Применение норм конституции РФ и ГК РФ к трудовым отношениям

04-03-19 admin 0 comment

Ершов В., Ершова Е.
Российская юстиция, 1997.


В. Ершов, президент Российской правовой академии, доктор юридических наук, профессор.

Е. Ершова, судья Головинского межмуниципального суда г. Москвы.

В соответствии с п. 2 раздела второго Конституции РФ «Заключительные и переходные положения», законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции, принятой 12 декабря 1993 г., применяются в части, ей не противоречащей. Следовательно, в том числе и трудовое законодательство, принятое до вступления в силу Конституции РФ, подлежит применению лишь в части, не противоречащей Конституции РФ. Согласно ст. 15 Конституции РФ, основной закон имеет не только высшую юридическую силу, но и прямое действие. В этой связи и трудовое законодательство, принятое после 25 декабря 1993 г. (т.е. после вступления Конституции в силу), может применяться лишь в той части, в которой оно соответствует Конституции РФ. Данный вывод, как представляется, основан и на Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 1. С. 3).

Исследуя проблему прямого применения Конституции РФ к трудовым отношениям, прежде всего хотелось бы остановиться на вопросах подведомственности трудовых споров. Длительное время многие специалисты, ссылаясь на ст. 218 КЗоТ РФ, считали неподведомственными суду трудовые споры руководящих работников, избираемых, утверждаемых или назначаемых на должности. Вместе с тем, во-первых, сама ст. 218 КЗоТ РФ не исключает возможности рассмотрения трудовых споров данных работников судом, предусматривая лишь необходимость установления особенностей его процедуры; во-вторых, и это главное, ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту прав и свобод, в том числе и трудовых прав.

Весьма показательна в этом смысле и практика Верховного Суда РФ. Так, заместитель министра юстиции Республики Карелия, уволенная «по собственному желанию», обратилась в суд с заявлением об изменении формулировки причин увольнения. Определением судьи Ленинградского областного суда, оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, в принятии заявления было отказано за неподведомственностью. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ внес протест, удовлетворенный Президиумом Верховного Суда РФ 22 декабря 1993 г. со ссылкой на ст. 63 Конституции РФ (действовавшую в то время), гарантировавшей каждому судебную защиту его прав и свобод (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 1. С. 12 — 13).

Характерны и два других примера. Так, капитан милиции Лыков обжаловал в суд приказ начальника линейного отдела внутренних дел о наложении на него дисциплинарного взыскания. Определением Октябрьского районного суда г. Саратова, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда, производство по делу было прекращено по мотиву его неподведомственности суду. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене всех судебных постановлений. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест удовлетворила, признав спор подведомственным суду (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 4. С. 3). Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ посчитала подведомственным суду и спор о восстановлении на работе помощника прокурора (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 3. С. 6 — 7).

Примечательны в этом отношении и споры государственных служащих с работодателями. Так, представитель Президента РФ в субъекте Федерации К. был освобожден от занимаемой должности по результатам аттестации со ссылкой на п. 2 ст. 33 КЗоТ РФ. К. обратился в суд с иском к Президенту РФ о признании незаконным Указа о его освобождении от должности. Судья Хамовнического районного суда г. Москвы отказал К. в принятии заявления, ссылаясь на неподведомственность. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ отменила все состоявшиеся ранее судебные постановления со ссылкой на ст. 46 Конституции РФ (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 11. С. 11).

После появления акционерных обществ возникло, в частности, много вопросов, связанных с применением норм трудового права. Например, распространяется ли трудовое законодательство на руководителей исполнительных органов общества? На наш взгляд, генеральный директор и председатель правления АО состоят в трудовых отношениях с обществом и на них полностью распространяется трудовое законодательство. Справедливость такого вывода подтверждается практикой Верховного Суда РФ. Так, избрание акционерами нового генерального директора, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, не свидетельствует о расторжении контракта между акционерным обществом и прежним генеральным директором (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 4. С. 20 — 21). Показательно и другое дело. К. была уволена с должности председателя правления акционерного общества. Решением районного суда ее исковые требования о восстановлении в должности были удовлетворены. Однако судебная коллегия по гражданским делам областного суда решение отменила и производство по делу прекратила по п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР, «поскольку оно не подлежит рассмотрению в суде». Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене определения суда кассационной инстанции и оставлении в силе решения районного суда со ссылкой на ст. 46 Конституции РФ. Протест был удовлетворен (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 10. С. 10 — 11).

Конституция РФ гарантирует каждому судебную защиту именно прав и свобод. Как представляется, интерес граждан не может быть защищен в судебном порядке. В этой связи на практике возникло множество споров, связанных со ст. 16 КЗоТ РФ, запрещающей необоснованный отказ в приеме на работу. Например: что нужно включать в понятие «необоснованный»?; имеет ли работодатель право отказать гражданину в приеме на работу при наличии вакантных мест?; прием на работу граждан — это право или обязанность работодателя? Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, удовлетворяя протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, к сожалению, не дала убедительных ответов на эти вопросы (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 6. С. 2). На наш взгляд, право на труд в определенной организации применительно (по аналогии) к ст. 8 ГК РФ возникает, как правило, в силу трудового законодательства или договора сторон. В противном случае интерес граждан работать в конкретной организации не может быть защищен судом.

В 1995 — 1996 гг. на страницах журнала «Российская юстиция» велась дискуссия о возможности субсидиарного (дополнительного) применения норм гражданского законодательства к трудовым отношениям. Ряд авторов высказались в пользу применения гражданского законодательства к иным отношениям (см.: Бугров Л. Останется ли трудовое право самостоятельной отраслью права? // Российская юстиция. 1995. N 9; Ершов В. Отношения, регулируемые гражданским правом // Российская юстиция. 1996. N 1; Грось Л. Судебная защита трудовых и гражданско — правовых договоров // Российская юстиция. 1996. N 8). На наш взгляд, имеются, во-первых, теоретические предпосылки для применения гражданского законодательства к трудовым отношениям в порядке межотраслевой аналогии закона, поскольку применение ее может быть запрещено лишь самим законом. Такого запрета гражданское законодательство не содержит. Во-вторых, применение гражданского законодательства по аналогии, в частности, и к трудовым отношениям, настоятельно вызывается также реальной ситуацией с законодательством и практикой. Разработанная общая часть имеется только в ГК РФ, до сих пор не принят новый Трудовой кодекс РФ и т.д. В-третьих, Верховный Суд РФ в ряде случаев уже направлял практику по этому пути. Характерным примером является Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в соответствии с которым суды компенсировали моральный вред, возникавший из трудовых отношений, ссылаясь на гражданское законодательство. К сожалению, в последнее время в судебной практике возник некоторый отход от позиции применения гражданского законодательства к трудовым отношениям.

Как нам представляется, для этого нет каких-либо убедительных теоретических и практических аргументов. Наоборот, поскольку судья не может отказать в приеме заявления по мотиву отсутствия правовой нормы, постольку ответ на вопрос, поставленный жизнью, судья должен искать в смежных отраслях права. В подтверждение своих выводов хотелось бы привести несколько примеров. В частности, в настоящее время администрация организаций достаточно часто односторонне уменьшает размер заработной платы или не выплачивает ее вообще. Почему бы в этом случае по аналогии не применять ст. 310 ГК РФ, согласно которой обязательство не может быть односторонне изменено или прекращено? Другим ярким примером могут послужить споры, связанные с задержкой выплаты заработной платы. Во многих случаях работники получают начисленную заработную плату лишь спустя длительное время. КЗоТ РФ такие споры не регулирует. Возникает вопрос, как поступать судье? Думается, что, как и в других случаях, может помочь только применение закона по аналогии, в частности, ст. 395 ГК РФ. Если суд установит нецелевое использование заработной платы работников администрацией, то неизбежно возникает вопрос: можно ли за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания взыскать проценты на сумму этих средств? Мы считаем — да.