Некоторые проблемы осуществления преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности

04-03-19 admin 0 comment

Кузнецова Л.В.
Журнал российского права, 2006.


Порядок осуществления преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности достаточно подробно определен действующим гражданским законодательством. В целом он универсален, то есть в полной мере применим ко всем прочим случаям реализации преимущественного права покупки. В самом общем виде его можно представить следующим образом: лицо, намеренное продать принадлежащее ему имущество (в данном случае — долю в праве общей собственности), в отношении которого законом или договором установлено преимущественное право покупки, обязано известить обладателя(ей) названной привилегии о своем намерении с указанием цены и других условий продажи. В установленные сроки с момента такого извещения управомоченный субъект вправе осуществить принадлежащее ему преимущественное право покупки и приобрести соответствующее имущество по цене предложения третьему лицу. В противном случае, если в течение определенного срока обладатель преимущественного права покупки не заявит о принятии предложения, содержащегося в извещении, и о своей готовности приобрести имущество, либо до истечения указанного срока выразит отказ от реализации принадлежащего ему права, соответствующее имущество может быть продано третьему лицу, но только на тех условиях, которые были указаны в извещении.

Эта, казалось бы, совершенно определенная процедура осуществления преимущественного права покупки в действительности сопряжена с целым рядом спорных, а иногда и неразрешимых вопросов. Прежде всего, сложности могут быть связаны с порядком и формой извещения о продаже, а также с оценкой его правовой природы.

В первую очередь отметим, что не во всех случаях у отчуждающего долю сособственника возникает обязанность по извещению других участников общей собственности о предстоящей продаже. Во-первых, не требуется специального извещения при продаже доли в праве общей собственности другому сособственнику. Во-вторых, в определенных законом случаях не возникает необходимости в извещении участников общей собственности о возникшем у одного из сособственников намерении продать принадлежащую ему долю, если объектом долевой собственности является земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения. Так, например, участник общей долевой собственности на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения, в том случае, если общее число сособственников превышает пять, вправе продать принадлежащую ему земельную долю (долю в праве общей собственности на такой земельный участок) другому участнику долевой собственности, а также сельскохозяйственной организации или гражданину — члену крестьянского (фермерского) хозяйства, использующим данный земельный участок. При этом от отчуждающего сособственника не требуется извещать других участников долевой собственности о своем намерении продать земельную долю (см. п. 1, 2 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ (в ред. от 18 июля 2005 г.) «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее — Закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения <*>). Другими словами, принадлежащее сособственникам преимущественное право покупки земельной доли (доли в праве общей собственности на земельный участок, относящийся к категории земель сельскохозяйственного назначения) распространяется не на все случаи ее продажи третьему лицу, не являющемуся участником общей долевой собственности. Если приобретателем доли является лицо, хотя и постороннее для данных отношений, но отвечающее признакам сельскохозяйственной организации или являющееся членом крестьянского (фермерского) хозяйства и осуществляющее при этом пользование соответствующим земельным участком, право прочих сособственников на преимущественное приобретение отчуждаемой земельной доли в отношении такого лица не действует. Потому необходимости в их извещении о предстоящей продаже доли нет. Однако напомним, что приведенное правило является исключением.

———————————

<*> См.: СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3018.

В силу прямого указания закона (п. 2 ст. 250 ГК РФ) извещение о продаже доли должно быть выполнено в письменной форме и получено другими сособственниками либо по почте (заказной корреспонденцией с уведомлением о вручении), либо передано непосредственно с отобранием соответствующей росписи извещаемого участника общей собственности о получении такого извещения. Извещение в иной форме (устно, телефонограммой, по электронной почте) не может быть признано надлежащим.

Одним из вариантов извещения участников общей долевой собственности о продаже доли может быть передача заявления соответствующего содержания через нотариуса, причем в этом случае могут использоваться и различные технические средства (например, электронная почта). Так, согласно ст. 86 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 <*>, нотариус, в качестве одного из нотариальных действий, управомочен передавать «заявления граждан, юридических лиц другим гражданам, юридическим лицам лично под расписку или пересылает по почте с обратным уведомлением. Заявления могут передаваться также с использованием телефакса, компьютерных сетей и иных технических средств. Расходы, связанные с использованием технических средств для передачи заявлений, оплачивает лицо, по просьбе которого совершается нотариальное действие. По просьбе лица, подавшего заявление, ему выдается свидетельство о передаче заявления». Такое свидетельство будет безусловным подтверждением надлежащего извещения обладателей преимущественного права покупки доли.

———————————

<*> См.: Ведомости РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

Сложности извещения о продаже доли могут быть связаны и с тем обстоятельством, что отчуждающему сособственнику неизвестно место проживания (нахождения) всех участников общей долевой собственности. Правильный, на наш взгляд, выход из этого предложен Н. Толчеевым: «Представляется, что требование об извещении можно признать выполненным, если продавец представит доказательства о направлении им уведомления о продаже доли по последнему известному месту жительства отсутствующих сособственников и о том, что их место пребывания неизвестно (данные адресного бюро, сообщение местной администрации, налоговых органов о задолженности отсутствующего лица по уплате налогов, сборов и иных платежей по своей доле в общем имуществе и т.д.). В противном случае было бы ограничено право собственника, желающего распорядиться своим имуществом с соблюдением правил ст. 250 ГК» <*>.

———————————

<*> Толчеев Н. Преимущественное право покупки доли жилого дома (квартиры) // Российская юстиция. 2000. N 7.

Уместно вспомнить, что германское гражданское право, например, предусматривает в случае неизвестности места нахождения лица — обладателя преимущественного права покупки возможность исключения его прав. С момента принятия судебного решения об исключении прав управомоченного лица в связи с неизвестностью места его пребывания право преимущественной покупки прекращается (ст. 1104 Гражданского уложения Германии). Такое исключение неизвестного правомочного лица осуществляется в судебной процедуре, в порядке вызывного производства, принятого у нас при рассмотрении дел о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам (см. гл. 34 ГПК РФ).

В качестве обязательных требований к содержанию извещения о продаже доли в праве общей собственности ГК РФ устанавливает норму о необходимости указания в нем «цены и других условий» продажи (п. 2 ст. 250 ГК РФ). О каких «других условиях» идет речь, не уточняется. Так, например, Ю.К. Толстой по этому поводу отмечает, что в извещении должны быть указаны все условия продажи, в том числе и цена <*>. На наш взгляд, в данном случае требования ГК РФ о необходимости указания в извещении условий продажи, без какой-либо конкретизации их состава, могут быть безукоризненно соблюдены только при условии направления управомоченному субъекту(ам), одновременно с извещением о продаже доли в общей собственности, проекта самого договора купли-продажи с третьим лицом. В этом случае возможность в дальнейшем получения от других участников общей долевой собственности претензий по ненадлежащему содержанию извещения об отчуждении доли третьему лицу будет сведена к минимуму.

———————————

<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1998. С. 483.

Большинство авторов исходит из того, что анализируемое извещение о продаже, адресованное лицу, наделенному преимущественным правом покупки, имеет характер оферты (предложения о заключении договора) <*>, поскольку лицо, которому адресовано такое извещение, вправе непосредственно совершить действия, направленные на приобретение соответствующего имущества, а продавец связан направлением извещения и не вправе уклониться от заключения договора купли-продажи. В некоторых случаях извещение о продаже характеризуют как публичную оферту, однако данная позиция представляется спорной. Публичная оферта по действующему гражданскому законодательству — содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется (п. 2 ст. 437 ГК РФ). Другими словами, в случае с публичной офертой круг ее адресатов заранее не определен и изначально именно таковым и предполагается, в то время как рассматриваемое извещение о продаже всегда адресовано конкретным участникам правоотношений, наделенным (в силу закона или договора) преимущественным правом покупки.

———————————

<*> См., например: Скловский К., Смирнова М. Институт преимущественной покупки в российском и зарубежном праве // Хозяйство и право. 2003. N 10. С. 95.

Вместе с тем в литературе высказывается и иное мнение о правовой природе извещения об отчуждении доли в праве общей собственности. Так, Н. Толчеев отмечает, что «…извещение продавца остальным участникам общей долевой собственности и предложение, направляемое в порядке ст. 435 ГК РФ, имеют различную правовую природу» <*>. Далее он отмечает, что анализ ст. 421 и ст. 435 ГК РФ позволяет считать, что предложение о заключении договора (оферта) направляется лицом добровольно, по своему усмотрению, и отражает его свободное волеизъявление считать себя заключившим договор с адресатом, которым такое предложение будет принято. Извещение же участников общей долевой собственности об отчуждении доли в праве направляется не по усмотрению собственника, а в силу обязательного для него предписания закона. «Правовое значение такого извещения определено в п. 2 ст. 250 ГК и заключается только в одном: уведомить других сособственников «о намерении продать свою долю постороннему лицу», что нельзя расценить в качестве предложения заключить договор» <**>. Кроме того, Н. Толчеев справедливо отмечает и то обстоятельство, что в случаях отчуждения доли в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество договор купли-продажи должен быть составлен в форме единого документа, подписанного сторонами (ст. 550 ГК РФ), а договор купли-продажи доли в праве собственности на жилое помещение еще и подлежит государственной регистрации <***> (ст. 251 ГК РФ, п. 3 разд. 1 «Общие положения» Инструкции «О порядке государственной регистрации договоров купли-продажи и перехода права собственности на жилые помещения» (утв. Приказом Минюста РФ от 6 августа 2001 г. N 233). В случае же признания извещения о продаже — офертой и выражения другими сособственниками намерения реализовать принадлежащее им преимущественное право покупки доли — акцептом требование к форме договора (в случае отчуждения доли в праве собственности на недвижимость) соблюдено не будет и такой договор окажется недействительным (ч. 2 ст. 550 ГК РФ), а договор купли-продажи доли в общей собственности на жилье будет признан незаключенным (п. 2 ст. 558 ГК РФ).

———————————

<*> Толчеев Н. Является ли извещение о преимущественном праве покупки офертой? // Российская юстиция. 2003. N 7.

<**> Там же.

<***> См.: Там же.

Нужно отметить, что вопрос о правовой природе извещения о продаже доли в праве общей собственности имеет большое правовое (в том числе практическое) значение, поскольку именно от того, будет такое извещение рассматриваться как оферта или нет, зависит определение момента заключения договора, места его заключения, соблюдение требований к форме и др. На наш взгляд, в данном случае не нужно искать общего подхода, и при правовой квалификации извещения о продаже доли в праве общей собственности следует исходить из его буквального содержания в каждом конкретном случае. Так, известно, что офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора (п. 1 ст. 435 ГК РФ). Таким образом, если извещение одного из участников общей собственности о планируемом им отчуждении доли в праве собственности третьему лицу содержит формулировки, позволяющие считать его офертой, именно в таком качестве его и следует расценивать. В противном случае указанное извещение будет только приглашением делать оферты на заранее известных, определенных продавцом доли условиях, адресованных вполне определенному кругу лиц.

То обстоятельство, что направляемое участникам общей долевой собственности извещение о продаже доли не отражает свободного волеизъявления отчуждающего сособственника на заключение договора (ведь в данном случае собственник в действительности намерен продать принадлежащую ему долю третьему лицу), не должно рассматриваться как непреодолимо свидетельствующее в пользу невозможности признания указанного извещения офертой. Гражданскому кодексу РФ известны ситуации так называемого обязательного заключения договора (например, ст. 445 ГК РФ). В этом случае волеизъявление по направлению оферты лицом, для которого заключение договора является обязательным, тоже нельзя признать в полной мере свободным, поскольку оно продиктовано прямым указанием закона. Однако это вовсе не препятствует оценке сделанного им предложения о заключении договора в качестве оферты.

Что касается описанных Н. Толчеевым случаев совершения сделок с долей в праве собственности на недвижимое имущество (в том числе, на жилое помещение), то отмеченные названным автором сложности обусловлены не проблемой оценки извещения о продаже в качестве оферты, а специфическими требованиями к форме и государственной регистрации анализируемых сделок. По действующему законодательству на долю в праве общей собственности на недвижимое имущество, по сути, распространен правовой режим недвижимости. Именно поэтому к сделкам с долей в праве общей долевой собственности на недвижимость применяются специальные правила, регулирующие оборот недвижимости, в том числе Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ (в ред. от 31 декабря 2005 г.) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» <*>. Соответственно, при заключении договора купли-продажи доли в праве общей собственности на недвижимое имущество такой способ его заключения, как направление оферты одной из сторон и ее последующий акцепт другой, неприменим. Единственный путь в данном случае соблюсти установленные законом требования к форме договора — составление одного документа (ст. 550 ГК РФ о форме договора купли-продажи недвижимости). Несоблюдение требований к форме такого договора влечет его недействительность (абз. 2 ст. 550 ГК РФ). Сказанное означает, что и отчуждающий собственник, и тот участник общей собственности, который намерен реализовать свое преимущественное право покупки, независимо от получения им извещения о продаже и направления соответствующего уведомления о готовности приобрести продаваемую долю, должны предпринять меры по заключению договора купли-продажи в форме единого документа, а для случаев отчуждения доли в праве на жилое помещение — предпринять и меры по дальнейшей государственной регистрации совершенной сделки (п. 2 ст. 558 ГК РФ).

———————————

<*> См.: СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

При совершении сделки купли-продажи доли в праве общей собственности на недвижимое имущество следует особо подчеркнуть положительную роль правил об обязательной государственной регистрации перехода права на долю (в случае с долей в праве на жилое помещение государственной регистрации подлежит также сам договор). Указанные правила представляют собой важную гарантию соблюдения преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество. Действующее в этой сфере законодательство прямо устанавливает, что в случае продажи доли в праве общей собственности постороннему лицу к заявлению о государственной регистрации должны прилагаться документы, подтверждающие, что продавец доли известил в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю с указанием цены и других условий. Кроме того, заявитель должен представить документы, подтверждающие отказ остальных участников долевой собственности от покупки доли, оформленные в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав, или нотариально заверенные. В этом случае государственная регистрация права на долю в общей собственности проводится независимо от срока, прошедшего с момента извещения продавцом доли остальных участников долевой собственности.

В случае, если к заявлению о государственной регистрации не приложены документы, подтверждающие отказ остальных участников долевой собственности от покупки доли, государственный регистратор обязан приостановить государственную регистрацию до истечения месяца со дня извещения продавцом доли остальных участников долевой собственности, если на день подачи заявления о государственной регистрации такой срок не истек (п. 1 ст. 24 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). Эти правила позволяют в полной мере обеспечить соблюдение преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на недвижимое имущество, а значит — предотвратить возможные злоупотребления со стороны продавца и избежать нарушений прав и законных интересов всех сособственников.

По смыслу п. 1 ст. 250 ГК РФ, управомоченные лица пользуются преимущественным правом приобретения доли в праве общей собственности только по цене, за которую она продается, и на других равных условиях предложения третьему(им) лицу(ам). Другими словами, осуществление преимущественного права покупки возможно лишь в тех случаях, когда обладатель указанного права полностью и безоговорочно согласен заключить договор купли-продажи на условиях, ранее согласованных продавцом и третьим лицом — потенциальным покупателем (п. 1 ст. 438 ГК РФ). В противном случае даже если управомоченным лицом(ами) выражается согласие на приобретение, но по другой цене или на иных условиях, продавец вправе заключить договор купли-продажи с третьим лицом.

Вопрос о возможности изменения условий продажи предлагаемой продавцом доли в праве общей собственности тесно связан с описанной выше проблемой правовой сущности извещения о такой продаже, а именно — с обоснованностью характеристики его в качестве оферты. Так, если рассматривать извещение как оферту, продавец доли, направляющий его и указывающий другим сособственникам, на каких условиях он намерен произвести отчуждение доли, связан таким извещением в силу п. 2 ст. 435 ГК РФ с момента получения его адресатом. Это означает для продавца невозможность изменения условий отчуждения уже после получения другими сособственниками извещения о продаже. Если же фактические обстоятельства не позволяют считать данное извещение офертой, продавец лишен возможности изменения условий продажи с момента получения уведомления участника(ов) общей собственности о намерении реализовать принадлежащее ему (им) преимущественное право покупки. Очевидно, что такое уведомление в данном случае будет представлять собой предложение о заключении договора, акцептовать которое продавец обязан в силу прямого указания закона (то есть существования самого института привилегированной покупки). Что касается возможности изменения условий продажи для обладателей преимущественного права покупки (прочих сособственников), то для них ее не существует в любом случае.

В интересах продавца доли в праве общей долевой собственности действующее законодательство устанавливает жесткие сроки, в течение которых обладатели преимущественного права (прочие участники общей собственности) вправе реализовать принадлежащую им правовую привилегию. Пункт 2 ст. 250 ГК РФ предусматривает, что сособственники могут приобрести отчуждаемую долю в праве на недвижимое имущество в течение одного месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения о продаже. В случае, если управомоченные лица в указанные сроки прямо откажутся от покупки доли или просто не совершат необходимых активных действий, направленных на осуществление рассматриваемой правовой возможности, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

Характер указанных сроков позволяет считать их пресекательными сроками, то есть сроками осуществления гражданских прав, установленными законом с целью побудить управомоченное лицо к реализации принадлежащей ему правовой возможности. Такие сроки, по мнению В.П. Грибанова, предусмотрены в тех случаях, когда осуществление или неосуществление того или иного субъективного гражданского права затрагивает интересы всего общества, существенные интересы третьих лиц (в данном случае — интересы продавца доли в праве общей собственности и третьего лица — ее потенциального покупателя) и т.п. <*>

———————————

<*> См.: Грибанов В.П. Сроки в гражданском праве // Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 259.

Истечение пресекательного срока влечет за собой прекращение соответствующего права. С практической точки зрения это, в частности, означает невозможность восстановления сроков осуществления преимущественного права покупки, приостановления или перерыва их течения <*>. За пределами сроков, установленных п. 2 ст. 250 ГК РФ, реализация права привилегированной покупки доли недопустима.

———————————

<*> Даже в тех случаях, когда надлежащему осуществлению преимущественного права покупки воспрепятствовала тяжелая болезнь управомоченного лица, нахождение его в беспомощном состоянии, неграмотность или чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (см. по аналогии ст. 202, 205 ГК РФ).

Одним из самых дискуссионных вопросов рассматриваемой темы является проблема осуществления преимущественного права покупки в тех случаях, когда на приобретение доли в праве общей собственности претендует несколько сособственников. При этом можно выделить три основных подхода к решению затронутого вопроса:

1) договор купли-продажи доли следует считать заключенным с каждым сособственником, выразившим согласие на покупку, но в отношении не всей доли, а ее соответствующей части, определяемой пропорционально размеру доли в праве общей собственности, принадлежащей данному сособственнику;

2) договор купли-продажи доли заключается с лицом, первым обратившимся к покупателю;

3) право выбора контрагента по договору купли-продажи среди сособственников принадлежит продавцу.

Первая из приведенных точек зрения основана на возможности применения к рассматриваемым отношениям общей долевой собственности норм ст. 93 ГК РФ по аналогии. Так, согласно п. 2 ст. 93 ГК РФ участники общества с ограниченной ответственностью пользуются преимущественным правом покупки доли участника (ее части) пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением его участников не предусмотрен иной порядок осуществления этого права. Вместе с тем эта позиция не находит поддержки в литературе. Например, М. Козлов отмечает: «Применение по аналогии ст. 93 ГК РФ в данном случае невозможно, поскольку это специальная норма по отношению к ст. 250 ГК РФ и распространяется только на случаи, связанные с преимущественным правом покупки доли в ООО» <*>. В целом соглашаясь с ошибочностью рассматриваемой точки зрения, считаем необходимым привести здесь несколько иную аргументацию. Известно, что участники общей долевой собственности пользуются преимущественным перед всеми посторонними лицами правом покупки продаваемой одним из сособственников доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях (п. 1 ст. 250 ГК РФ). Среди условий продажи центральное место принадлежит условию о предмете договора (в данном случае — доля в праве общей собственности). В связи с тем, что отчуждающий участник намерен продать именно долю целиком (или ее соответствующую часть, размер которой в любом случае должен быть однозначно определен в извещении о продаже), а договор купли-продажи доли (ее части) может быть заключен исключительно на условиях, указанных в извещении, следует учитывать, что любые иные условия продажи в рамках реализации преимущественного права покупки (в том числе, дробление отчуждаемой доли между участниками, выразившими желание на покупку) невозможны <**>. Если же продавец выразит намерение продать принадлежащую ему долю нескольким сособственникам, согласившимся ее приобрести, то это будет происходить уже не в процедуре осуществления преимущественного права, а вне ее, с соответствующим изменением условий продажи.

———————————

<*> Козлов М. Предпочтение перед посторонними // ЭЖ-Юрист. 2005. N 29. С. 4.

<**> Аналогичное правило предусматривает, например, Гражданское уложение Германии. Согласно ст. 472 указанного нормативного акта, если преимущественным правом покупки обладают несколько лиц совместно, оно может быть осуществлено только полностью. Противоположная позиция принята во французском законодательстве. Так, абз. 4 ст. 815-14 Французского гражданского кодекса предусматривает, что, если несколько сособственников неделимого имущества осуществляют свое право преимущественного приобретения, они считаются, если соглашением не установлено иное, приобретшими вместе часть проданного пропорционально их долям.

Анализируя две другие из приведенных выше точек зрения, важно исходить, во-первых, из необходимости гарантировать интересы всех участников отношений, связанных с реализацией преимущественного права покупки доли в праве общей собственности; во-вторых, из нормативных принципов заключения договоров, установленных действующим гражданским законодательством (гл. 28 ГК РФ). В случае, если фактические обстоятельства позволяют расценивать извещение о продаже в качестве оферты (предложения о заключении договора), то договор купли-продажи доли следует считать заключенным с тем сособственником, от которого был получен первый акцепт указанной оферты, то есть с первым участником общей собственности, выразившим намерение приобрести отчуждаемую долю (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Если же, исходя из содержания, извещение о продаже офертой не является, договор купли-продажи заключается с одним из сособственников, по выбору продавца доли.

Большинство авторов во всех случаях поддерживают именно вторую точку зрения. Так, например, М. Козлов прямо указывает, что если в законодательстве не установлена специальная норма, то выбор того, с кем заключать договор, принадлежит продавцу, исходя из принципа свободы договора. Другими словами, если несколько участников долевой собственности выразили намерение приобрести продаваемую долю, ее собственник вправе выбрать: продать ее одному из них по своему усмотрению либо продать по частям нескольким из них <*>. Ту же аргументацию приводит и З.С. Беляева: «Преимущественное право покупки доли в равной мере принадлежит всем сособственникам. Если же несколько участников долевой собственности выражают желание купить долю, то выбор покупателя принадлежит продавцу, так как для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон… Продавец доли вправе оказать предпочтение одному из участников общей собственности и заключить с ним договор» <**>.

———————————

<*> См.: Козлов М. Указ. соч. С. 4.

<**> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 572.