Фидуциарные обязательства директора компании по английскому праву

04-03-19 admin 0 comment

Беневоленская З.С.
Журнал российского права, 2006.


«Фидуциарные отношения, — пишет Дж.Е. Пеннер, — это отношения, в которых фидуциар (доверенное лицо) имеет усмотрение относительно способов исполнения своих обязательств перед принципалом» <*>. Примерами фидуциарных отношений служат отношения между агентом и принципалом, между доверительным собственником и бенефициарием. Фидуциарное отношение — весьма широкое понятие, предполагающее действия одного лица в интересах другого. Доверенное лицо при этом имеет, во-первых, полномочия от принципала, а, во-вторых, свободное усмотрение в выборе средств удовлетворения интересов принципала. Отношения между директором и управляемой им компанией, с одной стороны, и отношения между участниками отношений доверительной собственности (trust), с другой стороны, в равной степени являются отношениями фидуциарными, однако существуют параллельно и пересекаются между собой лишь в исключительных случаях. Таким исключительным случаем является, например, возникновение конструктивной доверительной собственности (constructive trust) директора по отношению к имуществу, которое он (вольно или невольно) получил лично вследствие исполнения своих обязательств директора компании, скажем, вследствие доступа к имуществу или информации компании <**>.

———————————

<*> Penner J.E. The Law of Trusts. N.Y., 2004. P. 23 — 24.

<**> См.: Tomas G., Hudson A. The Law of Trusts. N.Y., 2004. P. 935 — 939.

О разграничении права доверительной собственности и права компаний пишут Г. Томас и А. Хадсон. Они считают, что современное право компаний произошло из права доверительной собственности и права партнерств, и данное преобразование имело место в конце XIX в. <*>. Заметим, что близость институтов доверительной собственности и права компаний подтверждает и тот факт, что директоры компаний длительное время считались доверительными собственниками в пользу компании и ее акционеров. Дж. Чарльзворт писал: «Директоры являются доверительными собственниками в пользу компании. Это относится: a) к деньгам и имуществу компании; b) к осуществлению предоставленных директорам прав…» <**>.

———————————

<*> См.: Tomas G., Hudson A. Op. cit. P. 935.

<**> Чарльзворт Дж. Основы законодательства о компаниях. М., 1958. С. 200 — 202.

Данная позиция и сейчас встречается в литературе применительно к управлению компаниями в процессе несостоятельности <*>. Тем не менее в современной английской литературе преобладает мнение, что между правами доверительного собственника в отношении trust fund и правами директоров в отношении имущества компании имеются принципиальные различия. Проистекают они из разграничения между правом доверительной собственности и правом компаний в целом. Основное различие между этими двумя институтами в том, что компания представляет собой юридическое лицо, доверительная же собственность юридического лица не образует <**>. Кроме того, компания является абсолютным собственником своего имущества, в то время как директоры компании не имеют какого-либо титула или права в отношении имущества компании и поэтому не являются доверительными собственниками в строгом смысле этого слова. Доверительный собственник по английскому праву, несомненно, имеет титул собственника (trustee) по отношению к имуществу, составляющему trust fund. По общему правилу конструкция доверительной собственности не применяется к праву компаний еще и потому, что в соответствии с правовой моделью доверительной собственности бенефициарии имеют по праву справедливости вещное право на имущество, составляющее trust fund; акционеры компании никаких вещных прав в отношении имущества компании не имеют <***>.

———————————

<*> «…the directors of the corporation to be trustees… to take charge of the corporation’s property, to collect the debts and property» // Lewis D. Solomon. Selected Corporation and Partnership. St. Paul, 1994. P. 12.

<**> См.: Tomas G., Hudson A. Op. cit. P. 935.

<***> См.: Ibid. P. 935 — 936.

Тем не менее многие авторы <*> сходятся в том, что директоры компании состоят с компанией в фидуциарных отношениях и имеют перед ней фидуциарные обязательства. О фидуциарных обязательствах директоров компании и пойдет речь в настоящей статье.

———————————

<*> См.: Penner J.E. Op. cit. P. 24 — 25; Pennigton R.R. Company Law. L., 2001. P. 709; Ferran E. Company Law and Corporate Finance. N.Y., 1999. P. 154.

Е. Ферран пишет: «Директоры находятся в фидуциарных отношениях с компанией» <*>. И далее Е. Ферран говорит о сходстве между статусом директора компании и статусом доверительного собственника: «Как доверительные собственники, так и директоры компании, имеют право контроля за имуществом (fund)… и техническая разница заключается лишь в том, что имущество доверительной собственности вверено доверительным собственникам, а имущество компании не вверено директорам» <**>.

———————————

<*> Ferran E. Op. cit. P. 154.

<**> Ibid. P. 156.

Директоры компании, как и доверительные собственники, должны действовать безвозмездно, если выплата вознаграждения не предусмотрена им надлежащим образом <*>.

———————————

<*> См.: Ibid.

Что же касается полномочий доверительных собственников и директоров компаний, то суды (иногда) признают, что возложение на директоров обязанности соблюдения строгих стандартов деятельности, требуемых от доверительных собственников, будет препятствовать процессу управления компаний и приведет к убыткам. То есть, исходя из соображений успешной коммерческой деятельности компании, директоры имеют более широкие полномочия, нежели доверительные собственники <*>.

———————————

<*> Ibid. P. 156 — 157.

В связи с изложенным вернемся к определению фидуциарного отношения, которое исходит из того, что фидуциар свободен в выборе способов удовлетворения интересов принципала <*>.

———————————

<*> См.: Penner J.E. Op. cit. P. 23 — 24.

Классическим основополагающим правилом реализации фидуциарных отношений является правило о том, что директоры компании должны реализовывать свое фидуциарное усмотрение добросовестно в интересах компании. Это правило установлено в деле Re Smith and Fawcett Ltd. Причем добросовестность усмотрения рассматривается не столько с точки зрения суда, сколько с позиций директора компании. Предположительно, в расчет принимается сложившаяся деловая практика.

Интересы компании, в свою очередь, отождествляются с долгосрочными интересами акционеров <*>. Интересы наемных работников не имеют приоритета перед интересами акционеров. Наиболее ярким примером нарушения интересов акционеров является несостоятельность или сомнительная состоятельность компании, потому что в этом случае над интересами акционеров превалируют интересы кредиторов компании <**>.

———————————

<*> См.: Ferran E. Op. cit. P. 158.

<**> Ibid.

Общими для всех фидуциариев (доверительных собственников, директоров компаний, агентов и партнеров) являются следующие фидуциарные обязанности:

— обязанность лояльности по отношению к принципалу;

— обязанность действовать добросовестно;

— не извлекать личной прибыли из доверенного фидуциару дела;

— не допускать конфликта между личными интересами и своими фидуциарными обязанностями;

— не извлекать выгоды для себя лично или для третьих лиц без согласия принципала <*>.

———————————

<*> См.: Tomas G., Hudson A. Op. cit. P. 916.

К фидуциарным обязательствам директоров компаний (не исчерпывающий перечень) относятся, например, следующие:

1) статус директора, его полномочия и существующие интересы подлежат обязательной регистрации корпорацией; сведения о данной регистрации должны быть доступны службе Государственного Секретаря по Торговле и Промышленности. Кроме того, каждая компания должна сообщать полные сведения о директорах в государственный регистрационный орган (Регистратор компаний) не позднее 14 дней после любого изменения состава директоров компании;

2) директоры не должны: злоупотреблять своими полномочиями, а также превышать указанные полномочия; быть связаны своим собственным усмотрением; делегировать свое право усмотрения;

3) директоры должны использовать свои полномочия с надлежащей целью;

4) директоры отвечают за убытки, причиненные компании нарушением своих фидуциарных обязательств.

Следует отметить, что фидуциарные обязательства директора компании и сейчас очень близки к фидуциарным обязанностям доверительного собственника. Некоторые из них совпадают почти буквально

———————————

<*> Thomas G., Hudson A. Op. cit. P. 7.

<**> Ferran E. Company Law and Corporate Finance. N.Y., 1999. P. 154 — 239.

Директоры не должны совершать действия или вступать в сделки, которые нарушают закон или же выходят за пределы правосубъектности компании, то есть являются действиями ultra vires для самой компании. В случае если компания вследствие подобных действий директоров несет убытки, то данные убытки взыскиваются с директоров компании, причем компания не обязана доказывать, что директоры действовали небрежно или неосмотрительно. Примером такого превышения полномочий является, например, рекомендация выплаты дивидендов акционерам в случае отсутствия или недостаточности прибыли согласно годовому балансу. Случаи превышения полномочий не всегда влекут безусловную ответственность директоров. Одобрение сделки общим собранием акционеров по общему правилу освобождает директоров от ответственности за превышение полномочий. При рассмотрении дел об ответственности директоров судами принимается во внимание как степень вины директоров, так и позиция общего собрания акционеров. Кроме того, принимается во внимание степень влияния директора на позицию всего совета директоров в ходе принятия того или иного решения. Например, если директор поддержал решение, повлекшее для компании убытки, но такое решение было принято и реализовано без согласия данного директора, директор ответственности не несет <*>.

———————————

<*> См.: Pennington R.R. Company Law. L., 2001. P. 710 — 711.

Директоры принимают собственные решения по своему усмотрению. Нарушением этого правила является деятельность директора, подчиненная каким-либо посторонним указаниям или инструкциям, не соответствующим интересам компании. По общему правилу директоры не должны делегировать кому-либо свое право усмотрения. На практике данное требование может быть изменено или отменено положениями учредительных документов компании. Согласно данным положениям директорам может быть позволено делегировать свои полномочия коллегиальным или единоличным органам (поверенным). В случае, если делегирование полномочий не предусмотрено документами компании, любой случай делегирования полномочий является недействительным и его последствия не связывают компанию какими-либо обязательствами.

Директор должен использовать свои полномочия с надлежащей целью. Как правило, учредительные документы компании содержат самые общие положения о целях деятельности компании и ее директоров. По общему правилу суды не должны априори ограничивать свободу усмотрения директора, исходя из презумпции, что директор действует добросовестно, исходя из интересов компании. Е. Ферран пишет: «Гибкий прагматический подход, разделяемый Лордом Вилберфорсом, означает, что было бы ошибочно разграничивать начальные и последующие цели, во имя которых может быть надлежащим образом использовано полномочие по выпуску акций… Увеличение капитала — это цель, ради которой данное полномочие может быть использовано, но одновременно могут существовать и другие цели, такие как размещение бонусов, продвижение акционерной схемы для сотрудников… или приобретение выгодных деловых возможностей для компании, ради которых могут быть использованы полномочия директора. Кроме того, надлежащей целью будет любая цель, прямо предусмотренная учредительными документами компании» <*>.

———————————

<*> Ferran E. Company Law and Corporate Finance. N.Y., 1999. P. 163 — 164.

Судебная практика <*> указывает также и на случаи, в которых фидуциарная обязанность директора нарушена. В частности, при выпуске акций директор не должен способствовать или преследовать цель сформировать новое большинство акционеров компании взамен прежнего. Эти вопросы должны решаться исключительно акционерами, но не директорами компании.

———————————

<*> См.: Ibid. P. 164.

Нарушение правила о надлежащей цели использования полномочий может быть истолковано как: злоупотребление полномочиями; превышение полномочий.

Размещение акций, совершенное с ненадлежащей целью, по общему правилу признается действительным, несмотря на то, что директоры нарушили свой фидуциарный долг. Если же такое размещение произведено в отношении лиц, осознававших ненадлежащий характер или цель сделки, то сделка аннулируется по иску компании.

Следует отметить, что деятельность директора компании по английскому праву «подстрахована» существованием в английском праве доверительной собственности. Незаконное (вольное или невольное) обогащение директора за счет компании порождает constructive trust в пользу компании в отношении имущества, оказавшегося в личном владении директора. Аналогичным образом возникает resulting trust в случае, если директор неправомерно передал имущество компании третьим лицам. В деле Hogg v. Cramphorn директоры предоставили заем неким доверительным собственникам, цель которого была признана ненадлежащей. Судья Бакли установил, что указанные доверительные собственники имеют обязательства resulting trust в отношении полученного в заем и обязаны этот заем возвратить компании. То есть суд установил, что в отношении займа возник resulting trust в пользу компании. В целом суды уделяют больше внимания анализу злоупотребления полномочиями, нежели анализу превышения полномочий. Но злоупотребление полномочиями и превышение полномочий могут быть сторонами одной медали <*>.

———————————

<*> См.: Ferran E. Op. cit. P. 166 — 167.

В любом случае директоры отвечают за убытки, причиненные компании действиями с ненадлежащей целью, а равно возмещают компании любую прибыль, полученную вследствие указанных ненадлежащих действий.

Сделки, совершенные с имуществом компании, без предоставления встречного удовлетворения, влекут ответственность директора перед компанией (Bishopsgate Investment Management Ltd. v. Maxwell).

Обширная судебная практика свидетельствует также о том, что истец против директора компании должен быть надлежащим, способным в полной мере представлять в деле интересы компании.

Отдельную проблему представляют взаимоотношения директора с компанией в плане сделок между ними и столкновения интересов. За некоторыми исключениями, компания не может предоставить директору заем или так называемый квазизаем, в котором участвуют третьи лица, помимо директора и компании. Особый запрет установлен для займов и квазизаймов между публичной компанией и ее директором <*>. Существует ряд исключений из этих общих правил. Например, дозволяется сделка займа, не превышающая по сумме 20000 фунтов стерлингов, если сумма предоставляется директору для реализации целей компании. Такая сделка должна быть одобрена общим собранием акционеров. Существуют и другие исключения из этого правила <**>.

———————————

<*> См.: S.S. 330, 331, 332 Company Act 1958 // Company Law. Ninth Edition by D. French. N.Y., 2005. P. 207 — 209.

<**> См.: Pennington R.R. Op. cit. P. 693 — 695.

Нарушение предусмотренных здесь положений влечет за собой как уголовную, так и гражданскую ответственность. Для незаконных сделок между публичной компанией (или группой, включающей публичную компанию) и ее директором установлена уголовная ответственность, для сделок частных компаний — гражданско-правовая.

Иск к директору компании может быть предъявлен как самой компанией, так и (при определенных обстоятельствах) отдельными акционерами. Директор может просить суд об освобождении от ответственности, а суд может удовлетворить его требования, если будет доказано, что директор действовал добросовестно и разумно. Это правило, очевидно по аналогии, базируется на Законе о доверительной собственности 1925 г., на основании которого суд может освободить от ответственности доверительных собственников за нарушение условий доверительной собственности в том случае, если доверительные собственники докажут, что предприняли все необходимые меры для избежания неблагоприятных последствий нарушения доверительной собственности. Эти правила применимы и для директоров компании, совершивших нарушение фидуциарных обязательств.