитательно-разъяснительные мероприятия.

Проект о внесении изменений и дополнений в УК РФ в определенной степени решает эту проблему, изменяя редакцию ст. 228 УК РФ и дополняя УК РФ статьями 228.1 «Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов» и 228.2 «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ».

Важным нововведением является законодательное определение крупного и особо крупного размера наркотического средства, психотропного вещества или их аналога.

Так, в примечании 2 к ст. 228 УК РФ законопроекта говорится: «Крупным размером в настоящей статье, а также в статьях 228.1 и 229 настоящего Кодекса признается количество наркотического средства, психотропного вещества или их аналога, превышающее среднюю разовую дозу потребления в десять и более раз, а особо крупным размером — в пятьдесят и более раз. Размеры средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей настоящей статьи утверждаются Правительством Российской Федерации».

Эти положения значительно облегчают деятельность правоохранительных и судебных органов по борьбе с наркобизнесом.

Оправданным является и смягчение санкции по 1 и 2 ч. ст. 228 УК РФ путем включения в качестве альтернативы лишению свободы штрафа и исправительных работ.

Вместе с тем смягчение санкции по ч. 3 ст. 228 УК, предусматривающей, в частности, совершение незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере, вызывает сомнение.

Во всем мире борьба с распространением наркотиков ведется достаточно жестко. Ряд стран предусматривает даже смертную казнь за незаконный оборот наркотических средств (Иран, Таиланд и др.).

Поэтому в отношении организаторов и руководителей преступных организаций, занимающихся производством и распространением наркотических средств, смягчение ответственности по сравнению с действующим законодательством представляется необоснованным. Так, часть 4 ст. 228 УК РФ в действующей редакции предусматривает за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, совершенные организованной группой в особо крупном размере, наказание в виде лишения свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

Часть 3 ст. 228 УК, предусматривающая наиболее тяжкие виды данного преступления, в предлагаемой редакции имеет санкцию в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Снижение срока лишения свободы, исключение конфискации имущества как вида наказания, а также неустановление повышенной ответственности за незаконный оборот наркотиков, совершенный организованной группой (в предлагаемой редакции ст. 228 УК РФ указывается только на группу лиц, действующих по предварительному сговору), на наш взгляд, значительно ослабляет борьбу с наиболее опасным видом незаконного оборота наркотиков.

Также вызывает сомнение целесообразность смягчения санкции в ст. 233 УК РФ, предусматривающей незаконную выдачу либо подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ.

Представляется также, что редакция новой статьи 228.2 «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ» нуждается в уточнении. Так, в первой части следует указать на форму вины. По смыслу статьи можно предположить, что предусмотренное преступление совершается по неосторожности. Однако без четкого определения субъективной стороны преступления в судебной практике могут возникнуть трудности при квалификации данного деяния. Во второй части ст. 228.2 законопроекта указывается, что «те же деяния (имеется в виду ч. 1 ст. 228.2 — А.И.), совершенные из корыстной заинтересованности, влекут повышенную ответственность».

При корыстном мотиве (заинтересованности) вина может быть только умышленной. Поскольку в ч. 1 ст. 228 содержится материальный состав преступления, так как предусмотрено последствие в виде утраты наркотических средств или психотропных веществ, то возникает вопрос, какая форма вины определяет отношение виновного к этим последствиям. Если, как мы предположили, преступление совершается по неосторожности, то корыстной заинтересованности в наступлении последствий быть не может. Если же при совершении указанных в ч. 1 ст. 228.2 УК деяний допускается умышленная вина по отношению к последствиям, то совмещение двух разных форм вины в одном составе преступления представляется неудачным.

Вызывает сомнение отнесение таких опасных деяний, как нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, повлекшее их утрату, лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, к преступлениям небольшой тяжести. Также представляется, что санкция ч. 2 ст. 228.2, где предусмотрены тяжкие последствия и причинение вреда здоровью человека, слишком мягкая.

6. Генеральная идея рассматриваемого проекта о смягчении ответственности за менее опасные преступные деяния, в том числе за преступления, совершенные по неосторожности, слишком увлекла составителей проекта.

Вряд ли оправданно смягчение наказания по ст. 109 УК РФ за причинение смерти по неосторожности и отнесение этого преступления к категории небольшой тяжести. Человек является высшей ценностью в нашем государстве, и поэтому жизнь как невосполнимое благо личности должна охраняться уголовным законом достаточно жестко.

В современных условиях, когда используются различные технические средства даже в быту, когда источники повышенной опасности находятся в распоряжении многих людей, беспечность, невнимательность, несоблюдение правил предосторожности свидетельствуют о пренебрежении безопасностью других людей и могут повлечь серьезные последствия, в том числе и гибель человека. Хотя неосторожная форма вины свидетельствует о меньшей опасности виновного по сравнению с лицом, действующим умышленно, слишком большой разрыв в санкциях, предусмотренных за убийство (от 6 до 15 лет лишения свободы) и за причинение смерти по неосторожности (ограничение свободы на срок до двух лет или лишение свободы на тот же срок — ч. 1 ст. 109 УК РФ в новой редакции), не представляется обоснованным.

Следует отметить, что во многих развитых странах Западной Европы санкции за причинение смерти по неосторожности значительно строже (Италия, Франция, Испания).

7. В представленном в Государственную Думу проекте Федерального закона предлагается исключить из УК РФ ст. 182 «Заведомо ложная реклама» и ст. 200 «Обман потребителей».

В современных условиях реклама пронизывает всю жизнь населения нашей страны и оказывает большое воздействие на сознание граждан.

Под влиянием недобросовестной, заведомо ложной рекламы, совершенной из корыстной заинтересованности, потребители могут не только понести материальный ущерб, но и причинить вред своему здоровью. Статья 182 УК РФ предусматривает необходимое последствие — значительный ущерб.

Исключение уголовной ответственности за заведомо ложную рекламу развяжет руки недобросовестным предпринимателям.

Обман потребителей, к сожалению, еще достаточно распространенное явление в области торговли и снабжения населения. Уголовная ответственность за это деяние, которое позволяло вороватым торговцам приобретать значительные средства за счет обманутых потребителей, в какой-то степени оказывала предупредительное воздействие на работников торговли и сферы услуг.

Мнение, что, когда обман будет достаточно значительным, деяние можно квалифицировать как мошенничество, можно расценивать только как насмешку. Обман в розничной торговле и в индивидуальном оказании услуг всегда осуществляется в небольших размерах.

Обвешивают покупателя на 10 — 20 граммов, обмеривают на 10 — 20 сантиметров ткани и т.п. Обман в крупных размерах возможен при оптовых закупках между различными видами предпринимателей (производители, посредники, реализаторы товара и т.п.). Рядовой потребитель недополучает товар или услугу в небольшом размере, но за счет обмана большого числа отдельных потребителей жулик приобретает весьма значительные средства. Недаром в народе сложилось мнение, что на пивной пене можно построить дачу.

Исключение уголовной ответственности за обман потребителей, без сомнения, вызовет недовольство граждан, и Государственной Думе следовало бы не поддерживать такое решение.

Признавая большинство изменений в УК РФ, предлагаемых проектом, полезными и заслуживающими поддержки, в данной статье хотелось остановиться на вопросах, вызывающих сомнения, возражения и представляющихся достаточно спорными.