Юридическая наука и ее логика

04-03-19 admin 0 comment

Чернобель Г.Т.
Журнал российского права, 2006.


Имя Владимира Михайловича Сырых широко известно научной общественности, занимающейся теоретическим исследованием правоведческих проблем. На ниве отечественного правоведения ученого называют главным методологом. Его работам присущи глубина теоретического видения, опора на реальную, а не воображаемую фактуру, уважительное отношение к конструктивному историческому и теоретическому прошлому, последовательность научных убеждений и концептуальная преданность им, отсутствие философской мистики, нонконформистское отношение к явлениям политико-правовой действительности, понятийно-терминологическая культура научного языка, подкупающее стилевое своеобразие авторской мысли.

В.М. Сырых лишен отталкивающего преклонения перед авторитетами (локальными и общепризнанными), любит аргументированно поспорить (без наклеивания оскорбляющих ярлыков, постыдной ругани), что заряжает его работы особой полемической энергетикой, не дающей теоретической мысли «спать», порождающей интересные научные обобщения. Это хорошее качество. Без критического запала нет подлинной науки. «Споры и разногласия неизбежны, пока умы и души не удалось еще никаким цензорам и опекунам наполнить одним содержанием» <*>. Велика роль правовых споров в формировании общественного мнения, правосознания, национального склада мыслей.

———————————

<*> Адамович Г. Одиночество и свобода. СПб., 2002. С. 197.

Сила того или иного теоретического отрицания в исследованиях В.М. Сырых, как правило, равна силе его теоретического утверждения. Работы его упреждают излишнюю специализацию в правоведческом мышлении и, в сущности, закладывают теоретические основы общего учения о правовых ценностях в системе общественных отношений, которое пока что находится в эмбриональном состоянии.

При исследовании любых правовых проблем В.М. Сырых преследует две главные цели: практическая польза решения проблемы и предвидение будущего. С этой точки зрения фундаментальный труд В.М. Сырых «Логические основания общей теории права» (не подвергавшийся еще критическому анализу) заслуживает особого внимания. Впервые предпринята попытка теоретически раскрыть сложную системно-целостную взаимосвязь таких компонентов общей теории права, как предмет и объект, философские и эмпирические основания, теория и метод, образующие логическую структуру общей теории права. Широкий мыслительный «разбег» автора, затрагивающий массу проблемных вопросов, не позволяет в краткой рецензии дать оценку всем теоретическим наблюдениям, положениям, выводам, содержащимся в работе. Хотелось бы выделить следующие ценностно-значимые, на наш взгляд, аспекты.

1. Отстаивая идею объективного познания права как основополагающего регулятора общественных отношений, исследуя закономерности развития и функционирования общей теории права, автор, руководствуясь диалектико-материалистическим методом, соединяющим в себе чувственное и рациональное, анализ и синтез, реальный практический опыт и здравое научное умозрение, всеохватно раскрыл специфику общественных закономерностей, детерминирующих правовое бытие, его порядок и стандарты. При этом справедливо отмечается, что невежественное, фаталистическое преклонение перед обозначенным методом, неумение правильно пользоваться им в конкретных исследованиях не способствовали в прошлом укреплению его научного авторитета, успешному развитию отечественного правоведения, порождали всяческие квазинаучные хитросплетения. «В научном познании, — подчеркивает автор, — диалектический (и исторический) материализм выполняет мировоззренческую, аксиологическую, теоретическую, методологическую и эвристическую функции» (т. I, с. 187). Роль юридической науки заключается в том, что посредством всей системы ее абстракций осуществляется логический переход от единичного к особенному и от него ко всеобщему, постигая при этом сущность явлений, закономерностей общественной жизни.

Верно освещается значение субъективного фактора в детерминации правовых отношений, разнообразных и сложных по своему генезису и функциональному характеру, развивающихся по спирали, неоднозначно. В частности, если законы природы неподвластны произволу власть имущих, выказывают, проявляют себя стабильно, безотказно, безошибочно, то закономерности правовых отношений, как и закономерности любых иных общественных отношений, напротив, часто дают функциональные «сбои» из-за ошибочного или произвольного обращения с ними. Так, в качестве закономерного выдается порой то, что никак не связано с объективной необходимостью (к которой, как известно, сводится вся прескриптивная значимость правовых нормативов, их всеобщность и обязательность) и что, соответственно, ведет к серьезным неполадкам в системе государственного управления, социальная эффективность, конструктивная результативность которого предопределены реальными (а не мнимыми) закономерностями общественного развития.

2. В работе убедительно раскрыты логические закономерности становления, функционирования и развития права как регулятивного феномена. Общественный процесс — это логический процесс. Всякая нормальная человеческая жизнь развивается по законам логики. Законы логики — это законы реальной, а не виртуальной жизни; они имеют всеобщий характер, действуют во всех сферах человеческого бытия. Особо значимы эти законы в системе правовых отношений. Знание логики, умение оперировать логическим знанием являются краеугольным камнем правового мышления, показателем его профессиональной глубины.

В правовых отношениях нечто материальное или духовное приобретает определенные ценностные черты лишь тогда, когда тем или иным субъектом этих отношений логически осознается его социальная важность, практическая жизненная значимость. Вырабатывая, руководствуясь правовой логикой, определенную ценностную ориентацию, то есть выделяя в системе явлений действительности полезное, благостное, субъект правовых отношений получает возможность результативно действовать в соответствии со своими потребностями, интересами.

Каждая эпоха человеческой истории имеет свою правовую парадигму, выделяющую главенствующее значение тех или иных теоретико-логических постулатов, концептов в их соотношении, взаимосвязи, взаимозависимости в соответствии с нормативно-правовыми идеалами, выработанными научной мыслью, практическим опытом. Логика обеспечивает последовательный мотивационный и смысловой строй законодательного, иного нормативно-правового акта, рационализирует его содержательную структуру, способствует его стабильному, эффективному функционированию.

В цивилизованном обществе вся система правовых отношений всегда рассматривается и оценивается сквозь призму правовой логики, которая в своей ипостаси есть самая практичная логика, диктуемая реальными жизненными потребностями, интересами, а не теми или иными амбициями власть имущих. Не всякий нормативно-правовой акт легитимен с правовой точки зрения. «Припомните, — писал в XIX в. полузабытый ныне выдающийся русский критик Д.И. Писарев, — историю отвлеченных законодательных теорий, которые втискивались в жизнь народа по воле отдельного лица; что сделалось с этими теориями? Их выкидывал народ из своей жизни, или он их проглатывал и перерабатывал так, что голая теория становилась неузнаваемою» <*>. Всякая произвольная перестройка социальных отношений всегда чревата резкими и решительными переворотами.

———————————

<*> Писарев Д.И. Полное собрание сочинений и писем в двенадцати томах. Т. 4. М.: Наука, 2001. С. 209, 213.

Красной нитью в работе В.М. Сырых проходит мысль о том, что логика правового идеала и логика реальной правовой действительности — не одно и то же. В остром полемическом ключе этот укор обращен как в прошлое, так и в настоящее российской действительности, оплаченные судьбой миллионов рядовых тружеников.

3. Второй том рецензируемого труда В.М. Сырых («Логика правового исследования») воспринимается как методологическое ноу-хау диссертационных исследований, что так актуально для нашей современности, заполненной возрастанием интереса к ученым степеням. Наука — это организованное знание. Психическое состояние всякого начинающего соискателя ученой степени автор сравнивает с состоянием случайного посетителя симфонического концерта. «Но если посетитель концерта симфонической музыки свою некомпетентность вполне может скрыть неистовыми аплодисментами и даже криками «браво», то соискатель этим ограничиться не может. Он обязан как можно быстрее сменить свою недостаточную компетентность глубокими знаниями, а также необходимыми навыками и умениями» (т. 2, с. 12).

Автор, в силу своих возможностей, решил оказать действенную методологическую помощь соискателям ученых степеней по юридическим наукам. В нашей юридической литературе такая помощь, обобщающая многовековой опыт творческой научной деятельности, предпринята впервые. В авторском изложении материал настолько колоритен, что читается как занимательный роман.