Порядок и особенности судебного разбирательства дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций

04-03-19 admin 0 comment

Пулова Л.В.
Закон, 2007.


В соответствии со ст. 50.1 Закона о банкротстве кредитных организаций дело о банкротстве кредитной организации рассматривается арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, Федеральным законом о банкротстве кредитных организаций или — в неурегулированных ими случаях — Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Статья 32 Закона о банкротстве содержит аналогичную норму.

Как и по ранее действовавшим Законам о банкротстве 1992 и 1998 гг., дела о несостоятельности (банкротстве) относятся к подведомственности арбитражных судов. Пункт 1 ст. 6 Закона о банкротстве соответствует п. 1 ст. 33 АПК РФ, согласно которому арбитражные суды в порядке специальной подведомственности дел арбитражным судам рассматривают дела о несостоятельности (банкротстве).

В ст. 38 АПК РФ «Исключительная подсудность» закреплено положение о том, что заявление о признании должника банкротом подается в арбитражный суд по месту нахождения должника. Исключительная подсудность исключает возможность выбора заявителем подсудности иной, чем та, которая установлена АПК РФ для рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве).

Согласно ч. 6 ст. 4 АПК РФ по соглашению сторон спор, подведомственный арбитражному суду, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу. Исключения из этого правила могут быть установлены федеральным законом.

Такое исключение содержится в ст. 33 Закона о банкротстве, в которой говорится, что дело о несостоятельности (банкротстве) не может быть передано на рассмотрение в третейский суд.

Это положение Закона о банкротстве также указывает на исключительную подсудность дел о несостоятельности (банкротстве) арбитражным судам и на то обстоятельство, что дела о банкротстве не относятся в чистом виде ни к экономическим спорам, ни к административным. В связи с этим А.В. Попов относит дела о банкротстве к делам особого производства. Он пишет: «Статья 32 Закона о банкротстве определяет порядок рассмотрения дел о банкротстве, из которого следует, что такие дела относятся к группе дел особого производства: все дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются только арбитражными судами. Следовательно, дела о несостоятельности (банкротстве) носят заявительный характер»

1

.

———————————

1

Попов А.В. Особенности судебного процесса по делам о банкротстве // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. 2004. N 3. С. 56.

Далее он отмечает, что дела о несостоятельности относятся к делам особого производства, поскольку «в них нет спора о праве. Условием возбуждения дела является невозможность получить от должника причитающиеся платежи при наличии предусмотренных признаков банкротства. Защита интересов заявителей осуществляется путем установления юридического факта — признания должника банкротом»

2

.

———————————

2

Попов А.В. Указ. соч. С. 56.

Подобную позицию занимает Конституционный Суд РФ. Отнесение дел о несостоятельности к делам особого производства подтверждается Постановлением КС РФ от 12.03.2001 N 4-П

3

. В нем указано, что в делах о несостоятельности (банкротстве) арбитражные суды устанавливают юридический факт неплатежеспособности должника, что влечет возникновение обязательств должника по платежам своим кредиторам, требования по которым удовлетворяются по особым правилам конкурсного производства. В случаях же признания должника платежеспособным эти требования удовлетворяются в исковом порядке.

———————————

3

Постановление Конституционного Суда РФ от 12.03.2001 N 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 5.

И.П. Бакланова, исследуя правовую природу банкротства, пришла к такому мнению: «Несмотря на то что в данном случае арбитражный суд действительно констатирует определенное юридическое состояние, правовой факт — несостоятельность должника, тем не менее для данного вида судопроизводства характерно не только это обстоятельство»

4

.

———————————

4

Бакланова И.П. Особое производство в арбитражном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 13.

Реализация субъективных прав кредиторов зависит от установления факта несостоятельности. В случае признания должника банкротом открывается конкурсное производство, в ходе которого требования кредиторов удовлетворяются особым образом. При отказе в признании должника банкротом требования кредиторов удовлетворяются в рамках исполнительного производства в общем порядке.

В то же время в рамках дела о несостоятельности суд рассматривает как гражданско-правовые споры, так и административно-правовые (например, обжалование действий арбитражных управляющих в соответствии со ст. 60 Закона о банкротстве). В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) проводятся процедуры, направленные на восстановление платежеспособности должника с помощью разрешения споров, осуществляемых с помощью искового производства. Применение таких процедур хотя и осуществляется в рамках судебных процедур, однако не укладывается в существующие классические представления о судопроизводстве.

И.В. Зуева считает, что на основании изложенного и с учетом понятия судопроизводства можно сказать, что производство по делу о несостоятельности (банкротстве) является самостоятельным видом судопроизводства, особым видом судебного процесса. Это отражается в выделении законодателем в отдельную главу Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве)

5

.

———————————

5

Зуева И.В. Судопроизводство по делам о несостоятельности (банкротстве) // Вестник Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. 2005. N 2. С. 45.

Таким образом, на наш взгляд, судопроизводство по делам о банкротстве нельзя считать особым. Хотя Попова не смущает тот факт, что судопроизводству по делам о банкротстве характерны черты искового производства. Он пишет: «Подобная ситуация не изменяет цели процесса о несостоятельности — установления юридического факта неплатежеспособности. В связи с указанным обстоятельством можно говорить о подчинении указанных споров логике дела о банкротстве. Можно согласиться с мнением, что рассмотрение гражданско-правовых и административно-правовых споров в рамках дел о несостоятельности обусловлено исключительно практическими удобствами и не меняет природы этих дел как дел особого производства»

6

.

———————————

6

Попов А.В. Указ. соч. С. 58.

Полагаем, что судопроизводство по делам о несостоятельности (банкротстве) следует отличать от искового производства и от особого, хотя оно имеет черты и того и другого. С формальной точки зрения это и привело к необходимости выделения особой главы Арбитражного процессуального кодекса РФ, регламентирующей порядок разбирательства споров о несостоятельности.

Вместе с тем только отграничения производства по делам о банкротстве от дел искового и особого производства недостаточно.

А.М. Синякина отмечает в своем диссертационном исследовании

7

, что правовая природа дел о несостоятельности (банкротстве) не может определяться рамками понятий традиционно существовавших видов судопроизводства в арбитражных судах. Разнородный характер отношений, складывающихся при производстве по данной категории дел, дает основание считать, что рассмотрение дела о несостоятельности (банкротстве) до вынесения судом решения по делу относится к самостоятельному отдельному виду арбитражного судопроизводства. Конкурсное производство является особым видом исполнительного производства. С этим нельзя согласиться. Во-первых, непонятно, какими нормами должен быть регламентирован этот отдельный вид судопроизводства; во-вторых, конкурсное производство нельзя назвать аналогичным исполнительному производству.

———————————

7

Синякина А.М. Процессуальные особенности рассмотрения арбитражным судом дел о несостоятельности (банкротстве): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 6.

Особенностью рассмотрения арбитражными судами дел о банкротстве является то, что вынесением судебного акта, принятого по результатам судебного разбирательства, арбитражный процесс по делу о банкротстве, что характерно для дел искового производства, не заканчивается: «…В противоположность последнему, которое заканчивает собой исковое производство, определение о признании несостоятельности только открывает собой конкурсное производство. Здесь конкурсное производство сближается с исполнительным производством: как последнее возникает в силу судебного решения, так и конкурсное производство возникает в силу судебного определения о признании несостоятельности»

8

.

———————————

8

Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 289.

В.В. Ярков по этому поводу высказал мнение, что, поскольку основной задачей конкурсного производства является производство расчетов с кредиторами путем реализации имущества должника, эта процедура более других схожа с исполнительным производством, осуществляемым по делам искового производства. Соответственно, и роль арбитражного суда в осуществлении этой процедуры во многом аналогична его роли при проведении исполнительного производства, т.е. носит в большой степени контрольно-надзорный характер. В то же время в ходе конкурсного производства арбитражный суд продолжает осуществлять и судебные функции (разрешает споры и конфликты), как совмещенные с контрольно-надзорными (поскольку осуществляет их в судебном заседании, проводимом по правилам, установленным АПК РФ, с принятием судебного акта), так и самостоятельные, часто носящие характер руководящих

9

.

———————————

9

Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. М., 2005. С. 443.

Итак, конкурсный процесс сближается с исполнительным, но не делает его исполнительным производством. Исполнение судебных актов является важнейшим участком правовой практики, отражающим эффективность всего механизма правового регулирования и способность права воздействовать на поведение человека. На основании ст. 7 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации»

10

и ст. 16 АПК РФ вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда обязателен для всех государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории России. Неисполнение судебных актов арбитражного суда влечет ответственность, установленную АПК РФ и другими федеральными законами.

———————————

10

Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (в ред. от 12.07.2006) // СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589.

Полагаем, что исполнительное законодательство является комплексным правовым образованием, которое соединяет в себе нормы различной отраслевой принадлежности, что в конечном счете и определяет компетенцию соответствующего органа государственной власти. Понятие арбитражного процесса несколько шире, поскольку в него включается и стадия исполнительного производства, представляющая собой объект комплексного правового регулирования. Этого нельзя сказать о производстве по делам о банкротстве.

Рассмотрев дискуссию о правовой природе производства по делам о банкротстве, считаем, что все же данный вид производства нельзя причислить ни к особому производству, ни к исковому производству. Это специфический новый вид судопроизводства. В теории процесса традиционно выделяют три вида гражданского судопроизводства — исковое, административное, особое

11

. Отнесение дела к тому или иному виду судопроизводства обусловлено его материально-правовой природой. Каждый вид судопроизводства характеризуется самостоятельными средствами и способами защиты прав и интересов, а также вытекающими из этого особенностями и процедурами.

———————————

11

Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 1999. С. 11.

Исковое производство характеризуется наличием спора о гражданском праве, в котором участвует две стороны — истец и ответчик. Отношения между ними урегулированы гражданским правом на началах равенства. Защищается, соответственно, нарушенное субъективное гражданское право. Средством правовой защиты является иск, предметом производства — спор о гражданском праве, способом правовой защиты — разрешение дела по существу (признание права, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков и т.д.).

В основе производства, возникающего из административных и иных публичных правоотношений, лежит спор о праве административного характера. Защита права производится путем признания недействительным акта государственного или иного органа. Это — спор о недействительности уже принятого акта, а не по существу отношений между сторонами. Средством правовой защиты является заявление.

В делах особого производства охраняется исключительно охраняемый законом интерес. Если в ходе процесса выясняется, что существует спор о праве, суд оставляет заявление без рассмотрения (п. 4 ст. 221 АПК РФ). То есть охраняется интерес, а не субъективное право. Средством правовой защиты является заявление. Заявитель по делу особого производства обращается не с материально-правовым притязанием к ответчику, как в исковом производстве, или к государственному или иному органу, как в административном производстве, а с требованием об установлении существования определенного юридического факта. В его установлении у заявителя имеется интерес. Оно необходимо для последующего осуществления заявителем своих субъективных прав, вытекающих из установленного факта.

Поскольку на практике имеется сочетание в производстве по делам о банкротстве признаков искового и особого производства, предлагается назвать данный вид судопроизводства конкурсным. Основу правового регулирования конкурсного производства составляют положения Закона о банкротстве кредитных организаций и Закона о банкротстве, а также нормы АПК РФ.

Также аргументом в пользу выделения производства о банкротстве в отдельное производство выступает факт совершенствования порядка признания недействительными сделок, совершенных в предбанкротный период. Данные споры не являются делами особого производства, поскольку имеют спор о праве. С другой стороны, они напрямую связаны с конкурсным процессом, поэтому их рассмотрение отдельно от конкурсного производства необоснованно.

«Реалии российской экономики таковы, что практически невозможно обнаружить несостоятельную кредитную организацию, банкротству которой не предшествовало бы совершение ряда сомнительных сделок. Банкротство в чистом виде, наступившее исключительно по экономическим причинам, в том числе в результате неблагоприятной экономической конъюнктуры, возможных ошибок менеджмента, является редким исключением. В России, как правило, несостоятельность кредитной организации бывает вызвана совершением ее руководителями (собственниками) ряда действий (сделок), специально направленных на доведение организации до банкротства. Даже если в планы указанных лиц несостоятельность кредитной организации не входила, ее вероятность многократно увеличивается вследствие совершения незаконных действий (сделок) указанными лицами», — отмечает А.В. Кряжков

12

.

———————————

12

Кряжков А.В. Недействительность сделок при банкротстве кредитных организаций // Банковское право. 2006. N 1. С. 43.

Перед банкротством кредитных организаций осуществляется массовый вывод ликвидных активов посредством совершения различных сделок. Подобные сделки нарушают права кредитной организации и ее кредиторов, поэтому признание их недействительными приобретает для конкурсного управляющего первостепенное значение. Но, как свидетельствует изученная судебная практика, действующие на сегодняшний день нормы о признании таких сделок недействительными не позволяют достичь необходимого эффекта.

Во-первых, действующее законодательство (ст. 103 Закона о банкротстве, ст. 28 Закона о банкротстве кредитных организаций) не предусматривает периоды времени, в течение которых сделки могут быть признаны недействительными. М.В. Телюкина считает это недостатком законодательства

13

. «Однако практически это означает, — пишет Кряжков, — что исковая давность по таким требованиям начинает течь с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о сделке. Это имеет существенное значение для защиты интересов должника и его кредиторов, поскольку сделки, предусмотренные п. п. 2 — 4 ст. 103 Закона о банкротстве и п. 2 ст. 28 Закона о банкротстве кредитных организаций, являются оспоримыми, ввиду чего согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ иски о признании их недействительными и применении последствий недействительности могут быть предъявлены в течение сокращенного срока исковой давности, равного одному году»

14

. Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

15

срок исковой давности, пропущенный управляющим, не восстанавливается.

———————————

13

Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». М., 2003. С. 255.

14

Кряжков А.В. Указ. соч. С. 44.

15

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2005. N 3.

Иски о недействительности сделок кредитной организации в соответствии с п. 1 ст. 50.34 Закона о банкротстве кредитных организаций предъявляются конкурсным управляющим или кредитором кредитной организации по основаниям, предусмотренным ст. 28 Закона о банкротстве. То есть имеет место ситуация, когда иски о недействительности сделок по специальным «банкротным» основаниям предъявляются конкурсным управляющим кредитной организации от своего имени, либо иски о недействительности сделок по иным основаниям, предусмотренным федеральными законами, предъявляются конкурсным управляющим кредитной организации от имени кредитной организации.

Реализация нормы п. 1 ст. 50.34 Закона о банкротстве кредитных организаций в правоприменительной практике влечет некоторые трудности. Ответчиками по таким искам должны выступать кредитная организация и ее контрагент по сделке

16

. Тогда имеет место абсурдная ситуация: конкурсный управляющий, являясь истцом, одновременно выступает на стороне одного из ответчиков, так как выступает органом кредитной организации. Арбитражная практика в этом случае неоднозначна: в одних случаях по искам конкурсных управляющих в качестве ответчиков наряду с контрагентами по сделке выступают сами организации-должники

17

, в других ответчиками выступают только контрагенты по сделке

18

.

———————————

16

Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». М., 2004. С. 455.

17

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.01.2005 N КГ-А40/12439-04. (Приводится по СПС КонсультантПлюс.)

18

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.06.2005 N КГ-А40/5246-05. (Приводится по СПС КонсультантПлюс.)

Представляется, что правильной будет практика, когда ответчиками выступают только контрагенты по сделке.

Основание недействительности сделок, закрепленное п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве, в некоторой степени сходно с основанием недействительности, содержащимся в п. 2 ст. 28 Закона о банкротстве кредитных организаций. Сделка, совершенная кредитной организацией в течение трех лет, предшествовавших назначению временной администрации, может быть признана судом, арбитражным судом недействительной по заявлению руководителя временной администрации или кредитора кредитной организации в случаях, если цена указанной сделки и иные условия существенно в худшую для кредитной организации сторону отличаются от цены и иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

По мнению Кряжкова, «последняя норма устанавливает, безусловно, более жесткие условия — увеличенный период «подозрительности» (три года до момента назначения временной администрации) и отсутствие признака заинтересованности. Дополнительный признак — нерыночные условия сделки — является предпосылкой для наступления убытков должника»

19

.

———————————

19

Кряжков А.В. Указ. соч. С. 44.

Правило п. 2 ст. 28 Закона о банкротстве кредитных организаций, как показал анализ арбитражной практики, применяется достаточно редко. На наш взгляд, это обосновывается тем, что в соответствии с п. 2 ст. 28 указанного Закона недействительность сделки определяется в первую очередь ее нерыночной ценой. Перед банкротством применяются различные мошеннические схемы, направленные на вывод активов несостоятельных кредитных организаций посредством цепочки сделок. Цель совершения данных сделок — сохранение контроля руководителей (собственников) кредитной организации над ликвидным имуществом кредитной организации. Проблема заключается в том, что вывод активов не осуществляется одной сделкой купли-продажи.

«Природа кредитной организации как финансовой организации позволяет ее руководителям (собственникам) реализовывать финансовые схемы, позволяющие уйти от основного признака мошеннической сделки — нерыночной цены. Это достигается путем создания на счетах подконтрольных указанным лицам фирм, открытых в данной кредитной организации, значительных денежных остатков через выдачу этим фирмам кредитов или приобретение у них неликвидных ценных бумаг», — пишет Кряжков

20

. Зачастую такие организации являются так называемыми фирмами-однодневками, созданными по подложным (утерянным) документам и не имеющими имущества и реальных органов управления средствами. В настоящее время не выработано действенного метода борьбы с такими фирмами. Предпринимаются попытки предотвращения распространения однодневок, но пока они безрезультатны.

———————————

20

Там же. С. 45.

Зачисленные на счета фирм-однодневок деньги по любым основаниям путем внутрибанковских проводок переводятся организациям, которые затем и выкупают активы. Сделка купли-продажи имущества по формальным признакам не противоречит законодательству РФ, так как имущество отчуждается по рыночной цене. Выявить противоправный характер таких операций возможно, лишь рассмотрев всю финансовую схему, что вызывает затруднения у судов, которые стремятся рассматривать действительность каждой отдельной операции, а не всей схемы. Представляется целесообразным обобщить практику различных мошеннических схем, используемых в предбанкротный период, и выводы могут быть использованы при рассмотрении дел о банкротстве в арбитражных судах. Причем обобщение такой практики должно быть осуществлено самими кредитными организациями. Это может быть, например, Ассоциация российских банков.

Все вышесказанное говорит о необходимости более пристального внимания к проблеме недействительных сделок. Некоторые ученые указывают, что возможна ситуация, когда после введения в отношении должника процедуры банкротства сделка одного из кредиторов, требования которого обеспечены залогом имущества должника, будет признана недействительной с применением к ней общих установленных ст. 167 ГК РФ последствий недействительности сделки — двусторонней реституции, а именно: установления для каждой из сторон обязанности вернуть другой стороне все полученное по сделке в натуре, а при невозможности возвращения в натуре возместить стоимость имущества в деньгах

21

.

———————————

21

Свириденко О. Материально-правовое и процессуальное обоснование предметной специализации банкротных судов // Право и экономика. 2004. N 7. С. 37.

В этом случае требование кредитора, сделка которого была признана недействительной, трансформируется в требование, вытекающее из признания такой сделки недействительной. Если в соответствии с правилами ст. 167 ГК РФ должник будет обязан возвратить такому кредитору денежные средства, это требование уже не будет обеспечено залогом и оно уже не сможет быть удовлетворено в соответствии с правилами п. 4 ст. 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», по которым требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога.

Возможна такая ситуация, когда арбитражным судом принято решение о признании недействительной сделки в отношении кредитора третьей очереди. В таком случае его требования также трансформируются в требование, основанием которого будет служить не сделка, а факт признания сделки недействительной.

Кроме того, помимо изменения основания требования кредитора при признании недействительной сделки может также измениться и его размер.

Указанные требования о признании недействительной сделки в соответствии с правилами АПК РФ будут рассматриваться не в рамках процесса о банкротстве, а в рамках искового производства.

Однако решение, принятое в процессе, о признании недействительной сделки одного из кредиторов может менять состав кредиторов, а также соотношение требований кредиторов.

Следовательно, возникает ситуация, при которой признание недействительной сделки в отношении одного из кредиторов может повлиять на права всех кредиторов.

Таким образом, решение по делу, рассмотренному в рамках самостоятельного искового производства, непосредственно оказывает влияние на ход процедуры признания должника банкротом, а также на права и обязанности конкретных кредиторов, которые в режиме искового производства не смогут осуществить полноценную защиту своих прав и законных интересов.

В указанной ситуации было бы целесообразно, по мнению О.М. Свириденко, чтобы дела о признании недействительными сделок должника, в отношении которого возбуждена процедура банкротства, рассматривал тот же суд, что и дело о банкротстве

22

. Такая традиция существует в некоторых европейских государствах. «Однако в рамках той процессуальной формы, которая установлена арбитражным законодательством, такое решение не является возможным по той причине, что отечественное арбитражное процессуальное законодательство исходит из четкого разграничения процедур рассмотрения различных категорий дел, устанавливая особенности рассмотрения каждой из них», — отмечает Свириденко

23

.

———————————

22

Свириденко О. Указ. соч. С. 38.

23

Там же. С. 38.

Такой подход АПК РФ является, безусловно, правильным, однако при рассмотрении дел о банкротстве в силу сложности и многообразия влияющих друг на друга правоотношений может вызвать определенные сложности.

В связи с этим некоторые ученые предлагают создать специальные суды, рассматривающие дела о банкротстве. Так, по мнению Зуевой, «дела о несостоятельности (банкротстве) — объемные по своей правовой природе. Разновидность споров, которые рассматривает арбитражный суд в рамках дела о банкротстве, не ограничивается применением лишь Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», Гражданским кодексом Российской Федерации. Поэтому можно говорить не только о выделении судопроизводства по делам о банкротстве в особое производство, но и о создании специализированных судов, рассматривающих дела указанной категории»

24

.

———————————

24

Зуева И.В. Указ. соч. С. 35.

Так, например, в США факт банкротства устанавливается в специализированных судах по делам о несостоятельности (банкротстве) в соответствии с Кодексом о банкротстве (разд. 11 Свода законов США)

25

.

———————————

25

Законодательство о банкротстве в США (тезисы лекции судьи Сиднея Брукса, федеральный суд банкротств США, Денвер, штат Колорадо) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1993. N 8. С. 58.

Именно в целях установления стабильной, надежной, единообразной системы коммерческих взаимоотношений, прав и обязанностей в ситуации несостоятельности (банкротства) в США созданы специальные федеральные суды банкротств, где заседают около 280 федеральных судей по делам о банкротствах, несут ответственность за выполнение законов о банкротстве и разрешение споров между кредиторами, должниками и другими лицами, чьи интересы затрагивает банкротство

26

.

———————————

26

Законодательство о банкротстве в США (тезисы лекции судьи Сиднея Брукса, федеральный суд банкротств США, Денвер, штат Колорадо) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1993. N 8. С. 58.

«Дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются коллегиальным составом профессиональных судей, сроки рассмотрения таких дел превышают обычные сроки в силу специфики процедур банкротства, такие дела считаются наиболее сложными по своей правовой природе. Поэтому можно предположить, что создание специализированных судов по делам о несостоятельности (банкротстве) будет эффективным средством защиты прав и интересов как предприятий-должников, так и кредиторов», — считает Зуева

27

.

———————————

27

Зуева И.В. Указ. соч. С. 35.

Аналогичного мнения придерживается Свириденко. Он пишет: «Существующая сегодня судебная практика, с учетом исторического опыта развития России и мировой практики, показывает необходимость и целесообразность следования по пути дифференциации судопроизводства по различным категориям дел, что обусловлено особенностями применения норм права, регулирующих различные вопросы»

28

.

———————————

28

Свириденко О. Материально-правовое и процессуальное обоснование предметной специализации банкротных судов // Право и экономика. 2004. N 7. С. 38.

Необходимость создания специализированных судов он аргументирует тем, что проблемой является результат оспаривания сделки кредиторами должника, в отношении которого возбуждена процедура банкротства, может быть только после завершения всех процедур банкротства, распределения между кредиторами конкурсной массы, закрытия конкурса и ликвидации должника. Тогда кредитор, в отношении которого рассматривается дело о признании сделки недействительной, может вообще ничего не получить от должника-банкрота, вне зависимости от того, какое решение по делу о признании сделки недействительной будет принято.

Такая ситуация вполне вероятна, поскольку в соответствии с действующими процессуальными правилами дело о признании должника несостоятельным и дело о признании сделки недействительной рассматриваются разными судебными составами в рамках разных арбитражных производств

29

.

———————————

29

Там же. С. 38.

С целью исключения проблем, связанных с результатом рассмотрения дел в порядке искового производства, он предлагает объединить эти два процессуально и материально связанных между собой вида дел в рамках одного банкротного дела. Возможным выходом из создавшейся ситуации могло бы стать создание в Российской Федерации системы специализированных судов, рассматривающих дела о несостоятельности и дела, решение по которым непосредственно влияет на ход и результаты банкротного процесса

30

.

———————————

30

Свириденко О. Указ. соч. С. 9.

Не все ученые юристы и практики придерживаются такого мнения. Например, Т.И. Машкина высказала такое мнение по поводу необходимости создания специализированных судов: «Задача судебного разбирательства — рассмотрение дела по существу. Рассмотрение дела о банкротстве осуществляется коллегиально тремя профессиональными судьями. Участие арбитражных заседателей не допускается. Для арбитражных судов актуально, на мой взгляд, решение вопроса о судьбе судебного состава, рассматривающего дела банкротстве. Такие дела абсолютно специфичны, имеют свои особенности в применении как материального, так и процессуального права. Зачастую судебный состав, рассматривающий дела о банкротстве, является пасынком как для гражданско-правовой, так и для административно-правовой коллегии»

31

.

———————————

31

Арбитражный процесс: принципы и приоритеты (интервью с Т.И. Машкиной, председателем Красноярского арбитражного суда) // ЭЖ-Юрист. 2005. N 44. С. 15.

Далее она предложила рассмотреть вопрос о создании в арбитражных судах субъектов РФ судебных коллегий по рассмотрению споров о несостоятельности (банкротстве). «Совсем не обязательно третью судебную коллегию создавать во всех без исключения арбитражных судах. Можно решение этого вопроса отнести к компетенции Пленума ВАС РФ по представлению председателя арбитражного суда субъекта»

32

.

———————————

32

Дегтярев И. Арбитражный процесс: принципы и приоритеты (интервью с Т.И. Машкиной, председателем Красноярского арбитражного суда) // ЭЖ-Юрист. 2005. N 44. С. 15.

Думается, высказанное Машкиной предложение является наиболее оптимальным. С одной стороны, как показывает изученная практика Арбитражного суда Новосибирской области, достаточно давно среди судей осуществляется специализация и дела о банкротстве рассматриваются определенными судьями. С другой стороны, при создании в арбитражных судах субъектов РФ судебных коллегий по рассмотрению споров о несостоятельности (банкротстве) будет воплощаться в жизнь комплексное рассмотрение дел о банкротстве. Такие суды будут рассматривать все споры, сопутствующие банкротству организаций, в частности иски о признании сделок недействительными.

Мы считаем, что необоснованно менять сложившуюся в Российской Федерации судебную систему. Действующая в настоящее время судебная система апробирована на практике. Кроме того, судебная система законодательно урегулирована в нормативных актах и представляет собой четко отработанную структуру. На сегодняшний день судебная система уже понятна большинству: есть суды для защиты прав граждан — суды общей юрисдикции — и есть суды для защиты прав предпринимателей и хозяйствующих субъектов — арбитражные суды. Эту систему на ближайшее будущее необходимо оставить без изменений, поскольку реформирование судебной системы может быть осуществлено только по мере развития самого общества и при наличии к тому действительно оправданной необходимости.

Особенности судебного разбирательства по делам о банкротстве закреплены в ст. 50.10 Закона о банкротстве кредитных организаций. Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом в срок, не превышающий двух месяцев со дня принятия арбитражным судом заявления о признании кредитной организации банкротом, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу. Предварительное судебное заседание, предусмотренное АПК РФ, не проводится. Проверка обоснованности требований лица, обратившегося с заявлением о признании кредитной организации банкротом, проводится в том же заседании, что и рассмотрение дела о банкротстве. Далее утверждается конкурсный управляющий.

В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 50.16 Закона о банкротстве кредитной организации принятие арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом влечет за собой открытие конкурсного производства. Конкурсное производство вводится сроком на один год. Срок конкурсного производства может продлеваться по ходатайству лица, участвующего в деле о банкротстве, не более чем на шесть месяцев.

Если сравнить формулировки о сроке проведения конкурсного производства ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г.

33

и 2002 г., то они редакционно отличаются друг от друга. По смыслу буквального толкования нормы Закона 1998 г. срок конкурсного производства по истечении одногодичного срока можно было продлевать на 6 месяцев неоднократно, без ограничения. Дела могли находиться в производстве до 10 лет и более.

———————————

33

Федеральный закон от 08.01.1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 21.03.2002) // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.

На наш взгляд, законодатель в Законе 2002 г. сознательно ограничил продление срока конкурсного производства сроком в полтора года, хотя некоторые судьи, исходя из буквального прочтения текста нового Закона, считают, что срок конкурсного производства может продлеваться на полгода также неоднократно.

В этом случае на практике возникают проблемы как в случае ограничения срока конкурсного производства до полутора лет, так и в случае неограниченного продления указанного срока.

В первом случае недобросовестный конкурсный управляющий пользуется имуществом должника в своих целях и намеренно затягивает срок конкурсного производства, заявляя в суд ходатайства о его продлении. Мотивы ходатайства могут быть следующими: с целью формирования конкурсной массы необходимо отыскать имущество должника, оспорить в суде сделки, заключенные должником, и пр.

Вместе с тем, когда признан банкротом крупный банк, имеющий множество кредиторов, сеть филиалов, представительства, подразделения в разных городах, субъектах республики, за рубежом, — здесь действительно необходимо время с целью проведения многочисленных мероприятий по розыску имущества должника, проведению его инвентаризации, восстановлению правоустанавливающих документов на недвижимое имущество, принадлежащее должнику, организацию торгов по продаже имущества и т.д. Для проведения всей необходимой работы может понадобиться не один год. В связи с этим целесообразно внести дополнения в ст. 50.16 Закона о банкротстве кредитных организаций следующего характера: в п. 2.1 ст. 50.16 Закона о банкротстве кредитных организаций указать, что в исключительных случаях — при банкротстве кредитных организаций, имеющих крупную сеть филиалов и представительств, — возможно продлить срок конкурсного производства еще на шесть месяцев.

В ходе осуществления конкурсного производства может возникнуть вопрос об отстранении конкурсного управляющего. При рассмотрении судом жалобы на действия (бездействие) конкурсного управляющего возможно признание жалобы обоснованной; в этом случае на повестке дня может стоять вопрос об отстранении конкурсного управляющего. Здесь речь может идти лишь об отстранении представителя государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов», поскольку утверждение иного конкурсного управляющего помимо государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» законом не предусмотрено. Таким образом, суд рассматривает вопрос об отстранении не конкурсного управляющего, а представителя конкурсного управляющего. В результате нормы об отстранении конкурсного управляющего в этом случае не применяются.

В ходе судебного разбирательства также может возникнуть такой вопрос, требующий решения: каким образом и в каком порядке привлечь к ответственности руководство кредитной организации, если банкротство кредитной организации наступило вследствие их неправомерных действий и в результате случайных изменений рыночной конъюнктуры. Как отмечали еще российские дореволюционные ученые, «довольно часто наступает расстройство дел без всякой вины со стороны представителя хозяйства, по стечению несчастных обстоятельств»

34

. В настоящее время не четко определен круг оснований субсидиарной ответственности руководителей несостоятельной кредитной организации и иных лиц, вызвавших ее банкротство. «Устанавливая же вину в качестве условия наступления такой ответственности, законодатель фактически ставит возможность удовлетворения интересов кредиторов кредитной организации в зависимость от правомерности или противоправности действий руководителей кредитной организации, которыми было вызвано банкротство, чем неоправданно сужает круг ситуаций, при которых нормы о субсидиарной ответственности могут быть реализованы», — отмечает В.В. Громов

35

. Арбитражная практика стоит на той позиции, что удовлетворение иска о привлечении руководителей должника с субсидиарной ответственности должно ставиться в зависимость от наличия в действиях руководства должника признаков преступления (как правило, предусмотренного ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство»)

36

.

———————————

34

Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 87 — 88.

35

Громов В.В. Правовые проблемы привлечения руководителей несостоятельной кредитной организации к субсидиарной ответственности по ее обязательствам // Банковское право. 2006. N 1. С. 58.

36

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.06.2005, 23.06.2005 N КГ-А40/5539-05-П.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 14 Закона о банкротстве кредитной организации банкротство кредитной организации считается наступившим по вине ее руководителей, которые имеют право давать обязательные для нее указания или имеют возможность иным образом определять ее действия, если судом или арбитражным судом установлено, что указанные лица давали указания, прямо или косвенно направленные на доведение кредитной организации до банкротства, либо если судом, арбитражным судом установлено, что указанные лица не совершили тех действий, которые они в соответствии с Законом были обязаны совершить для предотвращения банкротства.

Умышленная форма вины руководителей кредитной организации в наступлении ее банкротства заключается в даче кредитной организации обязательных указаний, направленных на доведение ее до банкротства. Неосторожная форма вины руководителей кредитной организации в наступлении ее банкротства, закрепленная в п. 1 ст. 14 Закона о банкротстве, представляет собой в некоторой степени определение неосторожной вины, закрепленное в п. 1 ст. 401 ГК РФ, которое выражается классической формулой, известной со времен римского права: «Нет вины, если соблюдено все, что требовалось… Вина имеется налицо, если не было предвидено то, что заботливый мог предвидеть»

37

. Представляется, что вина руководителя кредитной организации в доведении ее до банкротства, предусмотренная абз. 2 п. 1 ст. 14 Закона о банкротстве кредитных организаций, носит объективный характер, т.е. выражается в объективном поведении лица. Вина руководителей кредитной организации в наступлении ее банкротства, предусмотренная п. 1 ст. 14 Закона о банкротстве кредитных организаций, выражается не в психическом их отношении к своим действиям, а в их конкретных действиях (бездействии). Вина как условие субсидиарной ответственности по обязательствам несостоятельной кредитной организации будет иметь место в случае неисполнения ее руководителем возложенных на него обязанностей вне зависимости от психического отношения такого руководителя к последствиям своих действий.

———————————

37

Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1996. С. 349.

Однако существует мнение, что только в случае вынесения судом обвинительного приговора по делу о преднамеренном банкротстве возможно обращение с иском о привлечении руководителей должника к субсидиарной ответственности

38

. Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 11.08.2004 по делу N А05-13914/03-23 указал, что одним из доказательств вины руководителя, привлекаемого к субсидиарной ответственности, может быть привлечение его к уголовной ответственности

39

.

———————————

38

Храпунова Е.А. Субсидиарная ответственность в гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 78.

39

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.08.2004 по делу N А05-13914/03-23.

Поскольку количество случаев привлечения руководителей несостоятельных должников к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство незначительно, то и наступление субсидиарной ответственности руководителей кредитной организации, вызвавших ее банкротство, будет таким же редким явлением, как и привлечение их к уголовной ответственности.

Согласимся с мнением Громова, что гражданско-правовую вину лиц в наступлении банкротства банка должен устанавливать рассматривающий иск суд (арбитражный суд), исходя из всей совокупности обстоятельств, а не только из материалов уголовного дела

40

.

———————————

40

Громов В.В. Указ. соч. С. 59.

По этому же пути идет и судебная практика. Так, в приговоре от 19.11.2001 по уголовному делу N 1-734/01 Новочебоксарский городской суд установил, что кредиторская задолженность должника — дочернего предприятия «Гейзер» МУП «Водоканал» — значительно возросла в ходе реализации сделки с ЗАО «Средняя Волга», заключенной должником по указанию руководителя МУП «Водоканал». Арбитражный суд Чувашской Республики в своем решении от 31.12.2002 указал, что наличия обстоятельств, установленных для применения субсидиарной ответственности, доказано не было, в связи с чем в иске отказал. Постановлением апелляционной инстанции от 12.03.2003 данное решение было оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил указанные выше судебные акты без изменения

41

. Позиция суда заключалась в том, что приговор суда не является безусловным доказательством вины лица в наступлении банкротства должника и иных условий субсидиарной ответственности. Также из Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.04.2003 N Ф08-1429/2003 следует, что для привлечения к субсидиарной ответственности не имеет значения факт прекращения уголовного дела о преднамеренном банкротстве, так как несостоятельность юридического лица может быть вызвана и противоправными действиями, не носящими уголовно наказуемого характера

42

.

———————————

41

Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.06.2003 по делу N А79-4691/02-СК2-4077.

42

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.04.2003 N Ф08-1429/2003.

Актуальнейшей проблемой применения положений законодательства о субсидиарной ответственности руководства кредитной организации является спорность в определении подведомственности дел по таким искам.

Согласно ч. 1 ст. 33 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) относятся к специальной подведомственности арбитражных судов. Но законодательство о несостоятельности (банкротстве), предусматривая возможность привлечения лиц, вызвавших несостоятельность (банкротство) должника, к субсидиарной ответственности, прямо не определяет подведомственности указанных исков.

Согласно п. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», иски конкурсных управляющих о привлечении лиц, в том числе руководителей кредитной организации, к субсидиарной ответственности рассматриваются судами по установленной процессуальным законодательством подведомственности. Анализ судебной практики по делам о привлечении лиц, вызвавших несостоятельность (банкротство) юридического лица, показывает, что в ряде случаев арбитражные суды принимали решения о неподведомственности им указанных исков. Так, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлениях от 25.08.2003 N Ф04/4178-1211/А46-2003 и N Ф04/4177-1210/А46-2003 отметил, что в отношении спора о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности в законе отсутствует специальное указание на рассмотрение его арбитражным судом

43

. Согласно Постановлению Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.09.2001 по делу N А56-17282/01 дело о привлечении акционеров и иных лиц, которые имеют право давать должнику обязательные указания или имеют возможность иным образом определять его действия, если иск предъявляется кредитором — физическим лицом, подведомственно суду общей юрисдикции

44

.

———————————

43

Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.08.2003 N Ф04/4178-1211/А46-2003 и N Ф04/4177-1210/А46-2003.

44

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.09.2001 по делу N А56-17282/01.

Вместе с тем имеются судебные акты, из которых следует, что дела о привлечении физического лица — руководителя юридического лица рассматривались арбитражным судом. Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.08.2004 по делу N А05-13914/03-23 указано, что конкурсный управляющий обратился с иском к директору должника о привлечении его к субсидиарной ответственности, поскольку тот осуществил отчуждение имущества без эквивалентного встречного предоставления. Данное дело было рассмотрено Арбитражным судом Архангельской области, а также Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа

45

.

———————————

45

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.08.2004 по делу N А05-13914/03-23.

Анализ судебной практики позволил прийти к выводу, что по причине неурегулированности подведомственности дел о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя кредитной организации суды по-разному решают вопрос об отнесении к компетенции арбитражного суда подобных споров. С одной стороны, в силу пп. 1 п. 1 ст. 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан. Поскольку руководитель кредитной организации — физическое лицо, то рассматриваемый вид спора должен быть отнесен к компетенции суда общей юрисдикции. С другой стороны, как показывает арбитражная практика, указанные дела рассматриваются и в арбитражных судах.

Представляется, что деятельность руководителя кредитной организации тесно связана с предпринимательской деятельностью в сфере банковского сектора. Также данные споры вытекают из дела о банкротстве такого должника, которое подведомственно исключительно арбитражному суду. Значит, дела о привлечении руководителей, в том числе руководителей кредитных организаций, должны быть подведомственны арбитражным судам. Эту мысль подкрепляет также тот факт, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 14 Закона о банкротстве кредитных организаций банкротство кредитной организации считается наступившим по вине ее руководителей, которые имеют право давать обязательные для данной кредитной организации указания или имеют возможность иным образом определять ее действия, если судом, арбитражным судом установлено, что указанные лица давали указания, прямо или косвенно направленные на доведение кредитной организации до банкротства, либо если судом, арбитражным судом установлено, что указанные лица не совершили тех действий, которые они в соответствии с настоящим Федеральным законом были обязаны совершить для предотвращения банкротства кредитной организации. То есть факт совершения руководителем действий, приведших к банкротству кредитной организации, констатируется арбитражным судом, тогда и вопрос о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности логично было бы рассматривать также в арбитражном суде. В связи с этим предлагается в ст. 14 Закона о банкротстве кредитных организаций внести следующие дополнения. В п. 6 ст. 14 Закона о банкротстве кредитных организаций закрепить правило, согласно которому «споры о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей кредитной организации, если банкротство кредитной организации наступило вследствие их неправомерных действий, рассматриваются в порядке, предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом РФ». В АПК РФ необходимо внести следующие изменения:

— пп. 6 считать пп. 7 п. 1 ст. 33 АПК РФ;

— пп. 7 п. 1 ст. 33 АПК РФ изложить в следующей редакции: «О привлечении к субсидиарной ответственности руководителей кредитной организации, если банкротство кредитной организации наступило вследствие их неправомерных действий».

Данные споры, по нашему мнению, должны рассматриваться в рамках производства о банкротстве. Это еще раз подтверждает высказанную нами выше позицию о необходимости создания в составе арбитражных судов субъектов РФ составов судов, которые специализировались бы только на рассмотрении дел о банкротстве.

Стадия судебного разбирательства по делам о банкротстве заканчивается тем, что арбитражный суд, принявший решение о признании кредитной организации банкротом, направляет данное решение в Банк России, а также в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, который вносит в Единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что кредитная организация находится в процессе ликвидации. Либо, при наличии оснований, указанных в ст. 50.13 Закона о банкротстве кредитных организаций, производство по делу о банкротстве прекращается.

Итак, анализ судебной практики, мнений ученых-юристов и практиков позволил выделить следующие проблемы стадии судебного разбирательства по делам о банкротстве:

— дискуссионным является вопрос о правовой природе производства по делам о банкротстве с точки зрения его отнесения к особому или исковому производству;

— не решен вопрос о возможности рассмотрения споров о признании недействительными сделок, совершенных в предбанкротный период, в рамках судебного разбирательства о банкротстве;

— ведется полемика по вопросу необходимости создания специализированных судов, рассматривающих дела о банкротстве;

— не урегулирован вопрос о возможности продления срока конкурсного производства, когда оно открыто в отношении крупных банков с широкой сетью филиалов и представительств;

— остается неурегулированным вопрос о возможности привлечь в ходе рассмотрения дела о банкротстве к субсидиарной ответственности руководителя кредитной организации, если его неправомерные действия вызвали банкротство кредитной организации;

— проблемой применения положений законодательства о субсидиарной ответственности руководства кредитной организации является спорность в определении подведомственности дел по таким искам.