О вероятности и достоверности выводов арбитражного суда

04-03-19 admin 0 comment

Амосов С.
Хозяйство и право, 1997.


С. Амосов, председатель Федерального арбитражного суда Восточно — Сибирского округа, кандидат юридических наук.

Арбитражный суд, как и суд общей юрисдикции, исследует события прошлого и лишен возможности воспринимать их непосредственно. Следы этого события сохраняются в предметах материального мира и в сознании людей, на основании чего суду надлежит восстановить происшедшее, оценить его с точки зрения закона, придать юридическую квалификацию позициям сторон.

События, которые предстоит исследовать арбитражному суду, первоначально воспринимаются как вероятные, а цель судебного процесса состоит в том, чтобы вероятные знания стали достоверными. Таким образом, производство по арбитражному делу начинается с невысокой степени вероятности знаний и представлений, но решение может состояться только тогда, когда вероятность превращается в достоверность.

Арбитражный процессуальный кодекс предусматривает разнообразные формы получения судом сведений, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения участвующих в деле лиц, а также иных обстоятельств, которые имеют значение для правильного разрешения спора. Эти сведения устанавливаются письменными и вещественными доказательствами, заключениями экспертов, показаниями свидетелей, объяснениями лиц, участвующих в деле. Перечень из этих пяти разновидностей средств доказывания определен ст. 52 АПК. Анализ норм главы о доказательствах и всего Кодекса позволяет сделать вывод о том, что суды не вправе выходить за границы указанного перечня и черпать нужные данные из иных средств.

Как бы ни был широк круг доказательств в арбитражном судопроизводстве, на практике как вид доказывания наиболее часто используются акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, то есть письменные доказательства, что обусловлено характером дел, подведомственных арбитражному суду. В меньшей степени его выводы основываются на свидетельских показаниях.

Если обратиться к конкретным делам, то окажется, что фактически каждое решение мотивировано документами, заключениями экспертов, вещественными доказательствами.

В то же время выводы арбитражных судов крайне редко обосновываются ссылками на показания свидетелей. Безусловно, специфика арбитражного судопроизводства такова, что по абсолютному большинству дел свидетельские показания не могут быть допустимыми вообще. Вместе с тем безразличное отношение к свидетельским показаниям зачастую значительно ослабляет достоверность выводов суда.

Так, арбитражным судом области рассматривалось дело по иску должника к кредитору о возврате суммы, полученной якобы неосновательно. Из материалов дела следовало, что стороны заключили договор кредита на сумму 500 млн. рублей, которые кредитор обязался передать заемщику в течение трех дней. Фактически было передано 400 млн. рублей тремя этапами и в течение двух месяцев. Допустив значительную просрочку возврата кредита, должник все же добровольно вернул кредитору долг, неустойку по договору и проценты за пользование денежными средствами. Но впоследствии должник предъявил иск о возврате части суммы, ссылаясь на то, что только 50 млн. рублей, переданные ему, являются кредитом. Остальные денежные средства, перечисленные с отступлением от договорного срока, не должны считаться кредитом и подлежат, по мнению истца, возврату.

Требования истца были отклонены: кроме договора кредита, других оснований на передачу денег должнику не существовало. Все суммы были переведены должнику в пределах действия договора, приняты им и использованы по своему усмотрению.

В то же время в судебном заседании кассационной инстанции кредитор (ответчик по делу) пояснил, что их с должником организации расположены в одном помещении и между ними существуют тесные деловые отношения. После заключения кредитного договора стороны устно договорились, что суммы кредита будут переводиться должнику по мере появления у него необходимости расчетов с третьими лицами. Поэтому кредит перечислялся частями и в иной, чем указано в договоре, сумме.

Согласно ст. 162 Гражданского кодекса РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Что касается порядка исполнения сделки, то такие ограничения закона для него не установлены, поэтому факты исполнения обязательства могут быть подтверждены свидетельскими показаниями.

В данном споре суд первой инстанции имел возможность привлечь к делу свидетелей и выяснить, каким образом стороны договорились исполнить сделку. Если бы показаниями свидетелей, на которых ссылался кредитор (а это бухгалтер и другие должностные лица банка), было установлено, что должник действительно заявлял просьбы о перечислении кредита частями и по мере необходимости расчетов с третьими лицами, то вместе с другими данными о действиях сторон в рамках договора кредита, а не вне его арбитражный суд с большей степенью достоверности мог бы принимать свое решение.

Главный элемент состязательного начала арбитражного процесса состоит в том, что каждому заинтересованному лицу надлежит доказывать факты, которые обосновывают его юридическую позицию. От того, насколько успешно участвующие в деле лица это осуществляют, во многом зависит обоснованность судебного акта.

Арбитражным судом области рассматривалось дело по иску банка к государственному предприятию о взыскании суммы по договору поручительства за третье лицо, не возвратившее кредит. Ответчик — государственное предприятие — возражал против иска, ссылаясь на недействительность договора в связи с подписанием его неуполномоченным лицом.

Арбитражный суд области иск удовлетворил, сумму кредита взыскал с поручителя, возражения ответчика отклонил. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая дело по протесту, обратил внимание на неисследованность данных о статусе предприятия ответчика, о зависимости его правомочий от собственника (государства) и невозможности самого предприятия в силу этого распоряжаться имуществом, тем более отчуждать его. По этим основаниям договор поручения Президиум ВАС РФ признал недействительным, в иске отказал. Данный пример говорит о том, что заинтересованные стороны в процессе рассмотрения дела не смогли использовать все предоставленные им возможности по доказыванию своих возражений против иска.

Очевидно, что первоначальные аргументы сторон об их правах и обязанностях представляют собой предположения, поэтому категория вероятности всегда присутствует в процессе исследования судом обстоятельств дела — она является отправной точкой судебного исследования.

Построение арбитражного процесса на основе состязательности налагает именно на стороны обязанности по обеспечению доказывания фактов, которые обосновывают их юридическую позицию. Заявление требований должно сопровождаться подтверждением их всеми разрешенными законом средствами. Первоначально вероятные выдвигаемые доводы, которые подтверждаются по мере исследования их судом всеми видами доказательств, имеют шанс превратиться в достоверные. Поэтому возможны ситуации, когда умелое и точное использование, допустим, свидетельских показаний (отдельно представляющих собой вероятные сведения) в совокупности с другими доказательствами может усилить достоверность той или иной версии. Представляется, что судебное решение должно обусловливаться прежде всего достоверностью представленных доказательств, а не их количеством.

В то же время стороны вправе выдвигать, а суд исследовать все возможные по делу версии, ни одна не должна быть оставлена без внимания, чтобы решение суда впоследствии не могло быть признано ошибочным.

Арбитражный суд области частично удовлетворил иск фермерского хозяйства к его главе, гражданину К., о взыскании упущенной выгоды, вызванной якобы невыполнением обязательств по договору контрактации из-за вывода земельного участка К. из севооборота хозяйства. Федеральный арбитражный суд оставил решение суда без изменения. Президиум ВАС РФ удовлетворил протест об отмене судебных актов и отказе в иске по следующим основаниям.

На собрании членов фермерского хозяйства при решении вопроса о выводе земельного участка из севооборота К. не присутствовал и согласия на уплату упущенной выгоды по такому решению не давал. Следовательно, выводы суда первой инстанции оказались неверными, поскольку была оставлена без внимания версия ответчика.

Для того, чтобы решение суда было основано на достоверных обстоятельствах дела, требуется полно и всесторонне исследовать все возникающие при разрешении дела версии.

Арбитражный суд области удовлетворил иск ТОО к торгу о взыскании суммы, составляющей стоимость светильников, которые якобы были установлены в школе, но пришли в негодность, убытков по их монтажу и демонтажу. Федеральный суд округа решение отменил и в иске отказал по следующим мотивам: в деле отсутствовали доказательства тождественности проданных светильников установленным в школе, а также документы, подтверждающие наличие ущерба. На постановление суда округа был принесен протест, поскольку оно основано на переоценке фактов, установленных судом первой инстанции. Президиум ВАС РФ отклонил протест, указав, что недоказанность судебного акта расценивается как его незаконность и кассационная инстанция была вправе вынести новое решение.

Таким образом, арбитражное судопроизводство, основанное на принципе состязательности сторон, нацеливает арбитражный суд на принятие таких решений, основой которых являются достоверные выводы об обстоятельствах дела.