Обязательства вследствие неосновательного обогащения в англо-американском праве: основополагающие принципы и правовая политика

04-03-19 admin 0 comment

Осакве К.
Журнал российского права, 2005.


А. Предварительные теоретические вопросы:

реституция как самостоятельное обязательство

и как общая защитная мера ответственности

(двуликость конструкции)

В англо-американской правовой традиции соотносимые понятия «реституция» (restitution) и «неосновательное обогащение» (unjust enrichment) считаются сосуществующими (coexistive) и взаимозаменяющими (interchangeable), хотя и не синонимами. Соответственно, в англо-американской правовой доктрине под «restitution» часто понимается и подразумевается «unjust enrichment» и наоборот <1>. Такая терминологическая двуликость (или двуликость конструкции) <2> объясняется тем, что сам термин «реституция» в англо-американском праве понимается двояко: и как «обязательство» (obligation), и как общая «мера ответственности» за нарушение обязательства (remedy) <3>. В первом понимании «реституция» означает самостоятельное основание возникновения материально-правового обязательства <4> наряду с другими основаниями, такими, как договор, деликт, promissory estoppel и т.д. <5>. В данном контексте «реституция» (то есть реституционное обязательство) создает и материально-правовую реституционную обязанность (restitutionary liability), и реституционные права (restitutionary rights).

———————————

<1> ALI Restatement of the Law of Unjust Enrichment является классической иллюстрацией упомянутой терминологической двуликости — это называется Restatement of the Law of Restitution (Unjust Enrichment), то есть «неосновательное обогащение» ставится в скобках рядом с «реституцией» как сосуществующее понятие. Почти все американские и английские учебники по праву неосновательного обогащения просто называются «Law of Restitution» (реституционное право, право реституции), но подразумевают право неосновательного обогащения. См. список основной литературы по англо-американскому праву неосновательного обогащения в сноске 4.

<2> Подобная терминологическая двуликость (или двуликость конструкции) часто встречается в англо-американском праве. Так, например, в англо-американском деликтном праве термин «negligence» (неосторожность) понимается и как степень вины (degree of fault), и как самостоятельный поименованный деликт (nominate tort), носящий название «negligence», в основе которого лежит вина в форме неосторожности.

<3> См.: Lon L. Fuller, Melvin Aron Eisenberg. Basic Contract Law. 7th-ed. West Group. St. Paul, MN . 2001. P. 509.

<4> Литература о природе реституционного (кондикционного) обязательства в англо-американском праве очень богата. Среди основных исследований по данному вопросу можно назвать следующие: Birks P. (ed.). English Private Law. Vol. 2. Oxford University Press, 2000. P. 525 — 635; Goff R., Jones G. (eds.). The Law of Restitution. 5th-ed. 1998, Oxford; American Law Institute. Restatement of the Law of Unjust Enrichment (First Restatement). Reporters — Austin Scott, Warren Seavey. Philadelphia, 1937; American Law Institute. Restatement Second of the Law of Restitution (Unjust Enrichment). Philadelphia. American Law Institute, Third Restatement of the Law of Restitution and Unjust Enrichment. Discussion Draft 2000 (Philadelphia), Tentative Draft N 2, 2002 (Philadelphia), Tentative Draft N 4, 2004 (Philadelphia), Reporter — Andrew Kull; Beatson J. The Use and Abuse of Unjust Enrichment. L., 1991; Birks P. An Introduction to the Law of Restitution (revised edition). Oxford, 1989; Burrows A. The Law of Restitution (2nd-ed. L., 1996); Virgo G. The Principles of the Law of Restitution. L., 1999; McMeel G. The Modern Law of Restitution. L., 2000; Cornish W.R. et al. (eds.), Restitution: Past, Present and Future (Oxford, Hart 1998); Swadling W.J. (ed.), The Limits of Restitutionary Claims. Oxford, 1997; Birks P., Chambers R. Restitution Research Resource (2nd. ed. Oxford, 1997); Nicholas B. Unjustified Enrichment in Civil Law and Louisiana Law. 36 Tulane Law Review 605 (1962); Summers R.S., Hillman R.A. Contract and Related Obligation: Theory, Doctrine and Practice (4th. ed., 2001. St. Paul, MN.). P. 112 — 144; Fuller L.L., Eisenberg M.A. Basic Contract Law. Seventh Edition. West Group. St. Paul, MN. 2001. P. 506 — 540; Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. T. II. М., 2000. С. 284 — 358.

<5> Основания возникновения обязательства в англо-американском праве рассматриваются в книге: Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: общая и особенная части. 2-е изд. М., 2002. С. 211.

Во втором понимании «реституция» (то есть реституционная ответственность) означает меру ответственности за нарушение материально-правового обязательства, основанного на договоре, деликте, promissory estoppel, неосновательном обогащении и т.д. То есть как универсальная мера ответственности <*> реституция применяется не только в отношении реституционного обязательства, но и в отношении других видов обязательства. Будучи внедоговорным, реституционное обязательство может «сопровождать» иные по своей природе обязательства, в том числе и договорные <**>. Цель реституционной ответственности в этих ситуациях — не допустить неосновательного обогащения той стороны, которая получила выгоду из данного договора (the prevention of unjust enrichment) <***>.

———————————

<*> В системе романо-германского права термин «реституция» понимается исключительно как универсальная мера ответственности за нарушение гражданско-правового обязательства. См., например: ст. 167, 169, 179 ГК РФ, где предусматриваются четыре вида реституции, то есть обоюдная (двусторонняя), односторонняя без конфискации, односторонняя с конфискацией и нулевая. См.: Осакве К. Указ. соч. С. 254.

<**> Понятия «реституционные интересы», «реституционные убытки» и «реституционная ответственность» в американском договорном праве обсуждаются в книге: Steven L. Emanuel. Emanuel Law Outlines: Contracts. Aspen Publishers. N. Y., 2003. Р. 293 — 294, 305 — 307, 310 — 315.

<***> См.: Steven L. Emanuel. Op. cit. P. 305.

В англо-американском праве реституционное обязательство является традиционным и носит название «unjust enrichment» (неосновательное обогащение). Соответственно, данная ветвь обязательственного права называется Law of Unjust Enrichment (право неосновательного обогащения). First Restatement of the Law of Restitution 1937 г., разработанный Американским институтом права (American Law Institute — ALI), переименовал его в Law of Restitution (право реституции, реституционное право), а термин «unjust enrichment» дал в скобках после слова «restitution». В 1966 году два известных английских профессора (Lord Goff и Gareth Jones) призвали своих коллег последовать примеру американского Restatement of the Law of Restitution и перейти на название «реституция». С тех пор все английские правоведы, за исключением одного (профессора Кембриджского университета Jack Beatson) <1>, отказались от термина «unjust enrichment» (неосновательное обогащение) и используют термин «restitution» (реституция). Наряду с «restitution» и «unjust enrichment» данное обязательство имеет и другие названия в англо-американской юридической литературе, в том числе quasi-contract (квазидоговор), implied contract (подразумеваемый договор), quantum meruit (выплата денежной суммы в заслуженном размере), implied-in-law contract (подразумеваемый в силу закона договор) <2>. По своей природе данное обязательство ближе к понятию кондикционного обязательства в римском частном <3> и романо-германском праве <4>.

———————————

<1> См.: Beatson J. Op. cit.

<2> См.: Осакве К. Указ. соч. С. 211; Summers R.S., Hillman R.A. Op. cit. Р. 138 — 139.

<3> Об институте «исполнение недолжного» (solutio indebiti) и разновидностях неосновательного обогащения в римском частном праве см.: Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. М., 2003. С. 607 — 608; Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 287.

<4> Во французском праве «enrichissement sans cause» (enrichissement injustifiе) регламентируется в ст. 1376 — 1381 ФГК; в германском праве «ungerechtfertigter Bereicherung» регламентируется в ст. 812 — 822 ГГУ. В российском праве обязательство вследствие неосновательного обогащения регламентируется в гл. 60 (ст. 1102 — 1109) ГК РФ. Для детального рассмотрения института кондикционного обязательства в современном российском праве см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Т. 3. М., 2001. С. 63 — 85; Гражданское право. Ч. 2 / Под ред. В.П. Мозолина. М., 2004. С. 864 — 880; Гражданское право: Учебник. Т. II. Полут. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. М., 2002. С. 439 — 468.

По мнению разработчиков американского Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment (в настоящее время данная третья редакция ALI Restatement of the Law of Restitution находится на завершающей стадии разработки) <*>, термин «unjust enrichment» (на русском это дословно означает «несправедливое обогащение») неверно отражает суть данного обязательства. Поэтому они предпочли термин «unjustified enrichment» (дословно «неосновательное обогащение»), то есть обогащение, приобретенное без оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой. Несмотря на открытое признание разработчиками американского Restatement Third of the Law of Restitution неадекватности термина «unjust enrichment», Американский институт права, не желая отказываться от многовековой традиции англо-американского права, решил оставить термин «unjust enrichment», хотя наряду с ним в его комментариях употребляется и термин «unjustified enrichment». В первом параграфе комментариев прямо сказано, что «хотя эти два термина считаются сосуществующими (coexistive), они не являются синонимами». Иными словами, в современной англо-американской юридической литературе по вопросу неосновательного обогащения термин «unjust enrichment» сохраняется по инерции, но с оговоркой, что под «unjust enrichment» понимается и подразумевается «unjustified enrichment».

———————————

<*> Стоит обратить внимание на тот любопытный факт, что американский институт права еще раз предлагает новое название для данного древнейшего института англо-американского права. До появления ALI Restatement of the Law of Restitution в 1937 году данная отрасль обязательственного права носила название Law of Unjust Enrichment (право неосновательного обогащения). В 1937 году ALI перешел на «Law of Restitution (Unjust Enrichment)» (право реституции (неосновательного обогащения)). Предлагаемый ALI третий Restatement носит название «Restatement of the Law of Restitution and Unjust Enrichment» (право реституции и неосновательного обогащения); то есть «unjust enrichment» больше не ставится в скобках.

В англо-американском праве реституционное право (то есть право неосновательного обогащения) берет свое начало из разных источников. В своем известном заявлении по делу Moses v. Macferlan [97 Eng. Rep. 676 (K. B. 1760)] легендарный английский судья лорд Mansfield сказал, что право неосновательного обогащения берет начало из «естественного права и справедливости» (has its origins in natural justice and equity). Следует, однако, добавить, что реституционное право также глубоко укоренилось и в общем праве. Кроме этих двух исторических источников, реституционное право сегодня развивается под сильным влиянием статутного права и правовой доктрины, особенно американского ALI Restatement <*> of the Law of Restitution.

———————————

<*> Важнейшим доктринальным источником современного американского права является Restatement of the Law, то есть систематизированное, доктринальное и созидательное изложение основополагающих принципов (core principles) и руководящей правовой политики (underlying legal policy) определенной отрасли права с целью их упрощения, прояснения, модификации и усовершенствования. В основе каждого Restatement of the Law (дословно «доктринальное изложение основополагающих принципов права») лежат статутное право, судебное право и право справедливости. Каждый Restatement of the Law старается быть «зеркальным отражением» (mirror image) «живого права» (living law) во всех американских штатах и в американских федеральных судах. По некоторым спорным проблемам Restatement of the Law переходит от изложения существующего права к новой позиции. Restatement of the Law разработан Американским институтом права — частной организацией ведущих американских и известных зарубежных юристов, представляющих все три ветви юридической профессии (то есть практикующих юристов (bar), судейский корпус (bench) и профессуру (academia). В настоящее время имеется Restatement of the Law почти для всех отраслей права, в том числе для договорного и деликтного права, а также для права неосновательного обогащения, траста (trusts) и т.д. По своей природе Restatement of the Law не является ни «кодексом», ни «комментарием» к какому-то праву, ни «сводом права». Restatement of the Law не является обязательным источником права для суда; это только доктринальные принципы, а не нормы. Он лишь подсказывает общее направление для суда. Он не имеет аналога в системе источников права в странах романо-германского права.

Реституционное право есть составная часть общего обязательственного права. Реституционное обязательство — это первичное (primary) обязательство, а не вторичное (secondary) или подсобное (subsidiary), или акцессорное (accessory), или побочное (collateral). Данное обязательство возникает на основании (вследствие) неосновательного обогащения. В некоторых случаях те же основания для иска (same cause of action), например хищение чужого имущества, могут порождать право предъявить иск либо по реституции (right to sue in restitution), либо по деликту (right to sue in tort). В таком случае возникает конкуренция исков и истец, выбравший иск по реституции, не отказывается ipso facto от иска по деликту, если размер причиненного ущерба (деликтных убытков) превышает размер приобретенного обогащения (реституционных убытков) и наоборот.

И реституционное, и деликтное обязательства являются обязательствами внедоговорными. Но в отличие от деликтного обязательства, которое возникает по общему правилу из противоправного (неправомерного) и виновного поведения причинителя вреда, реституционное обязательство, согласно теории объективного результата, возникает независимо от того, было ли приобретенное обогащение результатом поведения приобретателя, самого потерпевшего, третьего лица или произошло помимо их воли. То есть в качестве оснований возникновения реституционного обязательства могут выступать как правомерные и неправомерные действия (включая неправомерное поведение самого потерпевшего), виновные и невиновные действия, случайное стечение обстоятельств, так и события (стихийные бедствия и другие не контролируемые человеком природные явления) и т.д. В деликтном праве размер ответственности измеряется объемом вреда (то есть суммой потери истца). В свою очередь, в реституционном праве размер ответственности измеряется объемом приобретенного богатства (то есть суммой обогащения ответчика).

В то время как деликтное обязательство возникает независимо от наличия обогащения на стороне причинителя вреда, наличие обогащения на стороне приобретателя является неотъемлемым условием наступления реституционного обязательства. Если деликтная ответственность согласно принципу перехода деликтной ответственности от причинителя вреда к третьему лицу в силу закона (vicarious tort liability) может быть возложена не на непосредственного причинителя вреда, то требование о возврате неосновательного обогащения может быть предъявлено лишь самому неосновательно обогатившемуся лицу. Наконец, размер реституционной ответственности не может превысить размер приобретенного обогащения. Соответственно, реституционное обязательство, в отличие от деликтного обязательства, не допускает карательной ответственности.

По своей природе реституция содействует праву собственности (restitution subserves property rights) и представляет собой самостоятельный институт, служащий его защите. Соответственно, для того чтобы стать объектом иска по реституции, обогащение должно быть такой ценностью, на которую признаются права собственности; то есть ценностью, охраняемой правом собственности. Иными словами, способность быть объектом права собственности является неотъемлемым атрибутом объекта иска по реституции. Например, изобретение было запатентовано, но срок патента на него уже истек. После истечения срока патента некто безвозмездно использует его в своем бизнесе, вследствие чего получает огромные прибыли. За несогласованное и безвозмездное приобретение данного изобретения это лицо не несет реституционной ответственности.

Б. Юридическая природа реституционного (кондикционного)

обязательства в англо-американском праве:

понятие, определение и реквизиты

Под обязательством вследствие неосновательного обогащения понимается правоотношение, возникающее в результате принятия, сбережения или присвоения (приобретения) обогащения одним лицом за счет другого лица без достаточного (должного) правового основания. В данном обязательстве участвуют две стороны: кредитор и должник. Из данного обязательства вытекают права и обязанности. Та сторона, которая неосновательно приобрела обогащение за счет другого лица, именуется должником (то есть неосновательно обогатившаяся сторона, приобретатель); сторона, за счет которой неосновательно обогатился приобретатель, именуется кредитором (то есть потерпевшим). Обязательство вследствие неосновательного обогащения, как и все другие гражданско-правовые обязательства, носит имущественный характер. В основе данного обязательства лежат имущественные отношения по перемещению материальных благ. Из неосновательного обогащения возникают относительные правоотношения между кредитором и должником.

Исключительными субъектами данного обязательства следует считать приобретателя (должника) и потерпевшего (кредитора). Объектом обязательства из неосновательного обогащения считается действие приобретателя (должника) по возмещению неосновательного обогащения. Предметом обязательства из неосновательного обогащения считается само неосновательно приобретенное обогащение. Суть данного обязательства сводится к тому, что приобретатель обязан отдать имущество или возместить собственнику рыночную стоимость имущества, составляющего неосновательное обогащение, а потерпевший вправе требовать от должника возмещение ему стоимости неосновательного обогащения. Иными словами, обязательство из неосновательного обогащения порождает лишь обязательственные права (то есть реституционные права кредитора), а не вещные права в том смысле, что объектом реституционного права считается действие должника. Соответственно, следует отличать реституционный иск потерпевшего против владельца его имущества от соприкасающегося виндикационного иска собственника против владельца его имущества, объектом которого является определенное имущество.

Американский ALI Restatement Third of the Law of Restitution формулирует основное правило реституционного обязательства следующим образом: «Лицо, которое неосновательно обогатилось за счет другого лица, обязано по реституции перед другим лицом» (A person who is unjustly enriched at the expense of another is liable in restitution to the other) <*>. Обогащение считается неосновательным, если оно приобретено без должного правового основания (without an adequate or sufficient legal basis). В англо-американском праве должное правовое основание для обогащения может быть установлено либо законом (legislation), подзаконным актом (subordinate legislation), решением суда (court decision), действительным договором (valid contract), действительным дарением (valid gift), действительным наследованием (valid inheritance) и преддоговорным обязательством в силу promissory estoppel <**>.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 1.

<**> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 1, Comment (b).

В англо-американской правовой доктрине сжатая формулировка § 1 ALI Restatement Third of the Law of Restitution понимается следующим образом: лицо, которое непосредственно (immediately, directly) и неосновательно (unjustly) обогатилось (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано выплатить последнему денежную компенсацию за имущество или передать иную экономическую выгоду, которую оно получило (received), сберегло (retained) или присвоило (appropriated), то есть приобрело (acquired) в тех случаях, когда справедливость (equity) требует реституцию, поскольку право потерпевшего на реституцию не уменьшено (reduced, diminished) или полностью прекращено (totally barred, extinguished) законно признанным основанием. Хотя условия неосновательного обогащения устанавливаются законом, моральным основанием реституционного обязательства является справедливость (equity): справедливость (совесть) не позволяет оставить приобретенное имущество или иную экономическую ценность у неосновательного приобретателя без возмещения его (ее) рыночной стоимости.

Из вышеуказанной формулировки основного правила доктрины неосновательного обогащения вытекают следующие семь реквизитов (условий возникновения) обязательства из неосновательного обогащения: наличие обогащения; обогащение за счет другого лица; осведомленность (knowledge) об обогащении приобретателя (ответчика); сознательное (conscious) получение (acceptance, receipt), сбережение (retention) или присвоение (appropriation) обогащения приобретателем (ответчиком); непосредственность (immediacy, directness) обогащения приобретателя (ответчика); неосновательность обогащения; и наказуемость неосновательного обогащения, то есть признание законом права потерпевшего (истца) на реституцию (recoverability). Наличие первых шести реквизитов требуется для признания данного обогащения «неосновательным». Сам факт, что приобретенное обогащение признано неосновательным, не порождает автоматически право потерпевшего на реституцию. Для осуществления права на реституцию требуется наличие седьмого реквизита, то есть признания законом права потерпевшего на реституцию. Признав право потерпевшего на реституцию, суд может уменьшить ее размер или вообще отказать в реституции в зависимости от наличия законно признанных оснований для уменьшения или недопущения реституции (defenses). Таким образом, в англо-американском праве имеется категория неосновательного обогащения, не подлежащего возмещению.

В. «Анатомия» кондикционного иска:

пятиступенчатый анализ реституционного иска

(Five-step Analysis of an Unjust Enrichment Action)

В своем фундаментальном исследовании неосновательного обогащения английский профессор Оксфордского университета Peter Birks предложил пять ступеней анализа иска по реституции. Они охватывают те семь реквизитов неосновательного обогащения, которые указаны выше, в разделе «Б» данной работы. Профессор Peter Birks считает, что анализ иска по реституции состоит из пяти вопросов, на которые должен быть дан положительный ответ и каждый из которых определяет отдельную «ступеньку» в судебном разбирательства дела, а именно: имело ли место обогащение? (первый, исходный вопрос включает четыре подвопроса: произошло ли обогащение ответчика? если «да», то является ли обогащение ответчика непосредственным? был ли ответчик осведомлен о данном обогащении? было ли получение, сбережение или присвоение обогащения ответчика сознательным? состоялось ли обогащение ответчика за счет истца? является ли обогащение неосновательным? признает ли закон право на реституцию? (то есть имеет ли истец право на реституцию?); существует ли законно признанное основание для уменьшения или прекращения права истца на реституцию? В зависимости от конечного результата данного пятиступенчатого анализа суд решает вопросы о наличии реституционной ответственности ответчика, о размере реституции или об отказе в ней. Перейдем к рассмотрению каждой из этих «ступеней».

I. Имело ли место обогащение?

(понятие, состав и непосредственность обогащения)

В данном анализе «обогащение» означает приобретение (то есть получение, сбережение или присвоение) денег, имущества или иных материальных благ (экономических выгод), которые способны быть объектом права собственности. Под «иными экономическими выгодами» понимаются работы, услуги, временное пользование чужим имуществом без намерения его приобрести, временное пользование чужими услугами, информация, имущественные права, интересы и т.д. Для того чтобы быть признанными «обогащением», выгоды должны иметь экономическую (рыночную) ценность.

Для признания ответчика обогатившимся требуются доказательства того, что он был осведомлен об обогащении, изначально и фактически решил получить, сберечь или присвоить данное обогащение.

Для того чтобы быть признанным «обогащением ответчика», должно быть доказано, что ответчик является «непосредственным приобретателем» (immediate enrichee) данного обогащения. По общему правилу потерпевший не может «перепрыгнуть» (leapfrog the immediate enrichee) через непосредственного приобретателя и требовать реституцию от «отдаленного приобретателя» (remote enrichee), в том числе от добросовестного приобретателя украденного или утерянного имущества. Пример «непосредственного приобретателя»: по договору страхования между А (автомобилистом) и Б (страховой компанией) Б договорился с предпринимателем В, чтобы В ремонтировал автомобиль, принадлежащий А и попавший в аварию. После того как В закончил ремонт автомобиля А, до полной оплаты стоимости ремонтных работ компания Б была признана банкротом. Из-за несостоятельности (банкротства) компании Б В предъявил иск против А с требованием о возмещении ему стоимости ремонта автомобиля. В данном примере непосредственным приобретателем обогащения за счет В является страховая компания Б. Соответственно, В не может «перепрыгнуть» (leapfrog) через Б и требовать компенсацию от отдаленного приобретателя (автомобилиста).

II. Было ли обогащение за счет истца?

(соотношение обогащения ответчика

и умаления имущественной сферы истца)

Истец должен доказать, что обогащение ответчика произошло «за его счет». Понятие «за его счет» означает, что обогащение принадлежит истцу. Пример: А заключил договор с Б, согласно которому Б за согласованную оплату обязуется побелить дом, принадлежащий А. А заплатил Б обещанную сумму. Но, по добросовестной ошибке, Б побелил дом, принадлежащий В. В данном примере обогащение В произошло за счет А. Еще один пример: вкладчик А имеет всего 10000 дол. на своем банковском счете. Когда А снял деньги со своего счета, он получил из-за ошибки кассира банка 12000 дол. вместо положенных 10000 дол. В данном примере обогащение ответчика произошло за счет банка. В этих двух примерах обогащение приобретателя сопровождается реальным (то есть действительным, фактически существующим) обеднением потерпевшего. Но, вообще говоря, для того чтобы считать обогащение произошедшим «за счет ответчика», совсем не нужно доказывать, что обогащение ответчика причинило «соответствующую реальную или действительную потерю» (corresponding real or actual loss) или «соответствующее реальное, действительное обеднение» (corresponding real or actual impoverishment) истцу.

Вполне возможно и «приобретение» выгод без «последующего действительного, реального обеднения» (consequential actual or real impoverishment) лица, за счет которого выгода была приобретена. Пример: в течение трех недель, когда А находился в отпуске, Б, без намерения приобрести в собственность, но и без разрешения А, пользовался принадлежащим ему велосипедом и держал его в подъезде своего дома. Затем Б помыл и вернул велосипед А на свое место без каких-либо повреждений. Сам факт, что Б временно пользовался велосипедом, принадлежащим А, без его разрешения, считается обогащением Б (даже если Б сможет доказать, что А не использовал бы или не смог бы использовать данный велосипед), и данное обогащение не причинило А никакого действительного, реального обеднения или потери. То есть важен лишь сам факт, что ответчик получил обогащение (он не затратил ту сумму, которую заплатил бы за аренду данного велосипеда на три недели).

По данному вопросу английское, американское и германское право занимают сходную позицию: реальное, или действительное, обеднение истца не является неотъемлемым условием неосновательного обогащения ответчика. В данном анализе условно назовем такую позицию «теорией сопровождающего реального, действительного обеднения потерпевшего». Исследуя неосновательное обогащение, два германских профессора H.G. Koppensteiner и E.A. Kramer объясняют позицию германского права следующим образом: «В данной области права лишь обогащение ответчика имеет значение… Соответствующее реальное, действительное обеднение истца не имеет никакого значения… Было бы серьезной ошибкой не удовлетворить требование истца о возмещении неосновательного обогащения лишь на том основании, что истец не потерпел никакого соответствующего реального, действительного обеднения… Здесь идет речь о праве обогащения, а не о праве обеднения». Следует отметить, что данная позиция отличается от позиции римского частного права (которую мы условно назовем «теорией презюмируемого сопровождаемого объективного обеднения потерпевшего»), согласно которой сам факт обогащения приобретателя означает объективное ухудшение положения потерпевшего; то есть обогащение А за счет Б ipso facto приравнивается к презюмируемому объективному ухудшению положения Б, даже если не было фактического, реального или действительного ухудшения положения потерпевшего <*>. Позиции римского частного права <**> придерживаются в российском <***>, французском и канадском праве.

———————————

<*> См.: Birks Р. Op. cit. Р. 531, footnote 22.

<**> Дождев Д.В. Указ. соч. С. 607.

<***> «Если лицо без согласия собственника фактически пользуется вещью, не выплачивая собственнику положенного вознаграждения, то налицо сбережение имущества за счет невыплаты вознаграждения, причитающегося собственнику вещи» (см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. Т. II. Полут. 2. С. 441). См. также: Гражданское право / Под ред. В.П. Мозолина. Ч. 2. С. 867; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. Т. 3. С. 68.

III. Является ли обогащение неосновательным?

(теория сингулярных кондикций: поименованные

основания неосновательности обогащения)

Сам факт, что лицо безвозмездно приобрело имущество или иные экономические ценности, не означает, что приобретатель был неосновательно обогащен. Для того чтобы признать безвозмездное обогащение неосновательным, оно должно соответствовать некоторым строгим требованиям (критериям). В американском ALI Restatement Third of the Law of Restitution эти требования (критерии) именуются «unjust factors» (основания, определяющие неосновательность обогащения). В англо-американском праве реституционного обязательства действует принцип сингулярных оснований неосновательного обогащения, согласно которому обособляются отдельно поименованные основания неосновательности обогащения (nominate unjust factors). Эти основания разнообразны и разнохарактерны. В этом заключается еще одно различие между теориями неосновательного обогащения в системах романо-германского права, где применяется теория генеральной кондикции, и англо-американского права, где применяется теория сингулярных (поименованных) кондикций <*>. В данном анализе выделяются лишь девять оснований <**>. В свою очередь, третье основание в данном перечне делится на девять субоснований (nine sub-factors).

———————————

<*> Следует отметить, что в этом отношении подход англо-американского права схож с подходом юстинианского римского частного права, в котором также применялась система поименованных оснований неосновательного обогащения, то есть система различных типов и видов «condictio», например condictio indebiti, condictio sine causa, condictio ob turpem causam, condictio ob rem dati re non secuta, condictio liberationis и т.д. (см.: Дождев Д.В. Указ. соч. С. 608). Лишь позже конструкция общей condictio послужила основой для создания общих норм об обязательствах из неосновательного обогащения и, соответственно, для создания общего принципа генеральной кондикции (см.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. С. 439).

<**> ALI Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment приводит намного большее число поименованных (сингулярных) unjust factors, чем девять, которые указаны в данной работе.

1. Отсутствие намерения истца передать

обогащение ответчику (Lack of Intent Factor)

Переход обогащения другому лицу при отсутствии намерения собственника передать его является основанием для признания данного обогащения неосновательным. Это означает, что у собственника не было намерения передать или уступить данное обогащение его непозволенному приобретателю. В англо-американской юридической литературе данное основание также называется «Deficient Intent Factor» (несовершенное, неполноценное намерение истца передать обогащение ответчику). Пример N 1: А намерен продать свои золотые часы и поэтому он попросил оценщика оценить их рыночную стоимость. Оценщик назвал сумму в 500 дол. Затем А объявил публичную оферту продать свои часы за 600 дол. После этого Б украл часы и продал их за 700 дол. другому лицу, которое не знало, что часы украдены. В данном примере Б неосновательно обогатился на сумму, за которую он продал часы (то есть 700 дол.), так как он присвоил обогащение А без намерения его собственника передать ему данное имущество. Пример N 2: юрисконсульт, работающий в фирме А, растратил (embezzled) 100000 дол. с текущего счета фирмы. На эти деньги он купил картину известного художника Ван Гога. Затем он продал картину за 150000 дол. и на эти деньги купил себе дом. В данном примере собственность (то есть 100000 дол.) фирмы А перешла к юрисконсульту без ее намерения. Ответчик обогатился на сумму, за которую он продал картину (то есть 150000 дол.), так как он присвоил имущество истца без намерения последнего передать ему данное обогащение. В этих двух примерах истец мог бы предъявить иск либо по деликту (за деликт, носящий название «conversion», то есть неправомерное присвоение чужого имущества) и потребовать компенсацию за его потерю, либо по реституции и потребовать возмещение неосновательного обогащения <*>.

———————————

<*> Неосновательность обогащения в результате непозволенного присвоения чужого имущества рассматривается в разделе B-III (7) в данной работе.

2. Искаженное намерение истца передать

обогащение ответчику (Impaired Intent Factor)

Недобровольный переход обогащения другому лицу по причине искаженного намерения собственника передать его является основанием для признания данного обогащения неосновательным. Искаженное намерение означает, что у собственника было намерение передать имущество, и он фактически его осуществил. Но его сознательное решение было искажено, либо ошибкой (ошибка может быть правовой, фактической или счетной), обманом, ложным представлением, насилием, зависимостью (семейной, экономической и иной), недееспособностью, отсутствием или превышением полномочий или другими препятствиями. В результате данного искажения намерения истца обогащение ответчика лишается должного правового основания.

Несколько примеров: банк А намерен выплатить Б 10000 дол., но по счетной ошибке кассира банк отдал Б 12000 дол. (payment of money not due) <*>; после продолжительных преддоговорных переговоров между бухгалтером А и корпорацией Б А работал в течение одного месяца в качестве старшего бухгалтера в корпорации Б, думая, из-за добросовестной правовой ошибки, что с ним был заключен фактический договор (implied-in-fact contract) об оказании платных услуг, но потом выяснилось, что между А и Б не было договора и что А предоставил свои услуги Б по исполнению несуществующего обязательства, но не в целях благотворительности; А во исполнение своего обязательства по договору с Б предоставил имущество Б, но договор впоследствии был признан недействительным на основании недееспособности Б; по фактической ошибке организация повторно оплачивает полученные на ее имя товары; получение наследства по подложному завещанию; под влиянием обмана со стороны Б, А заключил договор с Б и передал имущество Б по исполнению его обязательства, но впоследствии данный договор был признан недействительным. Во всех приведенных примерах обогащение ответчика считается неосновательным на том основании, что намерение истца было искажено каким-то препятствием.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 6.

3. Соображения правовой политики (правопорядка)

[Public Policy Factor]

В некоторых случаях безвозмездный переход обогащения другому лицу считается неосновательным по соображениям (то есть на основании) правовой политики (правопорядка). Данное «рамочное» основание делится на девять отдельных, поименованных подоснований.

I. Отсутствие договорного встречного исполнения (Failure of Contractual Counter-Performance).

Данное основание неосновательности обогащения присутствует в следующих шести ситуациях: (а) одностороннее расторжение (аннулирование) договора истцом в результате существенного нарушения договора обогащенным ответчиком <*>; (б) сам истец нарушил договор, но предъявляет иск «не на основе договора» (restitution to a party in default but suing «not on the contract») с требованием о возмещении ему неосновательного обогащения, приобретенного ответчиком <**>; (в) отпадение цели договора (frustration of purpose of a contract); (г) ничтожность договора, например из-за несоблюдения письменной формы (statute of frauds); (д) неправомерность (противоправность) или безнравственность объекта договора (illegality or immorality of contract) <***>; (е) прекращение договорного обязательства по одному из пяти следующих оснований: физической невозможности исполнения, юридической невозможности исполнения, последующей смерти или недееспособности исполнителя обязательства, экономической невозможности исполнения, подделки письменного договора стороной, которая ссылается на него. Во всех этих ситуациях отсутствия договорного встречного исполнения ответчик обязан по реституции возместить неосновательное обогащение потерпевшему.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 37.

<**> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 36. В данном примере сумма возмещения измеряется по принципу «quantum meruit» (денежный эквивалент предоставленных услуг).

<***> Из данного правила есть исключение. См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 32.

II. Отсутствие (отпадение) цели оплаты (Failure (frustration) of Basis of Payment).

Отсутствие (отпадение) цели оплаты является основанием для признания обогащения неосновательным. Пример N 1: после длительных преддоговорных переговоров и в ожидании заключения договора между А и Б А передал Б 5000 дол. в качестве преддоговорного аванса (precontractual deposit). Если ожидаемый договор не будет заключен между ними, считается, что имело место отпадение цели оплаты и Б обязан по реституции возместить полученное обогащение. Пример N 2: надеясь, что А выйдет за него замуж, Б заплатил А 10000 дол. в качестве приданого. Затем А по какой-то причине не вышла за него замуж. В данных примерах отпадение цели оплаты является основанием неосновательности обогащения А.

III. Отсутствие предназначенного применения оплаты (Failure of Intended Application of Payment).

Пример: находясь в отпуске во время сезона ураганов (hurricane season), А ожидал, что его дом будет серьезно поврежден ураганом. Поэтому он оставил соседу Б 5000 дол. для того, чтобы сосед отремонтировал его дом, если это случится. Но, к счастью, урагана не было, и дом не был поврежден. В таком случае отсутствие предназначенного намерения оплаты является основанием неосновательности обогащения Б.

IV. Исполнение солидарного обязательства одним должником (Performance of a common liability (joint obligation) by one obligor).

Исполнение солидарного обязательства одним солидарным должником является основанием для признания обогащения других солидарных должников неосновательным. Пример: А, Б и В солидарно обязаны на сумму 100000 дол. А своими средствами полностью оплатил сумму данного солидарного обязательства. В таком случае Б и В обязаны по реституции возместить А свою долю солидарного обязательства <*>.

———————————

<*> Cм.: «Indemnity and Contribution Rule» в Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 25.

V. Предоставление выгод другому лицу в чрезвычайных ситуациях (Benefits conferred in Emergency Situations).

Предоставление выгод другому лицу в чрезвычайных ситуациях (например, спасение жизни человека, оказание скорой медицинской помощи, спасение чужого имущества от гибели, исполнение чужого долга и т.д.) является основанием для признания приобретенного обогащения неосновательным. В системах романо-германского права данное обязательство носит название «negotiorum gestio» (действие в пользу третьего лица без поручения). В системах англо-американского права negotiorum gestio не признается как самостоятельное основание возникновения обязательства. Оно входит в состав реституционного обязательства.

VI. Неправомерные выплаты органам публичной власти (Undue payments to public authorities).

По общему правилу любая неправомерная выплата органам публичной власти считается неосновательным обогащением соответствующего государственного органа и должна быть полностью возмещена плательщику. Под «неправомерной выплатой» понимается выплата под влиянием заблуждения, выплата выше должной суммы, выплата, взыскиваемая с гражданина на основании незаконного решения государственного органа; например оплата налога по ошибке (то есть либо в большем размере, чем положено, либо по незаконно завышенной ставке, либо на неправомерном основании).

VII. Суброгация (Equitable subrogation; Performance of an Independent Obligation).

По общему правилу к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования <*>.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 26.

VIII. Последующая отмена решения суда (Judgement Subsequently Reversed or Avoided).

Передача имущества в исполнение судебного решения считается неосновательным обогащением приобретателя данного имущества, если последует отмена данного судебного решения. То есть считается, что основание, по которому приобретено имущество, впоследствии отпало. В таком случае неосновательное обогащение подлежит возмещению потерпевшему <*>.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 17.

IX. Повторное исполнение по одному обязательству (Repeated Performance Under the Same Obligation).

Повторное исполнение одной стороной по одному обязательству в результате добросовестной фактической ошибки одной стороны является основанием считать повторно исполненное неосновательным обогащением, подлежащим возврату.

4. Обогащение вследствие безвредного деликта

(Harmless Tort Factor)

Вред, который причиняется вследствие деликта, компенсируется деликтным правом. Но обогащение причинителя вреда вследствие деликта компенсируется реституционным правом и рассматривается как неосновательное обогащение. По общему правилу наличие вреда является реквизитом деликта. Но в порядке исключения из этого общего правила англо-американское право также признает понятие безвредного деликта (harmless tort) <*>. Соответственно, если был совершен деликт и потерпевшему не был причинен никакой действительный, реальный вред, но лицо, совершившее деликт, получило выгоду, то она рассматривается как неосновательное обогащение и подлежит возмещению потерпевшему. Пример: А случайно нашел вход в подземный естественный канал, расположенный под его земельным участком, и активно рекламировал его как живописное место для туристического отдыха. У него побывали сотни туристов, и он извлек из этого огромные прибыли. Через некоторое время собственник соседнего земельного участка Б узнал, что часть рекламируемого подземного канала находится под его земельным участком и что каждый раз, когда туристы катаются по каналу, они фактически совершают неправомерное вторжение на его землю (в англо-американском праве неправомерное вторжение на чужую землю является деликтом, носящим название «tresspass»). Хотя данный деликт не причинял Б никакого реального, действительного вреда, Б все равно предъявил иск к А с требованием поделить с ним прибыль, которую А получил от туристических экскурсий по каналу. Суд решил, что А извлек выгоду из безвредного деликта против Б и что имеет место неосновательное обогащение А за счет Б <**>.

———————————

<*> В англо-американском праве деликт считается безвредным (harmless tort), если присутствуют все реквизиты деликта (реквизиты деликта раскрываются в книге: Осакве К. Указ. соч. С. 327), но действительный вред не был причинен потерпевшему.

<**> См.: Edwards v. Lee’s Administrator (1936).

5. Злоупотребление конфиденциальной информацией

(Abuse of Confidential Information Factor)

Обогащение в результате злоупотребления конфиденциальной информацией является неосновательным и поэтому подлежит возмещению. Пример: А передал Б деньги и конфиденциальную информацию (математические вычисления тенденций и колебаний на биржевом рынке) и поручил Б купить для него определенные акции. Б полностью выполнил договорное поручение А. Но в то же время, злоупотребляя переданной ему конфиденциальной информацией, Б на свои деньги купил для себя очень прибыльные акции. В данном примере обогащение Б за счет конфиденциальной информации, принадлежащей А, считается неосновательным и подлежит возмещению. А мог бы также предъявить иск против Б либо на основании нарушения фидуциарного обязательства (fiduciary obligation), что в англо-американском праве считается самостоятельным основанием возникновения обязательства, либо на основании деликта — «conversion» (неправомерное присвоение чужой собственности).

6. Умышленное нарушение договора

(Willful Breach of Contract Factor)

Если в результате умышленного нарушения договора нарушитель получил какие-то выгоды, он не только должен по договорному обязательству оплатить соответствующие убытки, но и обязан по реституционному обязательству вернуть (disgorge) полученные выгоды и отдать их потерпевшему, так как данные выгоды считаются неосновательным обогащением, подлежащим возмещению. В данном случае истец (потерпевший) предъявляет «иск по договору» (action on the contract) с требованием принудить ответчика отдать ему все выгоды, полученные в результате данного умышленного нарушения договора.

7. Обогащение в результате

неправомерного присвоения чужого имущества

(Enrichment from Conversion Factor)

В англо-американском праве неправомерное присвоение чужого имущества является деликтом под названием «сonversion». Обогащение в результате данного деликта считается неосновательным и, следовательно, подлежит возмещению. Пример: оценщик оценил золотые часы, принадлежащие А, в 500 дол. А объявил публичную оферту продать часы за 600 дол. Б украл эти часы и продал их за 700 дол. Деликтное обогащение Б составляет 600 дол., то есть рыночную цену, за которую А продал бы свои часы. Реституционное обогащение Б составляет 700 дол., то есть сумму, которую он получил, продав украденные часы.

8. Отпадение ожидания владеть имуществом

(Frustrated Expectation

of Ownership of Property Factor)

Крушение ожидания владеть имуществом является основанием для признания обогащения неосновательным. Если лицо затратило свои средства на улучшение имущества, которое, как оно разумно считало, перейдет в его собственность или останется его собственностью, но внезапно произошло крушение его разумного ожидания владеть данным имуществом, оно вправе потребовать возмещение неосновательного обогащения от приобретателя. Для применения данного основания ожидание истца должно быть основано на договоре или на законе, либо на том, что истец имеет охраняемый законом интерес в данном имуществе <*>. Пример: по договору аренды квартиры сроком на пять лет арендатор жил в квартире в течение пяти лет. На основании преддоговорных переговоров между арендатором и арендодателем, а также на основании периодических разговоров между ними в течение срока аренды арендатор все время думал, что по окончании срока аренды у него есть право выбора между продлением срока договора аренды и покупкой данной квартиры (option to purchase). Ближе к концу срока договора аренды он, без предварительного разрешения собственника, вложил большую сумму в капитальный ремонт квартиры в ожидании, что он купит квартиру. Арендодатель узнал о проведенном капитальном ремонте ex post facto. В конце срока договора аренды арендодатель попросил арендатора освободить квартиру, так как у него в самом договоре аренды не было права выбора между продлением срока договора и покупкой квартиры. Арендатор подал иск, требуя либо принудить арендодателя продать ему квартиру, либо возместить расходы на капитальный ремонт квартиры. Суд решил, что по совокупности обстоятельств данного дела у арендатора было разумное ожидание купить квартиру по окончании срока аренды и что произошло крушение данного ожидания.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 27.

9. Обогащение в результате проживания

с другим человеком в состоянии фактического брака

(Enrichment of Unmarried Cohabitants Factor)

Обогащение одной стороны в результате проживания двух лиц в состоянии фактического брака является основанием для признания данного обогащения неосновательным по окончании срока фактического брака. Данное основание применяется в отношении не всех видов совместного проживания (unmarried cohabitants). Например, оно не применяется в случае сожительства двух единокровных сестер или братьев (siblings cohabitants). Оно применяется исключительно в отношении двух лиц (разного пола и одного пола), которые прожили в состоянии, которое фактически приравнивается к браку, но брак не был юридически оформлен, и только в тех американских штатах, где действующий закон не признает фактический брак, то есть не приравнивает фактический брак к юридически оформленному браку <*>. В состав «обогащения» в данном анализе не входит дарение лиц друг другу в течение срока фактического брака. Пример: в течение десяти лет А и Б жили в состоянии фактического брака в доме, который принадлежит А и первоначально стоил 300000 дол. В течение этих лет Б заработала больше денег и вложила весьма значительные суммы в капитальный ремонт этого дома, думая, что ее отношения с А будут длиться всю жизнь. В начале одиннадцатого года их сожительства А нашел себе более молодую женщину, выгнал Б из своего дома, причем в то время его стоимость увеличилась до 750000 дол. Суд решил, что А неосновательно обогатился за счет Б на ту сумму, на которую проведенный капитальный ремонт увеличил продажную стоимость дома.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 28.

IV. Признает ли закон право истца на реституцию?

(наказуемость неосновательного обогащения)

Неосновательное обогащение за счет другого лица есть юридический факт, и его юридическим последствием является признание права истца (потерпевшего) на реституцию. На данном этапе нашего пятиступенчатого анализа перед судом стоит лишь один вопрос: подлежит ли данное неосновательное обогащение какому-либо «наказанию»; имеет ли истец в данном деле право на реституцию от ответчика? Права на реституцию могут быть (относительными) личными (in personam) (то есть в форме обязательства приобретателя отдать (give up) данное обогащение потерпевшему) и защищенными реституционным иском или вещными (in rem) (то есть в форме признания абсолютных прав истца, следующих за индивидуально-определенной вещью) и защищаемыми виндикационным иском. Основное различие между реституционным и виндикационным исками состоит в том, что виндикационный иск, будучи институтом вещного права, является вещно-правовым, а реституционный иск, будучи институтом обязательственного права, является обязательственно-правовым способом судебной защиты. В то время как предметом виндикационного иска может быть только индивидуально-определенная вещь, предметом реституционного иска является действие, в том числе действие относительно возврата равного количества однородных вещей. Неосновательный обогатитель (приобретатель) (unjust enrichee) обязан либо отдать неосновательное обогащение в натуре, либо вернуть его денежный эквивалент.

Поскольку реституционное обязательство основано на справедливости (equity), то право на реституцию признается по усмотрению суда (at the discretion of the court). Оно признается в тех случаях, когда суд пришел к заключению, что по соображениям справедливости приобретатель должен отдать неосновательное обогащение. Бремя доказывания наличия права на реституцию лежит на истце. Он должен доказать, что поступил добросовестно и разумно.

V. Существуют ли законно признанные

основания для уменьшения размера реституции

или прекращения права истца на реституцию?

Право неосновательного обогащения предусматривает некоторые основания либо для уменьшения размера реституции, либо для прекращения права истца на реституцию вообще. Действующее право неосновательного обогащения предусматривает девять таких оснований (defenses), и в каждом случае истец должен указать на наличие любого из этих оснований (each defense must be asserted by the plaintiff).

1. Res Judicata <*>

———————————

<*> Решение, которое принято судом компетентной юрисдикции и которое уже вступило в силу, не подлежит пересмотру. Реквизиты Res Judicata в англо-американском праве раскрываются в книге: Осакве К. Указ. соч. С. 89.

Согласно данному основанию, если неосновательное обогащение перешло от А или за счет А к Б по решению суда, которое уже вступило в силу, такое обогащение не подлежит возмещению, даже если это судебное решение было вынесено под влиянием обмана (even if the judgment was obtained by fraud). В силу данного судебного решения обогащение не подлежит возмещению, то есть применяется правило нулевой реституции.

2. Statute of Limitations

(истечение срока исковой давности)

Законодательство устанавливает разные сроки исковой давности, по истечении которых право на требование возвращения неосновательного обогащения прекращается. Например, английский закон 1980 г. о сроке исковой давности устанавливает шестилетний срок для реституционных исков. Данный срок исчисляется с момента возникновения основания для иска (from the date on which the cause of action accrued). По истечении срока исковой давности применяется правило нулевой реституции.

3. Illegality (неправомерность объекта договора)

Если объект договора является неправомерным, но одна сторона уже исполнила свое обязательство по данному договору, а другая сторона еще не сделала это, то иск по реституции на основании отсутствия встречного договорного исполнения (см. раздел B-III (3) (I) данной статьи) не подлежит удовлетворению, так как объект договора является неправомерным. К такому иску применяется правило нулевой реституции. Но из этого общего принципа есть некоторые исключения (см. раздел В-III (3) (I) данной статьи).

4. Immorality (безнравственность

(аморальность) объекта договора)

Если объект договора является аморальным (безнравственным), но одна сторона уже исполнила свое обязательство по данному договору, иск по реституции на основании отсутствия договорного встречного исполнения не подлежит удовлетворению, так как объект договора является аморальным. К такому иску применяется правило нулевой реституции. Но из этого общего принципа есть некоторые исключения (см. раздел В-III (3) (I) данной статьи).

5. Bona Fide Purchaser for Value from a Third Party

(добросовестный приобретатель от третьего лица

за встречное предоставление)

Если лицо В добросовестно приобрело неосновательное обогащение от его первоначального неосновательного приобретателя Б за достаточное встречное предоставление, данное обогащение не подлежит изъятию у данного третьего лица, так как оно (В) приобрело данное обогащение на достаточном правовом основании и является отдаленным приобретателем данного обогащения. Это правило применяется независимо от того, как имущество выбыло из владения первоначального собственника А (например, имущество утеряно собственником или его уполномоченным фактическим владельцем, имущество похищено у собственника или у его уполномоченного фактического владельца, или выбыло из их владения иным путем помимо их воли).

«Неосновательное» означает без должного правового основания. В данном случае у добросовестного приобретателя есть должное основание, то есть действительный договор купли-продажи (the purchaser received the thing in good faith and paid value for it; value passed between Б and В under a valid contract). В данном примере единственным допустимым иском будет реституционный иск А против Б с требованием возместить ему денежную стоимость данного имущества (A’s claim of unjust enrichment against В must fail; A’s only claim in restitution is against Б for money payment) <*>. Следует отметить, что по данному вопросу гражданское законодательство РФ занимает противоположную позицию (подп. 2 ст. 1103, п. 1 ст. 302 ГК РФ), то есть по российскому праву и реституционный, и виндикационный иски собственника утерянного или похищенного имущества допускаются против добросовестного приобретателя данного имущества, и такие иски подлежат удовлетворению <**>.

———————————

<*> См.: Lipkin Gorman v. Karpnale Ltd. (1991). 2AC 548, House of Lords.

<**> См.: Гражданское право / Под ред. В.П. Мозолина. С. 876.

6. Absence of corresponding loss

(отсутствие сопровождающего действительного обеднения)

Данное основание признается лишь во французском и канадском праве. Оно не признается в английском, американском, германском праве.

7. Subsequent Disenriching Change of Position

(последующее обедняющее изменение в положении ответчика)

Если имело место событие, которое не произошло бы, если бы не было неосновательного обогащения, и в результате этого события материальное положение обогатившегося ответчика изменилось в сторону ухудшения (например, ответчик подарил другому лицу часть неосновательно приобретенного обогащения или все обогащение), размер реституции соразмерно уменьшается размером последующего обеднения ответчика, так как было бы несправедливо принудить ответчика отдать то обогащение, которое он сам уже передал третьему лицу и больше не имеет. В данном случае применяется правило уменьшенной реституции. Пример: А неосновательно обогатился на 100000 дол., а затем из этой суммы подарил 50000 дол. благотворительному фонду; соответственно, его обязательство по реституции уменьшается на 50000 дол. Если он подарил всю сумму обогащения третьему лицу, его обязательство по реституции полностью погашается (прекращается). Но если приобретатель растратил все свое неосновательное обогащение на собственные нужды (например, на покупку жилья, автомашины, одежды или продовольствия), он не может ссылаться на факт последующего обеднения как на основание для уменьшения или прекращения его реституционного обязательства. Для того чтобы уменьшить свое реституционное обязательство на основании последующего обеднения, ответчик должен доказать, что он действовал добросовестно.

8. Transfer does not constitute unjust enrichment

(обогащение не является неосновательным, то есть

безвозмездный переход имущества или иных экономических

выгод не является неосновательным обогащением и,

соответственно, не подлежит возврату)

Более подробное рассмотрение этого основания в разделе «Г» данной статьи.

9. Inequitable Conduct of the Plaintiff

(поведение истца является несправедливым)

Так как реституционное обязательство берет свое начало из «естественного права и справедливости», для признания законом права истца на реституцию требуется, чтобы истец вел себя безупречно и справедливо. Наличие малейшей вины истца влияет на его реституционное право. В основе данного основания лежат две причины, а именно: «наличие содействующей вины истца» (standard of in pari delicto) и «наличие нечистых рук у истца» (doctrine of unclean hands) <*>. Согласно данному основанию размер реституционной ответственности ответчика уменьшается при наличии «содействующей» вины истца. Наличие «нечистых рук» у истца либо уменьшает, либо полностью прекращает реституционную ответственность ответчика.

———————————

<*> Об основных аксиомах справедливости (maxims of equity) в англо-американском праве см.: Осакве К. Указ. соч. С. 78.

Г. Безвозмездное обогащение, не являющееся

неосновательным и, соответственно, не подлежащее возврату

Англо-американское право выделяет три вида безвозмездного обогащения, которые не считаются неосновательными и, соответственно, не подлежащими возврату, то есть выгоды, которые не способны быть объектом права собственности; выгоды, которые предоставлены в ситуациях, которые не являются чрезвычайными, без договорного основания и умышленно третьим лицом, действующим в качестве «человека, занимающегося навязчивым вмешательством в чужие дела» (officious intermeddler); выгоды, предоставленные лицом, действия которого вызваны явным желанием защитить собственные интересы (benefits conferred through intentional self-interested intervention).

I. Выгоды, которые не могут быть объектом

права собственности

Выгоды, которые не могут быть защищены правом собственности, не признаются неосновательным обогащением. Более подробно подобные выгоды, а также их примеры рассмотрены в разделе «А» данной статьи.

II. Выгоды, которые предоставлены в ситуациях, которые

не являются чрезвычайными, без договорного

основания и умышленно третьим лицом,

действующим в качестве «человека, занимающегося

навязчивым вмешательством в чужие дела»

(Non-emergency benefits intentionally conferred

without a contract by an officious intermeddler)

Человек, который добровольно и преднамеренно предоставляет выгоду другому лицу без договорного основания для его действия, называется officious intermeddler (то есть человек, занимающийся навязчивым вмешательством в чужие дела). По общему правилу officious intermeddler не имеет права на реституцию. Но у него возникает право на реституцию, если он докажет, что было практически невозможно предварительно заключить договор с приобретателем (например, при предоставлении выгод другому лицу в чрезвычайных ситуациях: спасение жизни человека, оказание скорой медицинской помощи, спасение чужого имущества от гибели, исполнение чужого долга и т.д.) или с его стороны была неудачная, но добросовестная попытка предварительно заключить договор с приобретателем.

III. Выгоды, которые предоставлены лицом, действия

которого вызваны явным желанием защитить собственные интересы

(benefits conferred through intentional

self-interested intervention)

Считается, что действия лица тогда вызваны явным желанием защитить собственные интересы, когда лицо сознательно, преднамеренно, но попутно предоставляет выгоды третьему лицу без просьбы последнего, либо до, либо в процессе принятия данных мер, и принятые меры очевидно направлены на защиту своего собственного экономического интереса или права. По общему правилу лицо, которое предоставляет выгоды другому лицу в таких ситуациях, не имеет права на реституцию, потому что предоставленные другому лицу выгоды являются лишь производным (попутным) результатом действий, направленных на защиту собственного экономического интереса или законного права (the intervention was «intentional», «self-interested» and «unrequested») <*>. Пример: соседние и соприкасающиеся шахты принадлежат А и Б. В результате наводнения в обеих шахтах добыча угля была прекращена. А придумал план для осушения обеих шахт и предложил Б поделить стоимость осушительных работ пополам. Б от этого предложения отказался. А своими средствами оплатил полную стоимость осушения своей шахты. Но в результате осушительных работ в шахте А шахта Б также была осушена. Сразу после осушения добыча угля в обеих шахтах возобновилась. В данном примере предоставленные бесплатные выгоды Б не являются неосновательными и, соответственно, не подлежат возврату.

———————————

<*> См.: Restatement Third of the Law of Restitution and Unjust Enrichment, § 23.